Финн

Проклятая тарантайка с грохотом ползёт по дороге, подпрыгивая на каждой кочке и расплющивая меня о бетонный пол. С нами в кузове едет мужчина, который периодически орёт благим матом и отвешивает тумаки какому-то вампиру, умоляющему его выпустить. Моя вампирша тихо перекатывается набок, приподнимает одеяло и уставляется на меня вопросительным взглядом.

— Надеюсь, у тебя есть охренительно веская причина, — шиплю я сквозь зубы, чтобы человек меня не услышал. Хотя, в общем-то, это и так невозможно из-за дребезжания всякого барахла вокруг и жалостливых всхлипов вампира.

— Они забрали моего мужа, — говорит она. — Он сидел в клетке рядом со мной, а потом они забрали его. Если бы я ушла с тобой, то никогда бы не узнала, куда его перевезли. А сейчас есть шанс, что они отвезут нас туда же. И потом ты выберешься и всех спасёшь. Ты же нам поможешь? Прошу, спаси моего мужа. И извини, что затащила сюда. Мне просто больше ничего не пришло на ум.

— Если ты не можешь выбраться, то почему думаешь, что я смогу?

— Я очень ослабла. Нас накачивают какой-то наркотой, чтобы мы не могли вырваться.

— Зачем вас здесь держат? — поворачиваю я голову в её сторону. Тесное пространство клетки едва вмещает нас двоих. Мне приходится лежать на спине, почти соприкасаясь с ней телами.

— По-моему, они проводят над нами какие-то эксперименты. Однажды меня накачали так сильно, что мечтала умереть… А некоторые наркотики действительно убивают… Последний, которого они приволокли, умер в течение суток. Мне так страшно. Я боюсь смерти, боюсь за своего мужа. Ты же нам поможешь, правда? Прошу.

— Попробую. Как тебя зовут?

— Лиз.

Я замолкаю и уставляюсь на Лиз, раздумывая, что делать. Сейчас здесь лишь один охранник, и у меня есть пистолет с транквилизатором, забитый под завязку, плюс запасной магазин. Но проблема в том, что доза снотворного, способная вырубить вампира, намного превышает человеческую. Он, скорее всего, не умрёт, но урон здоровью будет нанесён значительный. Обычно для таких случаев я ношу с собой электрошокер. Однако эта ситуация далека от обычной, поэтому нужно как-то из неё выпутываться, имея под рукой только транквилизаторы. Вообще, сейчас самое подходящее время, чтобы бежать. Подстрелить мужчину, открыть клетку ключом, который до сих пор у меня в кармане, и освободить вампиров. А когда грузовик остановится, те запросто выломают двери, мы все вместе выберемся наружу и будем таковы.

Лиз, похоже, замечает мою нерешительность. Она протягивает ко мне руку, прикованную к полу клетки, и крепко сжимает мою ладонь.

— Пожалуйста. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Неужели у тебя нет того, ради кого ты сделаешь всё что угодно?

На самом деле, у меня много таких. В число с недавнего времени входит один вампир, который сейчас наверняка бурчит себе под нос, недовольный тем, что я умудрился попасться. Лелеет мечты о том, как посадит меня под замок. И обязательно напомнит, что я слабый человечишка, которому больше подойдёт сидеть и вязать в окружении пушистых щенков. Только не слишком крупных, иначе они раздавят моё хрупкое человеческое тельце.

Я вздыхаю.

Кажется, я скучаю по своему вечно недовольному вампиру.

— Спасибо, — произносит Лиз с облегчением.

Мой вздох по Маркусу она почему-то приняла за согласие с её дурацким планом. Ну что ж. Если бы Маркус лежал где-то связанный… нет, я не могу всерьёз это представить. И всё же… если бы по какой-то неведомой причине, в каком-нибудь параллельном мире, где Маркус не умеет отрывать людям головы, он бы попался в лапы злодеев и лежал где-то связанный — и не в эротическом смысле — я бы сделал всё, что угодно, чтобы спасти его.

Так. Теперь я думаю о Маркусе, связанном в эротическом смысле. И это довольно неловко, потому что в какой-то паре сантиметров от меня лежит женщина. В отношениях с ней я продвинулся дальше, чем с Маркусом!

— Когда мой секси не парень-но-местами-всё-таки-парень вампир доберётся до нас и попытается меня побить, я всё свалю на тебя, — предупреждаю я её.

— Спасибо, — слабо улыбается та.

— Имей в виду, у него отвратительный характер, и он вечно всем недоволен.

— Похоже, тебе с ним повезло.

Ухмыльнувшись, я немного продвигаюсь вперёд и осторожно выглядываю из-под одеяла. До смерти перепуганный вампир съёжился в своей клетке и снова и снова повторяет: «Я не хотел». Интересно, что они вынудили его сделать.

— Покажи запястья, — говорю я Лиз. Та вытягивает ладони перед собой, и я силюсь определить прочность её оков в темноте. Руки её почему-то трясутся, не знаю, от наркотиков или от чего-то ещё.— У тебя есть заколка? Булавка? Что-нибудь такое?

Лиз неохотно качает головой, но потом хватает меня за рукав.

— Лифчик! В нём ведь есть косточка! — Она отодвигается как можно дальше, задирает футболку и принимается елозить туда-сюда. — Не могу дотянуться.

Я смотрю на неё непонимающим взглядом до тех пор, пока до меня не доходит, что ей нужна помощь. Она приподнимает одеяло, чтобы впустить немного света, и моему взору внезапно предстаёт женская грудь. И что мне с ней делать? Схватить? Где вообще эта «косточка»? Она как-то отцепляется? И почему у неё такая большая грудь? Грудь всегда такая большая?

— Типа… взять её?

— Да! Помоги мне!

— Эм…

Ох, если бы Маркус мог меня видеть... Я стягиваю с рук перчатки для лучшей сцепки и вновь поднимаю на неё взгляд.

— Сзади. Расстегни крючок.

— А… Да!

Я протягиваю руки ей за спину, нащупаю какой-то крючок и принимаюсь дёргать в разные стороны. Мне по силам одолеть небольшую армию вампиров, но стоило встретиться лицом к лицу с одним лифчиком, как я позорно потерпел крах, и, кажется, провалил всю операцию.

— Ты что, раньше никогда не снимал лифчик?

— Нет!

— Ой… В общем, держи одну часть на месте, а вторую пробуй поддеть через петельки.

Я мучаюсь ещё пару секунд и, наконец, побеждаю злосчастный механизм. Под нашим одеялом становится совсем горячо, и грудь, выпрыгнувшая из лифчика, словно хищный зверь, лишь добавляет жару.

Ладно, может быть, она не прям уж «выпрыгнула»…  Но вот что я получаю за то, что ослушался Маркуса.

— Ты можешь его разрезать? — спрашиваю я Лиз.

Та опускает глаза, ловко пилит ткань ногтем, и спустя мгновение я оказываюсь с куском металлической проволоки в руках. И я не то что бы профессиональный медвежатник, но в юности дал себе слово выучить как можно больше подобных трюков, чтобы иметь хоть какой-то шанс вырваться, окажись я взаперти. Естественно, работа отмычкой всегда занимала у меня кучу времени, но сейчас, к счастью, оно у нас есть, и добрую половину поездки я вслепую тыкаюсь проволокой в замочные скважины на оковах. В конце концов, надежда покидает меня, но в тот же миг Лиз внезапно одёргивает руку назад.

— Сработало!

Я с облегчением вздыхаю, потому что мои руки уже едва не отваливаются от лежания под неудобным углом. Вскоре грузовик останавливается, и нашу клетку катят к двери, а затем спускают вниз по пандусу. Лиз врезается в меня, расплющивает грудью по стенке, и я вновь не могу не задаваться вопросом, во что же я ввязался. Иногда… я допускаю возможность, что в некоторых ситуациях Маркус может быть правым.

Он никогда не должен узнать об этом.

— Теперь давай выбираться, — говорю я ей, когда клетка всё-таки тормозит.

— А что, если он не здесь? — колеблется та.

— Не узнаем, пока не выберемся, — отвечаю я. — А теперь осмотрись и скажи, что видишь.

Лиз выбирается из-под одеяла и принимается вертеть головой по сторонам. Я бесшумно вытаскиваю одной рукой пистолет, а во второй зажимаю ключи.

— Один… на десять часов. Всё.

Я срываю с себя покрывало, быстро нахожу взглядом мужчину, прислонившего к стене, и прицеливаюсь. Тот увлечён игрой на телефоне и ничего не замечает вокруг. Он будет лёгкой мишенью, но выстрел наверняка привлечёт внимание его товарищей, поэтому лучше попробовать что-нибудь другое. С этими мыслями я  просовываю руку между прутьев, вставляю ключ в замок и неслышно поворачиваю. Дверь со слабым скрипом распахивается, но мужчина по-прежнему смотрит лишь перед собой. Я вылезаю из клетки, закрываю её за собой и, пригнувшись, бегу в укрытие.

Лиз немного удивлённо смотрит мне вслед. Я указываю на охранника и жестами прошу позвать его. Она кивает и принимается тарабанить по клетке.

— Помогите! Мне плохо! Прошу!

— Заткнись, — лениво бурчит мужчина, подходя с ней с электрошокером для скота. Но прежде, чем он успевает пустить прибор в ход, я подкрадываюсь сзади и хватаю его искусственной рукой за шею. Пожалуй, возможность задушить взрослого мужчину за считанные секунды — один из её главных плюсов. Это, конечно, если Уотсон не узнает. А если узнает, то сам задушит меня за небрежное обращение с его драгоценными игрушками.

Лиз выскальзывает из клетки, подхватывает из моих рук мужчину и вгрызается  ему в глотку. Я подхожу к ещё одной клетке, где сидит другой вампир, и опускаюсь на корточки перед дверью.

— Ты нам поможешь?

Он затравленно глядит на меня широко раскрытыми от ужаса глазами. Вампиры нечасто смотрят в ужасе на меня, но, с другой стороны, наше знакомство с ним всё-таки началось с того, что я задушил человека.

— Я ничего не знаю, — отвечает он дрожащим шёпотом.

— Вот скоро и выясним, — отпираю я дверь. — Только слушайте, что я говорю, хорошо?

Я перевожу взгляд с мужчины в клетке, который лепечет себе под нос что-то бессвязное, на женщину с трясущимися руками, которая едва стоит на ногах, как наркоман, страдающий от ломки.

— Конечно, — отвечает Лиз и пытается показать мне большие пальцы, но как будто бы не может сообразить как. — Конечно.

— Я помню, что ты хочешь найти мужа, но разумнее всего будет сначала привести сюда полицию. Мы же не хотим, чтобы его убили в процессе спасения. И не хотим погибнуть сами, да?

Она мнётся.

— Мы не уйдём далеко. Просто выберемся отсюда и будем наблюдать с безопасного расстояния до приезда полиции. Они не успеют никого перевести. Ещё неизвестно, что ждёт нас дальше. Там может быть и два человека, а может быть и целая армия. И если второй вариант, то пока ему будет лучше там, где он сейчас.

Лиз явно не приходит в восторг от моей идеи, но, поразмыслив немного, всё же кивает.

— Ладно.

— Отлично… держитесь за мной.

Я добираюсь до выхода и медленно поворачиваю дверную ручку, слегка приоткрывая дверь.

— Слышите что-нибудь?

— Я сейчас вообще плохо слышу, — качает головой Лиз.

— Мне нужно, чтобы ты сосредоточился и стал моими ушами, — обращаюсь я к мужчине. — Слышишь что-нибудь?

Вампир внимательно прислушивается, но он явно очень молод и ещё не развил сверхчувства так, как, например, Маркус.

— Нет.

Я удовлетворённо киваю, высовываю голову наружу, проверяя обстановку, затем переступаю порог. Не хотелось бы завести нас прямиком в засаду. Мы доходим до конца коридора, периодически пробуя бесконечные двери по бокам, но все они оказываются запертыми. У самой развилки вампир трогает меня за плечо.

— Я что-то слышу…

— Откуда?

— Кажется… Кажется, сюда, — указывает он на какую-то дверь впереди.

— Хорошо, идём в ту сторону.

Мы быстро шагаем по коридору, толкая все двери по очереди, но ни одна из них не открывается. В конце концов, я упираюсь носом в тупик и немного падаю духом.

Но тут дверь позади нас распахивается. Я мгновенно оборачиваюсь и беру на мушку мужчину, неспешно выходящего из комнаты.

— Полиция. Руки вверх, — приказываю я, приближаясь к нему.

— Охрана! — вопит он в ответ и тянется за пистолетом. Я мгновенно выстреливаю ему в ногу транквилизатором. Тот дёргается и сразу же начинает качаться, как пьяный, а спустя пару секунд и вовсе валится на пол. Доза снотворного, полученная им, слишком велика для человека, однако шанс на благополучный исход всё же есть.  А ведь нужно было всего лишь не тянуться за пистолетом.

— Кто-то идёт,  — говорит вампир.

— За мной, — кричу я, прячась за углом как раз в тот момент, когда из дверей появляются три мужчины и замечают своего товарища на полу.

— Полиция. Руки вверх или я буду стрелять.

Но они, похоже, считают себя быстрее меня. Или, по крайней мере, считали до тех пор, пока один не оседает в судорогах на землю.

— Руки вверх.

Второй бросается бежать, а третий замирает на месте и подчиняется. Я подхожу к нему, завожу руки назад, силой опускаю на колени, затем обыскиваю. Отобрав всё оружие, я вытаскиваю завязку из капюшона его толстовки.

— Эй, ты чего! — возмущается мужчина.

— Заткнись.

— Но моя толстовка…

— А не надо было быть преступником, и тогда бы твоя толстовка осталась целой! — рявкаю я, поднимая его на ноги. — Отведи нас к выходу или я тебя пристрелю.

— Так ты же чёртов коп! Тебе нельзя стрелять в нас.

— Расскажи об этом своим друзьям на полу.

Он скрежещет зубами, но кивает и принимается послушно брести вперёд. Естественно, я ему не доверяю и прошу вампиров слушать в оба, чтобы мы вновь не нагрянули в комнату, полную бандитов. Сегодня мой уровень удачи ведь просто зашкаливает.

 

Маркус

Я гашу двигатель и в очередной раз слышу телефонную трель. Не один, так другой! И у меня нет ни на кого времени! Мне нужно спасать Финна!

— Да, — рявкаю я.

— Не съешь меня прямо через трубку. Где ты? — спрашивает Брукс.

— Терпеливо жду в своей машине, — вру я, выбираясь наружу и направляясь к старому кирпичному зданию.

— Надо же, как странно. А я почему-то слышу завывание ветра в динамике. Немедленно возвращайся назад и жди подкрепления.

— Не буду я ждать никакого подкрепления.

— Вот именно поэтому отношения между коллегами запрещены.

— Мы не в отношениях, — клацаю я клыками.

— Да, но у тебя есть чувства к нему, хоть ты и делаешь вид, что он мерзкий человечишка.

— Он мерзкий человечишка.

— Возвращайся в машину.

По-моему, мой босс оглох!  Или, может быть, отупел настолько, что всерьёз считает, будто я буду терпеливо сидеть в машине и смотреть в окошко, пока Финн находится в опасности. Я должен найти его и защитить.

— Поздно. Я уже иду на перехват.

— Да что б тебя, Маркус! Не вздумай! Я твой начальник, и тебе придётся меня слушаться. Или ты хочешь, чтобы тебя уволили?

— Валяй. Увольняй меня, — рычу я и вешаю трубку.

Ну что ж. Всё прошло отличненько.

Я окидываю здание оценивающим взглядом и прислушиваюсь. Внутри явно есть люди, но нужно подобраться ближе, чтобы понять, скольких мне придётся уничтожить, защищая человека. Я разорву на части каждого мудака, который возомнил, что заберёт у меня Финна. Сначала оторву руки, потом ноги и заставлю пожалеть о дне, когда они появились на свет. В их телах не останется ни одной целой кости, и тогда я…

— Привет, Маркус!

Я быстро оборачиваюсь и встречаю взглядом с человеком. С тем самым, которого собрался спасать.

— Эмм… Секундочку…

Финн тащит за собой мужчину в два раза больше себя и улыбается мне самой кокетливой улыбкой, на которую только способен.

— Я так рад, что ты приехал!

Я недоумённо прищуриваю глаза, гадая, что же всё-таки произошло.

— Я как раз шёл… спасать тебя.

Его улыбка расплывается ещё шире.

— Спасибо, но я уже сам себя спас, и всех остальных тоже. Но если бы знал, что ты уже в пути, то обязательно бы подождал. Это наверняка было бы очень эротично. Хочешь, я зайду обратно? — предлагает он, опуская связанного мужчину на землю. — На колени, или я пристрелю тебя на месте.

И он так круто говорит последнюю фразу.

Я кидаюсь к нему, быстро хватаю за талию и, пока тот ничего не успел сообразить, прижимаюсь к губам. Как смеет он вызывать во мне все эти… чувства? Ощущаю себя полным дураком, но всё равно никак не могу оторваться от его рта. Я хочу целовать Финна, касаться его и держать в объятиях, но мы по-прежнему стоим на открытой местности у логова преступников.  Я неохотно отстраняюсь и смотрю в его широко распахнутые и растерянные глаза.

— Как ты смеешь? — шиплю я.

— Смею… что?

— Попасться в лапы к бандитам и заставлять меня волноваться. Мне не понравилось волноваться. Я боялся, что тебя убьют или ещё что-нибудь.

— Я в порядке, — мягко улыбается он. — Честно.

— Прости, что не пошёл с тобой. Прости, что допустил такое.

— Кстати, а где ты был? — спрашивает с беспокойством Финн. — Тебя ранили?

Я тут же вспоминаю ужас, исходящий от него, когда я сказал, что тоже ощущаю присутствие того вампира на заднем дворе. Мне не хочется вновь заставлять его проходить через это, и я решаю промолчать о случившемся. По крайней мере, до тех, пор пока не посоветуюсь с Орином.

— Нет, всё хорошо.

Позади нас начинают парковаться полицейские машины.

— А вот и вы! — оборачивается Финн к подоспевшим коллегам. — Эта женщина считает, что её муж находится в здании. Её саму держали в клетке и накачивали наркотиками, так что ей нужен врач.

Всё это время он не сводит глаз с последней машины. Когда та, наконец, останавливается, из неё выходит Брукс. Финн срывается с места и кидается ему на шею, а тот, в свою очередь, подхватывает его и крепко обнимает. Затем я замечаю Орина, который спешно присоединяется к объятиям. Они зажимают Финна с двух сторон, душа в своей любви и ласке.

Забавно, как такой маленький человечек собрал вокруг себя так много старых и сильных вампиров, готовых перевернуть ради него весь мир. А ещё забавнее, что я тоже здесь, во главе его мини-армии.



Комментарии: 5

  • ЭТО ТАК ПОТРЯСАЮЩЕ И МИЛО АОАОАОАОАОАОА. блин, главы закончились и я теперь не знаю, где брать эндорфины. Эмоции от этой работы буквально самые приятные из всех за последний месяц.

  • О боги, моё сердечко сейчас выпрыгнет. Это круто, очень круто, я падаю и растворяюсь в каждой новой главушке, как изголодавшийся по объятьям Арти в Финна.
    Когда же наконец будет покончено с тем говнюком, посмевшим испоганить жизнь нашему главному герою, чтобы сладкая парочка могла наконец наслаждаться друг другом?)))

  • Как же мне нравится 😍😍😍😍😍😍😍!!!!!!!
    Огромнейшее спасибо за перевод!!!!!!!

  • Спасибо за перевод! Очень интересная, юморная и динамично развивающаяся история. Всегда с нетерпением жду новых глав )))

  • Спасибо за перевод:)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *