Ань Чжэ и Лу Фэн встретились взглядом.

Выражение лица судьи неуклонно равнодушно и безучастно, взгляд спокоен и строг.

Ань Чжэ же в свою очередь не мог уверенно и двух слов связать:

— Не... не стоит...

Если бы господина судью озарила неожиданная идея помочь когда в контейнере было бы что-то другое, Ань Чжэ бы, — даже при том, что он совершенно не хочет пересекаться с этим человеком, — согласился.

Однако, сейчас внутри было кое-что нехорошее...

Ань Чжэ тут же схватился за ручку контейнера и попытался отобрать его у Лу Фэна.

— Я сам донесу.

— Сам? — Лу Фэн взглянул на него и слегка нахмурился. — Ты живёшь на первом этаже?

— Я живу на пятом этаже. Я сам донесу.

— Вот как.

Лу Фэн крепко сжал руку Ань Чжэ и с лёгкостью откинул её с ручки контейнера.

С характерным щелчком офицер загнал выдвижную рукоять в контейнер, обхватил его одной рукой и спокойно оторвал от земли.

Ань Чжэ опешил.

— Правда, не нужно!

— Пятый этаж?

— Пятый...

Осознание пришло запоздало — Ань Чжэ только что выдал себя с потрохами.

Тем не менее, грибочку уже ничего не оставалось делать, — Лу Фэн уже двинулся ко входу в блок, — и он пошёл следом. У дверей Ань Чжэ оглянулся на Джойса. Он стоял на прежнем на месте и недоверчиво смотрел в их сторону. Мастер Сяо говорил, что если Ань Чжэ познакомится с каким-нибудь безжалостным наёмником, то Джойс будет обходить его кружным путём. Похоже мастер Сяо снова оказался прав. Хотя рядом с Ань Чжэ совсем не наёмник, а сам старший судья, сути это не меняет.

Грибочек отвлёкся всего на секунду, а Лу Фэн уже далеко ушёл. Ноги у него были длиннее и ходил он быстрее. Ань Чжэ поспешил догнать его и они вместе вошли на лестничную площадку.

В целях экономии, жилые блоки были обесточены, в узких тёмных коридорах мигали маленькие аварийные лампы. В звенящей тишине отчётливо был слышен каждый уверенный шаг полковника в тяжёлых, военных ботинках. Ань Чжэ думал, что уже хорошо понимает ход мыслей этого человека, поэтому осмелился предположить, что следующим вопросом Лу Фэна будет: «Что внутри?»

Вот только Лу Фэн молчал. Так они и добрались до пятого этажа.

Ань Чжэ остановился напротив комнаты №14, достал ID-карту и открыл дверь. Шторы не были задёрнуты, в окно пробивался свет полярного сияния. Оно затянуло безграничную непроглядную тьму небосвода: в центре — приятным зеленоватым свечением, по краям которого растекались оранжевые и фиолетовые волны.

Ань Чжэ вошёл в дверь и включил маленькую лампу на столе. Грибочек старался следовать правилам вежливости, установленным в человеческом обществе, поэтому предложил:

— Входите, пожалуйста.

Лу Фэн с радостью принял приглашение, вошёл и поставил контейнер у стены. Ань Чжэ бросил взгляд на выражение лица судьи: похоже у офицера было хорошее настроение и он явно не собирался уходить.

— Вы сейчас пойдёте дальше патрулировать? — спросил Ань Чжэ.

Лу Фэн скрестил руки на груди и прислонился спиной к стене, равнодушно бросив:

— Нет.

Мужчина пристально смотрел на него своими холодными зелёными глазами. Грибочек всей шкурой чувствовал, что господин судья до сих пор не верит, что Ань Чжэ — человек. И что он сейчас стоит и выискивает в нём хоть какой-то изъян.

— И что вы будете делать, когда уйдёте? — тихо спросил Ань Чжэ.

— Вернусь на станцию обороны и отдохну, — ответил Лу Фэн.

Ань Чжэ очень старался вести с ним диалог, как полноценный человек:

— Вам не нужно в чрезвычайный суд?

— Он слишком далеко.

— А-а-а...

В сложившейся ситуации грибочек знал, что он должен предложить полковнику присесть, но он так хотел, чтобы он поскорее ушёл. Вообще, в этой комнате может находиться только один полковник, а их тут уже целых два!

— А когда вы уйдёте? — спросил Ань Чжэ.

Лу Фэн взглянул на него.

Ань Чжэ опустил взгляд и поджал губы.

— Налей мне стакан воды.

...его тон не был похож на простую человеческую просьбу, этот человек только что отдал приказ.

— Хорошо, — ответил Ань Чжэ.

Он взял со стола стакан для воды, открыл дверь и вышел. Общественная водоразборная колонка была на его этаже и совсем недалеко. Остановившись возле неё, Ань Чжэ уставился на две кнопки: на красную и синюю, и задумался: Лу Фэн хочет выпить холодную воду или горячую?

Грибочек нажал на синюю кнопку, в стакан полилась холодная вода. Льда у него не было, но он обязательно бы добавил его для Лу Фэна.

Сжимая стакан с водой в руке, он двинулся обратно. Каждый шаг давался ему с трудом, Ань Чжэ пытался смириться с мыслью, что ему опять придётся увидеть этого полковника.

Глубокой ночью старший судья помог ему дотащить контейнер до его комнаты, а теперь неожиданно попросил стакан воды. Неужели он правда просто хотел пить, потому что у него от продолжительного вечернего патруля в горле пересохло?

Ань Чжэ сейчас получил хороший жизненный опыт. Если он завтра расскажет об этом мастеру Сяо, тот обязательно ответит в своей манере: «Да он просто хотел переспать с тобой».

Нет, что-то не так.

Ань Чжэ резко остановился.

Он вдруг вспомнил, почему мастер Сяо оставил контейнер ему.

...Цзинь Сэнь, занимался частной продажей мобильных телефонов, мастер Сяо знал об этом, но почему-то не смог дозвониться до него. Тогда то мастер Сяо и подумал, что что-то не так. Поэтому то он и не мог вернуть куклу старшего судьи обратно в магазин.

Грибочек нахмурился и начал вспоминать каждый шаг Лу Фэна.

Все патрули чрезвычайного суда отправляются маленькими группами. В тот день у входа на чёрный рынок Лу Фэн привёл троих. Но почему сейчас он один? И почему он так неожиданно оказался у дверей именно 117 строения?

У Ань Чжэ создавалось впечатление, что Лу Фэн умеет читать мысли. Когда в городе происходили какие-то странные вещи, Лу Фэн сразу же оказывался на месте происшествия. Почему он не спросил у Ань Чжэ, что в контейнере?

Ань Чжэ задержал руку на дверной ручке.

Он чувствовал, что сегодня старший судья пришёл арестовать его.

Грибочек быстро достал коммуникатор, вспомнил номер мастера Сяо — AE77243.

На чёрно-белом электронном экране высветилась надпись: «Абонент недоступен».

У Ань Чжэ душа в пятки ушла.

В этот же момент из комнаты донёсся голос судьи:

— Может войдёшь уже? — «тонко» намекнул он.

Сердце Ань Чжэ несколько раз болезненно сжалось в груди. Он судорожно выдохнул и открыл дверь.

Лу Фэн стоял на том же месте, чуть склонив голову. Ань Чжэ даже не догадывался, о чём тот сейчас думал. Рядом с ним стоял контейнер с куклой.

Ань Чжэ подошёл к нему и протянул стакан.

— Полковник, ваша вода.

Лу Фэн не пошевелился.

Вдруг до Ань Чжэ кое-что дошло.

Он очень, очень медленно обернулся и посмотрел в другой конец комнаты.

Там, за письменным столом, скрестив ноги, сидел настоящий Лу Фэн. В руке он держал лист бумаги. Не поднимая головы, он встретился с Ань Чжэ взглядом.

Вот теперь Ань Чжэ почувствовал настоящую безысходность.

Он медленно подошёл к офицеру и поставил стакан перед ним на стол.

— Ваша вода.

Лу Фэн поднял стакан, поднёс к губам, сделал глоток и нахмурился.

— Холодная?

Ань Чжэ боялся рот открыть. Похоже он опять сделал что-то не так.

Лу Фэн поставил стакан обратно на стол, следом он вернул на место лист бумаги. Затем снова поднял взгляд на Ань Чжэ.

— Я признаю свою вину, — быстро признался Ань Чжэ.

Лу Фэн ответил только через десять секунд:

— Какое преступление ты совершил?

— Я принёс полковнику холодную воду...

— И холодная сойдёт, — равнодушно ответил Лу Фэн.

Ань Чжэ перевёл взгляд на листок, который офицер только что держал в руках. На нём огромными кроваво-красными буквами кричала надпись: СУДЬЯМ — НЕТ!

Душа снова ушла в пятки. Ань Чжэ сказал:

— Я участвовал в незаконной демонстрации...

— Ну и ладно.

Всё кончено. Осталось только одно преступление, которое он мог озвучить.

Какой приговор он получит за изготовление куклы старшего судьи?

Ань Чжэ ненавидел себя за то, что тогда внимательнее не ознакомился с законами базы, может он смог бы сейчас хотя бы найти подходящие слова. Кукла... кукла предназначенная для каких-то целей... кукла...

Когда они стояли внизу, Лу Фэн кое-что сказал Джойсу. Слова судьи моментально всплыли в голове грибочка.

— Непристойное поведение?.. — отчаянным голоском пролепетал он.

Он заметил смешинку в глазах Лу Фэна. Он не то улыбался, не то — нет.

— Ты изучал законы базы?

— Нет.

— Подойди.

Ань Чжэ сделал шаг вперёд.

— Протяни руку.

Ань Чжэ послушался.

Лу Фэн продолжал говорить кратко, приказным тоном:

— Положи её.

— Куда?

— На меня.

Ань Чжэ нерешительно замер. Затем медленно опустил руку на левую сторону груди Лу Фэна, выше углубления между ложными рёбрами. Он почувствовал холод серебряных застёжек и отличительного значка судьи, ощутил пересекающие их прожилки и отметины. Грибочек не знал, зачем Лу Фэн приказал ему сделать это.

 

Щелк!

 

Холодные серебряные наручники снова защёлкнулись на запястье Ань Чжэ.

— Непристойное нападение, — с каменным лицом констатировал судья.

Ань Чжэ опешил.

Лу Фэн сразу же достал коммуникатор и сказал:

— Арест завершён, запрещенный предмет изъят, — затем добавил, — можете увозить.

 

Коридоры на территории станции обороны были ещё темнее и холоднее, чем в жилых домах.

Ань Чжэ повели на цокольный этаж. Он ступал под тусклым источником света, в стенах по обе стороны от него было много железных решёток. Похоже это и есть человеческая тюрьма.

Его заперли в одной из таких камер.

— Завтра будет судебное дознание, — сказал Лу Фэн, запирая дверь. — У тебя есть десять часов, чтобы придумать себе оправдание.

— У меня нет оправданий...

— Я тоже так думаю.

Договорив, он развернулся и ушёл без оглядки, лишь бросив напоследок:

— Отдохни как следует.

Ань Чжэ впился пальцами в железную решётку, наблюдая, как Лу Фэн исчезает в проходе.

До него долетел чей-то шёпот:

— А я тебе говорил, что мы так легко не отделаемся!

— Если бы Хаббард не уехал с базы, его бы точно заперли вместе с нами. Вот вы наняли меня, чтобы я сделал эти фотки, так что, как выберемся отсюда, чтобы заплатили мне!

— Это был заказ Ду Сай! Она мне ещё и денег должна осталась за него...

— Меня только не забудьте отсюда вытащить...

Ань Чжэ узнал голоса мастера Сяо и Цзинь Сэня.

Грибочек чуть переместился в сторону звука и попытался в мутном свете разглядеть мужчин.

— Вы тоже тут?

— Да как ты догадался?! — ответил Цзинь Сэнь. — У меня только продажи пошли, а тут наведались ребята из чрезвычайного суда и арестовали меня!

— Когда я ушёл, я до станции дойти не успел, как меня повязали, — вздохнул мастер Сяо.

— А ты как здесь оказался? Как тебя поймали? — спросил Цзинь Сэнь.

Ань Чжэ не ответил.

— Мастер, — обратился он.

— Чего такое? — ответил мастер Сяо.

— Меня правда легко запугать?

— Ты о чём? — лениво протянул старик. — Почему ты спрашиваешь?

— Какое преступление вы совершили? — спросил грибочек.

— Ох, неужели я опять должен отвечать на этот вопрос? — вздохнул мастер Сяо. — Незаконный сбор информации о старшем судье.

— Правда?

— Ну да, — ответил старик. — У тебя что-то другое что ли?

— Да.

— М-м-м, — протянул мастер Сяо. — Тебя запугивали что ли?

— Нет, — равнодушно ответил Ань Чжэ.



Комментарии: 1

  • Папарапам па! Финита ля комедия 😂
    Спасибо за труд)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *