Перед глазами всё менялось, воздух стал невероятно тяжёлым, врывающиеся в окно лучи солнечного света были похожи на бурный морской прилив, а разбросанные по столу бумаги и книги слились в безбрежно-белую пену.

Ань Чжэ сморгнул. Он не чувствовал дискомфорта, но каждое его движение стало чрезвычайно медленным и лёгким. Он не мог контролировать собственное тело, как будто он стремительно взлетел и вот-вот упадёт.

А после — мир перед глазами постепенно начал меркнуть, пока грибочек не потерял сознание.

Он проснулся от холода. Очнувшись, Ань Чжэ широко распахнул глаза и посмотрел в окно. Вытянувшийся сплошной цепью серый архитектурный ансамбль накрыли красновато-золотые отсветы заходящего солнца. Получается, с того момента, как грибочек заснул, — или потерял сознание, он так и не понял, — прошло семь-восемь часов. Зато ему удалось выяснить, что токсичность его гиф может вызвать коматозное состояние.

По сравнению с дневным временем суток, вечером в комнате значительно похолодало. Ань Чжэ лёг на кровать и закутался в одеяло — теперь температура его тела немного повысилась, вместе с тем пропало чувство онемения. Вот только вместо них пришёл голод.

Конечно же, Ань Чжэ отдал бы предпочтение питаться, как и положено грибам — усваивая питательные вещества; однако, по пути к дому он не нашёл ни клочка влажной почвы. Оставалось только учиться принимать человеческую пищу. Какие же люди сложные создания — наморщил брови грибочек.

К счастью, остаточные воспоминания Ань Цзэ напомнили Ань Чжэ, куда ему нужно пойти, чтобы покушать. База подразделяется на несколько районов. 6, 7 и 8 районы — селитебные зоны, каждое здание внутри которых представляет собой общину. На первом этаже расположен главный зал, куда каждый день в установленное время поставляют еду и воду. Детям до 16 лет предоставляется квота. Взрослым старше 16 лет требуется расплачиваться картой. Денежная единица обозначена литерой "R".

В зале было не так много людей, примерно человек пятьдесят. Всего было два прилавка. На одном продавали какое-то пюре из искусственно выращенных корнеплодов, а на другом... отвар из этих же корнеплодов. Порывшись в памяти, Ань Чжэ начал смутно вспоминать, что этот клубнеплод называется «картофель».

Он расплатился картой Ань Цзэ.

 

Картофельное пюре, цена: 0.5. Остаток на карте: 9.5.

Картофельный суп, цена 0.3. Остаток на карте: 9.2.

 

Ань Чжэ уставился на баланс карты и осознал, что через несколько дней его ждёт голодная смерть. Как будто гриб укоренился в сухую почву и находился на грани гибели, — вот на что это было похоже.

...пугающие чувства обострились, когда он, закончив кушать, отправился на пятый этаж к общественной водоразборной колонке и потратил ещё 01R на воду.

Ань Чжэ отметил, что ему надо обязательно найти какой-нибудь источник дохода.

Покрепче закрутив крышку на бутылке из нержавеющей стали, Ань Чжэ уже собрался развернуться и уйти, как к нему вдруг кто-то обратился:

— Ань Цзэ?..

У человека был сильный, дрожащий голос. Он эхом отразился в узком пространстве.

Ань Чжэ обернулся.

В коридоре стоял молодой мужчина с красивым лицом и крепкого телосложения. Его глаза широко раскрыты, губы дрожали. Сложно было определить выражение его лица — он не то обрадовался, не то испытывал глубокое душевное потрясение.

— Ань Цзэ? — громче повторил он. — Ты... вернулся? Ты не...

Мужчина резко потерял дар речи и побледнел. Он явно не знал, как продолжить свою мысль.

А вот Ань Чжэ знал, что хотел сказать этот человек. И его он знал — его зовут Джойс.

Джойс — сосед и близкий друг Ань Цзэ, они росли вместе. От случая к случаю Джойс выручал Ань Цзэ, а порой, — даже чаще, — Ань Цзэ выручал Джойса. Эти пережитки прошлого возникали перед глазами Ань Чжэ яркими пятнами воспоминаний.

Но эти картины не воссоздавали в голове Ань Чжэ полный образ Джойса — сейчас он смотрел на человека как гриб. Он как будто встречал его раньше, как будто он был рядом с Ань Цзэ в то время, и видел всё его глазами. Это помогало грибочку воссоздать истинную картину смерти Ань Цзэ.

Ань Цзэ зарабатывал на жизнь письменным языком. Он сочинял целые романы, записывал короткие рассказы и стихи, чтобы хоть как-то помочь людям разогнать тоску, — в этом и заключалась его работа. Свои рукописи он отправлял в редакцию базы, а они в своё время публиковали их в брошюрах. Всего три месяца назад из-за нехватки ресурсов и рабочих рук редакцию распустили.

Тогда...

 

— Ань Цзэ, что читаешь? — спросил Джойс.

— Я хочу как следует подготовиться к отборочному экзамену на работу на базе снабжения, — Ань Цзэ что-то обвёл карандашом прямо в книге. — Думаю, мне там понравится, да и обещают хорошую зарплату.

Джойс нахмурился.

— Ты хочешь сменить свою гражданскую идентичность? — спросил он. — Этот экзамен очень сложный.

— Ничего страшного, — ответил Ань Цзэ.

— Ань Цзэ, — строго обратился Джойс, — ты прекрасно знаешь, что я готов взять тебя с собой.

Ань Цзэ нежно улыбнулся. Он говорил мягко, будто стараясь задобрить своего своенравного друга.

— Я не годен, — беспомощно вздохнул он.

— Я буду защищать тебя! — Джойс стиснул его плечи, затем добавил более мягким тоном: — я не смогу жить без тебя... Идём со мной! Мы не пойдём в опасные места!

 

Дальше Ань Чжэ видел лишь обрывки воспоминаний. В итоге Джойс уговорил Ань Цзэ и они покинули город. Джойс был членом одного из крупнейших отрядов наёмников. Он внёс в их деятельность внушительный вклад, поэтому к нему не только относились с уважением, но и очень спокойно приняли в свои круги Ань Цзэ, поручив ему нести ответственность за распределение товарно-материальных ценностей и подводить итоги по результатам выездов.

Вот только в естественных условиях может случиться всё что угодно. В тот день кортеж из броневиков заблудился и они пересекли границу Бездны. Только когда они поняли, что Бездна кишит необычными грибами, было слишком поздно. Обитатели Бездны не отпустят пищу, которая сама оказалась у них в лапах.

Лишь край Бездны готов до смерти напугать любого представителя человеческого рода. Три броневика из пяти были сильно повреждены — люди сразу же бросились бежать к ещё целым машинам. Убегая, Ань Цзэ толкнул Джойса, спасая его от атаки летающего монстра, но сам зацепился о ползущие по земле лианы и упал.

В тот момент Джойс замер на месте, стараясь вернуть самообладание, но инстинкт самосохранения взял верх. Он встал перед выбором — побежать за Ань Цзэ или спасти свою жизнь. Он выбрал второе. Стиснув зубы, Джойс со всех ног бросился бежать. Его перехватил командир отряда и затащил в броневик. Ань Цзэ смотрел на удаляющиеся машины и в этот момент монстр насквозь пронзил его отросшим остеофитом.

Отступая, наёмники воспользовались всей огневой мощью, стараясь оторваться от бросившихся на них монстров. От них поднялся шум такой силы, что они умудрились разбудить Ань Чжэ. Он обычно покидал пещеру, чтобы поискать свою спору, но каждый раз возвращался ни с чем. На этот раз он воспользовался шумом и тихонечко перенёс Ань Цзэ поглубже в пещеру.

 

Сейчас он стоял перед лицом Джойса. Ань Чжэ нечего было ему сказать. Конечно, когда смотришь в глаза смерти, первая реакция любого живого существа — бежать. Джойс так и сделал, это была совершенно естественная реакция. Вот только Джойс совсем не нравился Ань Чжэ.

— Ты... немного другой, — у Джойса дёрнулся кадык. — Как твоя рана? Зажила? Как ты вырвался из Бездны?

Ань Чжэ продолжал спокойно смотреть на него.

— Нет, ты не Ань Цзэ, — Джойс сделал шаг назад, лицо его побледнело ещё сильнее. — Ты гетерогенный мутант.

— Извините, — Ань Чжэ осторожно проскользнул мимо, — я случайно съел ядовитый гриб... я не помню кто вы такой.

 

Примечание переводчика:

Шутка минутка! Сразу оговорюсь, пожалуйста, эта информация просто как забавное наблюдение в языковых манипуляциях, к новелле отношения не имеет, мы лишь пошутили с командой и не смогли не поделиться х) Либо автор прикололся, либо мы слишком испорчены (скорее второе) х)

Речь идёт об обозначении денежной валюты северной базы — "R". Автор в оригинальном тексте изначально написала латинской буквой. Не иероглифом. Вот мы и оставили как есть. Все мы знаем, что эта литера в китайском языке созвучна с цифрой «два» (二 — èr). Добавим к этой двойке слово «деньги» (币 — bì). Если закрыть глаза на тоны, то у нас получается созвучное слово 二屄 — èrbī. В переводе мы получим грубое ругательство: придурок, мудак и ещё много много подобного.  

 



Комментарии: 1

  • Интересная главушка 🤔 и забавно что вы используете слово "литера" 😆
    Спасибо за труд)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *