Ривер

Утром мы проснулись от какого-то непонятного шума и суеты. Я оставил парней в палатке, а сам выбрался наружу, чтобы проверить, из-за чего этот сыр-бор. Все работорговцы столпились вдалеке вокруг чего-то, напоминавшего…

— Это что… труп раба? — нахмурился рядом Периш, заслоняя глаза от серого солнца. Я прищурился. Может, сегодня мне повезёт, и это окажется тот немой пацан: тогда Киллиан точно забудет про своё желание завести ещё одного питомца.

Не повезло. Блондинчик по-прежнему стоял, прислонившись к своему столбу, и смотрел в пустоту, как большинство рабов во время отдыха.

— Чомпер… Что случилось? — поинтересовался я у усатого повара, занимавшегося костром.

— Кто-то пытался удрать, — он подбросил в огонь толстую дощечку. — Ошейник сработал, и всё — пишите письма.

Сердце Периша подпрыгнуло, но я бросил на него предостерегающий взгляд. Болван наверняка и спроектировал эти ошейники, поэтому теперь ему не терпелось похвастаться. Правда, тот, что он нацепил на меня, должен был взорваться, а не выпускать шесть шипов.

Мы с учёным вышли из лагеря и направились к сборищу. Работорговцы злобно тараторили, перебивая друг друга, но громче всех орал Хоппер. При виде нас он устало всплеснул руками.

— Нет, ну вы видали? Что это вообще? С чего он вдруг надумал бежать? Мы ведь подробно объясняем, как работают ошейники, так что даже самые тупые въезжают!

— Кто за ними смотрел? — спросил я, склоняясь над телом.

Ё-моё… Это был тот мужик, который цеплялся к Чалли: кровь, вытекшая из ран на шее, уже успела подсохнуть на холодной земле. Дело неожиданно приняло неприятный оборот.

— Таббит, но этот остолоп уснул! Я реально не понимаю, какого хрена — он был совсем не из буйных! — Хоппер сплюнул на мертвеца и отвесил ему пинка в бок. — Теперь только на хавчик сгодится… А в Мелхае, между прочим, дают по две сотки за голову! Чтоб его… — он издал раздражённый стон, а потом от злости пнул мужика ещё раз.

— Может, его напугал немой пацан, — сострил темнокожий работорговец по имени Джимми, но быстро заткнулся, когда Хоппер испепелил его взглядом. Сегодня их главарь не жаловал шутки, что было большой редкостью.

— Ладно… Ривер, буди своих парней — пусть помогают Чомперу его разделывать, пока не завонял. Пойду дам по шее Таббиту и тяпну чего-нибудь от нервов. Этот раб вычтется из его зарплаты! — с этими словами Хоппер удалился.

Я тоже потащился обратно, по дороге мимоходом разглядывая следы, которые оставил раб, когда бежал сюда. Было нетрудно: от их дерьмовой обувки оставались совсем не такие отпечатки, как от вполне себе приличных башмаков работорговцев. Хотя… что это? Внезапно среди обилия следов, недавно вдавленных в грязь Пустоши, глаз выхватил подозрительно смятый пучок жёлтой травы — отпечаток подошвы ещё одного бегуна. И такой мог оставить только человек, обутый в берцы.

Еле слышно выругавшись, я на мгновение прикрыл глаза. Только этого ещё не хватало… Раб рванул не в безумной погоне за свободой — его преследовали. Я торопливо затоптал след, присыпав его пылью, и ускорил шаг. Подозреваемых было двое, однако Киллиан сразу отпадал. Оставался моросский серийный убийца химерьего происхождения.

В палатке Киллиан чистил зубы, а Джейд зашнуровывал ботинки. Меня моментально охватил гнев, обжигавший нутро и сносивший все предохранители. Кикаро вскинул взгляд и в следующую же секунду удивлённо взвизгнул, потому что я схватил его за ошейник и вздёрнул на ноги.

— Ривер! — воскликнул Киллиан, но я не удостоил его ответом.

— Весело тебе было ночью, кикаро?

— В… в смысле? — с недоумением прохрипел тот, однако у меня напрочь отсутствовало настроение играть в игры. Перекрутив ошейник, я ограничил ему доступ воздуха, и бледные руки автоматически метнулись к шее.

— Я уже в курсе твоей выходки, а если ты надеялся это скрыть, то совсем идиот. Ещё раз выкинешь что-нибудь подобное, и клянусь жизнью твоего мужа — он получит назад грёбаного евнуха. Всё понял?

— Чем ты уже закинулся с утра пораньше? Я всю ночь был здесь… — Джейд судорожно вдохнул и выгнул шею под неестественным углом. — Спал. О чём ты вообще?

Опомнившийся Киллиан сжал моё плечо.

— Ривер, отпусти его! Лучше расскажи, что случилось.

Я недовольно заворчал, но всё же послушался, хотя руки так и чесались выдать Джейду личную цепь и приковать его к столбу. Некоторые, между прочим, из кожи вон лезли, чтобы убраться подальше от Крейга и Легиона, а эти два придурка только и делали, что без конца искали себе неприятности.

— За мужиком, который мучал твоего нового убогого, вчера ночью гнался кто-то из лагеря. Он убегал, и в итоге ошейник сработал, — прошипел я. — Эти тупицы решили, будто он бросился на свободу, но я нашёл отпечатки ботинок кого-то из наших. Киллиан всю ночь спал со мной, не говоря уже о том, что он не способен напугать и котёнка. Это твоих рук дело, не так ли, «Теневой Убийца»?

Сердце парня колотилось как бешеное, правда, непонятно от страха ли, что его поймали, или же просто от недостаточного кровоснабжения из-за удушья.

— Я никуда сегодня не выходил! Периш может подтвердить — он спал почти рядом! — горячо протараторил Джейд, но я ни слову не поверил. — Киллиан! Давай поговорим с Чалли, узнаем…

— Я запрещаю вам с ним разговаривать! — заорал я.

Оба замерли и уставились на меня, словно нашкодившие школьники. Я сердито стиснул челюсти и выскочил из палатки.

После завтрака на скорую руку, во время которого взгляд мой ни на секунду не оставлял этих двух клоунов, мы упаковали вещи и двинулись дальше в путь. Впереди виднелся горный перевал Кокихолла, с каждым часом становившийся всё ближе. Я держался позади рабов, которые плелись за парой гружёных телег, запряжённых бозенами, впереди шли Периш вместе с Хоппером, а Джимми и Чурро прикрывали фланги. Голова и так пухла от проблем, но теперь мне приходилось ещё и следить за Киллианом и Джейдом. Пока что оба смирно сидели на повозке и играли в карты, отдыхая между готовками обедов.

Одно неверное движение почуявшего кровь кикаро, и нас всех тут перестреляют: мы с Перишем отделаемся лёгким испугом, а вот мальчишкам кранты. Сердце беспокойно подпрыгнуло: я не забыл зловещие слова учёного, и былые чувства накатили с новой силой. Стало даже хуже, ведь сейчас, помимо всего прочего, нас окружали бесчестные прохвосты, а те, кому я должен был доверять, задумали какую-то несусветную глупость.

«Что б тебя, Джейд… Ох, Илиш, лучше бы твой кикаро не высовывался и не подвергал Киллиана опасности, или клянусь…»

Расправив плечи, я вдохнул полной грудью, стараясь хоть чуть-чуть сбросить напряжённость, и пнул булыжник, чтобы развлечь пса и себя заодно. Дик по непонятной причине обожал гоняться за камнями и, когда мы устраивали привал, обычно только и делал, что грыз их, если я не находил для него задание. Такими темпами безмозглый комок шерсти через полгода останется без зубов, но мне-то что.

Неожиданно справа что-то мелькнуло. Глаза непроизвольно проследили за движением, и я увидел, что немой раб стоит на коленях, опустив подбородок на грудь.

— Давай топай, — язвительно бросил я, подойдя к нему. — Отстанешь, и секир-башка.

Чалли поднял на меня свои огромные, как у совы, глаза, показав болезненно серое лицо, потом встал и начал жестикулировать.

— Я не понимаю это дерьмо, можешь не утруждаться. Шевелись.

Тут к нам как ни в чём не бывало промаршировал кикаро с бутылкой воды в руках. Киллиан робко выглядывал из-под брезента: наверняка именно он и подал эту великолепную идею.

— Кикаро…

— Это моя вода, не заводись, — отмахнулся Джейд и с улыбкой протянул бутылку Чалли. Тот дрожащими руками ухватился за горлышко; губы его казались настолько пересохшими, что шелушились, как рептилия, сбрасывающая кожу. — Догоняй остальных, Чалли. Воду оставь себе.

Когда раб отошёл на приличное расстояние, Джейд повернулся ко мне.

— Ривер, нам придётся сделать крюк. Дальше будет дорога к Мариано, и работорговцы туда сворачивать не собираются, а нам как раз он и нужен. Хоппер уверен, что в этом городишке есть электричество, плюс он находится в горах, — объяснил он. — Сможем зарядить аккумулятор, а если повезёт, то и связаться с Илишем.

— И сколько туда идти?

— Хоппер говорит, до развилки ещё три дня. Заодно пополним запасы, купим таблеток «Дек’ко» для очищения воды.

Я покосился на Киллиана, который по-прежнему старательно избегал моего взгляда, и призадумался. Оставлять его одного, разумеется, нельзя, но вот с Джейдом другая история. Легионеры ищут не кикаро, но жёлтые глаза слишком западают людям в память, поэтому рисковать всё-таки не стоит.

Мы шли уже несколько дней. Крейг давно превратился в воспоминание, а впереди простиралась лишь бескрайняя серость. Я уже видел, что дальше дорога будет только извилистее, скалистее и пустыннее: никаких тебе развалин, в которых можно чем-нибудь поживиться. Даже машины выглядели более ржавыми и обглоданными, чем в предгорьях. До Фоллокоста здесь никто не жил: это была всего лишь автомагистраль, которая вела в Фолкленд.

Во рту появился привкус желчи. Почему мы вообще тащились туда пешком, когда могли бы лететь в крутом самолёте Илиша? Он хотел, чтобы мы достали жёсткие диски в лаборатории Крейга, и мы это сделали… А теперь просто убегали от кучки уродов, которых я с таким удовольствием отстреливал в прошлой жизни. И это притом, что лишь одному мне было известно, где искать Рено — благодаря элементарному коду, который эти придурки в Скайфолле очевидно не заметили. Но какой в этом прок, если я в бегах?.. Когда всё стало настолько плохо? Раньше я никогда не убегал. Наверное, потому что не было причин: в глубине души всегда жила уверенность, что со мной ничего не случится. Теперь я знал это наверняка, однако моё благополучие давно отошло на второй план.

Мой белокурый мальчишка тихо переговаривался с Джейдом, державшим в руках уже пустую бутылку, которую вернул Чалли. Каким же он был… хорошим, настолько хорошим, что когда-нибудь это точно сведёт меня с ума. Если бы Киллиан мог хотя бы на время, пока мы скрываемся от Легиона, ожесточить своё мягкое сердце. Сейчас он должен быть эгоистом ради нас. Ведь в конце-то концов есть только мы одни… Киллиан не сможет спасти весь мир.

Я приблизился к нему и чмокнул в лоб. Тот рассмеялся и взял меня за подбородок.

— Я уж думал, ты пришёл ещё на меня поорать.

Прикусив язык, чтобы не начать новую ссору, я отрицательно покачал головой.

— До тех пор пока ты не рвёшься спасать каждую заблудшую душу, у меня нет повода для ругани, — я поднёс его руку к губам, и Киллиан порозовел. — Судя по всему, мне придётся ненадолго отклониться от маршрута. Периш и Джейд пока побудут в лагере, но тебя с твоим новым хобби бесить людей с пушками я ни за что не оставлю в одиночестве.

Джейд возмущённо заворчал.

— Ну уж нет, я тут не останусь. Мне надо…

Я поднял руку, призывая кикаро замолчать, и его протесты превратились в недовольное фырканье.

— Ты берёшь меня с собой? — распахнул глаза Киллиан. — Но Джейд говорит, до Мариано день пути… Нас точно не заметят?

— Вдвоём мы не будем вызывать столько подозрений. Зарядим аккумулятор, купим тёплой одежды, разыщем какой-нибудь бар и послушаем, где сейчас рыскает Легион… А потом сразу двинем обратно, — я кивнул в сторону Хоппера и Таббита. — Мне всё равно нужна пара дней отдыха от эти ослов. Они уже порядком меня достали.

И это в самом деле было так: всё-таки я привык к тишине подвала, в котором можно было отсидеться, когда вокруг становилось слишком много людей. Здесь у меня не было такого места, и единственной лазейкой становились дозоры, но даже тогда я не мог расслабиться, потому что беспокоился о Киллиане и не хотел надолго оставлять его. Всё будет нормально: мы не встречали и намёка на присутствие Легиона с тех пор, как покинули окрестности Крейга.

Киллиан одарил меня лучезарной улыбкой: он тоже наверняка хотел отдохнуть и побыть со мной наедине. Потом я пошёл и доложил о своём решении Хопперу.

— Знаешь что?.. Если притащишь мне новые окуляры, мы с тобой — друзья навеки, — главарь работорговцев стянул с головы свои защитные очки, нацепил на нос и прищурился. Внешнее стекло покрывали тысячи мелких царапин от песка. — Однако ты должен вернуться за три дня. Мы будем уже на подступах к Кокихолле, и, если пойдёте в обход, как раз нагоните нас там. Караван еле поползёт по камням, но вы с Феечкой шустрые.

— Не волнуйся, мы не станем рассиживаться, — я понизил голос. — Главное, что Легиона пока не видно. По пути в Фолкленд будут ещё города?

Хоппер замотал головой и неожиданно споткнулся о попавший под ноги камень. Пнув его от злости и выругавшись себе под нос, он снова повернулся ко мне.

— Не-а, все города останутся на западе. Мелхай и Фолкленд находятся прямо у Чумных земель. Туда никто не ходит, поэтому местные платят за рабов выше крыши.

— На что им там рабы?

Хоппер хохотнул и отпихнул с дороги очередной камень.

— А они там типа верующие. Живут полностью со своих огородов, и вот, чтобы небо послало им дождь или ещё чего, они приносят в жертву людей. Болваны, конечно, но хозяин — барин. Короче, мы…

Позади нас раздался знакомый звук: Киллиан плакал. Я на секунду прикрыл глаза, сделал глубокий вдох и замедлил шаг, чтобы разобраться с этим.

Увидев меня, Киллиан зарыл лицо в ладони и печально всхлипнул.

— Выходит, его убьют?

Хоппер мрачно кивнул и поджал губы, но этим его сострадание и ограничилось.

— Прости, Феечка, мы работорговцы, а не Красный Крест.

Таббит и остальные хихикали и перешёптывались, украдкой кидая на нас взгляды. Джейд, однако, сидел с каменным лицом и так сосредоточенно смотрел вперёд, что становилось ясно, как громко он кричит внутри.

Час от часу не легче… Мне захотелось самому прибить этого инвалида, только бы не разбираться с последствиями сказанного Хоппером. Вообще, я что-то подобное и подозревал. Рабов обычно продавали как бесплатную рабочую силу, проституток или еду, и только знать могла позволить себе настоящую прислугу. По рассказам Джейда о сенгиле Илиша по имени Лука, таких парней и девушек с младенчества обучали угождать хозяевам.

Я положил ладонь на плечо Киллиану. Тот вывернулся, но я чихать на это хотел и положил её обратно.

— Килли… — я погладил его по спине и постарался сказать как можно мягче: — Всех не спасти.

Он поднял на меня красное от слёз лицо и так проникновенно заглянул в глаза, что в моём мертвецки холодном сердце проснулась толика сочувствия.

— Пожалуйста, Ривер?

Я терпеть не мог, что порой этот пацан вертел мной, как хотел.

— Он-не-про-да-ёт-ся, — отчеканил Хоппер. — Я же уже говорил.

Я мысленно выругался, но тут вдруг в голове родилась идея, которая могла бы устроить их всех.

— Слушай, а давай мы возьмём парня с нами и продадим кому-нибудь из богачей, а те возьмут его, скорее всего, как секс-раба или слугу… Если думаешь, что такая участь лучше, Киллиан, — я покосился на немого, который пинал камень Дикою. — А тебе, Хоппер, я приведу из города здорового раба и сверху подарю новые очки совершенно бесплатно. Идёт?

Хоппер открыл рот с таким видом, будто собирался отказать, но потом его тормознутый мозг работорговца сообразил, что к чему.

 — Хорошо, Меррик, идёт. Забирай немого, и притаскивай взамен здорового.

Киллиан со счастливым визгом бросился мне на шею и поцеловал в щёку. Я скривился, и тот, вспомнив о моей нелюбви к проявлению нежности на людях, отстранился, не переставая сиять, как начищенная монетка.

— Спасибо, спасибо, малыш. Я этого не забуду.

Конечно, не забудешь: я тебе напомню.

 



Комментарии: 1

  • Киллиан немножечко лицимер. Значит, этого мы продадим богачам, а какого-то другого парня отведем на бойню? Так получается. Но с другой стороны, это очень реалистично. Читала, что есть теория, которая описывает, что у каждого человека есть определенное число людей, которых он включает в свой круг заботы. У кого-то это число меньше, у кого-то больше. Одним мы сочувствуем в силу воспитания, а за других действительно переживаем. Это если вкратце.
    И Ривер как всегда сдался, и мне это безумно нравится. Вообще, Ривер с каждой главой мне нравится больше и больше.
    Надеюсь, все пройдет хорошо. Хотя, Чалли все-равно жаль. Будем надеяться, что он попадет в хорошую семью. Самой смешно стало 😂
    А еще интересно, кто шалит. Джейд вполне естественно оправдывался. Плюс, он же не дурак подставляться. Загадка в общем!
    Спасибо за главу 🖤

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *