Просыпаясь, Джейд каждый раз думал, что кошмар окончен, но, ударяясь макушкой о металлические прутья клетки, понимал, что это лишь очередная ночь его плена. Он наотрез отказывался издавать даже самый короткий стон и вместо этого зарывался лицом в единственное одеяло, которое Луке разрешали дать ему на ночь. К утру отберут и его: днём Джейд не заслуживал прикрытия для своего исполосованного кнутом тела.

Воспалённые рубцы на спине отзывались резкой болью даже на лёгкие и аккуратные прикосновения слуги. К тому времени, как сенгил заканчивал промывать раны, челюсти Джейда сводило — так сильно он прикусывал полотенце, которое давал ему Лука, чтобы вытерпеть процедуру.

Каждый день Джейд умолял его об обезболивающем, о еде, сверх тех скудных объедков, что выделял ему Илиш, или хотя бы о такой мелочи, как лёд для спины, но Лука никогда не отвечал. Джейд понимал, где пролегают границы его услужливости: обученный сенгил слушается только одного хозяина. Такова их природа: сенгилов с рождения приучают подчиняться. Лука был не виноват, однако в глазах Джейда очков ему это не прибавляло.

Джейд не знал, какой по счёту день он уже сидел в клетке — четвёртый или, может, пятый — когда услышал голоса в гостиной. Под наплывом физической и эмоциональной боли ясность ума временно покинула его, и дни мелькали перед глазами одним мучительным, расплывчатым пятном.

Похоже, к химере пришли гости, а иначе у него бы уже отобрали одеяло. Выглянув из-под своего укрытия, Джейд увидел мужчину с уложенными назад чёрными волосами и сигарой в зубах, беседующего с Илишем.

— Илиш, давненько я не видел тебя с синяком на лице. Неужто он и впрямь тебя достал? Теряешь хватку? — задумчиво пробормотал мужчина. Крупные, выразительные зелёные глаза посмотрели на Джейда. Выпустив дым, он рассмеялся. — Ой, а он не спит? Привет! Какое душераздирающее зрелище. 

Джейд снова накинул одеяло на голову, от чего мужчина разразился заливистым хохотом. Илиш, однако, не разделял его веселья.

— Это мой брат Гарретт Деккер, президент Скайтеха. Сядь и поприветствуй его как полагается.

Джейд потёр глаза, морщась от запаха сигары. Со всей осторожностью, стараясь не ободрать болячки, образовавшиеся после избиения кнутом, он попробовал принять вертикальное положение. Положил ладони на пластиковое дно собачьей клетки и попытался подтянуть колени под себя, но руки отказали, и парень шлёпнулся лицом вниз.

— Не могу, — полузадушенно прохрипел Джейд. Выругавшись, он повторил предыдущий манёвр, но саднящие раны невыносимо ныли и мешали конечностям работать как положено. Потерпев крах в последний раз, парень снова растянулся на животе.

— О, ради всего святого… Лежи…

Услышав приближающие шаги и шелест одежды, Джейд поднял голову и увидел, что мужчина, присевший на корточки перед клеткой, смотрит на него в ответ. Красно-белая аура окутывала его, словно шёлковая лента.

Джейду доводилось встречать его раньше: красавец с тонкими усиками, на голове которого гордо восседала чудная шляпа. У него явно был бзик одеваться, как люди из фильмов, которые успели устареть ещё до конца света. Глаза его казались обманчиво добрыми. К удивлению парня, Гарретт достал сигарету из кармана, протянул Джейду и щёлкнул зажигалкой.

— На тебя смотреть больно. Слушайся своего хозяина, маленький кикаро. Ты сдашься раньше, чем он.

Затянувшись, Джейд сладко поёжился от вкуса приправленного наркотиком табака и выдохнул струйку серебристого дыма. Опиум, по крайней мере, притупит боль.

— Спасибо, — прокряхтел Джейд, хватаясь за решётку. Взгляд его обогнул Гарретта и нашёл Илиша, стоявшего неподалёку, скрестив на груди руки. Тот молча уставился на Джейда своими фиолетовыми глазами, но никаких попыток конфисковать сигарету, торчащую меж его зубов, не предпринимал.

Гарретт с улыбкой поднялся.

— Силас в курсе?

«Король?» — глаза Джейда невольно округлись. Если слухи были верны, то суровое наказание Илиша было лёгким массажем по сравнению с тем, что вытворял король Силас. Правитель Пустоши и Скайфолла был социопатом и настоящим безумцем.

До парня и впрямь только что дошло, что теперь, раз уж его сделали кикаро Илиша Деккера, когда-нибудь он непременно встретится с королём, устроившим Фоллокост. И что Илиш принадлежит к конченой семейке генетически спроектированных психопатов. Джейду придётся терпеть жестокость не только лишь от него. Открытие это заставило Джейда задуматься, сколько ему ещё осталось жить, пока кто-нибудь из семьи его не убьёт. Отсюда нужно бежать, и как можно скорее.

— Не здесь, — Илиш кивнул Гарретту в сторону балкона, и они удалились.

Джейд закутался в одеяло и свернулся калачиком, жалея себя и проклиная судьбу.

О Керресе после сцены, произошедшей в спальне много дней назад, Илиш ни словом не обмолвился. Химера в принципе не обращала внимания на моросца и предпочла приказывать Луке удовлетворять основные потребности Джейда. На раненого и голодного парня он бросал лишь случайные, рассеянные взгляды и иногда мог легонько пнуть носком ботинка, проверяя, жив ли тот.

Джейд стойко игнорировал громкое урчание в животе: желудок пытался сожрать себя сам. Хуже всего был ужин. Завтракал и обедал Илиш обычно вне дома, но на ужин с достоинством истинного аристократа усаживался за столом в гостиной, а Лука бегал вокруг, удовлетворяя все его капризы. Моросец был вынужден сидеть в собачьей клетке и просто смотреть. Иногда, чтобы ещё больше оскотинить, ему кидали объедки. Эти отходы стали единственным источником пропитания Джейда, и он опустился до того, что сам тянулся пальцами сквозь прутья решётки и собирал их с пола.

Мимо пронёсся Лука с пучком тоненьких палочек, суетливо размахивая руками в разные стороны. Заметив, что кончики их тлеют и испускают дымок, Джейд пошевелил носом. Пахло духами. Лука добрых пять минут кружился по гостиной, как умалишенный. Устав от мельтешения этой балерины с кошачьими ушками, Джейд не удержался от вопроса.

— Что ты делаешь?

Лука просеменил поближе к клетке.

— Прогоняю запах от сигары господина Гарретта. Он никогда её не тушит, а господин Илиш никогда не просит его об этом. Но вонь стоит ужасная, а господин Илиш ненавидит дым.

Пахучие палочки, возможно, чем-то и помогали, однако теперь гостиная пропахла сигарой, которую окунули в духи. Джейд продолжил наблюдать за порхающим Лукой, чтобы хоть как-то развлечься, но вскоре снова заскучал.

— Зачем тебе кошачьи ушки?

Светловолосый сенгил на удивление мило сощурился и одарил Джейда сияющей улыбкой. Он задумчиво поднёс руки к ободку и подёргал за ушки.

— С ними я быстрее работаю, — улыбнувшись ещё шире, Лука умчался размахивать палочками у входа в квартиру.

«Похоже, парня слишком часто били по башке», — Джейд покачал головой и в который раз обшарил взглядом комнату в поисках чего-нибудь интересного.

Ни-че-го. Прислонившись больной спиной к прутьям клетки, он попытался размять затёкшие и негнущиеся ноги. Джейд сидел здесь с тех пор, как очнулся после того, как Илиш высек его кнутом. Один раз в день его выпускали по естественной нужде, а всё остальное время заставляли мочиться в стеклянную бутылку. Это было унизительно, и, как впрочем, всё, что делал с парнем Илиш, — лишающим человеческого достоинства.

Чего химера вообще добивалась от него? Джейд уже был готов со скрипом признаться, что и так это понимает. Беззаботные слова Гарретта приоткрыли завесу над этой тайной.

«Ты сдашься раньше, чем он».

Бессмертному Илишу Деккеру было почти девяносто лет, и его брат, который, как слышал Джейд, был на четверть секунды младше, знал фиолетовоглазую химеру, как никто другой. Он с обречённым вздохом коснулся рёбер, торчащих под кожей, словно огромные пальцы, разрывающие тонкую оболочку воздушного шара, и нашёл глазами Луку.

— Лука? Принесёшь мою одежду?

Опять поджигавший ароматические палочки сенгил покосился на него своим обычным, лишённым эмоций, взглядом.

 — Простите, Джейд, я не могу принести вашу старую одежду.

Джейд скинул одеяло.

— Нет, одежду кикаро.

Подняв глаза, Лука склонил голову набок, словно собака, услышавшая незнакомый шум, и, не сказав ни слова в ответ, бросился в спальню.

Пока он был занят, Илиш и Гарретт вернулись в гостиную. Президент Скайтеха оживлённо болтал, а Илиш просто слушал, оставаясь всё тем же ледяным, незыблемым изваянием непоколебимой гордости. Правда, выражение лица казалось расслабленным — но только тем, кто хорошо его знал.

Гарретт ушёл, и, когда дверь тихо закрылась, вернулся Лука, держа в руках одежду кикаро. Джейд скривился. Ему не хотелось, чтобы Илиш стал свидетелем своей победы, хотя, с другой стороны, он бы всё равно его увидел — не важно, рано или поздно.

Раздался тихий скрип открывающейся собачьей клетки. Лука предложил ему руку и Джейд её принял, с болезненным шипением вставая на ноги. Парень тут же споткнулся, но сенгил подхватил его под мышки. Затем слуга помог Джейду облачиться в очень откровенный наряд, который Илиш вручил ему в самом начале.

Когда Лука закончил, Джейд с тоскливым вздохом согнул руки в локтях, проверяя, насколько плотно кожа обтягивает его тело. Повернувшись, он посмотрелся в зеркало, висевшее в коридоре перед их спальнями.

«Ну, я, конечно, красавчик…» — вывернув шею, Джейд разглядел один из множества красных следов от кнута на спине. Мелкие ячейки его сетчатой футболки пересекали багровые полосы шрамов, но полностью их не скрывали. Повернувшись обратно к зеркалу, он смахнул чёлку с глаз.

— Что ж... Кикаро научился одеваться как положено? Очень хорошо.

В отражении Джейд увидел Илиша, возвышавшегося позади. В голосе химеры звучали одобрительные нотки, и моросец едва сдержался, чтобы не огрызнуться в ответ. Вместо этого он прошествовал обратно к своей тюрьме.

— Неужели ты так привязался к этой клетке?

Джейд уставился на него ледяным взглядом.

— Не то чтобы у меня есть выбор.

Не упуская возможности насыпать соли на раны Джейда, Илиш мотнул головой в сторону клетки.

— Её не закрывают уже третий день. Боюсь, твоё заточение было полностью добровольным.

«Он меня проверяет...»

Джейд поджал губы. Какая-то его часть жаждала заползти обратно в клетку — просто из чувства протеста или из чисто моросской привычки всегда оставлять последнее слово за собой. Однако, оказавшись на свободе, Джейд понял, что ужасно голоден и обезвожен, а его суставы едва не заржавели от отсутствия движения. Поэтому он лишь вздохнул и покачал головой.

— Можно мне что-нибудь поесть?

Обычно такие вопросы адресовались Луке, но раз уж химера заговорила с ним, то можно было обойтись и без посредника. Илиш посмотрел на Луку. Молодой сенгил стоял в коридоре, глядя прямо перед собой, как делал всегда, когда ему нечем было заняться.

— Принеси ему поесть из кухни, Лука. Чего-нибудь попроще. Мы все знаем, что случается, когда даёшь нормальную еду пустынникам или моросцам.

Что ж, весьма предусмотрительно. Джейд понимал, о чём он говорит: в те несколько раз, что они с Керресом решили побаловать себя и наесться фруктами, овощами и настоящим хлебом, обоих тошнило, и они бегали в туалет каждые пятнадцать минут. Они с рождения привыкли питаться впроголодь, к тому же всякой химией.

«Может, поэтому он не кормил меня нормально всё то время, что я сидел в клетке? Нет, навряд ли. Илиш не настолько добр: он бы наверняка с удовольствием посмотрел, как я выблёвываю кишки».

Когда Лука убежал, Илиш занял своё место на диване, включил телевизор, достал свой маленький чёрный ноутбук и начал щёлкать кнопками. Спустя некоторое время Джейд с удивлением заметил, что клавиатура молчала — он прекрасно помнил звук, который она издавала, когда Илиш работал. Сейчас были слышны только щелчки мыши, а значит, тот раскладывал пасьянс.

— Можно мне сесть с тобой? — Джейд потёр затекшую, воспалённую спину. Он уже несколько дней не сидел на мягком и сейчас походил на скрюченную пружину.

— Да.

Стоило ему приблизиться, как химера переключила окна, и на экране вместо пасьянса появились скучные таблицы. Пряча ухмылку, Джейд опустился рядом и, сам того не осознавая, оказался к Илишу гораздо ближе, чем в первый раз. Случайно ли это произошло, или какая-то неведомая сила тянула его к мужчине — он не знал. Возможно, всё дело было в ауре — спокойной и расслабленной после визита любимого брата. Джейду будто напомнили о человеке, которого он видел в читальне особняка, на мгновение показали того, кто вынес его из переулка на руках.

— Ничего страшного. Не стоит смущаться.

В бездонных глазах Илиша застыл немой вопрос. Хотя, скорее всего, он гадал, не слишком ли сильно его зверёк ушибся головой.

— Я про пасьянс. У меня тоже не всегда получается — путаюсь в картах. Ты ведь проиграл, да?

— Я не проиграл, — чтобы доказать свою правоту, Илиш развернул окно с пасьянсом и вывел на экран ряды карт.

Под влиянием момента Джейд, с трудом сдерживая довольную улыбку, невольно подался вперёд. Даже его привычная гордость не успела возмутиться и остановить столь неприемлемое поведение. Спина адски болела от ударов, нанесённых Илишем всего несколько дней назад, но Джейд все равно протянул руку и указал пальцем на красного короля, а затем на пустое место. Однако даже больше, чем собственный поступок, его поразил Илиш, фыркнувший от удовольствия .

— Нет, красную даму я уже нашёл, и она закрывает туз пик. Теперь нужен последний чёрный король. Не перекладывай карту на первое попавшееся место, анализируй и планируй наперёд.

Джейд изучил карты.

— А когда ты откроешь туз пик, то переложишь на него двойку и увидишь ещё одну карту.

— Всё правильно.

Джейд моментально растаял от его похвалы и одновременно возненавидел себя за это. Он снова плыл прямо в руки Илиша, как в ту ночь, когда тот читал ему. Воспоминание пробуждало в груди тёплые чувства, как бы Джейд этому ни противился.

— Но вдруг последний чёрный король как раз там?

— Тогда я переключусь на маджонг.

Он что, пошутил? Джейд не удержался от смешка и изумлением увидел, что уголки губ Илиша тоже приподнялись, хотя глаза оставались прикованными к ноутбуку.

Было что-то в этой стороне Илиша, что притягивало моросца к химере, как магнитом. Джейд не мог отрицать, что они становятся ближе друг к другу, даже несмотря на то, что Илиш похитил его и обращался с ним очень жестоко. Запутанная череда мыслей и чувств размазывалась по холсту его здравомыслия словно аляповатые краски, которыми рисует ребёнок. Разум всё время забредал в какие-то дебри, что Джейду было несвойственно. Химера тянула за столько разных ниточек, возбуждала столько эмоций, как хороших, так и плохих.

— У меня есть настоящие карты, не на компьютере. В «Эджвью» у нас была общая «Нинтендо», но после выпуска я так и не смог накопить на приставку. Игры на ней реально трудные.

Тут в гостиную неслышно вернулся Лука с белой керамической миской. Он поставил её на обеденный стол. Илиш оторвался от ноутбука и взглянул на сенгила.

— Подай ему еду на диване. Ты ведь умеешь пользоваться ложкой? Хотя бы этому тебя научили?

Джейд принял миску и уставился на содержимое: нечто жёлтое и зернистое.

— Смеёшься над сиротским приютом, которым твоя же семья и заправляет? Какая ирония, — он со вздохом откинулся на спинку дивана. Они, значит, вчера ужинали вкуснейшими сэндвичами и картофелем фри, а ему досталась каша? Джейд поднял ложку и плюхнул кукурузное месиво обратно в миску.

— Спасибо, Лука. Напоминает мне о доме, — он немного попробовал. Что ж, хотя бы с подсластителем. Джейд понимал, что это для его собственного блага, а не для того, чтобы преподать урок, но уж очень ему хотелось полакомиться нормальной едой. Да, теперь он был на попечении химеры, но пока что даже рыбок кормили шикарнее.

Как бы там ни было, Джейд не стал больше жаловаться и съел всю тарелку, причём так аккуратно, как никогда в жизни. Ему казалось, что урони он на роскошную обивку хотя бы каплю, и тогда придётся убирать не только кашу, но и свою собственную кровь.

Закончив, Джейд потянулся вперёд, чтобы передать миску Луке, но заживающие, горящие огнём ссадины дали о себе знать. Он вздрогнул и прикусил внутреннюю сторону щеки.

— Лука, принеси ему обезболивающее.

Джейд судорожно выдохнул, почувствовав холодную руку на спине, и напрягся, как пружина. Ледяные кончики пальцев Илиша подобно змее скользили по узору из ран, ощупывая каждый рубец. Ощущения оказались приятными, успокаивающими вспухшую, ноющую кожу. Химера словно бы роняла кубики льда на расплавленный солнцем асфальт, и Джейд невольно расслаблялся, наклонившись вперёд и опираясь локтями о колени. Впервые с того момента, как Илиш взялся за кнут, спине подарили облегчение.

«Вот именно, Илиш же меня и избил, и всё равно я сижу тут и позволяю себя наглаживать».

От этих мыслей Джейд нахмурился. Химера была подобна собственным прикосновениям: то лёд, то пламень.

«Как бы грустно это ни было, но я сам полез к нему на стадионе и подлил масла в огонь. Неудивительно, что Илиш отправил в тюрьму Керреса и поймал меня… Неужели он вообще не собирается меня отпускать?»

«Или же он меня не отпустит, если буду дальше сопротивляться, и поэтому надо сидеть тише воды, ниже травы?»

Увидев мягкие тапочки Луки, похожие на мокасины, Джейд сощурился и проморгался. Как ни велик был соблазн начать брыкаться и орать, избитый, уставший и голодный парень элементарно мучился от боли. Как только наберётся сил, он обязательно поборется за свою свободу, но сейчас… Сейчас хотелось отдыха и временного перемирия.

Лука протянул ему бутылочку с таблетками. Отвинтив крышку, Джейд заглянул внутрь. Это был дилаудид от «Дек’ко», то самый, что стоит сотню баксов за пузырёк. Каждую пилюлю перекупщик купит за доллар, а внутри их было целых двести штук. Можно растолочь и нюхать, а ещё лучше вводить внутривенно.

Сегнил вручил Джейду стакан с водой и вернулся в свой уголок у коридора. Разомлев от холодных пальцев Илиша, парень выпил три таблетки и наклонился вперёд, подставляя спину прикосновениям. Джейд видел химеру без перчаток лишь тогда, когда та его трогала. Он полагал, что Илиш надевает их для того, чтобы случайно не ударить окружающих током, правда, уверен не был. Очертания комнаты постепенно расплывались и погружались во тьму — но не по-настоящему, а лишь в его голове. Весь мир окутала тишина. Золотые лучики обезболивающего проникали все глубже, лёгкие касания Илиша утешали его спину, и Джейд провалился в тёмную бездну под щелчки клавиатуры.

Когда он проснулся, тело было в тепле, а голова покоилась на чём-то мягком и уютном. Почувствовав аромат мяты и мускатного ореха, Джейд медленно открыл глаза. Клавиатура по-прежнему щёлкала, и на экране появлялись слова.

Проморгавшись, Джейд понял, что Илиш приобнял его одной рукой. Это было абсолютно неправильно, но парень слишком обдолбался, чтобы обременять себя подобными размышлениями.

— Сколько я был в отключке? — пробормотал Джейд. Он приподнялся, привалившись к Илишу, и протёр глаза.

— Несколько часов. Достаточно, чтобы десять раз разложить пасьянс и посмотреть невероятно длинную и скучную серию «Закона и порядка».

Как странно. Голос Илиша как прежде источал холод, но Джейд, похоже, научился улавливать в нём смутные оттенки, которые свидетельствовали о хорошем настроении химеры.

«Интересно, может, ему нравится не только мучить меня, но и просто быть рядом... А может, и то, и другое?»

Джейд не знал наверняка, но портить доброе расположение духа Илиша не собирался. После недели в собачьей клетке его организм требовал передышки.

«Если буду продолжать в том же духе... он отпустит Керреса».

От этой мысли на сердце Джейда потеплело. Они с Керресом никогда ещё не разлучались столь надолго.

«Скучал ли он по мне так же сильно, как я по нему?»

— Ты не двигался? — Джейд бросил на него вопросительный взгляд. В духе химеры было бы просто встать и дать ему свалиться на пол.

— Когда у тебя на коленях спит голодный и дрожащий пес, беспокоить его — верх жестокости.

Всё-таки Илиш оставался Илишем. И ему непременно нужно было добить Джейда.

— Не лучше ли подобрать его и отнести домой. Даже если он кусается, как бешеный питбуль, — Илиш почесал его за ухом, и Джейд ощетинился. — Ведь стоит продержать его в клетке всего неделю, и вот он уже ест с рук.

Джейд мотнул головой и попытался цапнуть Илиша за руку, но тот с довольной усмешкой отдернул её. Поднявшись, парень нашёл застрявшую в диванных подушках бутылочку с таблетками и, всё ещё вялый, направился к спальне. Тело вновь противно заломило, а во сне боль не чувствовалась.

— Может, пёс и не стал бы кусаться, если его не дразнить и не тыкать палкой, — с горечью бросил Джейд на полпути, ожидая, что уши его резанёт ледяной, командный голос, но Илиш никак не отреагировал.

А поскольку Джейд был юн и невероятно глуп, он резко развернулся на пятках и пронзил химеру взглядом в ожидании ответа. Однако, к его досаде, Илиш всё так же что-то печатал. На бледном, точёном лице не отражалось ни капли заинтересованности.

— Когда ты отпустишь Керреса? Ты сказал, мы обсудим это позже, но прошла уже почти неделя. Так когда?

Илиш не отрывался от ноутбука, но глаза его опасно прищурились. Джейд приготовился бежать.

— Я же сказал. Всё зависит только от тебя.

Джейд с шипением выдохнул воздух сквозь стиснутые зубы.

— И что, мать твою, это значит?! — он вскинул руки в воздух и вскрикнул от боли, потревожив заживающие шрамы на спине.

Илиш поднял на него холодные фиалковые глаза.

— Кто ты? — голос его посуровел и стал даже более властным, чем обычно.

— Джейд! — раздражённо выплюнул моросец. — Только не говори, что не успел запомнить, как меня зовут! Ты ведь всё обо мне знаешь, извращенец!

Илиш небрежно махнул рукой, призывая его удалиться. Моментально разъярившись, Джейд зарычал, и, если бы банка таблеток не стоила двести баксов, он с удовольствием швырнул бы её в лицо химере.

— Да в смысле, блин! — заорал он. Протопав обратно к Илишу, он пнул стоящий перед ним журнальный столик.

— Если не знаешь, кто ты, Керрес остаётся в тюрьме. Больше мне нечего сказать по этому поводу, — на губах химеры заиграла тонкая улыбка, и Джейд внезапно почувствовал себя дураком. Его охватила тревога. — Помнишь, какой сегодня день?

— Пятница... Кажется?

— То есть завтра шоу на Арене. Очень кстати, не находишь?

«И вот он опять хватает меня за яйца своим стальным кулаком».

— Да ты гонишь!

Но Илиш был не из тех, кто шутит. Аккуратно закрыв ноутбук, он медленно встал. Джейд попятился назад, пока не упёрся спиной в закрытую дверь бордовой комнаты, в которой впервые проснулся. Он торопливо заскрёб пальцами по краске, нащупывая ручку, и Илиш в мгновение ока оказался прямо перед ним.

— Чего ты хочешь за его свободу? — губы Джейда дрогнули, и он поджал их, чтобы не показать химере свой страх. Потом выпрямился и расправил плечи, даже несмотря на саднящую спину.

— Кто ты? — нависшая над ним высокая фигура Илиша загородила свет из гостиной. Джейд не смог унять стука колотящегося сердца и попытался хотя бы не съёжиться в память о многократно попранной гордости.

— Джейд, — он впился взглядом в эти светящиеся фиолетовые языки пламени, но не сумел продержаться и секунды. Они прожигали его мозг насквозь, а после пропитывали собой обугленные останки.

— Джейд? Нет, теперь ты нечто большее. Кто ты? — Илиш приблизился вплотную к моросцу, который прятал от него глаза, отчаянно стараясь сохранить достоинство, и тщетно приказывал трясущимся конечностям утихомириться.

И тут его осенило. Илиш хотел, чтоб Джейд признал в нём своего хозяина. Он словно бы поставил перед ним песочные часы, в которых жизнь Керреса утекала, песчинка за песчинкой отсчитывая мгновения до боя на Арене. Боя, который ему ни за что не выиграть.

Джейд сглотнул колючий ком, застрявший в горле и душащий его не хуже серебристых нитей химерьей ауры. Глаза предательски защипало. Его гордость стояла перед Илишем с ножом в одной руке и пистолетом в другой, но ни один удар не достигнет цели, ведь у похитителя в руках живой щит в виде Керреса. Джейд был сильным, упрямым, и в крови его бурлила дерзость и непокорность, которые не понять ни одной химере. Такие качества могли зародиться лишь в загаженных сточных канавах Мороса. Но самонадеянный мальчишка с характером не имел ни малейшего представления, какие последствия будет иметь готовая сорваться с губ клятва для него самого.

Он вскинул взгляд, и янтарь встретился с аметистом, прожигая Илиша в ответ. Поддавшись вперёд, Джейд послал свою искрящуюся пурпурно-чёрную ауру навстречу ауре Илиша, будто бросая ей вызов. Они столкнулись, и Джейд утробно прорычал:

— Я твой зверёк, “Господин Илиш”, — голос дворняги сочился презрением и ненавистью. — И я потрачу всю жизнь на то, чтобы ты пожалел об этом.

Илиш улыбнулся своему неогранённому алмазу, получая истинное наслаждение от того, как Джейд испепеляет его сияющими, словно маленькие солнца, глазами — ясными и поразительно живыми, как у лисы или ястреба. Положив руку на щёку своего кикаро, Илиш ощутил, как пылает кожа, разрумянившаяся от внутренних терзаний.

— Отвали! Или я за себя не отвечаю! — рявкнул Джейд, не предпринимая, впрочем, никаких попыток освободиться.

Он слишком боялся, и Илиш прекрасно это знал. Великолепно понимал, что его кикаро приходится обуздывать свои бушующие страсти ради своего бывшего парня, и слышал в каждом судорожном вздохе, как трудно это ему давалось. Сумасшедшая барабанная дробь в груди дворняги необъяснимым образом попадала в такт биению сердца Илиша, и вместе они звучали подобно маленькому оркестру. Гармонично, как единое целое, хотя, естественно... сердце химеры стучало равномерно и спокойно.

Илиш упивался моментом. И хотя пьянящий аромат, исходящий от моросского пса, не насыщал его, он возбуждал аппетит и вызывал привыкание. В Джейде было нечто такое, чему Илиш не мог сопротивляться. Химера едва ли не физически ощущала исходящую от своего питомца ярость и силу. Он склонился к Джейду с поцелуем, но тот увернулся.

— М-м-м? — весело проворковал Илиш. — Сопротивляешься? Каждый раз как ты отказываешься подчиняться, я испытываю сущий восторг. 

— Отвали!

Химера в открытую расхохоталась над абсурдным нахальством своего питомца. Илиш посадил его в клетку, но дворняга все равно грызла прутья и бросалась на стены, даже когда на кону стояла жизнь Керреса. Но Илиша подобное совсем не злило, а напротив — наполняло радостью предвкушения. Джейд мог быть довольно замкнутым и не показывать своих чувств, но стоило разжечь в нём огонь, как он вспыхивал, словно сверхновая.

— Разве тебе не хочется укусить меня ещё раз? — Илиш приник губами к шее дворняги и принялся посасывать кожу, пока не оставил на её поверхности маленькое красное пятнышко. Потом оставил ещё один засос на подбородке. — Я бы не отказался, чтобы ты меня чуть-чуть погрыз. Пустил немного крови.

— Ты об этом ещё пожалеешь! Будешь умолять меня вернуться в Морос! — прошипел Джейд, мелко, но тяжело задышав. — Моим телом можешь управлять сколько угодно, но разум я тебе никогда не отдам. Я никогда не отдам тебе себя.

Илиш снова поцеловал его в шею и скользнул рукой вниз к кожаным штанам.

— Обожаю этот огонь внутри тебя. Ты словно бы готов прямо сейчас зарубить меня топором.

— Так дай мне чёртов топор! — огрызнулся Джейд. Не в силах больше выносить всё напирающую химеру, он попытался её оттолкнуть, но Илиш поймал его за руки.

— Во вторник я возьму тебя с собой в тюрьму. Твой бывший парень увидит тебя в одежде кикаро и на поводке.

Джейд взревел от собственного бессилия и попытался вырваться. Одна эта мысль привела его в бешенство. Керрес не должен узнать, что с ним произошло. Нет, нет… Джейд не вынесет этого унижения. Вскипевшая кровь забилась в ушах, заливая черепную коробку паникой. Суровая реальность в очередной раз показала свою безобразную личину, всколыхнув утрамбованные поглубже переживания.

Когда Илиш вонзил зубы в его шею, Джейд закричал во всю глотку, отказываясь признавать, что и впрямь обречён.

— ОТПУСТИ МЕНЯ!

Илиш размашисто провёл языком по новой ране, поднялся выше и дразнящим движением коснулся уголков губ, с улыбкой увернувшись, лишь когда кикаро клацнул челюстями. От этой улыбки Джейд похолодел. Глаза снова зачесались, грозя пролить беспомощные слёзы отчаяния. Со дня порки прошло уже пять дней, а спина до сих пор болела так, что на ней нельзя было даже лежать. Меньше всего ему хотелось повторения.

— Никогда. Ни завтра, ни в следующем году, ни когда тебе будет сорок. Ты мой до последнего вздоха, и даже тогда — твоя душа будут принадлежать мне.

Джейд безвольно обмяк всем телом, и Илиш, почуяв, что добился своего, принялся расстёгивать его штаны. Парень отвёл в сторону бессмысленный взгляд в попытке отрешиться от происходящего, заставляя себя не думать о том, что сейчас произойдет.

И тут в поле его зрения попал предмет, который другие сочли бы простым украшением. Джейд, однако, видел другое. Как и все моросцы, дети трущоб, Джейд был хитёр и коварен. Пока Илиш был занят очередным поруганием его плоти, он воспользовался своим шансом.

Джейд потянулся за подсвечником, стоявшим в шкафу, и, прежде чем Илиш успел отреагировать, со всей силы опустил его на голову химеры. На мгновение растерявшись, Илиш потерял равновесие и упал, зажимая рану рукой и изрыгая проклятия.

Глаза Джейда потрясённо уставились на тело на полу, а после медленно переместились на зажатый в руке тяжёлый подсвечник. Рот в ужасе приоткрылся от осознания того, что он только что натворил. Ноги сами помчали его прочь, но не успел Джейд добежать до двери, как кто-то сцапал его за руку.

К счастью, это были не ледяные когти Илиша, а всего лишь Лука. С силой и гневом, не характерными для сенгилов, он вцепился в моросца и потащил его назад, но неописуемый страх, обуревавший Джейда, придал ему решимости. В панике обернувшись, он ударил Луку подсвечником по лицу и по макушке. Брызнула кровь. Джейд подавил всхлип.

Когда он замахнулся в третий раз, Лука поднял руку, закрывая лицо. Канделябр с треском обрушился на кисть, да так сильно, что Джейд почувствовал, как та ломается.

Он знал, что должен остановиться, знал, что должен остаться здесь и с честью принять свой смертный приговор. Но Джейд был слишком юн, а пережитая неделя — свежа в памяти. Спешно отбросив подсвечник, он умчался прочь. Оставив хозяина и слугу истекать кровью на серых коврах Олимпа.



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за перевод!

  • Пипец котенку... сказала бы я, если бы не знала, что он будет жить. Очень жаль, если за этот поступок будет расплачиваться Керрес.
    Мне нравится, как автор передает характер Джейда. Он подросток, и все его выкидоны с головой выдают его в нем. Не взрослого закаленного моросца, а взрывного темпераментного юношу. Это очень круто, на мой взгляд.
    Я прямо в Раю была, когда читала эту до жути милую часть про игру в карты. Даешь больше таких моментов!
    Концовка каждой главы заставляет меня аж подпрыгивать с дивана. Теперь я жду вторника, потому что оказалось, что вчера я ждала не этой главы, а той что будет завтра. 😂
    Это же надо, чего удумал! А до этого такой "отдохнуть надо, перемирие", мда) капец конечно
    Невероятно жаль Луку. Бедный котик, сломали лапку. Я даже представить не могу, во что выльется гнев Илиша. Только навязчивая мысль, что Керресу это выйдет боком.
    Кстати, жду противостояния Силаса и Илиша по поводу Джейда. Страсти, короче)
    Спасибо 🖤

  • Эти два психа нашли друг друга. Что ж такого гремучего намешано в генах Джейда, что ГМОшный Илиш так теряет бдительность. Спасибо за перевод!


    С праздником Победы! 🕊️

    Ответ от Восемь Бит

    Спасибо, и вас!

  • О, Джейд, готовься к тяжким мучениям. Сенгила-то за что так жестоко??? А Илиша мне не жаль. Он играет в игры, которые ему нравятся. Кровь, боль и насилие так привычны в его жизни.
    Спасибо за перевод ❤

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *