Маркус

Мы с Финном направляемся в местную тюрьму, где содержат Барнетта. Правительство предпочитает лишний раз не перемещать потенциально опасных преступников, поэтому наш разговор пройдет в комнате, оснащённой самой современной системой безопасности, в присутствии нескольких тренированных охранников-вампиров. Финн, в отличие от меня, в подобном месте впервые, однако ведёт себя так, будто его это совсем не смущает. Он прогулочным шагом подходит к стойке регистрации и дружелюбно улыбается дежурной.

— Добрый день! Я детектив Хэйз, а это детектив Чёрдж. Мы пришли к Барнетту Адлеру.

Женщина пронзает его удивлённым взглядом. Тот продолжает мило улыбаться.

— Прошу прощения, а вы вообще кто? — спрашивает та высокомерно. Она — вампир, и явно придерживается точки зрения, что человеку сделать делать абсолютно нечего. К сожалению, очень многие из нас до сих пор сохраняют снисходительное отношение к людям как к низшей расе.

— Детектив Хэйз, — терпеливо повторяет тот.

— Это я уже услышала, — перебивает та. — Из какого вы отдела?

Финн постоянно сталкивается с такими индивидами, но это никогда его не пугало и, уж тем более, не останавливало. Он слишком упрям.

— ПВП, — показывает он значок.

— Угу…

Я делаю шаг вперёд и смеряю её взглядом. Её раздражительность вмиг исчезает.

— Вам что-то до сих пор непонятно?

— Нет, сэр. Пожалуйста, ваши пропуска.

Вампиры не могут определять возраст друг друга «на глаз», но, тем не менее, способны моментально понять, что перед ними более старшая особь, требующая большего уважения. Люди же обычно признают меня по умолчанию, подсознательно отдавая себе отчёт в том, что при желании я могу их и заставить.

— Извините за задержку. Прошу сюда.

Она жестом подзывает охранника, который приветствует нас и затем провожает по длинному коридору. Финн красноречиво оглядывается на меня. Знаю, мне не следовало вмешиваться, но меня невероятно злит, когда кто-то пытается его третировать.

— Прости, — виновато шепчу я.

— Всё в порядке, — качает тот головой. — Что бы я ей ни сказал, она всё равно бы вела себя, как стерва, так что спасибо.

— Если бы она знала тебя лично, то поменяла бы своё отношение.

— Да мне всё равно, — пожимает тот плечами. — Просто в другой раз начни сразу кричать, что я твой. Так будет быстрее.

Нас проводят в комнату, где уже сидит Барнетт. Вид у вампира ужасно самодовольный, будто он знает нечто, известное лишь ему и больше никому на свете. Подобные преступники готовы костьми лечь, только бы помешать ходу расследования и усложнить нам жизнь.

— Мистер Адлер, — усаживаюсь я напротив. — Вы готовы поговорить с нами?

— Я всегда любил поболтать, детектив. Выбирайте тему, — ухмыляется тот, нарочно показывая рот, полный острых клыков, затем переводя глаза на Финна. — Ого! Вы привели мне ужин! Как мило с вашей стороны.

Финн присаживается рядом со мной, явно не впечатлённый неприкрытой глупостью вампира. Тому хотелось бы более живого отклика, и он резко кидается вперёд, осознавая свою скованность по рукам и ногам, но надеясь хоть как-то напугать Финна. Однако тот вновь даже не шелохнулся, и Барнетт бессильно возвращается на место, неодобрительно скалясь.

— Расскажите нам о Тоне Эверест, — начинает разговор Финн.

— Надо же, какой миленький человечек. Интересно, а на вкус ты так же хорош?

Я ударяю ладонью по стулом, взбешённый уже лишь тем, что этот урод смеет обращаться к Финну.

— Слушай сюда, — рявкаю я, позволяя тяжёлой ауре гнева заполнить тесное помещение. Она не развяжет ему язык, но, по крайней мере, поселит в сердце страх. Барнетт со слабым рычанием скалит зубы, невольно отстраняясь от меня как можно дальше. — Я запрещаю тебе выказывать неуважение мне или моему напарнику. А теперь отвечай на вопрос.

— Расскажите нам о Тоне Эверест, — повторяет Финн.

— И что вам о ней рассказать? Сучка подохла.

— Вы убили её?

— Я. И что?

— Зачем вы её убили?

— Потому что захотел, вот почему. Выкрал симпатичную принцесску, а потом убил. И тебя бы убил, будь у меня возможность. Доволен ответом, мистер детектив?

— Как вы её убили?

— Сам знаешь, отвали.

— Почему вы подвесили ее на мосте? — не сдаётся Финн.

— Подумал, что она хорошо будет там смотреть. Кто ж знал, что её зад перевесит, и она свалится.

— А Перес? Его вы тоже убили?

— Хорош уже. Вы ведь за этим меня сюда и притащили? Чё-то там про ДНК под его ногтями? Какой смысл спрашивать о том, что вы и так знаете?

Мы продолжаем допрос, но Барнетт не даёт никакой информации касательно выбора жертвы, причины или места убийства. Спустя некоторое время он просто начинает твердить, как заезженная пластинка: «Я же уже сказал, что убил её, чё вам ещё надо?»

По дороге к машине Финн необычно серьёзен. Он очень молод, но умён и отлично умеет читать язык тела.

— Что скажешь? Почему он так отчаянно врёт? — говорит он, наконец.

— Думаешь, он врёт?

— А ты думаешь, нет? — поднимает он взгляд от дороги.

— Он точно врёт. Вопрос лишь в том, о чём конкретно. Нам известно, что он убил Переса. У нас есть признание плюс свежий образец ДНК. Но почему он выбрал Тоню Эверест? Зачем подвесил её на мосте? Ничего из этого он не смог объяснить, и, сомневаюсь, что когда-нибудь сможет. Тут что-то нечисто.

— Да уж, — кивает Финн и замолкает до того момента, как мы сравниваемся со столом вампирши, которая была не очень-то любезна с ним. — Эй, Клыковки. А я когда-нибудь говорил, какой ты секси, когда начинаешь кипятиться из-за того, что люди пытаются задеть меня?

— Просто меня бесят такие личности.

— А знаешь, что самое смешное? Раньше ты ведь и сам был таким! А сейчас ты — совершенно другой… вампир.

Я старательно делаю вид, что не понимаю, к чему он клонит, хотя в глубине души признаю, что когда-то и сам был не прочь подпортить Финну жизнь. В свою защиту скажу, что он специально меня доставал, и вообще сам виноват.

— Маркус?

— Да, любимый?

— Не подлизывайся, — хохочет тот. — Ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю.

— Не умею ни малейшего представления, что за загадочные и недоступные моему пониманию слова вылетают из твоего великолепного рта.

— Ах ты врун! — щипает тот меня под рёбрами. — Все знают, что ты ужасный врун!

— Не, все скорее верят мне, чем крошечной половинке человека.

— Опять ты про мой рост! А какая же тогда, по-твоему, вторая половинка?

— Чихуахуа.

— Хорошо, — делает Финн глубокий вдох. — Как скажешь. Ладно. Но в следующий раз, когда ты захочешь, чтобы я сделал что-нибудь сексуальное, я напомню тебе об этом! Больше никаких секси-шмекси от половинки человека! Всё, поезд ушёл!

— Ничего, скоро вернётся.

— Нет, ничего не вернётся!

— Уже возвращается.

Финн со смехом забирается в машину.

— Поехали домой.



Комментарии: 3

  • Ааа, я так рада, что продолжили перевод! Спасибо!

  • Спасибо за перевод!
    Катя, у нас просто нет слов от всей этой милоты )))

  • Не понимаю, почему так мало комментариев под этой чудесной книгой.
    Персонажи космос! Диалоги смешные, сюжет интригующий, что еще надо?!
    Это реально хороший проект, спасибо команде переводчиков!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *