Джейд уставился на чашку с горячей водой, на внешнем ободке которой образовывались мелкие пузырьки по мере того, как жидкость остывала. Внутри беззаботно плавал чайный пакетик, даже не догадываясь, что за ним наблюдают ястребиным взором.

— Сто девяносто восемь… сто девяносто девять… двести, — Джейд вынул пакетик, водрузил чашку на блюдце и направился в гостиную.

Поставив чай перед Илишем, он сделал шаг назад, лучась хвастливым самодовольством. Тот одарил своего кикаро мимолётным взглядом и продолжил неторопливо перелистывать страницы книги. Джейд остался на месте. Он стоял, не сводя с чашки жёлтых глаз, и всё ждал, когда химера сделает глоток.

Прошло несколько минут, а Джейд так и не сдвинулся ни на дюйм. Наконец Илиш, не отрываясь от чтения, взял чашку и чуть-чуть отпил.

— Ну как? — нетерпеливо выпалил Джейд. Поскольку Лука по-прежнему восстанавливал силы в небоскрёбе Гарретта, Джейд взял на себя его обязанности и потихоньку осваивал все хитрости этого ремесла, время от времени прибегая к помощи личного сенгила короля Силаса.

Чай давался ему хуже всего. Сангвин, сенгил короля, всего один раз показывал, как выполнять ту или иную работу, и, если Джейд не запоминал, заставлял его повторять одно и то же снова и снова, пока действие не доводилось до автоматизма.

— Неужели тебе больше нечем заняться? Или ты намекаешь, что я недостаточно тебя загружаю? — взглянула на него из-за чашки химера. Пока он хотя бы не вернул её на кофейный столик, что уже плюс. Илиш был не из тех, кто мог запустить в прислужника кружкой или вылить содержимое на пол, — напротив, он просто оставлял её в сторону, давая чаю остыть. Или — что ещё хуже — если Сангвин крутился неподалёку, обучая Джейда, Илиш просил заварить новый чай его. Хуже способа задеть и вообразить сложно. Для бессмертного эстета и эрудита божественного достоинства и изящества… Илиш чересчур любил делать гадости исподтишка. 

— Да ну, не может быть! — Джейд раздражённо всплеснул руками. — Я ведь досчитал до двухсот! Всё должно быть идеально!

Илиш смерил его внимательным взглядом и преувеличенно тяжело вздохнул:

— Две минуты. Для этого сорта чая — две минуты, а не двести секунд.

— Ну, я так и сделал… Две минуты — двести секунд. Я считал каждую.

Илиш, не мигая, сверлил его глазами, и Джейд постепенно терял присутствие духа. Кто знает, возможно, сегодня в него всё-таки швырнут чашкой. Плечи парня поникли.

— Джейд, возьми ручку. Будешь писать письмо.

«Чудесно, новый способ втоптать меня в грязь. Хорошо хоть, что Сангвина сейчас нет. Этот козёл умеет лыбиться так, что никакого смеха не надо».

Но не то чтобы у Джейда был выбор. Порывшись в шкафу с канцелярскими принадлежностями, он сел рядом с Илишем.

— Я готов.

— Хочу написать своему племяннику Найту. Тебе он знаком как глава приюта «Эджвью», — Илиш сделал глоток и аккуратно отложил книгу. — Дорогой Найт. Как мне стало известно, помойные крысята, которых ты взрастил и отпустил в свободное плавание в Морос, не знают, что минута — это шестьдесят секунд, а две минуты — это сто двадцать секунд. Прошу, прими к сведению, что, возможно, тебе стоит уделять больше внимания обучению этих несчастных блохастых, а иначе они станут ещё большим позором для твоего приюта, чем сейчас. Твой дядюшка, Илиш Деккер.

Джейд открыл было рот, собираясь возмутиться содержанием этого письма, но тут же его захлопнул. Последний месяц он старался не поддаваться, когда Илиш намеренно его подначивал, и пока что вполне преуспевал. Правда, химера всё так же наказывала своего кикаро физически, однако это случалось всё реже и реже. Вот и сейчас прошло уже четыре дня с тех пор, как Илиш отвесил Джейду пощечину за то, что тот сердито огрызнулся в ответ на издевки насчёт Керреса. Остался лишь синяк, да и тот почти сошёл. Впервые за несколько месяцев у него не было травм, которые бы требовали постоянного ухода.

Илиш с кривой ухмылкой забрал у него наполовину написанное письмо.

— Слово «дорогой» пишется через «о», в слове «известно» пропущена «т», но не суть… — отдав бумагу Джейду, он встал. — Дописывай. Так я ещё эффективнее смогу донести до Найта свою точку зрения.

Джейд покрепче стиснул зубы, мысленно представляя, как отрубает Илишу башку.

— В Моросе нет времени, чтобы учить, как и что там пишется. У нас и так хватает забот… Например, как бы не подохнуть с голоду.

Химера, прихватив с собой мобильный телефон, пошагала на балкон. Он всегда звонил снаружи, подальше от ушей Джейда.

— Но даже с этим тебе едва удалось справиться, — Илиш бесстрастно оглядел его с головы до ног. — Впрочем, сейчас ты движешься в верном направлении. Возможно, скоро придётся покупать новую одежду. Ты неплохо округлился.

«Н-да… Похоже, меня ждёт очередная горячая ночка».

Приложив телефон к уху, Илиш закрыл за собой балконную дверь. С чаем в руке, что с гордостью отметил Джейд. Пока химера разговаривала, он прибрался на столах: сложил столовое серебро и тарелки, чтобы слуги с нижних этажей забрали посуду на кухню.

Илиш не прекратил измываться над его плотью, но разница теперь заключалась в том, что он перестал сопротивляться. И пусть ему было трудно в этом признаться, но порой Джейду это даже почти нравилось. Процесс доведения его до оргазма был дразняще-неспешным, и чаще всего заканчивался тем, что кикаро умолял своего хозяина о разрядке. Чего, естественно, обычно и добивался Илиш. Закованный в цепи и распластанный по кровати Джейд был в его полной власти. Пальцы без устали исследовали торс и длинные ноги, лаская каждый дюйм, а язык изучал шею, грудь или любое другое место, из которого Илиш решил пустить кровь сегодня.

Но при всём при этом — и Джейд находил сей факт весьма странным, где-то даже оскорбительным, — Илиш никогда не снимал с себя даже рубашки. Только перчатки неизменно сбрасывал на пол. Джейд никогда не настаивал, скорее, наоборот, — радовался, однако какая-то его часть не могла не задаваться вопросом, почему. Возможно, Илиш просто не желал опускаться до того, чтобы трахать помойную крысу, и удовлетворял сексуальные потребности с другими. К примеру, личный кикаро короля Силаса Дрейк был доступен всем химерам — Джейда об этом просветил Сангвин.

И не только об этом. Королевский сенгил знал о семье Деккер такие вещи, от которых Джейд просыпался по ночам в холодном поту. В кошмарах его преследовали опасности, о существовании которых он раньше не мог и догадываться. Угрозы, исходившие от мужчины, с которым Джейд не встречался и надеялся никогда не встретиться.

— Дрейк — очень покладистая, дружелюбная химера, — объяснил Сангвин неделю назад, показывая Джейду, как правильно отмыть въевшуюся в ворс кровь — ту самую, что осталась после его же нападения на Илиша и Луку.— Не все мы плохие, хотя я бы сказал, что большинство всё же да.

Сангвин и сам был химерой, правда, как и Дрейк или сосланный учёный Периш, — более низкого ранга. Вежливый и терпеливый — Джейду он нравился. К тому же, кроме прислуживания королю в бытовом плане, Сангвин являлся ещё и его телохранителем. Когда Илиш сказал ему об этом, Джейд отнёсся к информации скептически, но стоило сенгилу вплыть в квартиру, как все сомнения рассеялись. Сангвин Деккер был высоким, подтянутым парнем с чёрными волосами длиной до подбородка, кроваво-красными глазами и заострёнными, как у акулы, зубами. Двигался он ловко и стремительно, как пума. Сенгил короля обладал множеством талантов; всё, что Сангвин умел, он делал блестяще и с невозмутимой грацией. Со стороны казалось, будто красноглазая химера всю жизнь воспринимает играючи.

— А кто самый злой? Кроме Силаса?— спросил Джейд, смотря, как пищевая сода пузырится, впитываясь в ворс ковра. Пятно крови на полу своей формой повторяло очертания тела Луки.

Сангвин тихонько рассмеялся и кивнул в сторону балкона.

— Твой собственный хозяин. Таких жестоких и бесчувственных существ ещё поискать.

По спине Джейда пробежала дрожь. Он покосился на балкон, где белокурая химера беседовала со своим братом Аполлоном.

— Правда? — Джейд проглотил комок в горле. Семидесятилетний Сангвин тоже был бессмертным, а значит, достаточно успел изучить семью. — Ни Арес, ни Сирис, ни Неро?

Отрицательно покачав головой, сенгил протянул ему грубую щётку.

— И в этом твоя ошибка, юный Джейд. Думаешь, физическая жестокость хуже всего? Жестокий разум может причинить гораздо больше боли. Но неужели ты этого уже не знаешь?

А потом он хихикнул и сказал нечто такое, что Джейд помнил даже сейчас, неделю спустя.

— А-а-а, вижу, ты уже успел забыть. С тобой он терпелив… Поэтому вот что я тебе скажу, маленький кикаро. Ты для него особенный.

«Маленький кикаро» — все химеры называли его так. Джейд с нетерпением ждал встречи с другими, настоящими кикаро, чтобы узнать, обращаются ли к ним так же.

— Я? Я крыса из сточной канавы, средство разогнать его тоску. Игрушка.

Сангвин терпеливо наблюдал, как Джейд оттирает пятно. Он всегда соблюдал между ними иерархию, даже несмотря на то, что сам был сенгилом, хоть и химерой.

— Ты с ним спал?

— Не так, как ты думаешь.

— Он не раздевался, да?

Неожиданно залившись краской, Джейд перевёл взгляд в сторону балкона. Аполлон время от времени потягивал свой чай. Губы его шевелились, а рука возбуждённо летала по воздуху, словно президент на что-то жаловался. Илиш стоял у перил, скрестив руки. Выглядел он спокойным и безразличным, как обычно.

— Да.

Сангвин со смешком провёл рукой по исчезающему пятну и посмотрел на свою ладонь.

— Илиш никогда не отличался особым сексуальным аппетитом. Он даже на наши семейные собрания давно не приходит.

Настала очередь Джейда рассмеяться. Задрав футболку, он показал Сангвину фиолетовые засосы на груди, в основном вокруг сосков.

— А как тебе такой аппетит? Я тебя умоляю, да он же просто монстр, когда захочет.

Тот поднялся, бросил сухую тряпку на пятно и наступил на неё башмаком.

— И ты говоришь, что не являешься для него особенным.

Открытие это временно выбило у Джейда почву из-под ног. Он тоже встал и снова глянул на Илиша на балконе, словно боясь, что тот может как-то почувствовать, о чём они тут говорят.

— То есть… Он проявляет такой интерес только ко мне?

Сангвин дурашливо пожал плечами и как-то подозрительно улыбнулся, прищурившись, словно довольный кот.

— Быть может… тебе стоит расслабиться и получать удовольствие, пока можешь.

Джейд захлопал ресницами и невольно скривил губы.

— Пока я ему не надоел?

Сенгил положил руки ему на плечи и, скользнув вниз, взял за запястья. А потом с хлопком сложил ладони Джейда перед его же недоумевающим лицом. 

— Нет, нет, нет, маленький кикаро... Потому что король Силас тебя из-за этого убьёт!

— Сангвин! — голос Илиша резанул воздух, словно раскалённый нож.

Слуга уронил руки Джейда и отвесил Илишу поклон.

— На этом всё, ты свободен.

Припомнив свой разговор с демоноглазым сенгилом, Джейд непроизвольно нахмурился. Нельзя было отрицать, что все химеры, которых он встречал, обладали какой-то внутренней потребностью мутить воду и манипулировать окружающими. Однако в загадочных словах Сангвина содержалось нечто большее, чем просто желание запудрить Джейду мозги: он не один десяток лет служил королю и наверняка знал его вдоль и поперёк.

Но ведь Илиш не допустит, чтобы с ним что-нибудь случилось. По крайней мере, Джейду так казалось.

Впрочем, невнятная страшилка про Силаса меркла перед намного более пикантной новостью. Неужели Джейд и впрямь был особенным для Илиша? Кикаро почесал зарубцевавшиеся шрамы от кнута. Пока что-то не похоже.

В тот вечер они, как обычно, сидели вместе на диване. Сегодня никого не ожидалось: Лука ещё гостевал у Гарретта, Сангвина тоже не было, а слуги с местной кухни уже унесли посуду. Джейд, привалившись к плечу химеры, играл в «Геймбой». Илиш, вечно работавший на своём ноутбуке, занимался этим и сейчас, однако время от времени отвлекался на пасьянс или маджонг, уже не пытаясь скрыть этого от Джейда. Если тот долгое время не слышал привычного клацанья, то даже пытался помочь.

— Щёлкни на подсказку, — заметив, что Илиш уже некоторое время гипнотизирует разложенный маджонг, Джейд оторвался от «Покемонов».

— Это жульничество. Какой смысл играть, если постоянно просить подсказки.

— А вот я в своей игре никогда не проигрываю.

Илиш повернул к себе экран «Геймбоя», интересуясь, во что именно тот играет.

— Такая бесполезная трата времени. Разве тебе не нужно где-нибудь убраться?

— Не-а. Могу с чистой совестью тренировать покемонов Луки, — Джейд ткнул пальцем в изображение. — Кстати, он назвал Мьюту в твою честь. А он, между прочим, легендарный. И тоже имеет делать всякие штуки своим разумом, как экстрасенс.

— По-моему, стоит чуть нагрузить его расписание, — пробормотал Илиш. — И я не экстрасенс.

Джейд пролистал весь список, пытаясь найти покемона со своим именем, но безуспешно.

— Ну, почти экстрасенс.

Илиш насмешливо фыркнул.

— Я не экстрасенс. Химеры ничего общего с экстрасенсами не имеют.

Джейд рассеянно посмотрел на руки Илиша в перчатках. Тот начал печатать на клавиатуре, составляя электронное письмо, судя по всему, Артемису.

— Как ты это делаешь?

Уточнять не пришлось: Илиш и так понимал, что Джейд имеет в виду. И было ли дело в расслабленной и уютной атмосфере, навеваемой мерцающим электрокамином, или в отсутствии лишних людей, но Джейд взял руку Илиша в свою, ухватился за ткань перчатки и стянул её. Глядя на безупречную ладонь химеры, он аккуратно провёл пальцем по линиям на ней. 

— Ай! — он спешно отбросил руку, когда та вдруг стала обжигающе горячей. Илиш издал хитрый смешок, и Джейд инстинктивно треснул его по плечу. — Придурок!

Илиш с улыбкой остудил кожу и сжал руку Джейда, успокаивая ожог.

— Я таким родился. Это одна из модификаций моей ДНК, у всех они разные, — объяснил Илиш. Голос его по-прежнему отдавал больничной стерильностью, но Джейд ощутил небольшой проблеск тепла.

— А ещё что-нибудь умеешь?

В ответ прохладная рука Илиша начала знакомо покалывать, вызывая приятные мурашки. Именно от этого ощущения Джейд полностью терял контроль над своим телом. Такого не забыть.

— У всех нас обострены зрение и слух — ничего сверхъестественного, но очень полезно. Вообще, за последние двадцать лет мы весьма сильно продвинулись на поприще генной инженерии. Взять, например, Калигулу. Таких, как он, было четверо, но, к сожалению, выжил только один.

— Что стало с остальными? — Джейд переплел их пальцы вместе, чувствуя, как вибрируют зубы от проходящего по телу разряда. Жалко, что он так не умеет: от бестолкового чтения ауры не было никакой пользы.

— В лаборатории случился пожар. Королю Силасу не понравилось то, что там выращивалось, и он приказал её поджечь. Калигула и ещё двое безымянных находились неподалёку, и в итоге выжил только он.

— Всё-таки вы жуткие… Но в то же время потрясные, — Джейд замотал головой и почесал ухо, когда тоненькие волоски внутри ушной раковины защекотали барабанную перепонку из-за статических вибраций. — Что ещё умеешь?

Илиш расплылся в зловещей улыбке, но Джейд совсем не испугался. Химера явно пребывала в благосклонном настроении, поэтому можно было не волноваться, что кобра атакует. Парень прищурился и, снедаемый любопытством, протараторил:

— Ну, что? Что?

Но Илиш не торопился с ответом и принялся задумчиво играть с его пальцами.

— Ты об этом пожалеешь… — голос химеры подозрительно осёкся.

Внезапно лёгкий, но болезненный электрический импульс прошиб Джейда насквозь, словно тот коснулся оголённого провода под напряжением. Взвизгнув, он отдёрнул руку. Илиш не возражал и с довольным смехом ослабил хватку, но лишь затем, чтобы ткнуть кикаро пальцем в грудь, снова ударяя током, а потом ещё раз.

Джейд истошно взвыл, одновременно хохоча и пытаясь оттолкнуть химеру, но Илиш слишком развеселился и больше не поддавался. Тогда кикаро решил удрать, но и тут потерпел фиаско: хозяин сцапал его своими длинными пальцами, подушечки которых ранили, как острые иглы.

Явно не собираясь отпускать добычу на волю, Илиш усадил Джейда к себе на колени и взял за подбородок. Кожа его из кусачей и жалящей превратилась в мягкую и тёплую. Джейд заглянул химере в глаза, тщетно стараясь подавить улыбку, а ещё больше — искреннюю радость, всколыхнувшуюся в сердце. Эмоцию, от которой за последние несколько месяцев уже успел отвыкнуть.

Илиш ответил холодной ухмылкой, но глаза его сияли и искрились. Он упивался Джейдом с такой страстью, что тот сам едва не вспыхнул.

А потом Илиш его поцеловал.

Весь мир для Джейда замер, на мгновение обратившись серебристым опалом. Илиш нежно скользнул рукой к его затылку и притянул своего кикаро ближе. Джейд автоматически закрыл глаза, борясь с неожиданно нахлынувшим головокружением, но даже сквозь сомкнутые веки видел, как аура Илиша сливается с его собственной. Она наполняла его светом и устраивала в груди пожар, который ранее никто и никогда не мог разжечь. Джейд подался химере навстречу и разжал губы, чтобы вобрать в себя ещё больше Илиша. Он углубил поцелуй, пылая ярче и горячее, чем когда-либо с Керресом.

Илиш оторвался от него, но уже спустя секунду вновь прильнул к уголками довольно растянувшихся губ и завершил свою атаку слабым, но чувствительным укусом в шею. И тут же, как и предполагал Джейд, потащил вверх его футболку.

Джейд стянул свои кожаные штаны и снова оседал его, ни капли не пытаясь скрыть видимое проявление возбуждения. Его рука скользнула по блестящим волосам химеры, а следом нырнула вниз под белоснежную рубашку.

— Что на тебя нашло сегодня? — хрипло промурчал Илиш, не протестуя, однако, против напора своего кикаро.

В глубине души Джейд задавал себе тот же самый вопрос. Казалось, что всякий раз, когда Илиш показывал ему себя с этой стороны, его охватывала лихорадка, пробирающая до самых костей. О, как же велика была эта жажда. Ему всегда было мало, и даже их первый поцелуй, случившийся только что, не смог её утолить. Зависимость началась с первой прочитанной химерой строчкой, и теперь Джейд вожделел внимания, любви и ласки Илиша, словно наркоман новой дозы героина. Он должен был его заполучить.

«Сангвин сказал, что я для него особенный, что у Илиша нет сильного интереса к сексу. Он и впрямь удивился, когда увидел на мне засосы... Я ему по-настоящему нравлюсь».

С тех пор, как Джейд вернулся сюда после своего бесславного побега, он начал замечать кое-какие изменения. Да, Илиш по-прежнему распекал его почём зря, оскорблял и не стеснялся применять физическую силу, но Джейд постепенно понял, как работал мозг химеры.

На первый взгляд, изменения были совсем незначительными. Например, теперь Илиш, если и мог его ударить, то слегка, а не наотмашь. Ещё он позволял кикаро маленькие поблажки, — к примеру, заказать еду на свой вкус — вещи, о которых нельзя было и помыслить, когда Джейд только попал сюда. Это был своеобразный танец. Если Джейд признавал лидерство Илиша и подчинялся ему, но в то же время выполнял свои па и не давал ему расслабиться, то в награду химера обращалась с ним вполне по-доброму.

Так что же всё-таки сегодня на него нашло? Хотел ли моросец узнать, как далеко Илиш позволит ему зайти? Или желал отдаться химере, причём в том самом смысле, который для Джейда из прошлого был сродни самоубийству? И всё лишь потому, что по какой-то совершенно аномальной, неправильной причине аура химеры проникала в его собственную, как дождь в иссохшую почву. Джейд начинал испытывать чувства к этому монстру.

— Сам знаешь, — с ловкостью парня, который занимался этим ни один десяток раз, он принялся расстёгивать пуговицы на рубашке Илиша.

Если про химер что-то и можно было сказать наверняка — так это то, что сложены они все идеально. Джейд лизнул сосок Илиша и провёл рукой по упругому прессу, пересчитывая каждый рельефно очерченный кубик.

— Какой послушный крысёныш. А все говорили, что я зря трачу время с таким спес… — Джейд крепко прижался к нему губами и тут же присосался к нижней, почти мгновенно прокусив её. Однако сразу не отпрянул, а напротив, игриво покосился на химеру и лишь потом, как будто нехотя, разжал зубы. 

Илиш вопросительно выгнул светлую бровь и слегка прищурился. А Джейд, не в силах сопротивляться нахлынувшим чувствам, расплылся в довольной улыбке, прекрасно понимая, что дёргает за усы спящего тигра.

 — О, надо же… Я нашёл, как тебя заткнуть.

Илиш резко поднялся с дивана вместе со смеющимся и вопящим кикаро. Спустя пару мгновений он швырнул его на свою кровать, а сам навис сверху.

Мысли с бешеной скоростью метались по черепной коробке Джейда. И пусть большинство из них было о неприемлемости происходящего, тело и тёмные уголки его сознания слишком хотели Илиша. Огонь в груди разгорелся лишь сильнее, когда мускулистая фигура химеры полностью накрыла его собой, а тёплые руки пустились исследовать самые интимные места.

«Вряд ли в истории случалось более странное проявления стокгольмского синдрома».

Окутанный каскадом белокурых волос, Джейд настолько растворился в моменте, что не заметил, как Илиш тоже разделся догола. Впервые пробежавшись ладонями по бёдрам и животу мужчины, он постарался запомнить каждый их изгиб, чтобы ещё сильнее подпитать и так вовсю бушующие чувства. Пока неясно, станут ли подобные вечера постоянными, или же это лишь мимолётная слабость химеры. В любом случае лучше сполна насладиться столь совершенным телом и сберечь в сердце каждую секунду.

Время потеряло для него всякое значение. Ауры их сплетались безо всякого удержу, и Джейд совсем забыл себя, утонув в наслаждении, даруемом ему руками Илиша. Их страстные прикосновения доводили его едва ли не до пика, но потом вдруг перебирались на другое место. Губы летали по коже, целуя, лаская и оставляя после себя россыпь пурпурных меток, а иногда и уже привычные капли крови на простынях. Джейду тоже очень хотелось пустить в ход зубы, но он благоразумно решил воздержаться, хоть и умирал от желания узнать, что же такого в этом находит Илиш.

И вот, наконец, настал момент, которого Джейда с таким трепетом ждал. Он был уверен, что Илиш буквально в последнюю минуту отступит, просто чтобы вернуть его с небес на землю. Однако тот убрал палец, находившийся внутри Джейда весь этот час, и раздвинул его колени ещё шире.

Почувствовав всё возрастающее давление между ног, Джейд сдавленно закряхтел и уронил голову на подушку.

«Ну, естественно, у всех химер огромные. Разве можно было ожидать другого?» — он вонзил ногти в спину мужчине и выдохнул вереницу цветастых ругательств. Илиш прикусил краешек губ Джейда. Даже не видя лица своего кикаро, он получал удовольствие от малейшего его возгласа.

Илиш перехватил ноги Джейда поудобнее и резко вошёл в него, с восторгом наблюдая, как тот корчится в приливе противоречивых эмоций.

Что ж, его кикаро сам этого захотел… Тело Джейда умоляло о проникновении, и Илиш воспринял эту смену поведения с нездоровым восхищением. Раньше ему бы и в голову не пришло, что впервые он возьмёт своего питомца по обоюдному согласию. Этот заносчивый, распущенный и непуганый крысёныш с каждым днём удивлял его всё сильнее.

Особенно ему нравилось извлекать из Джейда такие разные звуки. Когда Илиш неожиданно ускорялся, тот стискивал зубы и вскрикивал. Когда он замедлялся до ритма, больше подходящего чувственному занятию любовью, кикаро начинал тихо постанывать и двигать бёдрами навстречу, требуя большего. Зрелище было в высшей степени завораживающее. И пусть закалённый и безжалостный разум Илиша укорял его за такое потворство своим страстям, он вдруг обнаружил, что желает тело помойной крысы не меньше, чем она его.

В какой-то момент Джейд выгнул спину, сцапал химеру за длинные локоны и излился семенем себе на живот. Илиш, только этого и дожидавшийся, коварно ухмыльнулся, прижал его ноги ближе к груди и принялся с новой силой атаковать чувствительную точку внутри начавшего обмякать тела, будто накручивая ослабевшие струны на колки гитары. Это была любимая забава Илиша — не давать Джейду покоя и доводить его почти до кульминации снова и снова.

Джейд ещё глубже впился ногтями в его спину, кусая губы от наслаждения и боли, сотрясающих всё его естество, словно землетрясение. Химера то опускала, то поднимала бедра, меняя ритм и интенсивность движений. Он как обычно безошибочно чувствовал, что именно заставит его кикаро зайтись в крике.

Барахтаясь в топящих его волнах, Джейд вдруг понял, что звуки издаёт не он один. Прежде Илиш лишь наблюдал, выжимая из парня всё до капли, а себя удовлетворял издёвками и насмешками над ним. Теперь же с губ химеры срывались тихие, приглушённые стоны. Он больше не оставался холодным и безучастным к процессу, играя на теле Джейда, как на каком-то музыкальном инструменте. Нет, Илиш оказался внутри него, а значит, неминуемо получал собственное физическое удовольствие. Открытие это настолько поразило Джейда, что всё вокруг исчезло, и он видел перед собой только химеру.

Финальный прилив накатил на него, когда, забыв о своих хитрых манипуляциях с ритмом, Илиш принялся напирать на Джейда в темпе, приятном ему самому: его хозяин гнался за собственным удовольствием.

Джейд прикрыл глаза и сквозь опущенные веки увидел, что их ауры сплелись в тугой и крепкий узел. Застонав с Илишем в унисон, он ощутил, как внутри него всё будто натянулось до предела и скоро лопнет в неумолимо надвигавшемся оргазме. На последнем резком толчке Илиш внезапно впился зубами в его шею, разрывая кожу. В рот химеры брызнула кровь, и одновременно с этим Джейда наполнила его сперма. Он попытался сдержать крик, но в тот же миг напряжение, копившееся в нём, рвануло с такой силой, что мокрое от пота, раскрасневшееся тело Джейда выгнулось дугой и беспомощно затрепыхалось под внушительной фигурой Илиша.

Химера разжала челюсти, но осталась сверху. Оба они тяжело дышали, давая остыть разгорячённым, загнанным телам. Через несколько минут Илиш скатился с него и лёг рядом. Джейд в изнеможении смотрел наверх, не обращая внимания на струйки крови, стекавшие по шее и внутренним сторонам бёдер.

Считая вдохи химеры, он любовался серебристой аурой Илиша, рисующей узоры на потолке. Они переливались, словно рябь на воде, и лентами тянулись к его собственному пурпурному зареву. Из любопытства Джейд шевельнул рукой и бросил свою ауру навстречу и, конечно же, они снова охотно слились. С Керресом такого никогда не случалось: их ауры сочетались так же, как масло и вода. Джейд либо подавлял морскую пену своего бывшего парня, либо она просто отказывались приближаться. Аура же Илиша была столь же монументальной и непоколебимой, как и сама химера. Пурпур и серебро упоенно смешивались друг с другом, образуя единую картину.

«Это наверняка что-то значит… Выходит, Сангвин прав. Может, противиться этому влечению не в силах ни один из нас. Как бы мне хотелось показать ему это, особенно сейчас...»

Глаза Джейда всё ещё восхищались красотой узоров, когда тёплая рука притянула его к себе. Он обнял Илиша в ответ, чувствуя, как тот сжимает его ладонь в своей.



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за перевод!

  • Расшевелил таки дедулю. 🙂 🍾🥂 И как теперь Илиш будет свою зазнобу от кровожадных родственничков прятать. Спасибо за перевод!

  • Теплая и комфортная глава ✅
    Момент, когда Джейд понимает, что втрескался ✅
    Это лучшая глава! И дело не в интимной близости, просто она такая уютная. Не могу прям. Подколы Илиша это что-то с чем-то. Мне нравится пассивно-агрессивный юмор. Неудивительно, что Илиш мне так нравится)
    Давайте признаем, Джейд немножечко мазохист. 😂
    Переживаю, что в следующих главах будет жесть. Конечно будет. Сюжет-то двигать надо.
    Меньше всего я хочу увидеть знакомство с Силасом. Специально перечитала главу от Джейда первой книги. Там Джейд возмущается и кричит, что Силас опять хочет его убить. Вот не хочу я про это "опять" читать. Хочу больше игр в карты))
    Кстати, заметила оговорку Илиша. Изначально он сказал, что было четыре ребенка. А потом говорит, что с Каллигулой было два неизвестных, которые сгорели. Четвертый, естественно, был Ривер. Интересно, он случайно оговорился или специально. Уже доверяет Джейду? Короче, их взаимодействие очень цепляет.
    Спасибо за главу 🖤

  • Джейд потихоньку обучается жизни с Илишем. Жду появления Силаса и очередного ужаса. Недаром же Сангвин предупреждает Джейда, не может быть всё гладко и ванильно в их жизни. Насилие в прекрасной жизни химер - норма жизни. Насилие химерами и насилие над химерами... Как-то так.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *