По земле скользили зелёные потоки света полярного сияния, бликуя на чёрной коже мужчины, отчего он стал походить не то на ящерицу, не то на жабу.

— Мы не судьи, — наконец сказал он, — и мы не можем знать точно, человек ли он вообще.

— А он дело говорит, — ответил Хосен, скрестив руки на груди. Растягивая слова, он отметил: — Степень загрязнения Равнины-2 две звезды.

Чернокожий мужчина выдержал долгую паузу, затем сказал:

— На Равнине-2 генная мутация происходит, в среднем, часа за четыре. Можем переждать это время и сами во всём убедимся.

— Отлично, — сказал Хосен. — Пока соберём добычу. Если он не изменится — возьмём с собой.

Чернокожий мужчина кивнул. Все трое переглянулись и пришли к молчаливому согласию.

— Венс, — представился самый высокий из людей, повернувшись к Ань Чжэ.

— Очень приятно.

Человек, который вызывал у грибочка лёгкое отвращение, тоже поспешил представиться:

— Хосен.

Третий человек, известный как «ниггер», очень долго молчал.

— Энтони, — выплюнул он.

Ань Чжэ ответил ему «очень приятно», после чего сказал:

— Спасибо вам.

— Не за что, — улыбнулся Венс. — Все люди — братья. Мы тоже потеряли одного члена нашего отряда. А теперь нам рук не хватает.

Подойдя к валяющейся на земле голове монстра, Венс приказал:

— Упакуйте останки и сваливаем. Пошевеливайтесь!

Затем мужчина полез в свой вещевой мешок.

— Отрежь у этой твари ноги, — сказал он, бросив в руки Ань Чжэ нож и пару перчаток.

Поймав их, Ань Чжэ послушно принял приказ. Сделав десять с небольшим шагов, он остановился возле разорванного на две части монстра. Надев перчатки, грибочек осмотрел то что осталось от гигантского муравья.

Членистоногий отличался огромными размерами и гладкой, прочной хитиновой оболочкой. Вдоль его грудной клетки проросли длинные, заострённые усики, между ними просматривались выразительные наросты. Со стороны брюшка торчало шесть тонких, длинных конечностей, каждая из которых состояла из трёх суставов: бедра, голени и, покрытой мелкими, чёрными и блестящими волосками, лапки.

Венс и Энтони занимались головой монстра. Когда они сняли оболочку, из-под неё вытекло мозговое вещество вперемешку с остальными жидкостями. Оставалось только соскоблить внутренности. Хосен стоял на страже и следил за периметром.

Ань Чжэ обнажил лезвие ножа и принялся сосредоточенно пилить сочленения монстра. Уже через пять минут одна из конечностей отвалилась и шлёпнулась в жёлтый песок. В месте спила медленно просачивалось вязкое, белое, мозгоподобное вещество.

— Радость моя, ты только не блевани, — подшучивал над ним Хосен.

Ань Чжэ никак не среагировал, продолжая спокойно отпиливать следующую конечность.

Он ничего не чувствовал к этому монстру. Разве что отметил, что этот муравей, — по сравнению с другими обитателями «Бездны», — сравнительно чистый.

А вот Хосен не собирался так просто отлипать от Ань Чжэ. Грибочек услышал звук приближающихся шагов. Когда мужчина оказался рядом, он опустил свою крепкую руку на правое плечо Ань Чжэ, нетерпеливо оглаживая кожу сквозь ткань рубашки.

— Сколько лет то тебе, сладенький?

Ань Чжэ расслышал в его голосе какое-то странное, очень сильное желание — нечто подобное испытывают терзаемые жутким голодом и наконец почуявшие добычу звери. Вот только грибочек, — при всех своих ограниченных познаниях о людях, — знал, что человеческие создания не едят себе подобных.

— Девятнадцать, — спокойно ответил он.

В этом году Ань Цзэ исполнилось девятнадцать лет. Поскольку Ань Чжэ поглотил гены Ань Цзэ, значит и ему, вероятно, должно быть девятнадцать.

Воздух будто застрял в груди человека. Хосен сказал охрипшим голосом:

— А на вид тебе от силы лет семнадцать, — он противно хохотнул.

Ань Чжэ нахмурился, он не знал, что ответить.

— Хосен, — послышался голос Венса. — Сконцентрируйся на посту.

Хосен цокнул языком, с силой сжал плечо Ань Чжэ и только после медленно зашагал на свой пост.

Ань Чжэ понял, что у каждого человека свой индивидуальный характер. Например Ань Цзэ отличался от тех, кто забрал спору Ань Чжэ. А Венс отличается от Хосена. Грибочек был очень благодарен Венсу.

Опустив голову, Ань Чжэ продолжил пилить сочленения. Каждую конечность он распиливал на три части. Закончив работу, Ань Чжэ аккуратно сложил обрубки в одну кучу — хитиновая оболочка слегка бликовала и была твёрже камня; когда конечности сталкивались одна с другой, раздавался характерный звук.

К тому времени Венс и Энтони закончили разбираться с головой муравья. Увидев аккуратно разложенные на земле разделённые конечности, Венс не сдержал улыбку:

— А ты серьёзный малый!

Затем он обратился к Хосену:

— Подгони тачку.

Ничего не ответив, Хосен развернулся и ушёл.

Ань Чжэ стоял в стороне, наблюдая, как Венс и Энтони принялись разбирать грудь и брюшко монстра.

— Я могу ещё чем-нибудь помочь?

Венс натянул перчатки, взял длинные, — с человеческую голень, — чёрные клещи и спросил:

— Ты нечасто выходишь наружу?

— ...угу...

— Тогда просто постой в сторонке. — С помощью клещей, в месте соединения хитиновых пластин, Венс вскрыл грудную клетку муравья. Край пластин был неровным. На месте других соединений образовались остроконечные чёрные шипы — они пугающе мерцали на свету. — У этой твари слишком много шипов. Неопытный человек с лёгкостью на них нарвётся. Может степень загрязнения Равнины-2 и невысокая, но подхватить тут заразу — это запросто.

Ань Чжэ послушно сделал несколько шагов назад, продолжая смотреть, как люди разбирают монстра на части: как они, одну за другой, отделяли чёрные хитиновые пластины; как из образовавшихся щелей стекала белая жидкость и вываливались внутренности.

Послышался глухой рокот. Ань Чжэ тут же повернул голову направо, в сторону шума. К ним приближался огромный, чёрный прямоугольный броневик, больше похожий на гигантского ракообразного монстра. Грибочек узнал этот вид транспорта — в отряде Ань Цзэ таких было пять.

Машина остановилась, с водительского места спрыгнул Хосен. Венс, не поднимая глаз, сказал:

— Помоги ему загрузить всё это в машину.

— Угу...

Подобрав с земли хитиновые пластины, Ань Чжэ сначала осторожно перевязал их верёвкой, затем передал Хосену, а тот уже укладывал их в багажник броневика.

Огромный монстр становился всё меньше и меньше, а пластин в руках Ань Чжэ всё больше и больше.

Перетягивая верёвкой очередную «партию» пластин, Ань Чжэ вдруг резко замер. На одной из чёрных кусков хитиновой оболочки муравья, на самом кончике одного из маленьких шипов, мелькнула едва заметная, густая тёмная капелька какой-то жидкости. Если не всматриваться, её не так то просто было бы заметить.

Ань Чжэ перевёл взгляд на валяющиеся на земле внутренности монстра — все жидкости муравья были белые, жёлтые или прозрачные.

Кому тогда принадлежала та тёмная капля? И тут Ань Чжэ вспомнил — перед смертью из тела Ань Цзэ текла кровь.

Ань Чжэ посмотрел на Венса и Энтони — они выглядели как обычно, продолжая сосредоточенно разбирать останки. Сделав вид, что ничего не произошло, Ань Чжэ опустил голову и затянул пластины верёвкой.

Наконец, с членистоногим монстром было покончено и, похоже, все трое убедились, что Ань Чжэ не превратится в смертельно опасное чудовище.

— По местам, мы возвращаемся на базу, — приказал Венс. — Ань Чжэ, едешь с нами.

В такой броневик спокойно поместится семь-восемь человек. Сама машина разделена на три части. В ней даже есть место для отдыха. Но было одно неудобство — пространство броневика было очень узким, а потолки низкими, поэтому перемещаться внутри можно только согнувшись в три погибели.

Ань Чжэ устроился спереди — по правую руку от него была дверь. Положив под голову свой вещевой мешок, он, наконец, лёг. Энтони был за рулём. Венс сидел рядом. Хосен разместился в самой дальней части броневика — в зоне отдыха.

Когда двери захлопнули, внутри стало очень темно. Через щели едва пробивался тусклый свет полярного сияния. Броневик загудел, затем медленно тронулся. Энтони вёл очень плавно, машину даже почти не трясло.

Ань Чжэ лежал с открытыми глазами, всматриваясь в темноту. Он чувствовал, будто чёрный прилив окутал его человеческое тело, подталкивая к Северной базе, к месту, о котором он совершенно ничего не знал.

Его охватывало лёгкое волнение и страх перед неизведанным. Но он ничего не мог с этим поделать. Он мог только спокойно лежать в темноте и ждать.

Через ажурную сетку сдвижной форточки начали пробиваться яркие лучи света, рассеивая густую темноту. Машина остановилась. Ань Чжэ услышал, как Хосен встал и двинулся через зону отдыха к кабине водителя. Открыв дверь, он поменялся с Энтони местами. Энтони очень тяжело дышал, от его широких шагов трясло пол. Чернокожий мужчина прошёл через всю машину и улёгся в зоне отдыха.

— Всё в порядке? — спросил Венс.

— Устал немного, — ответил Энтони.

Ещё через какое-то время настала очередь Венса заменить Хосена.

Ань Чжэ инстинктивно свернулся калачиком — он знал, что Хосен ляжет рядом с ним, это его очень беспокоило.

Ещё он совсем не слышал лежащего за перегородкой Энтони.

Широко раскрыв глаза, Ань Чжэ притаился в ожидании.

Наконец он услышал как человек зашаркал прямо к нему.

— Прелесть моя... — голос Хосена был низким и хриплым. Он втиснул свои ноги между ног Ань Чжэ и схватил за плечи. Грибочек попытался вырваться, несколько раз сильно дёрнувшись в руках мужчины, но за это его прижали ещё сильнее. — А Венса то рядом нет... знаю я, чем такие как ты занимаются. Я бывал среди стольких наёмников, и успел многое повидать.

Ань Чжэ изо всех сил старался вырваться из крепких лап человека, но у него ничего не выходило. Часто и тяжело задышав, он взмолился:

— Прошу, не делайте этого...

— Не делать что? — Хосен рассмеялся. В тусклом свете его улыбка выглядела зловеще.

Ань Чжэ ничего не ответил. Хосен опустил одну руку на ремень, принявшись быстро его расстёгивать. Человек испытывал огромное удовольствие просто зная, что он может крепко удерживать мальчишку всего одной рукой. Его губы растягивались всё шире, а голос стал грубее:

— Сокровище моё, да что ты мне сделаешь? — насмехался он. — Ты не сможешь вести машину, не сможешь даже пушку поднять. А если монстра встретишь, то что, — будешь терпеливо ждать смерти? Зачем тебя взяли в отряд? Просто посмотреть?

Сжав Ань Чжэ горло, Хосен склонился, прижимаясь поросшей колючей щетиной щекой к скуле грибочка. Из рта человека несло удушливым запахом табака.

— Я видел столько таких же маленьких шлюх, как ты... но впервые встречаю такого красивого. В каком отряде ты состоял?

Ань Чжэ тяжело дышал. Хосен вплотную прижался к его телу, по коже скользнул горячий влажный язык. Резко повернув голову, Ань Чжэ закашлялся от отвратительного табачного запаха. Правой рукой грибочек шарил в темноте, пока, наконец, не нащупал нож Венса.

Как раз в этот момент за перегородкой, где и отдыхал Энтони, послышалось какое-то движение — как будто на пол упало что-то очень тяжёлое.

— Ниггер, имей терпение, — расхохотался Хосен. — Скоро и твоя очередь наступит.

Вот только его слова — как горох о стену. В узком коридоре послышались тяжёлые шаги.

Хосен выругался сквозь зубы, стянул Ань Чжэ с койки, прижал к стене броневика и с силой рванул воротник его рубашки.

Ань Чжэ больше не сопротивлялся. Сжав нож, он спокойно смотрел в тёмный переход. По полу потянулись нити белых гиф. Грибочек как будто к чему-то готовился.

В следующую секунду всё замерло.

...из прохода медленно показался монстр с человеческим торсом и тремя парами длинных конечностей. Волоча за собой съежившиеся мягкие крылья, он остановился. Из темноты на Ань Чжэ уставилась пара кроваво-красных фасеточных глаз.

 



Комментарии: 1

  • Воу воу воу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *