Может быть через три секунды, а может — через четыре, пальцы Лу Фэна соскользнули с лица Ань Чжэ. С порывом вечернего ветра приятное тепло рассеялось.

Ань Чжэ открыл глаза — Лу Фэн ушёл. Он снова увидел лишь его силуэт вдалеке, как в тот день, у городской стены.

В этот же момент площадь залилась белым светом. Ань Чжэ прищурился — фигура офицера размылась в ослепительных лучах. Когда зрение грибочка прояснилось, образ судьи затерялся в толпе. Солдаты оборонительной зоны рассредоточились по площади и унесли тело Ду Сай. Её длинные каштановые волосы в свете фонарей напоминали густой, струящийся мёд. Её глаза были закрыты, выражение лица — спокойным. Ань Чжэ не знал, о чём она думала в последние минуты своей жизни. Скорее всего, он никогда этого и не узнает.

Многие смотрели в его сторону. Когда солдаты разошлись, люди начали перешёптываться. У Ань Чжэ был хороший слух и ему удалось выхватить несколько фраз. Очень многие знали хозяйку третьего подземного уровня. Кто-то сожалел, что такая красивая женщина погибла. А кто-то, в свою очередь, ужасно боялся заразиться паразитом.

Наконец из динамиков прозвучал женский механический голос:

 

«Просим всех граждан оставаться на своих местах. Через тридцать минут сотрудники чрезвычайного суда начнут проверку».

 

Её голос был очень нежным и приятным, но радости он никому не доставил. Люди принялись растерянно переглядываться. Вскоре до них дошло осознание того, что никто не знал — сидящий рядом — человек, или нет? Толпа снова пришла в движение, они напоминали скорее колонию муравьёв, чем человеческую расу. Люди рассредоточились, стараясь оказаться подальше друг от друга. В итоге скучковавшаяся толпа превратилась в редкую сетку из нескольких групп людей. Ань Чжэ оставался на прежнем месте, рядом со следами застывшей крови Ду Сай. Грибочек окинул людей взглядом — их лица исказил ужас, они дрожали от страха. По существу говоря — жизнь на базе ничем не отличалась от Бездны.

Вдруг где-то вдалеке кто-то пронзительно закричал:

— На его лице что-то есть!!!

Вслед за возгласом послышались звуки драки. Человек во весь голос препирался, а через тридцать секунд всё завершилось выстрелом.

Воцарилась мёртвая тишина. Страх витал в воздухе над площадью. Люди боялись лишний раз вздохнуть. Если бы кто-то сказал Ань Чжэ, что он прямо сейчас находится на кладбище, а окружающие его люди были надгробиями — он бы поверил.

Грибочек огляделся — он очень хотел знать, где сейчас Лу Фэн, — но вокруг было слишком много людей. Он окидывал взглядом одного за другим, но офицера нигде не было видно.

Опустив взгляд, Ань Чжэ принялся рассматривать мраморные плиты площади в лучах холодного света.

Вдруг взгляд его резко остановился.

Внимание грибочка привлёк металлический блеск в пяти метрах от него.

Первой мыслью Ань Чжэ было то, что он потерял висевшую на шее гильзу. Он моментально сжал пальцы на груди, стараясь нащупать её. Сквозь рубашку он почувствовал знакомый цилиндрический предмет — он её не потерял.

Уставившись в сторону блестящего объекта, Ань Чжэ подошёл к мужчине — тот сразу же принялся агрессивно ругаться и отошёл подальше.

— Простите, — спокойно сказал Ань Чжэ. — Я кое-что уронил.

Ему пришлось пройти мимо нескольких человек, чтобы поднять с земли золотисто-жёлтую, латунную гильзу.

Его пальцы мелко задрожали.

...она была ему очень, очень хорошо знакома. Её вес, текстура, размер. Она ничем не отличалась от той, что висела на его шее.

Сердце бешено забилось в его груди. Крепко сжав находку в ладони, он встал на ноги.

Ань Чжэ подумал о том, что пять минут назад Ду Сай дотронулась до своего лба, где уже вовсю разрасталась кишащая паразитами везикула. В тот момент она осознала, что ей больше не жить, что её должен казнить судья. Ей было ужасно страшно, но она всё равно сделала несколько шагов в сторону Лу Фэна. Она не смогла подойти к нему слишком близко — пуля пронзила её тело.

Где в тот момент стоял Лу Фэн?

Ань Чжэ оглянулся на тёмные следы крови на земле. В тот момент Лу Фэн стоял на том же месте, где сейчас стоит грибочек. Может чуть дальше. Именно отсюда он и выстрелил.

Что такое гильза? Из памяти Ань Цзэ, Ань Чжэ знал, что это элемент патрона, его «оболочка». Когда патрон вылетает из канала ствола, гильза отскакивает и падает на землю.

Нет никаких сомнений, что гильза, которую Ань Чжэ только что подобрал, принадлежит Лу Фэну, офицеру чрезвычайного суда. Но как это касается той гильзы, которую он подобрал на месте своей споры? Неужели и она как-то связана с чрезвычайным судом?

Сердце Ань Чжэ стиснула странная тревога. Это точно был страх, он был уверен в этом. Если его спора находится в руках судей, он даже представить себе не может, как ему вырвать её оттуда. Он же не мог подойти к судье и прямо спросить о споре. Если он начнёт расспрашивать об этом, он сразу же выдаст себя. Выдаст то, что он — гриб. Но, с другой стороны, ему стало немного спокойнее. По крайне мере, теперь у него появилась хоть какая-то зацепка.

Так в размышлениях прошло тридцать минут. Из динамиков снова раздался механический женский голос:

 

«Буферное время вышло. Пожалуйста, выстройтесь в очередь для проверки на наличие инфекции. После прохождения проверки просим самостоятельно покинуть площадь».

 

Инструкцию повторили несколько раз. С одного края площади ярко загорелись фары броневика. Люди начали постепенно стекаться в ту сторону, выстраиваясь в очередь.

Рядом с Ань Чжэ стояла пара мужчин — они были похожи на отца и сына. Грибочек сделал такой вывод, потому что один был выше и носил бороду, а второму было не больше тринадцати лет.

Мальчик спросил у того, кто постарше:

— И зачем нужно было ждать пол часа?

Отец ответил шёпотом:

— Судьи — не машины. Они не смогут определить, заражён ты или нет, сразу после укуса насекомого. Если сказали — ждать тридцать минут, значит нужно ждать. Это ты ещё снаружи у городских ворот не был. Там очередь всегда по полчаса стоит.

— А-а-а, — протянул мальчик. Но почти сразу задал новый вопрос: — Но как они могут определить это?

— Не спрашивай меня, — строго ответил отец. — Не знаю я, как они это определяют.

— Я слышал, что если они просто хотят кого-то убить, то...

— Закрой рот, — голос отца предательски дрогнул. Он как будто испугался чего-то. — Хочешь пулю в лоб получить?

Словно в подтверждение слов отца, с другого конца площади раздался выстрел.

У мальчика больше не было вопросов.

Людей проверяли очень быстро. Периодические звуки выстрелов заставляли стучать зубами от страха. В какой-то момент Ань Чжэ уловил ровный период времени, когда выстрел раздавался примерно раз в десять минут, а иногда — сразу несколько. Затем снова наступала тишина. Стоящий рядом с грибочком человек сказал:

— Почти всё.

В этот момент снова раздался выстрел. Мальчика пробила дрожь.

Людей, признанных заражёнными, расстреливали на месте. Тех же, кого признали здоровыми — отпускали. Людей в очереди становилось всё меньше и меньше. Они продолжали медленно продвигаться вперёд. Ань Чжэ стоял в самом конце шеренги и считал каждый выстрел. Когда он подошёл к выходу, он насчитал семьдесят три. Он обратил внимание на стоящего у каменного столба Лу Фэна. В лучах искусственного света у него была аккуратная, стройная фигура. По обе стороны от него стояла пара судей, чуть дальше — несколько солдат оборонительной зоны. Вся земля перед ними была залита кровью.

Но там были не только кровавые пятна — по всей земле разбросаны латунные гильзы.

Отец и сын благополучно покинули площадь. Наступила очередь Ань Чжэ. Он сделал несколько шагов и остановился перед Лу Фэном.

Лу Фэн был немногим выше него, поэтому грибочку пришлось слегка приподнять голову. Они снова встретились взглядом. В этот же момент Ань Чжэ почувствовал, как судья изучает его с ног до головы.

— Что в руке?

Ань Чжэ даже не подумал, что судья обратит внимание на то, что грибочек что-то держал в руке. После столкновения с равнодушными глазами Лу Фэна Ань Чжэ ничего не оставалось, кроме как поднять руку, растопырить пять пальцев и показать лежащую на ладошке гильзу.. Гильзу, ничем не отличающуюся от тех, что были рассыпаны под его ногами, где каждая отражала человека, казнённого рукой судьи.

Ань Чжэ и Лу Фэн молчали.

Спустя какое-то время Ань Чжэ услышал, как Лу Фэн сказал:

— Можешь идти.

Глубокой ночью ветер заметно усилился, он подхватывал все звуки и уносил прочь. Голос Лу Фэна показался Ань Чжэ ниже, глубже обычного.

Ань Чжэ молча развернулся и ступил в густые сумерки.

 



Комментарии: 1

  • Мда, радикальные меры самые эффективные
    Спасибо за труд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *