Крупная фигура князя Чжэньбэя появилась в резиденции Лицин. Величественный и гордый он быстро шагал вперёд.

Возлежавшая с закрытыми глазами на кушетке, женщина в спешке вскочила, склоняясь в приветствии.

— Ваше Высочество…

Князь Чжэньбэй скосил взгляд на стоящего на коленях Шэнь Юя: его худощавое тело съёжилось, создавалось впечатление, что даже лёгкий порыв ветра способен сдуть юношу.

— Почему она здесь? — не думая спросил он.

— Э… — женщина замялась. — Она первый день пребывает во дворце и совсем не делает различий между уважаемыми и презренными. Я решила преподать ей урок.

— Преподать урок? — мужчина грозно нахмурился. — У тебя слишком много правил. И как же она тебя задела?

Та сразу нашлась с ответом:

— Она проснулась в обед и даже не знала, что по этикету следует поприветствовать меня, жену князя. Я лишь обмолвилась с ней парой фраз. Она, смеряя меня презрительным взглядом, сказала, что Вы оказывали ей особые привилегии. Я не смогла совладать с гневом и решила наказать её стоянием на коленях здесь.

— До этого часа? — в глазах князя промелькнул опасный блеск.

— Мм… Она стоит всего пару часов… пожалуй?

— Ещё что-нибудь? — его выражение лица было нечитаемым.

— Да! — она продолжила. — Внезапно оказалось, что она немая! Эта дочь семьи Шэнь немая, она ввела в заблуждение, обманула Ваше Высочество!

Князь Чжэньбэй бросил мимолётный взгляд.

— Я знаю.

— Ваше Высочество знали? — её удивлению не было предела. — Вы всё ещё считаете её наложницей? Как может немая быть наложницей князя? Так разведитесь с ней и отправьте обратно!

— Тебя так волнуют мои дела?

От князя Чжэньбэя исходила невероятная аура ярости. Он делал это не нарочно, однако кровавый дождь и пахнущий кровью ветер1 полей битв взрастили в нём свирепость северных ветров и колкость. Брошенный князем убийственно ледяной и безразличный взгляд заставил женщину ужаснуться.

血雨腥风 [xuèyǔ xīngfēng] - кровавый дождь и пахнущий кровью ветер - обр. резня, кровавая бойня, кровопролитие.

— Я-я не это имела в виду…

Не обращая на неё ни малейшего внимания, князь Чжэньбэй подошёл и, обняв, взял на руки Шэнь Юя. Не ускользнул от его внимания и ярко-красный кровавый след на его лице – царапина слишком бросалась в глаза, словно изящный нефрит бросили оземь и на нём появилась трещина. Также трещинки на уголках губ говорили о том, что его супруга несомненно поднимала на Шэнь Юя руку здесь.

— Прекрасно, так ты ещё и осмеливаешься трогать то, что принадлежит мне.

И пусть он говорил негромко, но гнев в его голосе заставил всех задрожать. Женщина не в первый раз избивала наложниц князя, однако тот никогда так не тревожился. Почему пара часов стояния этой Шэнь Юй на коленях привели его в такую ярость?

— Дайжоу, это было первый и последний раз. Если на моей собственности будет хоть малейшее повреждение, ты сразу отправишься обратно в императорский дворец!

Мужчина поднял подбородок жены, в его глазах плескалось ничем неприкрытое желание убивать, готовое вот-вот обрести физическую форму. Внутри у женщины всё похолодело, ещё никогда она не видела, чтобы князь Чжэньбэй так кого-то защищал. Он бы не колеблясь осмелился убить её.

— Я-я поняла…

Отпустив её, князь, держа на руках юношу, не оглядываясь, вышел из двора Лицин.

Трепеща от переполнявших чувств, супруга князя ощупала болящий подбородок. Неизжитый страх соединился с гневом, и в порыве чувств она с дребезгом разбила вазу с павлиньими перьями.

— Как он мог так поступить со мной?! Ради какой-то лисицы-обольстительницы! Да к тому же немой! Я ванфэй! Его главная жена! Неужто я, величественная императорская принцесса, могу быть хуже какого-то немого красивого куска мяса?..       

Ванфэй2 являлась родной младшей сестрой императора, ранее известная как императорская принцесса Дайжоу, и занимала почётное положение. Ради привлечения на свою сторону князя Чжэньбэя, император решил выдать её за него замуж. В свою очередь, принцесса сама вызвалась вступить с ним в брак, да и князь Чжэньбэй был только рад взять её себе в жёны. Однако кто мог подумать, что уважаемая принцесса на этой холодной земле в сердце князя не будет идти ни в какое сравнение с какой-то немой!

王妃 [wángfēi]  титул Дайжоу после вступления в брак с князем Чжэньбэем, до замужества носила титул 公主 [gōngzhǔ].

***

Шэнь Юй очнулся на собственной кровати. Рядом с ним был только Сун Цин.

«Спасибо, что принёс меня сюда.»

Юноша обрисовал в воздухе пару жестов. На самом деле он сам придумал язык жестов. Его матушка лишь жертвенная рабыня, так откуда ей знать этот язык, как она могла обучить его ему? В мире не так-то много людей, знающих язык жестов.

— Вы благодарите меня? — понял неожиданно Сун Цин. Шэнь Юй кивнул. — Не стоит, это всё Его Высочество. Супруга князя ведёт себя слишком безрассудно, Его Высочеству не нравится, когда посторонние трогают то, что принадлежит ему.

Сун Цин прекрасно понимал, что будь даже Шэнь Юй смертельно опозорен на глазах князя, тот бы и бровью не повёл. Причина гнева князя Чжэньбэя – царапина на лице Шэнь Юя.

Так и есть.

Юноша чувствовал себя немного растерянным. Он был всего лишь игрушкой для князя, именно поэтому тот не разрешал посторонним портить его лицо. Без своей внешности он ничего не стоит.

«Это лекарства?» — Шэнь Юй указал на фарфоровые склянки.

— Его Высочество лично приготовил их для Вас, — чуть поколебавшись, слуга продолжил: — Не подумайте лишнего, Его Высочество так добр, лишь потому что Вы совсем новая наложница.

Эти слова были немного жестоки. Сун Цин привык видеть брошенных князем, как только тот вдоволь наигрался, женщин. Он уже не может быть искренне эмоциональным. Правильнее будет сказать, что князь меняет питомцев, а не наложниц. Причина разговорчивости слуги заключалась в том, что среди наложниц князя Шэнь Юй был самым красивым, и ему не хотелось наблюдать, как исчезает аромат и тускнеет яшма3 его жизни.

香消玉殒 [xiāngxiāo yùyǔn] - аромат исчез и яшма потускнела (обр. о смерти девушки).

Шэнь Юй кивнул, показывая, что ему это понятно.

Подобное слегка удивило Сун Цина: ведь не каждый человек может принять столь жестокую реальность.

Кроме матери ни один человек никогда не заботился о юноше, поэтому столько небрежное проявление доброты со стороны князя Чжэньбэя озарило мрачную жизнь Шэнь Юя лучиком света.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *