Чудовище было чернокожим — как Энтони. Лицо его деформировалось и видоизменилось: глаза человека затянуло плотной бурой коркой, на месте носа вытянулась огромная трещина, челюсть выдавило вперёд, а там, где когда-то был рот, торчал закрученный длинный чёрный ротовой аппарат.

Монстр неподвижно стоял. Край его крыла скоблился о салон броневика, срывая пронзительный скрип.

— Энтони, ты что творишь?! — недовольно бросил Хосен. — Я не люблю, когда за мной наблюдают!

Мужчина опустил голову и впился зубами в изгиб плеча и шеи Ань Чжэ. Грибочек чувствовал, как острые резцы человека прокусывают кожный покров. По телу пробежала резкая волна боли. Вот только Ань Чжэ было всё равно. Всё его тело было напряжено до предела. Он продолжил не моргая смотреть на монстра, в которого превратился Энтони.

Секунда.

Две.

Три.

Крылья за спиной Энтони мелко задрожали. В воздухе закрутился ротовой аппарат.

— Боишься? — похоже, Хосен почувствовал, как окостенело тело под его пальцами. Он неразборчиво выругался и сказал: — Чего ломаешься?! — крепко стиснув руками талию Ань Чжэ, он резко, болезненно вцепился зубами в его кожу, пробивая резцами слой за слоем.

И в этот момент...

Тишину нарушило пугающее жужжание крыльев. Энтони прижал все шесть конечностей к полу, всё его тело чуть наклонилось. Он напоминал готового к атаке паука. Чуть присев, монстр напряг лапы и стремительно бросился вперёд!

В тесный броневик словно ворвался ураган. Зрачки Ань Чжэ расширились, и всё его тело мгновенно трансформировалось в состояние мягкого и подвижного гриба. Гифы стремительно растянулись по всему салону, перекрывая Энтони обзор.

Только сейчас Ань Чжэ заметил, что Хосен застыл на месте, а затем глубоко, сухо закашлялся. В панике, мужчина раздражённо размахивал руками и ругался:

— Вот дерьмо! Какого...

Хосен ухнул на пол. Ань Чжэ опустил взгляд, наблюдая за растерянным человеком, во рту которого оказалось безмерное количество гиф. Они попали в его дыхательные пути и пищевод, вынуждая биться в мучительном кашле.

Энтони своими передними конечностями с лёгкостью разрубал сплетения гиф — они были мягкими и очень нежными, у них не было даже крохотной возможности хоть как-то защититься от агрессивного внешнего мира. Максимум, чем гифы могли помочь — выручить пять-шесть секунд на побег.

Ань Чжэ с лёгкостью определил разделяющее его с Энтони расстояние, быстро замотал гифами свою одежду и вещи, и совершенно спокойно вытек под бьющимся в муках Хосеном, обретя, наконец, свободу.

Белоснежный поток гиф устремился к двери броневика. Вернувшись в человеческую форму, Ань Чжэ опустил рычаг.

С глухим щелчком боковая дверь дёрнулась и резко распахнулась настежь. Втянув гифы, Ань Чжэ схватил Хосена за воротник и на ходу выпрыгнул вместе с ним из машины. Упав на землю, они покатились по песку.

...здесь, по крайней мере, безопаснее, чем в узком броневике.

Из машины высунулась страшная морда монстра-Энтони. Его крылья вновь забились с пронзительным жужжанием; он выпрыгнул из броневика, пролетел четыре-пять метров и внезапно рухнул на песок...

Только чудовище вылетело из машины, как Ань Чжэ моментально поднялся на ноги и побежал прочь.

Оглянувшись, грибочек увидел лежащего на спине Хосена с широко раскрытыми глазами — из его груди торчали смертоносные передние конечности Энтони.

...Ань Чжэ очень много раз видел не только то, как охотятся монстры Бездны, но и то, как они спасаются бегством, поэтому грибочек знал, как сберечь свою шкуру. Он думал, что Хосен тоже знает. Однако, в тот же момент, как из груди человека брызнула кровь, Хосен неожиданно опомнился, надрывно закричал и обеими руками вцепился в передние конечности Энтони. Хосен продолжал отчаянно биться, дёргать ногами, пытаясь оттолкнуть от себя монстра, тело которого на глазах продолжало мутировать, покрываясь чёрной хитиновой оболочкой.

Земля под ногами загудела. Ань Чжэ резко развернулся и увидел, как уже достаточно далеко уехавший броневик резко круто развернулся и помчался обратно — Венс, наконец, понял, что что-то не так.

Воздуха в груди решительно не хватало, но Ань Чжэ взял себя в руки и побежал навстречу броневику.

Через лобовое стекло машины было видно встревоженное выражение лица Венса. Ань Чжэ не успел даже приблизиться к транспорту, как дверь передней кабины резко распахнулась, пара сильных рук с лёгкостью оторвала грибочек от земли. Ань Чжэ сгруппировался, помогая Венсу побыстрее затащить его в салон. Боковая дверь с грохотом захлопнулась.

— Они...

— Их уже не спасти! — Венс резко крутанул руль, броневик снова круто развернулся и они перестроились на прежний маршрут. Вдавив педаль газа, Венс повёл машину на север.

Ань Чжэ откинулся на спинку пассажирского сиденья, стараясь восстановить сбившееся дыхание. Когда ему стало немного полегче, он посмотрел в зеркало заднего вида...

Тяжело раненый Хосен на последнем издыхании перекатывался по песку, стараясь сохранить свою несчастную жизнь. Мутировавший Энтони замахнулся передними конечностями и резко пронзил живот человека насквозь, пригвоздив его к земле. Замерев, существо повернуло голову в сторону уезжающего броневика.

Через пять секунд монстр потерял к машине всякий интерес и вернулся к прежнему занятию. Его длинный ротовой аппарат чуть дёрнулся и пробил череп Хосена. Тело человека несколько раз конвульсивно содрогнулось и, наконец, обмякло.

***

Машина ехала очень быстро. Вскоре они скрылись за проросшими сквозь песок кустарниками.

— Энтони мутировал?

Ань Чжэ взглянул на Венса и заметил, что его глаза немного покраснели.

— Простите, — Ань Чжэ опустил голову.

Он всё ещё жив, а вот Венс потерял ещё двоих своих товарищей.

— Ты чего извиняешься? — Венс натянуто улыбнулся. — Снаружи многие погибают, такая уж у нас работёнка. Кто знает, может, следующим буду я.

Вот только Ань Чжэ действительно испытывал чувство вины. Энтони заразился — если бы грибочек сообщил Венсу о том, что нашёл капельку чьей-то крови, они могли бы обнаружить заражение ещё до того, как отправились на Северную базу.

Опустив голову, Ань Чжэ обо всём рассказал.

Венс не сразу нашёлся, что ответить. После долгого молчания, он сказал:

— Энтони мутировал не в муравья. Возможно он уже был заражён. До того, как мы тебя встретили, мы натолкнулись на целую кучу мутировавших москитов.

— Получается... — Грибочек задумался. — Он снова порезался?

Венс выглянул из окна, снова надолго оставив Ань Чжэ без ответа.

— Степень загрязнения Равнины-2 невысока, всего две звезды. Не факт, что ты заразишься, получив лишь лёгкий порез или маленькую рану. Однако, если ты об этом расскажешь — отряд бросит тебя. И таких полно. Порежутся и никому ничего не скажут...

Чуть понизив голос, он добавил:

— ...потому что все хотят вернуться домой.

— А Хосен?

Если бы они обнаружили, что Энтони подхватил заразу, возможно, Хосен остался бы в живых.

— Не принимай всё это близко к сердцу. Хосен погиб не напрасно, — Венс прикурил сигарету и сделал глубокую затяжку. — Он достаточно дел натворил и на его руках, по меньшей мере, пять человеческих жизней. Если бы нам хватало рук, мы с Энтони даже не подумали бы сотрудничать с этим выродком. Что ему надо было от тебя? Он тебя обижал?

Ань Чжэ ничего не ответил. Венс взглянул на него.

В сумерках этот мальчик выглядел умиротворённо и спокойно, напоминая кристально чистую капельку воды. Как такой человек мог оказаться в полной смертельных опасностей пустоши? Возможно, его терзали очень глубокие, скрытые горести. Но Венс не лез не в своё дело.

Точно так же и Ань Чжэ не знал, что он должен сказать Венсу. В памяти всплывала сцена смерти Хосена. Тогда он был ещё жив. В тот момент человек как будто лишился рассудка. Он пришёл в себя, только когда Энтони пронзил его своими конечностями.

Что Хосен сделал до этого?

Он откусил гифу.

Ань Чжэ нахмурился. Он не знал — ядовитый он гриб или нет.

Но теперь он засомневался в себе и подумал, что он всё же ядовитый.

Чем дольше они ехали, тем растительность становилась реже. В бескрайней пустоши не было ни одного живого существа; дорогу пересекал лишь одинокий броневик.

С наступлением ночи, когда небо затянуло полярное сияние, Венс остановил машину. Им нужно было немного отдохнуть. Потушив окурок о руль, он толкнул дверь, ведущую в зону отдыха и спрыгнул с водительского кресла. Из кромешной темноты раздался голос:

— Надо поспать. До базы ещё полтора дня пути.

Ань Чжэ развернулся к двери. Для более широкого обзора, кабина водителя была размещена значительно выше остальной части броневика. Чтобы сэкономить пространство для грузового отсека, зону отдыха разместили на метр ниже водительской кабины. Грибочку надо было как-то спрыгнуть вниз.

Он растерянно стоял на месте, боясь шелохнуться. Через три секунды Венс заметил, что Ань Чжэ не спешит спускаться.

— Сначала сядь, — сказал Венс.

Грибочек послушно опустился и свесил ноги в пустоту. Затем Венс протянул руки, подхватил Ань Чжэ за талию и помог ему спуститься.

Устойчиво встав на ноги, Ань Чжэ негромко поблагодарил Венса:

— Спасибо вам...

— Ерунда, — Венс солнечно улыбнулся. Его голос заметно стал мягче. — Мой младший брат тоже боялся высоты, я частенько ему помогал. Он примерно одного с тобой возраста.

Ань Чжэ очень старался изучить все закономерности человеческого общения. Прощупывая почву, он спросил:

— Он и вы вместе выходите наружу?

— Ага, — ответил Венс. — Раньше мы выбирались вместе.

— Где он сейчас?

— Мёртв, — сказал Венс. — Его убил судья. Два месяца назад, прямо у входа на базу.

Судья. Ань Чжэ слышит это слово уже в третий раз.

В первый раз от Ань Цзэ. Он уговаривал его не идти на базу и сказал: «Тебе не скрыться от глаз судьи».

Во второй раз от Энтони. Он не хотел принимать его в отряд и сказал: «Мы не судьи и мы не можем знать точно, человек ли он вообще».

В воспоминаниях Ань Цзэ это слово появлялось очень часто.

И тогда Ань Чжэ переспросил:

— ...судья?

— Ты не знаешь кто это такие? — голос Венса стал тяжелее, он искренне изумился. — Откуда ты взялся в конце-то концов?!

— Я прежде никогда ни с кем не общался, — прошептал Ань Чжэ.

— Понятно. — Венс повернул какую-то ручку в стене броневика и темноту озарили тусклые белые огоньки. Венс достал из-за решётки сухой паёк. Ань Чжэ последовал его примеру — достал из своего вещевого мешка еду и воду, и сел напротив Венса.

— На базе действует свой режим — все следуют законам, прописанным в «Судебном Кодексе». Также на базе существует особый, военный судебный орган высокого ранга — чрезвычайный суд. Членами чрезвычайного суда являются судьи, — сказал Венс. — Они дежурят у входа на базу. У них есть лицензия на убийство людей. Короче говоря — они могут убивать людей и это не будет нарушением закона.

Когда Ань Чжэ выслушал Венса, в его голове всплыли смутные воспоминания Ань Цзэ, как раз связанные со всем тем, о чём говорил человек. Он спросил:

— ...Они определяют, вошёл на базу обычный человек или заражённый?

— Ага. Если некоторые проявления заражения ещё можно разглядеть, то есть те, которые увидеть никак нельзя. Обычно это касается процессов мутации, которые ещё даже не начались. Но бывает и такое, что степень мутации настолько высока, что внешне человек ничем не отличается от здорового. На базе таких мутантов называют «гетерогенными».

Ань Чжэ широко раскрыл глаза.

Получается, что он — гетерогенный.

Венс снял куртку, отложил её в сторону, открутил крышку бутылки с водой и продолжил говорить:

— Население базы слишком плотное. Если гетерогенный мутант проникнет на базу, начнётся настоящая резня, за которой последует широкомасштабное заражение. Ответственность членов чрезвычайного суда — определить, входит на базу человек или гетерогенная тварь. Судьи принимают решение и, при необходимости, «судят» нарушителя.

— И что... Что делают с тем, кого признали гетерогенным?

— Что они делают? — Венс поднял брови. — Расстреливают на месте.

Ань Чжэ ничего не ответил. Опустив голову, он откусил кусочек прессованного печенья. Он только научился принимать человеческую пищу. Она была грубовата для него — когда он глотал её, она болезненно царапала горло. Грибочек ел очень медленно, но сердце его билось очень быстро.

Затем всё же осторожно спросил:

— Они правда могут распознать все гетерогенные виды?..

Венс сделал большой глоток воды, откинулся на стенку броневика, закрыл глаза и сказал на пониженных тонах:

— Да кто их знает... Мёртвые не свидетельствуют. Никто не знает, действительно все убитые судьями люди были гетерогенными или нет. Мой младший брат был одним из них.

Ань Чжэ снова ничего не ответил. Венс дал ему не тот ответ, который он хотел бы услышать, но грибочек всё равно продолжал спокойно его слушать.

— Он... В тот день он отправился вместе со мной на Равнину-1. Степень загрязнения там значительно ниже Равнины-2. Я ни на секунду не упускал его из виду и, клянусь, он не получил ни царапинки, — Венс улыбнулся, но голос его осип. — Тогда у входа на базу дежурил не обычный рядовой судья — там был их старший. Все называют его «старшим судьёй». Если судьи перед расстрелом всегда выносят приговор, то он — нет. Он не принимает никакие аргументы, с ним бесполезно спорить, он будет убивать без причины, даже если перед ним окажется глава базы. В тот день он только посмотрел на моего брата и сразу же выстрелил. Я до сих пор не могу поверить во всё это, но я ничего не мог поделать. Мой брат не первый и не последний; столько людей погибло. Найдите на базе человека, который ненавидит его меньше моего. Кто знает, быть может, когда-нибудь он и меня убьёт.

Венс неподвижно смотрел на свою правую ладонь, затем бросил бутылку и лёг, положив руки под голову. Мужчина не спешил закрывать глаза, упершись взглядом в крышу броневика. Наконец, он решил дать Ань Чжэ тот ответ, который грибочек так ждал:

— Они скорее убьют по ошибке, чем пропустят мутанта. Конечно, если гетерогенная тварь проберётся на базу, это обязательно обнаружится. Только в этом году одной твари удалось пройти мимо судьи.

Ань Чжэ испытывал беспокойство. Стараясь не выдавать себя, он закрыл глаза и потёр их левой рукой.

— Ложись спать, парень, — сказал Венс.

Ань Чжэ лёг рядом с Венсом. Что бы завтра ни случилось, по меньшей мере сегодня вечером они могут поспать в безопасности. Никаких монстров. Никакого Хосена. Рядом был только Венс, который был очень добр к грибочку.

Перед тем как провалиться в сон, Ань Чжэ рассматривал гильзу патрона, затем перевёл взгляд к одной из закрытых дверей броневика.

А если... если он сейчас тихонечко выберется из машины через эту дверь и вернётся на равнину, в кишащие монстрами лесные заросли, у него будет шанс остаться в живых. Никто не предаст его суду, никто не расстреляет его на месте. Конечно, грибочек не знал, сколько он сможет так прожить, но, скорее всего, подольше, чем, возможно, завтра.

Вот только разве спора не важнее его собственной жизни?

...верно.

Смерть для существа из Бездны — лишь капля в море. Ань Чжэ пробыл за Бездной всего один день, но за это время он собственными глазами увидел мутацию Энтони и смерть Хосена. Человеческая жизнь ничтожна.

Ань Чжэ закрыл глаза. Он знал, что ему нужно попасть на Северную базу.

С рассветом броневик снова двинулся в путь в сторону базы. Поскольку Венса некому было подменить, отдых стал нерегулярным. На второй день пути они остановились после полудня и продолжили путь только глубокой ночью. На третий день, когда полярное сияние начало меркнуть, а небо светлеть, Венс сказал:

— Почти приехали.

Ань Чжэ смотрел вперёд. Ранним утром, сквозь влажный туман, на горизонте показался круглый город.

Город. Он знал это слово. Люди живут в городах, как грибы в дождливую погоду.

Броневик продолжал ехать вперёд. В лучах рассветного солнца, когда туман начал постепенно рассеиваться, Ань Чжэ смог получше рассмотреть базу. Круглый город окружён серой, стальной стеной. Они были выше самого высокого гриба, который когда-то Ань Чжэ знал. Даже если двадцать человек встанут друг другу на плечи, вряд ли они смогут через неё перебраться. Из стены торчали железные шипы, больше похожие на клыки хищного зверя. Длинные, острые и холодные, как земля и скалы в зимнюю пору.

По краю городской стены развешены системы видеонаблюдения и лазерные установки. Лазутчики будут как на ладони. В стене было двое ворот — через одни выходят, через другие — входят. Это единственный способ войти или выйти из города. Их машина двигалась в сторону тех ворот, через которые входят на базу.

Ань Чжэ обратил внимание, как со всех сторон к этим воротам подъезжали и другие отряды, подобные отряду Венса. Кто-то ездил налегке, а у кого-то была солидная экипировка. Все были вооружены. Броневики останавливались в специальной ограничительной зоне. Затем отряды из четырёх-пяти человек выходили и шли к городским воротам. Людей и машины проверяли по отдельности.

Венс вышел из машины первым. Ань Чжэ взял его за руку и выпрыгнул следом. Он почувствовал, что рука человека была напряжена. Грибочек подумал, что, возможно, это потому, что эти городские ворота вызывают у Венса плохие воспоминания, связанные с его младшим братом.

Вместе они шли вперёд. У входа стояла длинная очередь. Стоящий впереди навёл шума. Ань Чжэ не смог как следует разглядеть, что за суматоха там происходит. В город люди входили по очереди.

Постоянно озираясь, Ань Чжэ ступал чуть позади Венса. По обе стороны от ворот стояли солдаты в чёрной форме. У каждого на поясе было два пистолета: лазерный и огнестрельный. Позади них, напротив городских ворот, стояла тяжелая артиллерийская установка. Даже представить было страшно, что после такой штуки станет с монстром, который попытается ворваться в город.

Присмотревшись, Ань Чжэ обратил внимание на скрытый в тени силуэт человека — он стоял снаружи, чуть дальше от входа в город. Человек был в такой же чёрной форме, как и солдаты. Он выглядел расслабленно, не соблюдал дисциплину и больше напоминал рядового, которого только что уволили со службы. Он не стоял в карауле, как его сослуживцы, совершенно бесцеремонно опираясь на городскую стену. Голова его была опущена, он тщательно, медленно протирал свой чёрный пистолет.

Однако его чёрная форма и оплетённый серебряной канителью аксельбант с металлическими наконечниками очень выделяли этого человека от других. Хотя, может быть, это потому что он просто был стройнее и выше.

Венс посмотрел в ту же сторону. Ань Чжэ не знал, почему, но шаги человека ускорились. Венс тянул Ань Чжэ вперёд, они уже подходили к концу очереди, как вдруг...

Ань Чжэ увидел, как тот человек медленно поднял голову.

Из тени чёрной фуражки он поймал ледяной взгляд его зелёных глаз.

Ань Чжэ вдруг резко остановился. Он почувствовал витающий вокруг него холодок. Грибочек оцепенел.

Венс впервые обернулся.

— Что ты...

Голос его прервался.

Раздался выстрел.

Высокое тело Венса качнулось, затем с глухим шлепком упало на землю. Его глаза было широко раскрыты, из горла вырвался тихий стон, из виска вытекала алая кровь. Его тело несколько раз дёрнулось, прежде чем замереть навсегда.

Ань Чжэ ничего не смог сделать. Он не смог даже ухватиться за уголок одежды Венса. Он не мог даже подумать о том, что сейчас произошло. Грибочек нашёл в себе силы поднять голову и посмотреть на офицера в чёрной форме. Они встретились взглядами. Человек медленно поднял чёрный пистолет, направив его прямо на Ань Чжэ.
 

Примечание переводчика:

Хочу отметить любопытное наблюдение. Китайское слово 审判官 (shěnpànguān) имеет два значения: «судья» и «инквизитор». Название судебного органа — «чрезвычайный суд» 审判庭 (shěnpàntíng) тесно связано с тем, кто там служит. Интересное наблюдение в том, что чрезвычайный суд, нередко — военный, — так или иначе противопоставленный регулярным судам общей юрисдикции, носит известное нам название «трибунал» — это название носили суды инквизиции.

Если рассматривать саму должность наших судей, то очень всё перекликается с иерархией инквизиции. Инквизиторов подразделяли на «старших» и «младших». Младшие подчинялись приказам старших, имели право на собственные расследования или допросы под контролем старших. Соответственно, старший может проводить расследования и допросы самостоятельно. 

 



Комментарии: 2

  • Думала читать или не читать, потому что не очень люблю научную фантастику, но это оказалось очень интересно) Спасибо за такой качественный перевод)

    Ответ от Michael Krauze

    Дальше будет только интереснее!) Попробуйте!)) Самого приятого Вам прочтения и спасибо за тёплые слова :З

  • Оу.. вроде неплохой же чел.. был... 😅
    Спасибо за труд)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *