Князь Чжэньбэй всегда полон сил и энергии: днём верхом на лошади занимается боевой подготовкой, а когда заходит солнце, то он приходит коротать ночь к Шэнь Юю. Создавалось впечатление, будто он нашёл нечто необыкновенное в своей игрушке, и теперь юноша интересовал его ещё больше.

— Немой… Неужели в мире нет совершенных вещей?

В восхищении князь нежно ласкал пальцами лицо Шэнь Юя.

Юноша же с детства был нем, и это было причиной его нелюбви к себе. Пожалуй, князь Чжэньбэй тоже не любит его из-за этого?

— Однако, ты другой… Небеса заметили, что на белой яшме нет ни единого пятна1, посему в них взыграла ревность к тебе. Вот почему ты не можешь говорить.

白璧无瑕 [báibì wúxiá] — на белой яшме ни пятнышка (обр. в знач.: совершенный, без изъяна).

Мягкий голос мужчины был лучшей песней о любви, что слышал Шэнь Юй.

Пальцем князь провёл по губам наложника, а затем толкнулся внутрь. Ощущения жара и влаги были настолько приятны, что он не удержался и зажмурился от удовольствия.

Как наставляла нянька, князь Чжэньбэй – волк и тигр в одном обличье, и вкусы у него специфические, а значит в постели он отнюдь не промах. И так же по наставлениям няньки, Шэнь Юй, осмелившись проявить инициативу, плотнее обхватил губами его палец и нежно лизнул языком.

— И впрямь, как нечистая сила, ещё и заигрываешь без разрешения.

Мужчина остался доволен и начал ещё более развязно хозяйничать во рту юноши. Князь Чжэньбэй – маленький невоспитанный мальчик, который получил новую игрушку, ему хотелось разобрать её на части и узнать, что же скрывается внутри. Пальцами он уже достал до глотки, вызывая неприятное чувство тошноты. В носу защипало и на глазах выступили слёзы.

Шэнь Юю стало плохо, но выставлять напоказ свои истинные чувства нельзя. Нянька говорила, что мужчины не любят хмурых и удручённых женщин, им нравятся, когда женщины смеются. Чем радостнее смех, тем легче покорить мужское сердце.

— Хм? Ещё и улыбаешься. По-видимому, ты получаешь удовольствие. — князь внезапно стал более серьёзным. — Так почему же ты стал немым? Мне очень хочется узнать.

Шэнь Юй так и не издал ни звука, лишь одинокая слеза не удержалась и скатилась по щеке, но так и осталась висеть на подбородке, не сорвавшись. Шэнь Юй улыбался.

***

Шэнь Юй погрузился в глубокий сон.

Ещё один выматывающий день. У него даже начала болеть голова, хотя, по правде говоря, у него болело всё тело. Но он уже привык терпеть, пусть это и означало, что в один прекрасный день он всё же сломается.

Последующие дни Шэнь Юй испытывал те же мучительные испытания вечерами, что и недавно. А днём супруга князя продолжала кричать и издеваться над ним. Всё это продолжалось день за днём, поэтому время уже не имело для юноши никакого значения.

И день ото дня Шэнь Юй чах. И если изначально на его лице можно было увидеть присущую многим детям припухлость и здоровый румянец, то спустя всего половину месяца на него было больно смотреть: кожа да кости, лицо бледное, как полотно, и только глаза всё ещё ярко блестели. Шэнь Юй ясно осознавал, что осталось ему немного.

Сун Цину было приказано заботиться о новой наложнице в течение всего дня. Князь Чжэньбэй не только кормил и одевал его, но и был с ним очень любезен. Даже освободил от необходимости ходить к ванфэй каждый день по утрам и вечерам и позволил готовить ему еду отдельно. По правде говоря, Шэнь Юй был рабом, так как его еда могла сравниться с едой из дворца князя Чжэньбэя? Тысячелетний женьшень, ласточкины гнёзда с кровью, древесные лягушки – очень редкие и дорогие ингредиенты, однако князь Чжэньбэй пожаловал ему их и глазом не моргнув.

Шэнь Юй был полностью истощён, но эти редкие полезные добавки к блюдам каким-то образом продолжали поддерживать в нём жизнь, не давая умереть.

После того, как князь поднимался с постели, он всегда дарил юноше украшения, стоящие целое состояние, но немой наложник не питал к ним никакого интереса и просил Сун Цина прятать их в шкатулку.

Он умирал, так зачем ему все эти безделушки? Чтобы захоронить вместе с собой?

В то же время юноша становился всё более опытным в постели: князь щёлкал пальцами – наложник уже знал, чего он хочет; князь хлопал по бедру – наложник понимал, что нужно сменить позу.

Дополнительные пояснения.

Не удивляйтесь тому, что князь Чжэньбэй говорит о Шэнь Юе в мужском роде  он сразу понял, кем тот является. В китайском языке все местоимения произносятся как [tā], но пишутся по-разному (他   он, 她   она, 它   оно). Поэтому в речи не ясно, о ком конкретно идёт речь.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *