Когда Ань Чжэ ещё был грибочком, у него не было особых представлений о времени. Солнце всходит, солнце заходит — это не больше, чем простые законы изменчивой природы. До этого грибочек не знал, как давно он потерял свою спору.

14 февраля. Согласно человеческому календарю, тогда была зима. Верно. Он помнит, как сквозь мир грёз слышал свист ветра и чувствовал его холод. Вечером того дня он потерял свою спору.

Во всём мире нет второго гриба, который потерял спору той зимой. Его встреча с Лу Фэном произошла не у городских ворот, а намного раньше. Может именно этот судья, стоящий сейчас за стеной, забрал спору собственными руками.

Ань Чжэ не двигался. После минутной паузы, он снова перевернул лист. На следующей странице, 20 февраля, когда Лу Фэн вернулся на базу, была надпись: «Образец передан на Маяк».

Грибочек задержал взгляд на этой строчке не более, чем на три секунды. Затем вернул страницу с текущей датой — 17 июня, — и положил сверху чёрную шариковую авторучку, будто Ань Чжэдаже не притрагивался к книге.

Отойдя от стола, он посмотрел на стену. Старший судья обладает на базе высочайшей властью. Он имеет право открыть огонь по любому человеку, может отдавать приказы сотрудникам всех структур базы, а во время чрезвычайного положения — мобилизовать личный состав воинской части оборонительной зоны. Как в тот день, когда всех жителей собрали на площади базы снабжения. Однако, несмотря на его высокое положение и авторитет, его комната казалась опустевшей и немного проще комнаты Ань Чжэ. Даже стены окрашены тонким слоем белой краски из-под которой проступала фактура серого цемента.

Чуть выше макушки Ань Чжэ, прямо на стене красной краской выведена надпись: «Интересы человечества — превыше всего».

Ань Чжэ снова пробила дрожь. В подземной тюрьме было ужасно холодно, из-за чего ему до сих пор не удалось согреться. Он перевёл взгляд на кровать и, замешкавшись на несколько секунд, всё же забрался на неё.

Опустив голову на подушку, он забрался под одеяло и свернулся калачиком, не решившись плотно укутаться в него, как делает это всегда. Одеяло, подушка и простынь пошиты из стандартных материалов и ничем не отличались от комплектов в тюрьме. Даже запах искусственного волокна такой же. Никакой разницы.

Вот только сейчас Ань Чжэ одолевали другие, противоречивые чувства. Он засыпал в постели старшего судьи и слышал, как за тонкой стеной Лу Фэн с кем-то разговаривает. Грибочку сложно описать это ощущение. Словно над ним нависла какая-то угроза, но, при этом, он чувствовал себя в безопасности.

У кого угодно в подобной ситуации начнётся бессонница, особенно у гриба. Он бросался от одной мысли к другой.

…только у грибочка эта бессонница не могла длиться долго. Под одеялом его тело начало постепенно согреваться, мир перед глазами окутала дымка и вскоре грибочек провалился в царство снов.

Ань Чжэ кто-то разбудил. Он был уверен, что только что заснул и проспал совсем немного.

Последний раз он испытал нечто подобное, когда бесчисленное количество раз выбирался в пустошь, чтобы найти свою спору. Проснулся он оттого, что кто-то хлопает по подушке рядом с его лицом.

Ань Чжэ вздрогнул. Он открыл глаза и сразу напоролся на пару холодных зелёных глаз. На него, словно взглядом преступника, смотрел человек, укравший его спору.

Лу Фэн одёрнул одеяло и быстро сказал:

— Эвакуация.

Можно было не повторять дважды. В ту же минуту, когда Ань Чжэ проснулся, он почувствовал как сотрясается здание — совсем как в тюрьме. Получается, черви добрались и сюда?

Кричала сирена. Повсюду разносился волнообразный сигнал тревоги — «экстренная эвакуация».

Времени на размышления не было. Он быстро встал с постели и обулся. Лу Фэн схватил его правой рукой за плечо и вывел из комнаты. В помещение сквозняком ворвался холодный ветер. По телу грибочка пробежала дрожь, он ведь только что выбрался из-под тёплого одеяла. Затем Ань Чжэ почувствовал, как Лу Фэн убрал руку с его плеча.

Чёрная тень опустилась на лицо, а затем накрыла всё его тело. Лу Фэн снял с вешалки своё пальто и накинул его на плечи Ань Чжэ. Грибочек не успел поблагодарить полковника — он вцепился пальцами в отвороты пальто, чтобы удержать его на себе. Лу Фэн быстро забрал со стола книгу для записей и ручку, сунул их в карман пальто Ань Чжэ и, схватив его за запястье, быстро вывел из кабинета. У дверей их ждали двое судей. Увидев Лу Фэна, они одновременно обратились:

— Полковник!

…и так же одновременно взглянули на Ань Чжэ.

Лу Фэн ничего не ответил. Вчетвером они побежали вниз к эвакуационному выходу. Монстры уничтожили электроэнергетические системы станции обороны, обесточив все здания. Путь освещали лишь зелёные люминесцентные индикаторные лампы. Из-за узкой и крутой лестницы, люди могли бежать только друг за другом. Судьи бежали слишком быстро. Лу Фэн постоянно тащил Ань Чжэ за собой, но грибочек то и дело спотыкался, не поспевая за ним. Он понимал, что если сейчас же не превратится в гифы, то не только не сможет поспеть за судьями, но и начнёт тормозить Лу Фэна.

Ань Чжэ уже собирался сказать Лу Фэну, что не нужно его тянуть и что он может идти сам, но тут он почувствовал, как полковник схватил его за плечи и резко дёрнул… они продолжали бежать по лестнице, только теперь Ань Чжэ был на спине Лу Фэна. Перед этим грибочек пропахал лицом нагрудный значок полковника, затем погоны, а в какой-то момент лестница перед глазами Ань Чэ\ оказалась вверх-тормашками, а он сам — выше Лу Фэна. Теперь он прижимался к нему сзади, крепко обхватив руками шею.

Прокручивая в голове произошедшее секунду назад, Ань Чжэ поразился этой хаотичной, но, в то же время, совершенно логичной последовательности. Это было что-то потрясающее.

Старшему судье словно не нужно было прилагать каких-либо усилий: он с лёгкостью перескочил через ступени, твёрдо приземлился на ноги, пробежал по площадке, затем распахнул двухстворчатое окно со второго этажа и выпрыгнул на плоскую крышу пристройки первого этажа. У Ань Чжэ только ветер в ушах свистел. А уже оттуда они спрыгнули на лужайку.

С первого взгляда на телосложение Лу Фэна, сложно было сказать, что у него ярко выраженная мускулатура. Как у Венса или Говарда. Но Ань Чжэ чувствовал сквозь одежду, какое у него крепкое и невероятно сильное тело.

Человеческое тело не сравнится с мягкими и нежными гифами.

Следом за Лу Фэном спрыгнули двое других судей.

Ань Чжэ крепче вцепился в Лу Фэна. Ему очень хотелось узнать побольше об особенностях человеческого тела, потому что даже сейчас грибочек чувствовал, как напрягаются мышцы под одеждой.

Ань Чжэ понял ещё одну вещь — что пропасть между людьми гораздо больше, чем пропасть между людьми и грибами.

Ещё через три секунду грибочек понял, что все смотрят на него. Уже светало, по земле стелился слабый туман, всем всё прекрасно было видно. Первым из палатки показался мастер Сяо, он бросил на Лу Фэна косой взгляд. Затем перевёл взгляд на Ань Чжэ и лукаво подмигнул.

Ань Чжэ расслабил руки и Лу Фэн опустил его на землю.

— Спасибо вам, — поблагодарил грибочек.

— Не за что, — равнодушно ответил Лу Фэн. — Иди в палатку.

Лагерь стоял в нескольких шагах от него. Ань Чжэ угукнул, развернулся и двинулся в его сторону. Навстречу шёл Говард.

— Какое положение дел? — спросил Лу Фэн.

— Ситуация поменялась. Их слишком много. Прибыл человек с Маяка и установил радиолокатор. Черви повсюду, — отчеканил Говард. — Не один-два, стаи. Под нами их гнездо. В одном из зданий они пробили фундамент и напали на сотрудников.

— Эвакуировали весь персонал?

— Всех. Вы тоже должны немедленно эвакуироваться, — категорично потребовал Говард

— Покажите мне изображения с радара, — попросил Лу Фэн.

— Вам не обязательно видеть это, всё кончено.

— Ультразвуковой диспергатор.

Говард говорил с ним так же холодно. Он продолжал настаивать на своём:

— Мы не можем гарантировать сохранность ультразвукового диспергатора, сколько раз я должен это повторять?! После эвакуации я свяжусь с центром управления и потребую увеличить мощность оставшихся диспергаторов.

Ань Чжэ оглянулся и увидел холодное, пробирающее до костей, выражение лица Лу Фэна. Его правая рука лежала на пистолете за поясом. Полковник, чеканя каждое слово, повторил:

— Покажите мне изображения с радара.

— Вы!.. — Говард начал выходить из себя. Вот только этот человек прекрасно знал, старший судья имеет исключительное право распоряжаться человеческими жизнями по своему усмотрению. Мужчина махнул кому-то рукой.

К нему подошёл молодой человек в простой рубашке. Он нём какое-то громоздкое чёрное устройство. Лу Фэн взял его в руки и посмотрел на экран.

Ань Чжэ бесстрастно наблюдал, как температура лица Лу Фэна падала с нуля до минус восемнадцати градусов. Голос полковника напоминал хруст ледяной корки.

— Их цель — не люди, а диспергатор, — он поднял взгляд и быстро объяснил Говарду: — Он установлен снаружи, им не пробить армированный фундамент, а это значит, что они прорвутся в четырёх местах, через фундамент под зданиями.

— Доклад с Маяка не подтверждает ваши выводы, полковник Лу.

— Я провожу в Бездне по полгода, — Лу Фэн с силой сжал приклад пистолета и слегка прищурился. От него веяло таким угрожающим холодом, что ещё немного и всё вокруг покроется льдом. — Говард, вы даже представить себе не можете, сколько я видел монстров.

За три секунды Говард не проронил ни слова. И вслед за этим до него резко что-то дошло. Его зрачки расширились, изменилось выражение лица:

— Получается, остальные диспергаторы…

— Свяжитесь с центром управления, — приказал Лу Фэн. — Немедленно.

Судья позади него достал коммуникатор, набрал номер и включил звукоусиление.

Пи-ип…

Раздался монотонный сигнал ожидания.

Пи-ип…

Пи-ип…

Воцарилась тишина.

После девяти гудков коммуникатор оповестил, что «линия занята». Через три секунды устройство затихло. Никто не ответил. Связь автоматически прервалась.

Говард тут же достал свой коммуникатор, быстро набрал номер и проговорил:

— Станция обороны, Говард. Соедините меня с центром управления! Подойдёт любая линия. Немедленно!

— Пожалуйста, подождите, — ответил оператор.

Повисла долгая тишина. Оператор ответил ровно через три минуты. Его голос дрожал:

— Мы потеряли связь с центром управления…

 



Комментарии: 2

  • Ооо, сколько интересных событий происходит 🤔
    Спасибо за труд)

  • Спасибо огромнейшее за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *