Шэнь Юй был сильно изувечен. Указательным пальцем князь Чжэньбэй стёр каплю крови с израненного тела, после чего облизнул его своим алым языком, пробуя на вкус кровь красавицы.

— Ммм... — послышался полный наслаждения стон.

Стоило только распробовать сладковатый металлический привкус, как его глаза заволокло красной пеленой и он стал похож на кровожадного разъярённого льва. И в какой же удобной для проникновения позе находится подвешенный в воздухе Шэнь Юй…

***

На этот раз князь Чжэньбэй предавался развлечениям всего два часа, но его свирепость и безумие были намного сильнее обычного. Он с особым неистовством вторгался в тело Шэнь Юя, на котором уже и так уже не осталось живого места. Закончив, мужчина оделся и без оглядки вышел, вовсе не собираясь оставаться здесь на ночь.

Внутренние раны начали кровоточить, струйки крови стекали по бёдрам вниз, расползаясь на полу дивным алым цветком. Шэнь Юй из последних сил стал извиваться всем телом, но всё безрезультатно – он слишком слаб.

Когда внезапно вошёл Сун Цин, Шэнь Юй захотел прикрыть себя, однако не смог и пошевелиться. Наложник всё ещё не свыкся с тем, что кто-то посторонний может смотреть на его тело.

— Не двигайтесь, я освобожу Вас.

Совершенно каменное лицо красноречиво указывало на то, что Сун Цин лишь инструмент для выполнения приказов и желаний князя Чжэньбэя. Слуга развязал шёлковый пояс, и Шэнь Юй упал к нему в объятия, после чего Сун Цин очень осторожно поднял юношу и отнёс на кровать.

— Я помогу с лекарствами.

Сун Цин принёс чашу с водой и принялся не спеша протирать оставленные хлыстом раны. Он чувствовал, как слегка дрожит Шэнь Юй. И когда пришло время наносить мазь на интимные места, юноша остановил его, с трудом ухватив слугу за запястье.

— Не беспокойтесь, Его Высочество наказал мне заботиться о Вас, он не будет наказывать меня за прикосновения к Вам.

Шэнь Юй не колыхнулся, продолжая цепко держать Сун Цина за руку. Он не знал, в чём заключалось это упрямство, но очевидно, что он опустился до уровня грязи, стал игрушкой в руках других людей, и всё равно не желал, чтобы кто-то касался его.

Он слишком грязный.

— Хорошо, можете сами, — Сун Цин решил не настаивать и отошёл, давая юноше немного пространства и свободы. И, повернувшись к нему спиной, заговорил: 

— Вы знаете, как умерли женщины, что были у князя до Вас?

Наложник кивнул, хотя слуга и не видел его.

— Однако, Вы ошибаетесь. Его Высочество не отправлял их на тот свет, он с ними... Не был и на одну десятую так жесток, как с Вами.

Но почему?

Лёжа на кровати, юноша задумался.

А что, если князь Чжэньбэй узнал, кто он? Что он обманул его? Но решил не разоблачать, а всеми правдами и неправдами, унижениями и оскорблениями замучить до смерти?

— Объяснение этому кроется в любви к Вам. Его Высочество – невероятный собственник, — снова заговорил слуга.

Любви к нему? Шэнь Юй так не считал.

Как можно причинять боль тому, кто тебе нравится? Сун Цин просто хочет утешить его?

По словам няньки, мужчины могут быть грубы в играх со своим объектом вожделения, но князя Чжэньбэя можно описать лишь как очень жестокого.

— Забудьте, полагаю, Вы не можете понять услышанное. Вы использовали лекарство? — слуга усмехнулся сам над собой. — Прошу прощения, совсем забыл, что Вы не можете говорить.

Сун Цин подал простое платье бело-голубого цвета, совсем не броское. Шэнь Юй обрадовался. Где это видано, чтобы мужчинам нравилось носить пёстрые женские одеяния? Но у немого юноши просто не было иного выбора.
    
— Посмотрите, это парча, пожалованная императором. Каждый год он жалует по два отреза. Пару дней назад Его Высочество распорядился сшить Вам одежды.

Сердце Шэнь Юя слегка заволновалось, он горько улыбнулся. Князь Чжэньбэй – источник его страданий и при этом он всё ещё тронут и благодарен ему. Шэнь Юй понимал, что князь хочет видеть его ослепительно красивым, чтобы любя самолично уничтожить, унизить под собой.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *