Краем глаза Ань Чжэ видел, как по земле растекается огромная лужа алой крови Венса. Когда люди услышали шум, все, как один, повернули головы, но почти сразу отвернулись, как будто не произошло ничего необычного.

Венс погиб. Человека застрелили. И никто из стоящих у городской стены не выразил несогласие.

Наконец, Ань Чжэ понял, что за человек стоял перед ним. Именно о нём накануне рассказывал Венс — он был судьей.

Он — один из членов чрезвычайного суда. Он может судить любого, переступившего городские ворота. Он решает — человек перед ним или гетерогенный мутант. И ему решать — заслуживает ли человек жизни или ему суждено умереть. Он может убить без причины, даже если перед ним окажется глава базы. С ним бесполезно спорить.

Теперь настала очередь Ань Чжэ предстать перед судом.

Сердце яростно билось в грудной клетке. И, в тот момент, когда дуло пистолета направили прямо на него, грибочек понял, что обречён.

Однако, глядя в холодные зелёные глаза судьи, Ань Чжэ постепенно успокаивался.

Он сам принял решение отправиться на Северную базу. И уже не важно, что его будет ждать впереди. Если ему суждено принять свою смерть из рук судьи — так тому и быть.

Грибочек молча отсчитывал секунды.

Раз. Два. Три.

Судья не стрелял. Но и пистолет он не опускал. Он медленно подошёл к Ань Чжэ.

Стоявшие в очереди люди без лишних слов немного ускорились, подталкивая друг друга ко входу в город. Вскоре у ворот никого не осталось. Ань Чжэ остался один.

Одиннадцать. Двенадцать. Тринадцать.

Судья оказался рядом на четырнадцатую секунду. Поставив оружие на предохранитель безымянным пальцем, офицер опустил пистолет, затем убрал в кобуру.

— Ты пойдёшь со мной, — сказал он.

Его голос был таким же холодным и равнодушным, как и его взгляд.

Ань Чжэ не шелохнулся. Он ждал, когда человек пойдёт первым. Прошло три секунды, но судья так и не сдвинулся с места.

Грибочек поднял голову, озадаченно посмотрев на человека. Судья снова заговорил своим безучастным голосом:

— Вытяни руку.

Ань Чжэ послушно вытянул руку.

Щёлк!

Грибочек вздрогнул от пронзившего кожу холода.

Его запястье сковало серебряное кольцо наручников. Второе кольцо было в руках офицера.

...так Ань Чжэ и повели в город.

Но кое-что очень удивило грибочек — люди никак не среагировали на убийство Венса; но сейчас, когда судья вёл за собой потенциального нарушителя, все сразу же принялись перешёптываться.

Прежде чем Ань Чжэ затянули через городские ворота, он успел бросить последний взгляд на лежащее на земле тело Венса.

Уже за стеной Ань Чжэ ожидал увидеть узкую транзитную дорогу, но никак не широкую, разделённую на несколько секторов площадь. Вдоль периметра, отражаясь от стальных стен, ярким белым светом горели фонари. Как будто на серовато-белые пики гор опустилась зима.

В сравнении с рядовыми, дежурившими снаружи, за стеной выстроились не менее вооружённые солдаты и такая же тяжёлая артиллерийская установка. В плотном кольце войск стоял белоснежный длинный стол. В дальнем его конце, выпрямив спины, сидели три облачённых в чёрную форму офицера — Ань Чжэ сразу догадался, что это были судьи. На противоположном конце стола сидел человек. Один из судей задал вопрос:

— Где ваша жена? Разве вы не вместе покинули город?

Из воспоминаний Ань Цзэ Ань Чжэ узнал, что мутации могут затронуть не только внешний облик человека и его поведенческие привычки: значительно ухудшатся состояние психического здоровья и память. Допрос является одним из способов узнать — сидит ли перед судьями человек или гетерогенный мутант.

Мужчина, который привёл сюда Ань Чжэ, бросил на судей взгляд и приказал:

— Закругляйтесь.

Сидящий в центре офицер ответил: «Слушаюсь», затем перевёл взгляд на подсудимого и сказал:

— Можете идти.

Человек выглядел так, будто он только что пережил страшную катастрофу. Губы его растянулись в улыбке. Он поднялся с места и поспешил прочь.

Теперь Ань Чжэ понял, что нацепивший на него наручники человек, несомненно, был «старшим судьёй» и что он приказал «закругляться» не для того, чтобы ускорить допрос, а для того, чтобы чётко обозначить, что подсудимый — человек.

Из толпы к столу на допрос двинулся следующий. От очереди до стола было достаточно приличное расстояние, на отрезке которого стояло несколько механизмов и преград. Таким образом человек, прежде чем дойти до стола, вынужден был преодолеть несколько поворотов, и пройти пару горок. Ань Чжэ понял, что эта полоса препятствий создана для того, чтобы судьи могли рассмотреть подсудимого со всех сторон и отметить его отклонения.

Но Ань Чжэ больше ничего не смог увидеть — его потащили дальше, уводя за угол, где они вышли в какой-то длинный коридор.

Человек достал свой чёрный коммуникатор и сказал:

— Чрезвычайный суд. Лу Фэн. Заявка на генетическое тестирование.

Ань Чжэ догадался, что два слова в центре — его имя.

И вслед за тем открылись откатные механические двери. Лу Фэн вошёл внутрь, а за ним, неверной походкой, стараясь не отставать, заковылял Ань Чжэ.

Они оказались в серебристо-белом помещении. От пола до потолка были расставлены неизвестные грибочку механизмы. На посту стояло шесть рядовых. За одним из устройств сидел молодой человек с короткими светлыми волосами, голубыми глазами и в белом медицинском халате.

— Никак не ожидал увидеть у себя самого полковника Лу, — сказал он, поправив на переносице очки. — Разве вы не решаете свои проблемы пулями?

— Доктор, прошу вас о содействии, — сказал Лу Фэн.

Молодой человек взглянул на полковника, затем встал и обратился уже к Ань Чжэ:

— Пойдём со мной.

Его уложили на серебристо-белый стол, механизм зафиксировал кольцами его руки и ноги.

— Не двигайся, — сказал доктор.

Вслед за этим Ань Чжэ почувствовал болезненный укол в руке. Повернув голову он увидел, как доктор медленно забирает в ампулу его ярко-красную кровь.

— У тебя здоровый цвет крови.

— Спасибо за похвалу, — сказал Ань Чжэ.

Доктора позабавил его ответ.

— Я отправлю кровь на генетическое тестирование, это займёт где-то час. Расширенное сканирование тела займёт минут сорок. Не двигайся.

Больше человек ничего не сказал. Над крышкой серебряного стола загорелось приятное синеватое свечение, раздался лёгкий гул. Он был повсюду — создавалось впечатление, что этот звук издавала каждая молекула воздуха. Он напоминал Ань Чжэ длинные ночи в Бездне. Глухой плеск морских волн далёкого моря. Как в темноте выли неизвестные ему существа. Звук, который невозможно описать человеческим языком, когда землю захлестнули дожди.

Бесчисленные мелкие разряды тока кусали его тело, словно тысячи муравьёв. Сорок минут для гриба ничего не значат. Вот только Ань Чжэ чувствовал, что это могут быть последние сорок минут его жизни. Они были очень дороги ему. Он берёг их, всматриваясь в узоры на потолке.

Через какое-то время он услышал голос Лу Фэна:

— Андре сказал мне, что вы улучшили процессы тестирования.

— А вы отлично осведомлены, — сказал доктор. — Мы заметили, что когда в живом организме начинают происходить мутации, активируются особые сегменты ДНК. Мы называем их «мишенями». На некоторые ДНК-мишени мутагенные действия могут оказывать эукариотические организмы — животные и растения. Мы действительно улучшили процессы тестирования и теперь можем проводить два анализа одновременно: для поиска мишеней животного происхождения и мишений растений. И всё это занимает всего час.

— Поздравляю, — ответил Лу Фэн.

Доктор рассмеялся и сказал:

— Полковник, если время генетического тестирования сократится — снизится и его себестоимость. Не прогорит ли тогда ваш чрезвычайный суд?

— Я всё жду этого, никак не дождусь.

— Какой же вы скучный!

Они замолчали.

Ань Чжэ продолжал смотреть на серебристо-белый потолок, задумавшись — какой он всё же вид?

Что он за гриб?

Доктор сказал, что мутации могут возникнуть из-за животных и растений.

Продолжая развивать свои мысли, Ань Чжэ решил, что грибы — не животные.

Грибы не могут быть и растениями, у них же нет листвы.

Ань Чжэ оказался в замешательстве. Он очень старался определить себя как растение, но у него не нашлось оснований полагать, что это так.

Размышления над этим вопросом заняли у него слишком много времени. Не успел он прийти хоть к какому-то результату, как синеватое свечение резко исчезло.

— Отлично, — сказал доктор. Металлические кольца освободили Ань Чжэ из плена.

Грибочек продолжал слушать доктора.

— Полковник, могу ли я спросить — зачем вы привели его на генетический тест?

— Не можете.

Этот ответ явно встал доктору поперёк горла.

Он помог Ань Чжэ слезть со стола и усадил его на вращающееся кресло. Ань Чжэ послушно сел. Ощупав его голову, молодой человек сказал:

— Умничка. Посиди пока здесь, отдохни немного. А я пойду проверю результаты анализа крови.

Полковник-судья сидел напротив, пристально уставившись на Ань Чжэ своими ледяными зелёными глазами. Он был молод, с выразительными чертами лица. Из-под фуражки торчало несколько чёрных прядей, едва касающихся его тонких, наклонных бровей. Холодный свет люминесцентных ламп отражался в уголках его глаз, отчего его взгляд резал острее ножа.

Ань Чжэ не мог этого вынести — грибы боялись холода. Поэтому он развернул кресло спиной к полковнику.

Вот только ему стало ещё холоднее...

Время тянулось мучительно медленно. Наконец Ань Чжэ услышал шаги доктора. Когда он вернулся в свой кабинет, он сказал:

— Генетические патологии не выявлены. Можете идти.

Повисла тишина.

— Вы на все сто процентов уверены, что он человек? — Спросил Лу Фэн.

— Может это вас разочарует, но мы не нашли у него ни одной ДНК-мишени. У заражённых и гетерогенных видов выявляется, по меньшей мере, с десяток. — Затем доктор добавил: — Ты посмотри, этот ребёнок даже разговаривать с вами не хочет.

Ань Чжэ услышал, как полковник сказал:

— Повернись.

Ань Чжэ молча повиновался.

Он очень боялся встретиться с Лу Фэном взглядом. Ведь грибочек и в самом деле не был человеком.

Он был настолько осторожен, что даже понять не мог, в какой момент он спровоцировал полковника. Судья снова заговорил :

— Ты чего боишься? — от его голоса Ань Чжэ словно окатили ледяной водой.

Ань Чжэ продолжал хранить молчание. Интуитивно грибочек понимал, что перед этим человеком очень рискованно открывать рот. Кто знает, какое слово выдаст его.

Лу Фэн поднял брови и спросил:

— Ты собираешься здесь остаться?

Ань Чжэ послушно спрыгнул со стула и пошёл за офицером — на этот раз без наручников. Наконец, он был свободен.

Через какое-то время Лу Фэн вдруг сказал:

— Когда я впервые увидел тебя, мне показалось, что ты не человек.

У Ань Чжэ чуть сердце не остановилось.

Через три секунды он спросил:

— А... во второй раз?..

— Я впервые подал заявку на генетическое тестирование. — Полковник протянул Ань Чжэ результаты анализов. — Лучше бы тебе быть человеком.

Ань Чжэ молча забрал бумаги. В серебристо-белом длинном коридоре раздавались лишь их монотонные шаги.

Из-за поворота им навстречу вышло несколько человек. Во главе ступал судья в чёрной форме. Позади него — два вооружённых солдата, державших под стражей какого-то мужчину. Чуть в стороне притаилась высокая женщина с короткой стрижкой. Она выглядела очень жалко.

Увидев Лу Фэна, судья поприветствовал его:

— Полковник.

Офицер взглянул на арестованного. Тот поднял голову и встретился с полковником взглядом. От напряжения у мужчины судорожно задёргался кадык.

— Я не заражён! — Закричал он.

Судья твёрдо встал на месте и рапортовал:

— Высока вероятность заражения. Мы не имеем достаточно доказательств. Родственники настойчиво требуют провести генетическое тестирование.

Лу Фэн равнодушно бросил: «Угу» и пропустил солдат. Как только они разминулись...

 

Бах!

 

Лу Фэн опустил пистолет и без оглядки двинулся к выходу.

— В этом нет необходимости.

Тело мужчины повалилось вперёд, солдаты сразу подхватили его и потащили прочь. Женщина пронзительно завизжала и мягко опустилась на пол.

Ань Чжэ медленно повернул голову, чтобы посмотреть на выражение лица Лу Фэна. В его глазах по-прежнему царили холод и безразличие. Ань Чжэ никогда не видел таких глаз. У Ань Цзэ взгляд был мягким, нежным. У Венса — спокойным, добрым. У Хосена — как у голодного хищника. Энтони был настороже. Лу Фэн был другим — его глаза ничего не выражали.

Ань Чжэ подумал, что убийства для судей так же естественны, как дыхание. Поэтому это никак не волнует Лу Фэна, он давно к этому привык.

Наконец они дошли до выхода из бесконечного коридора.

Там стояли два солдата, они охраняли покрытый белой тканью труп.

Ань Чжэ знал, что это тело Венса.

Перед глазами грибочка словно повисла пелена. Он сделал шаг и уже протянул руку, желая приподнять белое полотно, чтобы ещё хотя бы разок взглянуть на лицо Венса, но один из солдат остановил его.

Рядовой протянул синюю микросхему и ровным тоном доложил:

— Отряд AR1147, выживших не обнаружено. Оборудование и товарно-материальные ценности изъяты и утилизированы. Военная добыча конвертирована в валюту и, вместе с денежным пособием, передана родственникам погибших. Прошу забрать его ID.

— Куда вы его везёте? — спросил Ань Чжэ.

— В крематорий, — ответил солдат.

Грибочек слегка потряхивало. Он не спешил забирать микросхему.

— Почему ты не забираешь его ID? — спросил Лу Фэн.

Ань Чжэ ничего не ответил. Спустя какое-то время он поднял на Лу Фэна взгляд и сказал:

— Он правда... не был ранен...

В холодных зелёных глазах человека грибочек увидел собственное отражение — широко раскрытые глаза и какую-то свою тихую, умиротворённую скорбь.

На лице Лу Фэна по-прежнему не было и тени эмоций. Ань Чжэ уже успел подумать, что человек сейчас развернётся и пойдёт дальше, но он сделал шаг в сторону тела Венса.

Чёрной пистолетной рукоятью мужчина приподнял край белой ткани, демонстрируя Ань Чжэ правую руку человека.

Ань Чжэ опустился на колено и посмотрел на его кончик безымянного пальца — на коже алела крохотная красная ранка. Она была не больше, чем от укола тонкой иглы. Вот только вокруг точки медленно просачивалась отвратительная, мутная, сероватая жидкость.

Грибочек моментально оцепенел. В памяти всплыли недавние события.

На одной из чёрных кусков хитиновой оболочки муравья была тёмная капелька человеческой крови. В тот день Венс рассказал ему, почему люди, даже получив лёгкий порез или маленькую рану, никому об этом не рассказывают. Поскольку в местах с низкой степенью загрязнения всё ещё остаётся шанс не заразиться. Потому что все хотят вернуться домой.

Получается, о пластину муравья порезался не Энтони, а Венс.

Ань Чжэ было трудно дышать. Дрожащими пальцами он забрал ID Венса и убрал в карман. Он обернулся к Лу Фэну, но офицера уже не было рядом.

Грибочек встал на ноги и выглянул наружу — вдалеке он увидел очертания человека в чёрной форме. Он медленно удалялся к городским воротам под серым небесным сводом.

В то же мгновение за спиной Ань Чжэ раздался какой-то шум. Он обернулся и увидел идущую нетвёрдой походкой женщину с короткой стрижкой. Когда она вышла наружу, её сразу же задержали солдаты.

— Лу Фэн! Судья!!! — дёргая руками, она отчаянно пыталась вырваться из крепких рук. Голос её охрип, но она продолжала надрывно кричать: — Чтоб ты сдох!!!

Её пронзительные крики вырывались из груди, отражаясь эхом от многоярусных сооружений. Но офицер Лу не удостоил её даже взгляда.

Наконец наступила полная тишина. Два тела по очереди увезли. Иногда можно было расслышать прерывистый женский плач.

 

Примечание переводчика:

1. Если иероглиф «Фэн» (沨) в имени офицера Лу использовать в удвоении (渢渢) — получится звукоподражательное слово — «звук текущей воды» или «шум ветра». Сам иероглиф очень похож на иероглиф «ветер» 风, который используется в названии песни романа «Ветер пустошей» (风过荒野). Хочу обратить внимание и даже напомнить (это упоминалось в начальных главах), что звук ветра — любимый звук Ань Чжэ.

2. Забавное наблюдение. В этой главе единственный раз за историю лишь упоминается персонаж, которого мы оставили как Андре (安德烈 — āndéliè). Уникальное имя. Поскольку у нас нет вводных данных о его национальности, он будет Андре. В чём же забавное наблюдение? Именно так в Китае называют ещё и русских Андреев :)

3. Повод для размышления: обратите внимание на диалог доктора об усовершенствовании машины. В одном этом диалоге автор в нескольких местах дала нам знать, почему машина ошиблась и посчитала Ань Чжэ человеком :) Эта тема так же раскрыта во втором эпизоде радиодрамы.

 



Комментарии: 1

  • Какие интересные замечания 🤔
    Спасибо за труд)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *