Середина лета. В квартире, как обычно, свистит вентилятор. Скрестив ноги, Е Цзы сидел напротив компьютера, играя в игры, изучая форумы и бездумно просматривая групповые чаты. Из-за внезапно нахлынувшего желания, он открыл беседу о комиксах для мальчиков и просмотрел сообщения.

Глаза его остановились на строках красного цвета с одинаковым содержанием. Зрачки Е Цзы расширились.

«Я хочу убить её.»

«Я хочу убить её.»

«Я хочу убить её.» 

Голова вдруг стала пустой и ничего более не занимало его мысли, лишь три яркие строчки... «Русак» удосужился оставить три строчки. 

Е Цзы ведь просто накручивает себя? Может это лишь шалость юной школьницы? Или же, цитата из комикса? 

Несмотря на все эти мысли, сглотнув, он всё же отправил запрос в друзья.

Заявка моментально была принята, и Е Цзы открыл профиль «Русак». Фон был черным, без украшений. На самой странице красовались около двенадцати записей. Русак казался человеком начитанным, интересующимся книгами и фильмами о криминальном мире с кучей кровищи. Опубликованные фотографии были пугающими. Последняя запись была следующего содержания:

«Только ты не сдавайся. Даже если кожа на твоих ногах треснет и порвется. Даже если ты споткнешься об упавшую ветку, вставай и беги за мной.»

Что это? 

Обычная мотивационная цитата? 

Однако после прочтения всех постов, его мнение изменилось.

Страница была переполнена неудержимым потоком проклятий.

«Шлюха.»

«Почему бы таким, как она, просто не сдохнуть?»

«Чёртова сука.»

«Было б прекрасно, если бы весь мир был разрушен.»

Явно синдром восьмиклассника. 

Пока Е Цзы обдумывал всё это, в правом нижнем углу экрана высветилось уведомление.

Всплыла иконка русака. 

Русак: Привет. 

Хищник (Е Цзы): Привет.

Е Цзы на мгновение задумался, прежде чем продолжил печатать.

Хищник: Видел твоё сообщение «Я хочу убить её.» в групповом чате. Ты серьёзно?

Русак: Да. Серьёзнее некуда…

Хищник: Она настоящий человек? 

Русак: Отец привёл эту женщину, чтобы завести второго ребёнка. Она постоянно избивала мою маму вешалкой, пока меня не было дома. Чтобы я не волновался, мама скрывала это от меня. Но позже я всё-таки заметил синяки на её спине и правой руке.

Хищник: Это слишком.

Русак: Всё бесполезно, даже если я попытаюсь рассказать об этом отцу. Старикашка попросту не поверит мне. Было бы чудесно, ограничься всё этим, но эта сумасшедшая пыталась заползти ко мне в кровать. Омерзительно. Больше всего на свете желаю раздробить её труп на мелкие кусочки. Знаешь это чувство? 

Хищник: Знакомо.

Если того, кто писал соблазняла женщина, тогда «Русак», скорее всего, парень. После заминки Е Цзы продолжил печатать.

Хищник: Есть один мужчина, которому я также сильно желаю смерти.

Русак: Кто?

Хищник: Бывший коллега моей матери. Он виновник её бессонницы. Она усердно работает, но всё глубже и глубже погружается в депрессию. 

Русак: …   

Е Цзы не планировал так внезапно раскрываться незнакомцу, однако он слишком долго пытался всё утаить и сдержать в себе. Сообщения становились всё длиннее и длиннее, количество фраз значительно увеличивалось...

Хищник: После развода моих родителей жизнь стала сущим адом. Одной ночью, когда мама возвращалась домой, она попала в ловушку этого ублюдка. С ним было несколько мужчин. Тогда мне было всего двенадцать. Я был слишком слаб и, соответственно, не мог им отомстить. Я видел её взлохмаченной и дрожащей под тем мостом. Но она не позволила мне звонить копам. Я был настолько зол, просто пылал от гнева… Тот случай – болезненный шрам для нас обоих. Но всё изменилось с тех пор, как в прошлом году мама снова вышла замуж. Жизнь стала лучше, я даже слышал, что мама хочет завести ещё одного ребёнка. Но тот подонок до сих пор угрожает ей. Говорит, если мы не заплатим, то он покажет «эти» фотографии дяде.

Русак: И сколько он просит?

Хищник: Сто тысяч. Изначально он просил лишь пятьдесят, и мы их заплатили. 

Но, видимо, подумав, что сможет содрать побольше, он потребовал сотку. Мой отец, конечно же, оставил нам некоторую сумму давным давно, но все эти деньги ушли на покупку нового дома. Нынче тяжелые времена. Даже пятьдесят тысяч сложно собрать, где ж нам взять сто? Дядя определённо почует неладное. Мы хотели обратится в полицию, но тогда правда о произошедшем с матерью всплывёт наружу, дядя тоже узнает. Если это произойдёт, мама снова закроется в себе, снова будет плакать наедине с собой, убиваться горем из-за вновь испорченного брака… Если этот ублюдок сдохнет, уверен, что всё наладится.

Русак: Хочешь его убить?

Хищник: Конечно хочу, блядь, я вижу его смерть даже во снах...

Спустя две минуты профиль Русака замерцал вновь.

Русак: Я убью его для тебя.

Е Цзы отупело пялился на сообщение Русака, надеясь на то, что это было лишь видение. Он не мог отделаться от чувства, что где-то точно кроется подвох.

Хищник: Смеёшься, что ли? Мы ведь даже незнакомы. 

Русак: Обмен убийствами. Слыхал о таком?

Хищник: Да, но не сильно углублялся…

Русак: Два незнакомца соглашаются на обмен убийствами, подразумевая, что они убьют цель своего оппонента.

То есть во время расследования, не обнаружив мотивов для убийства, копы замнут это дело. Это поставит каждого из соучастников в наиболее безопасное положение.

Хищник: Сложно.

Русак: К примеру, я убиваю коллегу твоей матери. Мне плевать, что там с ним станет, сожаления о его смерти не будут меня терзать. Если не оставлю улик вроде крови или волос, полиция не сможет меня вычислить. Хотя даже если улики обнаружат, отыскать меня будет нелёгкой задачкой. А если  всё же начнётся серьёзное расследование, и тебя станут подозревать в содеянном, они не найдут доказательств, не ты же его убивал. У тебя будет алиби, которое определённо осложнит судебный процесс.

Хищник: Но мы незнакомы. Я не знаю твоего имени, внешности и даже пола. 

Русак: Тем же и лучше. Отмазаться от подозрений будет намного проще, если между нами не будет установлено никакого контакта.

Хищник: Что если мы живём в разных городах, или же они находятся слишком далеко друг от друга? План изначально был провальным…

Русак: Мы в одном городе.

Хищник: Хах?

Русак: Просто заглянул в твой профиль. Мы оба находимся в городе X.

Честно говоря, он уже убедил Е Цзы. Русак проявил себя как рассудительный и в то же время рисковый человек, пусть и изначально казался типичным представителем синдрома восьмиклассника.

Настроение юноши стремительно улучшалось, а дыхание постепенно учащалось. В итоге он решил перейти к вопросам, волнующим его более всего.

Хищник: Ладно, давай отложим это на время. Тебе не кажется, что обсуждать нечто такое в обычной переписке немного глупо и даже неприлично?! Как я могу доверять тебе?

Русак: Как насчет такого плана действий.

Русак: Я убиваю того парня первым. А после наступает твоя очередь. Как тебе? 

Е Цзы совершенно не верил, отобразившемуся на экране сообщению.

Откуда такое сильное доверие? К нему-то?

Если Русак  убьёт первым, то обязан ли Е Цзы сдержать слово? 

И что, если он провалится и будет пойман?

Неважно, устраивала ли Е Цзы данная ситуация, он при любом раскладе оставался в выигрышном положении. Русак станет убийцей. Если ошибётся, полиция поймает его. Если всё же преуспеет, тем лучше. Самый ненавистный для него человек в мире исчезнет, а Е Цзы и пальцем не пошевелит. А последствия он ещё успеет обдумать.

Сердце Е Цзы отстукивало победный марш, его захлёстывала эйфория. 

Хищник: Договорились.

Русак: (Улыбь) Решено. Отправь мне его личную информацию. И да, можем ли мы обменяться номерами телефона? На всякий случай. Я не стану беспокоить тебя по пустякам.

Хищник: Хорошо. Моё имя Е Цзы. Как мне звать тебя? 

Русак: Просто Русак

С того момента, кажется, всё и началось.

Цель была проста, даже слишком.

Всё закрутилось с тонкой паучьей нити, побуждающей свою добычу вскарабкаться наверх, манящей её в свои объятия. 

Но они и понятия не имели, что эта нить приведет их в бесконечную пропасть.



Комментарии: 1

  • Такой необычный стиль написания.
    Посмотрим, что будет дальше.
    Спасибо за труды!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *