Когда Шэнь Юй проснулся, солнце было уже высоко, а князь Чжэньбэй давно покинул покои.

Юношу мучала боль, всё тело словно разваливалось на части. Болела левая рука – князь схватил его за неё и выкрутил за спину. Ниже живота же всё опухло и горело. Он попытался аккуратно осмотреть, но хватило лишь лёгкого прикосновения и тело пронзила боль, сравнимая с сотней вонзающихся игл.

Эта ночь едва не забрала его жизнь.

В моменты, когда становилось невыносимо больно, он мог только ронять слёзы. Но в глазах князя Чжэньбэя юноша в это момент – капли дождя на цветках груши1. Это лишь заставляло его с ещё большей жестокостью мучить свою жертву.

梨花带雨 – идиома, описывающая красоту женщины, даже когда она плачет.

Вторую половину ночи Шэнь Юй провел в забытье. В редкие моменты, когда сознание возвращалось к нему, он замечал, что князь всё ещё продолжал брать его раз за разом.

По сравнению с болью в теле, резь от сухости в глазах – незначительная проблема.

Дрожа, он с трудом приподнялся и обратил внимание на грязные белёсые пятна на постельном белье. Его собственные бёдра ещё были влажными и липкими. Шэнь Юй попытался встать, но ноги не держали его, и он упал. Сил совсем не было. Опираясь на край кровати, он дошёл до туалетного столика.

В медном тазу была чистая вода. Намочив полотенце, юноша протёр лицо и принялся тщательно смывать с себя следы бурной ночи. Стоило лишь начать одеваться, как каждое неосторожное прикосновение отзывалось болью, заставляя его судорожно вдыхать холодный воздух.

«Ну и отлично, вещи, которым меня обучила нянька, мне тоже не пригодились.»

Князь Чжэньбэй взял в постели инициативу в свои руки, немому рабу не пришлось его обслуживать и применять соблазняющие приёмы – осознание этого поселило в душе горькое чувство наслаждения и утешения. К тому же он очень жестокий и сильный человек, не любящий лишних уловок. В каком-то смысле этот провал был успешен – Шэнь Юй избежал угрозы быть раскрытым. Он был лишь игрушкой в руках этого мужчины.

— Госпожа Шэнь, после завтрака Вам следует нанести приветственный визит главной супруге князя, — напомнил кто-то снаружи тихим голосом.

В спешке Шэнь Юй аккуратно поправил одежду. В комнату вошёл молодой слуга лет двадцати, на его поясе висел меч, что, несомненно, говорило о его особом положении.

— Слуга Сун Цин пришёл помочь госпоже Шэнь с лекарствами.

Шэнь Юй сидел как изваяние, моргая глазами.

— Ох, все девушки-служанки, посланные с вами как приданое, были отосланы супругой князя делать грубую работу, госпоже не стоит удивляться, таковы правила резиденции князя.

Нет ничего удивительного в том, что вместо служанки рано утром пришёл слуга.

Юноша взял с подноса флаконы. Одни были с порошком внутри, другие – с мазью, но он всё равно не понимал, какой из них для чего нужен.

— Сун Цин служит князю больше десяти лет, после каждого посещения князя, девушки использовали такие лекарства, поэтому у этого слуги они всегда хранятся прозапас.

Оказывается, он так жесток не только с Шэнь Юем, слуги даже заимели привычку готовить лекарства для девушек из комнаты новобрачных заранее.

Хоть Шэнь Юй и не надеялся, что князь Чжэньбэй будет относиться к нему иначе, но всё же в глубине души он уповал на то, что эти лекарства он сам приказал принести Сун Цину.

Он лишь немой раб, обманом выданный замуж, так о какой заботе со стороны князя может идти речь? Не стоит возлагать слишком больших надежд.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *