Из блога Magical_爱慕子:

Сначала объясню прошлое Ли Хуна, сынишки Ли Сы~

***

Зима тринадцатого года правления Чжао Син. Цзинь-ван, вся семья рода Ли, по причине клеветы были осуждены. Родители Ли Сы, старший брат и его жена, сыновья и племянники в три поколения1 — все были казнены. Ли Сы был тяжело ранен. Скрываясь под чужим именем, он спрятался в Реках и Озерах. Самый младший сын Ли Цзе, второго старшего брата Ли Сы, из-за того, что не достиг своего первого дня рождения и не был указан в родословном дереве, оказался спасен слугой. Он счастливо избежал смерти. Ду Жун, в конечном счете, разыскал его и вернул. Ли Сы вследствие этого назвал этого ребенка Ли Хун, вырастил как родного сына и сохранил последнюю кровь рода Ли. Когда Ли Сы находился в отчаянном положении, дочь главы союза Улинь, Бай ЦюНян, вступила с ним в брак. После свадьбы Бай ЦюНян не могла родить ребенка. Она очень горячо любила Ли Хуна и считала его за родного.

1 Отец, сын, внук.

Ду Жун — старший двоюродный брат2 Бай ЦюНян и, согласно порядку старшинства, считается старшим (двоюродным) братом жены3 для Ли Сы. Матушка Е ЮньЦзина является двоюродной бабушкой Ли Сы, поэтому Е ЮньЦзин является младшим дядей4 Ли Сы. Это большая семья, аж голова болит...

2 Бяосюн — кузен по материнской линии, старший двоюродный брат.
3 Да(бяо)цзюгэ — шурин — старший (двоюродный) брат жены.
4 Шушу — младший брат отца.

***

 

— Кто-нибудь, сюда! Кто-то ворует наши дрова…

Пронзительный голос молодой девушки нарушил тихую глубокую ночь. От шума проснулся и «воришка», крепко спящий в дровнике. Свет от лампы слепил так, что он почти не мог открыть глаза. Сквозь просвет между пальцев он с трудом разглядел горничную с двумя пучками5, которая как раз с испугом на лице стояла в дверях. Он в душе озадачился, открыл рот и спросил:

5 Девичья прическа в виде двух пучков-шиньонов.

— Это… Это что за место?

Это место на самом деле было резиденцией Цзинь-вана, которая находилась на севере Ханчжоу, в квартале СинЦин6, в конце моста ЧжунАнь7. Эта резиденция занимала место в половину с лишним цина8 и количество домов с многоэтажными зданиями достигало до сотни построек. Поэтому, когда охранник, что прибежал на шум, добежал до дровника, находящегося в самом захолустье внутреннего двора, он также с трудом поверил, что хозяин княжеской резиденции, Цзинь-ван Ли Сы, как раз лежал в куче дров и обменивался растерянными взглядами с новой молодой служанкой.

6 СинЦин — приносить радость.
7 ЧжунАнь — спокойствие толпы.
8 Цин — мера площади, равная 100 му или 6,667 га.

Очевидно, что он заснул в лошадиной повозке. Пробудившись ото сна он, наоборот, стал на короткое время лесорубом9. Ли Сы потянулся. Несмотря на то, что он редко безмятежно спал, он чувствовал себя с головы до ног комфортно и непринужденно. Пять лет кладя оружие под голову и ожидая утра10, он уже слишком долго не имел глубокого сна. Он смог полностью отбросить меры предосторожности и это было из-за человека, который одолжил ему плечо. Подумав о Е ЮньЦзине, на его лице опять появилась немного спокойная улыбка.

9 Происходит от легенды о Ван Чжи, дровосека, который поднялся так высоко в горы, что попал на небо, где пробыл сто лет, хотя ему показалось, что прошла пара минут.
10 Образно в значении «быть в постоянной боевой готовности».

— ...она вошла в резиденцию больше месяца и еще не до конца обучилась. Она только на кухне делает некоторую грубую работу и сегодня натолкнулась на князя. Прошу, князь, не обижайтесь. — Ванфэй немного поздно получила новости и поспешно примчалась. Окружившие охранники немедленно уступили ей дорогу. Она, предположительно, как раз переменяла платье. Пробор прически не был украшен красной декоративной шпилькой, только лишь по косой были подобраны волосы в узел. На тело небрежно был наброшен вышитый жу11 абрикосового цвета. Передний запах горловины не был соединен и смутно виднелись нежные шея и плечо. Серебристо-голубая юбка качалась, порхая на ночном ветру, еще больше подчеркивая ее худощавое и слабое тело.

11 Короткая кофта. Выглядела так.

Ли Сы уже был поднят людьми. На его тело и лицо пристало немало легкой пыли. Он оттолкнул служанку, которая в суматохе помогала ему вытереться, и мельком взглянул на стоящую на коленях дрожащую девушку. Он сказал ванфэй со смехом:

— Увидела, но не узнала. Впрочем, причина этому — бэньван слишком надолго покинул дом. 

Цзинь-ванфэй Бэй ЦюНян вышла вперед, протянула руку, сняла с пробора прически Ли Сы рисовую солому и мягким голосом сказала:

— Если князь опять не вернется, боюсь, что и я12 совсем не смогу узнать.

12 Це — уничижительное я.

На душе Ли Сы внезапно стало печально. Двумя руками он накрыл слегка холодные кончики пальцев ЦюНян:

— Ночью прохладно, давай вернемся.

После ложной тревоги, сумерки резиденции Цзинь-вана опять восстановили прошлое спокойствие. Никто не смел спросить, почему князь уснул в дровнике и еще более никто не смел мусолить про это дело. Он вернулся во дворец СянЦюань13, приготовленная ранним утром бочка для купания все еще выпускала пар. Ли Сы махнул людям, чтобы они ушли, расстегнул пояс, снял с себя одежду и сам погрузился в теплую воду. Измотанность нескольких дней подряд, наконец, смогла рассеяться. Он закрыл глаза и вспомнил все, что было сегодня. Величественный князь средь бела дня играл в азартные игры, на улице задержал императорскую повозку, да еще и ночью был выброшен в дровник. Хватит и пары лянов вина, чтобы это распространилось14

13 СяньЦюань — звуки родника.
14 Станет темой для разговоров и вызовет критику народа. Когда люди выпивают алкогольные напитки, то им нравится обсуждать некоторые новости.

Но какое это имеет значение? Ли Сы погладил все еще не полностью зажившую рану от стрелы на плече. Вспомнив только сейчас появившееся выражение лица Е ЮньЦзина, который беспокоился об этой ране, на сердце стало еще горше. Когда та стрела попала в него, он на мгновение ока не мог думать ясно. После, из-за боли, он в тот же момент пришел в сознание. Неожиданно возникшей мыслью было: «К счастью, еще жив». Он боялся еще раз увидеть подобное выражение на лице Е ЮньЦзина. Такое печальное, потерявшее надежду, сообщавшее ему:

— СюаньЦин мертв. 

Ему уже бесчисленное количество раз снилась та глубокая ночь первого новолуния того года. Они пели песню провозглашения тоста. Сияние луны и свет лампы дополняли красоту друг друга. Запах цветов и аромат вина невозможно было разгадать. Тот человек, смеясь, поднял винную чарку, в его глазах можно было заметить собственное отражение. А потом мир сновидения исказился. Разорвался в клочья. Во мраке донесся ослабевший голос: «СюаньЦин умер. Был погублен мною.»

 

— Князь, вода стынет.

ЦюНян услышала, что из внутренней комнаты пропал звук, и предположила, что Ли Сы опять заснул. Она осторожно повернула ширму и увидела, что Ли Сы насупил брови, прикрывая рану. Она торопливо прошла, слегка наклонилась и спросила:

— Князь, возможно, нужно позвать придворного лекаря?

— Ночью вызывать придворного лекаря — новая ветвь вырастет из бамбуковой палки15. — Ли Сы взял себя в руки. Он повернул голову посмотреть на тревожное лицо ЦюНян и старательно сделал легкую улыбку:

15 Создавать дополнительные трудности.

— Со мной все в порядке. Ты тоже устала. Идти пораньше отдохни.

ЦюНян покачала головой. Ничего больше не говоря, она молча помогла ему вытереть тело. Обладая отличными навыками, она связала его волосы в узел, а потом помогла сесть перед столом снаружи. Там уже были расставлены густая рисовая каша и несколько видов закусок, которые он любил. Ли Сы увидел такое изобилие легких закусок перед сном и тотчас почувствовал голод. И тогда он сказал:

— Раз уж так, составь компанию и откушай немного со мной.

ЦюНян села сбоку от него и взяла палочки только для того, чтобы наложить кушанья в тарелку Ли Сы. Сама она совсем ничего не положила в рот:

— Весь этот период, когда князя не было здесь, в резиденции все было хорошо. От чжуанцзы16 и лавки своевременно имелись поступления. Дворец тоже постоянно посылает вознаграждения. Бухгалтерская книга полностью готова. Когда у князя будет свободное время, я позову их предоставить посмотреть книги. В группе вошедших утром служанок имелось несколько, возраст которых наступил. Я самовластно распорядилась освободить их. В прошлом году под праздник ведающий домашними делами купил трех разнорабочих, пять девочек заняли места. На всех навели справки, нет тех, у кого нечистая подноготная. И еще, князь одержал победу, я, ваша покорная слуга, вместо князя была награждена. Только лишь в последние несколько дней было очень много сообщений с поздравлениями. Я не смею поступать самовольно и прошу князя просмотреть их.

16 Чжуанцзы — маленький частный банк, аналогичный нынешним банкам.

ЦюНян говорила, ограничиваясь общими замечаниями. Ли Сы, тем не менее, понял, что в такой большой княжеской резиденции, желая поддерживать «все хорошо», не обошлось без приложения ума и расходов моральных сил. Он поставил чашку и серьезно сказал:

— Спасибо тебе за труды во все эти годы. Отныне, если есть затруднения, то обязательно расскажи мне.

— В спешке военных приготовлений усилия князя намного превосходят мои. Моя обязанность заключается в домашнем хозяйстве. Князь может быть спокоен. — ЦюНян встала и подошла за спину Ли Сы. Ее тонкие и нежные руки обвили его крепкие руки, на ее щеке, которой она припала к его спине, всплыл слабый румянец. Она шепотом сказала:

— Я очень скучала по князю. Хун-эр тоже очень скучал по отцу. Он слышал, что отец совершил марш-бросок в восемьсот ли, чтобы вернуться и отпраздновать его день рождения, и радовался так, что не соглашался ночью лечь спать. 

Тело Ли Сы слегка застыло. Спустя долгое время он прошептал:

— Пора как следует отпраздновать день рождения Хун-эра. — Он только сейчас понял по какой причине Е ЮньЦзин сказал, что специально предоставил ему отпуск, чтобы позволить ему дома составить компанию членам семьи. В душе нависло рожденное в незначительной степени волнение. Ежегодно воюя вдали от дома, он почти забыл, что у него самого еще есть «члены семьи». Ли Сы считал, что после первого полнолуния того года, ему удобнее будет прожить эту жизнь одиноким. Если бы не месть, он бы не боролся за выживание по сей день. Как назло Бог высмеял его, и сейчас у него были жена и ребенок. И человек, которого он однажды потерял, также вновь стоял рядом с ним.

К счастью, еще живые. Они все еще живые.

Но, когда живешь, сразу становится еще больше чрезмерных требований...

Лежа на кровати, которая была в сотни раз удобнее, чем куча дров, Ли Сы, тем не менее, ворочался с боку на бок, пытаясь заснуть. Он протянул руку, чтобы осторожно раздвинуть уголок балдахина над кроватью. Его взгляд на мгновение задержался на спокойно спящем лице ЦюНян и затем в мгновение ока он посмотрел в направлении полуколеса заходящего месяца на склоне неба. Только когда начало рассветать, он в полузабытьи заснул. 

 

— А-ха-ха-ха-ха...

Начало Чэнь-ши17. Утренний туман еще не рассеялся. Из резиденция Цзинь-вана донесся взрыв громкого смеха.

17 Время с семи до девяти часов утра. Семь часов пятнадцать минут.

— Ду ЦзюйШуан, я не отправлял тебе серебро. С какой надобностью ты изо дня в день приходишь в мой дом показывать свое лицо?

— Ваш покорный слуга, слышал, что князь вашего дома столкнулся с вором и специально пришел выяснить, поймали его или нет?

Ли Сы, услышав это, едва не раздавил чайную чашку в своих руках. Стиснув зубы, он сказал:

— Ты все-таки сколько в моем доме шпионов разместил?!

Ду Жун ловко взял щепотью с яшмовой тарелки одну забродившую сливу. Кислота имела прямо-таки вяжущий вкус. Он и хлюпал слюной и невнятно говорил:

— Сказано неверно. Князь Цзинь является острым мечом страны. Я боюсь, что твой меч покроется пылью. Поэтому должен наблюдать за светящимся пятном18.

18 Имеется ввиду, чтобы Цзинь-ван не сделал то, что не принесет пользы стране.

— Ты что городишь за чу… — Ли Сы хотел выругаться. Внезапно он услышал позади легкий звук занавеса из бус. Повернувшись кругом, он заметил вошедшую в официальном платье ЦюНян. Кроме того за руку она тянула ребенка. Дитя приблизительно семи-восьми лет на вид. Он был в пурпурном платье, на макушке волосы, связанные пучком, лицо казалось как персик и слива19. Его вид и характер был на пятьдесят процентов как и у Ли Сы, одарен и элегантен. В других пятидесяти процентах были тридцать процентов изящества и двадцать — энергичности. Еще больше проявлялась непорочное очарование. ЦюНян отпустила его руку и легонько подтолкнула за плечи.

19 Как красивая внешность, так и очень молодой, образно «зеленый».

Ребенок повернул голову посмотреть на ЦюНян, потом глянул на Ду Жуна. Сначала он выкрикнул «бяоцзю»20, а потом подошел к Ли Сы и поклонился со сложенными руками, поприветствовав:

20 Бяоцзю — двоюродный брат матери.

— Хун-эр приветствует отца. Поздравляю отца с крупной победой.

Ли Сы думал, что сказать. В конечном счете не открыл рта, а только протянул руку и погладил волосы Ли Хуна.

Заметив, что Ли Хун немного напряженный, не смеет поднять головы и просто уставился на поверхность пола, ничего не говоря, ЦюНян поспешила устранить неловкую ситуацию:

— Разве вчера Хун-эр не спрашивал, какой подарок отец принес тебе?

Ли Сы также очнулся21 и забрал обратно руку. За пазухой он нащупал парчовую коробку и сказал:

21 Состояние, когда только что проснулся. Сознание еще не ясное и требуется какие-то время для озарения.

— А, э, да, сегодня день рождение Хун-эра и у отца есть подарок для него. 

Ли Хун двумя руками принял парчовую коробку и опять опустился на колени, чтобы сказать спасибо. Только теперь на лице ребенка показалось выражение любопытства. Но все-таки из-за этикета он не осмелился сразу же открыть коробку и посмотреть, что к чему. Ду Жун не мог увидеть, что ему с ног до головы было так неловко. Он двумя руками поднял Ли Хуна и, обнимая, посадил на свои колени.

Ли Хун чуток воскликнул. Попав в объятия Ду Жуна, он тотчас захотел сопротивляться. Ду Жун одной рукой обвил его талию, а другой взял парчовую коробку из его рук и открыл:

— Чхе, а я еще полагал, что это какая-то редкость. — Ли Хун увидел, что коробка открыта и тоже притих. Протянув руку, он взял вещь из коробки и внимательно рассмотрел. Это был драгоценный камень бледно-зеленого цвета, величиной с медяк, округлый и гладкий. На ощупь казался слегка прохладным, словно яшма и не яшма. Сквозь солнечный свет внутри смутно виднелись спутанные золотые нити.

— Когда Хун-эр подрастет, то сможет инкрустировать в гуань. — На щеки ЦюНян вплотную прижались цзиньдяни22, в лучах восходящего солнца еще больше проявлялась ее лучезарная улыбка. 

22 Ювелирные украшения замужней женщины, в которые были инкрустированы золотые цветы. Примеры тут.

Ли Сы кивнул головой:

— Совершенно верно.

Ли Хун положил обратно драгоценный камень в коробку. Упираясь о колено Ду Жуна, он слез вниз и опять подошел к Ли Сы и поклонился, сложив руки перед собой:

— Спасибо, отец.

— Ладно, иди посмотри, что подарил твой бяоцзю. — Также было неизвестно, кто научил его приличию. Ли Сы казался немного беспомощным. Внезапно порыв необычного аромата был принесен слабым ветром в кончик носа Ли Сы. Он нахмурил брови и спросил:

— Что за фамиам жжется?

— Сегодня не жгли фамиам. — ЦюНян протянула руку, чтобы обмахнуться, и сказала со смехом:

— Основываясь на словах князя, возможно, это подвесной кошелек Хун-эра. 

— Подвесной мешок? — Ли Сы только тогда это приметил. За поясом Ли Хуна висел изящный кошелек. Он сразу же поднял его, но когда обнаружил узор на нем, то замер. Выражение его лица стало еще более серьезным, рука, что держала подвесной кошелек, невольно сжалась.

Ли Хун беспомощно испугался внезапно ставшим холодным выражения лица отца. Он, запинаясь, сказал:

— Отец, это внучатый дядя23 подарил Хун-эру.

23 Шугун — младший брат деда по отцу.

Подвесной кошелек был сшит из парчового атласа и выполнен в виде петуха. На нем был из нитей натурального шелка вышит узор, похожий на оперение, вниз свисали пять цветов24 шелковых нитей, которые служили в качестве перьев хвоста петуха. Скромно и очаровательно.

24 Жёлтый, красный, синий, белый, чёрный.

По обычаям правящей династии, на стыке весны и лета, старшие поколения смешивают порошок, разгоняющий комаров, с благовониями, наполняют ими разноцветные подвесные кошельки и дарят младшему поколению семьи для того, чтобы предотвратить укусы насекомых. Формой большинства были петух, хурма, летучая мышь, ваза для цветов и тому подобное. И сочетали в себе пожелания счастливого предзнаменования. 

Вещь, что обычней не бывает, тем не менее в данную минуту заставила глаза Ли Сы покалывать. 

У него тоже был такой, как две капли воды.

 

— Золотой петух поет по утрам25, отгоняет беды и приносит счастье. Каждому по одинаковому.26

25 Из-за того, что (jī - петух) и (jí - счастье) являются иероглифами одной фонетической категории. 大鸡 (большой петух) народ считал как 大吉 (много счастья). Сама фраза имеет смысл «оповещать о приходе счастливого предзнаменования».
26 Более дословно: есть два кошелька, эти два кошелька дали двум людям, сделав так, чтобы каждый из них владел одним.

Тогда, после весеннего благодарственного жертвоприношения, на восьмой год правления Чжао Сина, Ли Сы и отец снова из-за пустяков поссорились. И он, в гневе, сбежал из дома и добежал до Е ЮньЦзина «в поисках убежища». Е ЮньЦзин уже давно не удивлялся такому его непотребству и также немного говорил утешительных слов. На одной руке он держал Цан Ци, которому было не больше трех лет, а второй вытащил из выдвижного ящика два подвесных кошелька. Один из них он вручил Ли Сы. Тот взял и в этот самый момент увидел кошелек, сшитый из парчового атласа. Из нитей натурального шелка вышиты узоры, пятицветный цайцзе27, искусная и тонкая техника. Порыв изысканного благоухания смешанных ароматов лекарств наполнил кончик его носа, заставив сердце стать беззаботным.

27 Цайцзе — украшение, сделанное с помощью узлов. Его еще называют «китайский узел». Примеры тут.

У Цан Ци как раз выросли все зубы и он рассмеялся, словно мальчик с новогодних картинок. Пара пухленьких маленьких рук вытянулись, чтобы схватить подвесной кошелек, который был в руках Е ЮньЦзина. Последний намеренно дразнил его, не соглашаясь разжимать руку. Цан Ци мягко несколько раз выкрикнул «дядя».

Ли Сы посмотрел на Е ЮньЦзина, потом на себя. Он тут же сунул подвесной кошелек Цан Ци.

— Ох, вещь, с которой играет ребенок, мне не нужна.

— Старшие оказали милость, недопустимо отказываться. Во избежании того, чтобы СюаньЦин вновь не сказал, что я не «несу ровно чашку воды»28. — Е ЮньЦзин немного приобнял руками, поправляя сверху Цан Ци. Мальчик в последнее время был все более и более полным здоровья и сил. Рука немного заныла, так долго держа его. 

28 Образно «быть справедливым и беспристрастным».

Ли Сы протянул руки, чтобы взять Цан Ци и беспомощно сказал:

— Я не это имел ввиду… — Он был настолько взрослым, что как он мог спорить на уровне ребенка.

— Давай. Ци-эр послушный. Скажи гэгэ принять. — Увидев, что Ли Сы попал в просак, настроение Е ЮньЦзина стало превосходным. Он почесал подбородок Цан Ци, намеренно подчеркивая слово «гэгэ». 

Откуда было знать, что Цан Ци не пощадит его самолюбие. Подвесной кошелек, что был у него в руках, он защищал в своих объятиях. Он поднял голову и, смотря на Ли Сы, оттопырил губы:

— Гэгэ плохой, не дам!

 

Прошлые события и дела минувших дней всплыли в памяти. Услышав слабое всхлипывание Ли Хуна, он разжал руку. Ли Хун убежал и словно спрятался за спиной матушки. Только показав половину лица, он смотрел на отца. ЦюНян похлопала Ли Хуна по плечам и, улыбаясь, сказала:

— Все эти годы, к счастью, регент постоянно заботился. К тому времени как Хун-эр вырастет, то хорошенько проявит сыновье уважение внучатому дяде. 

Ли Хун, держа в руках подвесной кошелек в форме петуха, торжественно кивнул головой.

Огорчение и растерянность заставили Ли Сы сидеть как на подстилке из гвоздей. Человек, который в тот день на башне городской стены встретил его, на триумфальном банкете чествовал вином, еще и вчера, подставив шею, спал с ним, был регент, Е ЮньЦзин. Его дядя29. Старшее поколение, которое было младше его. Он нервно поднял чашку чая. Заметив, что внутри давно нет воды, он метнул ее на стол и встал, намереваясь уйти.

29 Сяошу — самый младший брат отца.

Позади равнодушно подул голос Ду Жуна:

— Что, хочешь пойти справиться о здоровье младшего дяди, а?

Услышав это, он остановился и потом, не оглядываясь назад, вышел из двора.

— Бяогэ, меньше болтай. — ЦюНян позвала человека, чтобы увели Ли Хуна. Она дошла до ворот и смотрела в направлении, куда ушел Ли Сы.

— Он же бесчестный. Ты тоже способна терпеть? — Ду Жун поднял чайную чашку Ли Сы и налил чай, чтобы самому выпить:

— Ты знаешь, что его желание...

— Я являюсь его супругой. — Бай ЦюНян прервала слова Ду Жуна:

— Я понимаю его горе.


Ссылки на авторов:
Magical_爱慕子:
Lofter 
Weibo 
Miracle_牧:
Lofter
Weibo
Отдельная благодарность 耽月_na_neve за помощь с текстом.



Комментарии: 1

  • Спасибо большое вам, MingYue и Sariman. Уверена, вам самим это известно, но ваш перевод прекрасен.

    Ответ от 明月

    Спасибо~
    Мы поправили немного незначительных опечаток. ^^'
    Главы пошли очень длинные, но интересные. Конечно же, большое спасибо еще и авторам за такую историю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *