Прошло три недели. Джейд готов был поклясться, что за это время сточил зубы по меньшей мере на миллиметр, а на ладонях намертво отпечатались красные полумесяцы от впивающихся в них ногтей. Джейд был в полном раздрае, и ему стоило неимоверных усилий скрывать своё душевное состояние от Керреса.

Однако они знали друга со времён «Эджвью», и поэтому тот догадывался, что с его парнем что-то не так. Керрес объяснял себе это тем, что Джейда поколотили тиэны, но на этом его подозрения заканчивались. Джейд молчал. Даже ночью, когда Керрес специально накачивал его опиумом и играл с волосами в манере, которая всегда доставляла тому удовольствие, Джейд наотрез отказывался обсуждать случившееся.

Тейт поговаривал об изнасиловании. Пит ему вторил и рискнул даже предположить, какие именно химеры могли такое сотворить, но при одном лишь намёке Керрес наорал на них так, будто хотел словами разорвать их на куски. Джейд являлся воплощением скрытности, ловким и проворным. С ним ни за что бы не произошло подобное. Да к тому же химеры своих жертв не отпускают — разве мог это быть кто-то из них? Чтобы не плодить дурную славу, они всегда убивают свои игрушки — прихвостни короля Силаса непременно бы подчистили за собой.

Значит, точно тиэны. Джейд попался стражам порядка, и те отправили его добираться домой голым. Такие забавы были как раз в духе этих отморозков, которых хлебом не корми — дай поиздеваться над моросцами, особенно над теми, кто осмелился переступить границу Скайленда, района знати и химер.

Вот что там произошло… Керрес пришёл к такому выводу и смирился.

Синяки медленно заживали, сломанный нос срастался, и занозы аккуратно извлекли из спины Джейда, но парень по-прежнему держал язык за зубами, замкнувшись от остального мира и ничем не выдавая своих чувств. Чаще он предпочитал спать, а не общаться с друзьями.

Однако во сне к нему приходил светловолосый мужчина, чей ледяной взгляд сводил на нет все усилия, что Джейд предпринимал в потугах забыть о его существовании. И снова зубы его скрежетали, а челюсти сводило от напряжения и боли.

Дело было не только в унижении, которому подверг Джейда блондин, но ещё и в том, насколько ярко одна лишь встреча с ним отпечаталась в его мозгу, начиная с той самой секунды, как он попросил химеру почитать, и заканчивая её уходом. В сравнении с величественной фигурой, захватившей разум Джейда, даже измывательства над его плотью в особняке превратилось в блёклое пятнышко. Он тщетно пытался себя убедить, что это защитная реакция психики после зверского насилия, но факты упрямо говорили сами за себя: образ белокурого мужчины затмил близнецов, подобно маяку, затмевающему огонёк спички.

Переполненный яростью, он лишь крепче стискивал зубы, борясь с желанием вопить, швыряться вещами и поколотить любого, кто потребует объяснений. Джейд твердил себе, что гораздо больше его должно задевать надругательство Ареса и Сириса. Синяки, кровоточащие раны… но нет! В кошмарах Джейда мучил только он один… Только изысканность и утончённость, только глумливая улыбка химеры. И Джейд ненавидел себя за это, увязая в воспоминаниях, словно муха в смоле.

Голос — до того, как стал холодным и жестоким. В голове Джейда до сих пор шелестел его шёлк. Читал он спокойно и неспешно, смакуя каждое мгновение, будто бы в глубине души… ему нравилось читать Джейду. Но в следующее мгновение фиалковые глаза обратились в лёд, наполняясь чёрствостью и бессердечием, на которые способна только химера. Разница была столь ошеломляюща, что Джейд подивился, как они вообще могли принадлежать одному и тому же мужчине.

Зачем он спас Джейда от Ареса и Сириса? Чтобы поиздеваться над моросцем в одиночку? Нет, будь это и впрямь так, химера сразу бы убила его после, а не отпустила.

Вопросы будоражили его воспалённое сознание, которое не находило иных ответов, кроме тех, что Джейд сам сочинял, стараясь успокоить больной и перегруженный разум. Ему хотелось обдолбаться до беспамятства, но червячок сомнения уже прочно поселился в его мозгу и даже успел отложить яйца.

Янтарные глаза Джейда нашли потрёпанную книгу, которую он принёс домой и незаметно спрятал под старыми журналами. Он подобрал её со столика и принялся разглядывать обложку: выцветшую и частично порванную, однако до сих пор сохранившуюся в хорошем состоянии. Реликвия, пережившая апокалипсис. Открыв книгу, он прочитал про себя первые несколько строк, затем включил свет и начал листать в поисках той части, что читала ему химера.

Неожиданно изнутри выскользнула закладка. Джейд вздрогнул: он и забыл, что мужчина положил её между страниц. Это была тонкая металлическая пластинка, отполированная до блеска, с фиолетовой кисточкой и тремя блестящими драгоценными камнями сверху: фиолетовым, белым и чёрным. Джейд провёл пальцами по мягкому шнурку и поскрёб ногтем странные камни. В отблесках света переливалась надпись.

Илиш Деккер.

Серебряные буквы задрожали в такт трясущейся руки Джейда. Словно только что раскрыв тайну, которую лучше бы не знать, он поспешно вернул закладку на место, подскочил с кровати и направился к гостиную, не в силах даже находиться с книгой в одной комнате.

Джейда обуревал гнев.

«Почему он меня отпустил?!»

Он рванул на себя дверь, не обращая ни малейшего внимания на удивлённые взгляды Керреса и их друзей, и плюхнулся на диван рядом с Питом.

— Дай мне что-нибудь, — приказал Джейд, едва сдерживая грозящий закапать с языка яд. Керрес молча и не спрашивая о причинах встал и начал возиться с опиумом.

Джейд немигающим взглядом уставился на кофейный столик, прекрасно отдавая себе отчёт о повисшей в воздухе неловкой тишине. Однако сказать, что ему было плевать — ничего не сказать. Джейд утопал в собственных мыслях, крутившихся вокруг серебряных букв.

Илиш Деккер.

В жилах его по-прежнему кипела ярость. Джейд злился от того, что его подчинили и поставили на колени: пострадала трущобная гордость парня. Изнасилование — это одно: в Моросе редким счастливчиком считается уже тот, кого какой-нибудь мужик не взял силой в первый же год проживания здесь. Но в его случае всё упиралось в этого белобрысого урода, и, самое главное, в то, как он это сделал. Вот что отравляло Джейду жизнь.

«Изнасилование я заслужил. Вломился в их дом, попытался стащить их барахло… Это всё ладно, с этим я справлюсь и рано или поздно переживу. Как проблемы с мамой или как в тот раз, когда она меня продала, или ужасы детского дома — в этом ничего сложного для понимания нет… И со временем я всегда открывался Керресу».

«Но с ним… Это совсем другое… Он надругался над моей душой».

«Он вынудил меня кончить… Тащился от контроля над моим разумом и телом. Он не стал меня насиловать и даже не заставил отсосать. И одежда вся оставалась на нём — кроме перчаток и одолженного плаща. Зачем он привёл меня в лес, скрутил и довёл до оргазма? Потребуй он у меня минета за спасение от Ареса и Сириса… Блин, ну я бы ему и отсосал».

Затем слова, сказанные мужчиной, ворвались в мозг Джейда, словно на серебряной колеснице.

«Это было не для твоего блага. А для моего».

«Зря ты снял плащ…»

Химеры и кровь... Об этом знали все, даже босота из трущоб. Да стоило лишь взглянуть на то, что творилось в ВИП-ложе на Арене. Химеры получали истинное наслаждение от крови, обожали слизывать её и пробовать на вкус. Они не были какими-то там искусственно созданными вампирами — это же просто глупость… Однако в изменённых генах содержалось нечто, что заставляло их при виде крови немного терять контроль над собой.

«Возможно, мой обнажённый и окровавленный вид что-то в нём пробудил? Наверное, я сам виноват. Мне и впрямь не стоило отдавать ему плащ, измазанный кровью».

Мысль эта лишь усилила горечь Джейда. Если что-то и могло ещё больше помешать ему разобраться в том, что произошло в лесу, так это предположение о собственной вине.

«К чёрту всё… К чёрту Илиша, к чёрту Ареса и Сириса, к чёрту их всех».

«Илиш…»

Джейд снова мысленно повторил это имя. Имя, принадлежащее прекрасному белокурому изваянию, сначала спасшему его, а потом тут же расплавившему Джейда в своих руках. С такой привычной лёгкостью, что у того помутился рассудок. В считанные мгновения он овладел вором и подчинил своей воле одними лишь порхающими движениями талантливых пальцев.

На свете не существовало большей пропасти, чем та, что пролегала между двумя мужчинами, стоящими у границ Скайленда и Эроса. Заносчивая и спесивая помойная крыса, голая и избитая, и грациозный, ослепительно сияющий светоч — Илиш Деккер. Химера, чья хрустальная, переливающаяся серебром аура на короткий миг слилась с бархатным пурпуром и чёрным ониксом. И аура эта была столь великолепна, что изгнала всю боль и весь страх из тела Джейда.

Но как же она не подходила в тот момент его лицу! Ухмыляющемуся над загнанным в угол зверьком и ожидающему, пока тот зашипит и пустит в ход свои крошечные, смешные коготки.

Джейд чувствовал себя униженным и от того бесился. Он ненавидел напоминания о своём месте в этом мире, о грязи, текущей по его венам. И о том, что, несмотря ни на что, Джейд останется помойной крысой. Как бы высоко он ни взбирался в иерархии моросцев, по сравнению с Илишем Деккером Джейд всегда будет ничем. И тот дал ему это понять в рекордно короткие сроки.

Со злости Джейд саданул ладонью по подлокотнику дивана, от чего неловкая тишина, повисшая в комнате, зазвенела лишь громче.

Следом к его руке прикоснулась холодная игла. Однако разум продолжал беспорядочно терзаться воспоминаниями и постепенно вернулся в настоящее лишь тогда, когда уши уловили щелчок зажигалки, а к губам прижали стеклянную трубку. Со второй затяжкой напряжение начало рассеиваться, и круг общения Джейда, его самые близкие друзья, расслабились настолько, что вновь нашли в себе смелость заговорить.

Керрес положил голову Джейда себе на плечо, любовно погладил и принялся нежно играть с его волосами.

***

Миновала ещё неделя. Гнойный нарыв по-прежнему отравлял его сознание. Время притупило первую бурю эмоций, но гнев, неизменно охватывающий Джейда при малейшей мысли об Илише, полыхал всё так же ярко.

Он взглянул на Пита, с которым сортировал яйца. Низкий жилистый мужчина кивал головой туда-сюда в такт музыке, звучавшей в его ушах. Он не так часто покупал наркотики, поэтому мог позволить себе обзавестись небольшими предметами роскоши вроде плеера. Правда, попадись он с ним на работе, босс настучит ему по башке.

Джейд работал сортировщиком яиц на ферме «Дек’ко». Если, конечно, можно назвать «фермой» запихнутых в клетки полудохлых птиц. Воняло здесь просто отвратительно, но Джейда утешало то, что в помещение для сортировки пахло всё же больше сеном, чем куриным дерьмом. Год назад его повысили с должности уборщика навоза. Правда, зарплату не прибавили, но зато теперь Керрес не гнал его в душ, едва Джейд переступал порог их дома.

Он шлёпнул на хрупкую яичную скорлупу синюю печать «Одобрено "Дек’ко"», жалея, что у него самого нет плеера. Монотонная работа утомляла, и поток мыслей предательски начинал течь туда, куда не следовало. Поэтому, чтобы отвлечься, Джейд навострил уши и слушал музыку Пита. К сожалению, этот придурок обожал кантри.

Очередная партия яиц покатилась по конвейеру, и Джейд с готовностью нацелился на них своим штампом. Светильники, расположенные под лентой, выявляли любые изъяны: трещины, вздутия скорлупы и прочее. Дьявол упаси, чтобы щёголи из знати узрели неидеальное яйцо. Люди их статуса такого просто не переживут. Вернее, их рабы. Большинство жителей Скайленда для себя даже не готовили — этим занимались их сенгилы или кикаро.

Джейд подобрал яйцо с трещинкой не толще человеческого волоса, потом почему-то на мгновение засмотрелся на гладкую скорлупу и провёл по ней пальцем. Светлая, как аура Илиша… Белая, но полупрозрачная, как хрусталь… Спокойная и умиротворяющая утончённость, но под ней притаился монстр с глазами цвета фиалок, ожидающий подходящего момента, чтобы напасть.

Джейд шмякнул яйцо об пол, и оно разбилось, забрызгав серые кирпичные стены. Пит снял наушники.

— Ты что вытворяешь, чувак? Из-за тебя нас обоих накажут. Ты же прекрасно знаешь, что дефектные отправляют в приютскую столовую.

«Отвянь, Пит…»

Джейд молча продолжил штамповать яйца. Но, похоже, его выходка не осталась незамеченной.

— Джейд из блока С, живо ко мне в кабинет.

Пит бросил мрачный взгляд на колонки. Джейд клацнул челюстями и в сердцах швырнул защитные очки на пол. Теперь это проклятое яйцо вычтут из его зарплаты: никто не поверит, что скорлупа была с дефектом. Вот и всё — минус бакс! А Джейд трясся над каждым центом.

Покинув заводской цех, Джейд пошагал по сетчатому металлическому настилу. На секунду взгляд его упал на белых кур, взволнованно кудахтающих ихлопающих крыльями, задевая перьями проволочные прутья. Сотни, может, даже тысячи их, засунутых в тесные клетки,даже не представляли, что такое солнечный свет. Джейд понимал их страдания, но дело было вовсе не в жалости. Он подмечал туманные, колеблющиеся дымки слабых, иногда всплывающих на поверхность куриных аур. Они не знали лучшего существования и могли лишь есть, спать, спариваться и умирать, впрочем, как и все животные.

А чем он сам отличался от них? По сути вся жизнь Джейда состояла из того же самого. Жрать, спать, трахаться, ждать смерти. Круто, наверное, быть бессмертной химерой: можно не беспокоиться хотя бы о своей кончине. Правда, если вечная жизнь превращает тебя в больного на голову, типа их короля — то нет уж, спасибо.

Заклеенные скотчем башмаки со звоном стучали по лестнице, ведущей к кабинету Билла. Джейд уже морально подготовился и смирился с тем, что ему придётся оплатить яйцо, чтобы избежать ругани. Денёк ему предстоит поголодать, или можно будет попросить в каком-нибудь баре объедки. Он был на короткой ноге с Корбаном из «Обезьяньего дерева»: мужчина всегда выносил Джейду недоеденные бургеры из бозена или — если очень хорошо попросить, — немного картофеля фри.

Если Джейд сделает всё, как надо, то Керрес об этом даже не узнает. Его парень никогда не сердился, когда он косячил на работе, но в его глубоких карих глазах мелькало разочарование, которое всегда задевало Джейда за живое. Он бы предпочёл, чтобы Керрес кричал и топал ногами — всё лучше, чем этот разочарованный взгляд.

Когда он вошёл в кабинет Билла, тот сидел, скрестив руки на груди. Это был худой мужчина с маленькими глазками и узким лицом, покрытым редкой порослью. Выходец из Эроса, унаследовавший фабрику от отца.

— Ты уволен.

Рука Джейда ещё даже не успела отпустить дверную ручку. Застыв, он ошарашенно уставился на Билла и пролепетал:

— За что? За одно проклятое яйцо?

Билл удивлённо приподнял бровь, и Джейд понял, что его начальник знать не знает ни о каком яйце.

— Нет, не за яйцо.

— Тогда за что?

Сердце Джейда билось как заполошное. Тревога со скоростью вируса растекалась по телу. Этого не может быть… Только не с ним, только не сейчас. Джейду и так хватало проблем с Илишем и особняком — а теперь ещё и это?

— Я не собираюсь тебе ничего объяснять… Выметайся. Твою заплату я отдам Питу в среду.

— Да ты, блин, издеваешься! — взорвался Джейд. — Я ничего не сделал! Мне нужна эта грёбаная работа! Что я буду жрать зимой?!

— На прошлой неделе ты брал четыре выходных...

— Потому что получил травму и не мог встать с постели! И ты сказал, что ничего страшного, если я договорюсь с Питом, и тот меня подменит…

— Это уже неважно.

Вспыхнув, Джейд в бешенстве схватил со стола лампу, запулил ею в стену и, когда та разбилась о деревянные панели, сделал вид, что сейчас набросится на Билла. Изнеженный сын знатного горожанина вжался в кресло, но быстро припомнил свой статус в их обществе. Вскочив, он указал на дверь.

— Убирайся с глаз моих, и можешь забыть о своей последней зарплате. Она пойдёт в счёт сломанной лампы.

— Да я тебе сейчас челюсть сломаю! — проревел Джейд, ударив кулаком по столу.

Скрутили его очень быстро: моросец брыкался и боролся до тех пор, пока тиэн не врезал ему в солнечное сплетение. Охранники всегда тёрлись неподалёку от своих господ.

— Выкинь его на улицу, и дело с концом. У меня нет желания возиться с бумажками, — злобно бросил Билл. Джейд успел изрыгнуть ещё парочку оскорблений, но ему тут же отвесили хороший подзатыльник.

Все фабричные рабочие оторвались от своих занятий, чтобы поглазеть на представление. Некоторые с любопытством перешёптывались. Пит тоже смотрел, в изумлении разинув рот. На секунду их взгляды пересеклись, но тиэн сцапал Джейда за голову, понукая пошевеливаться, и потащил к дверям.

«Не сейчас… Ну почему именно сейчас?..»

Несправедливость пронзила его острой иглой. Джейд окончательно потерял контроль над своей жизнью и даже примерно не догадывался, что ждёт его дальше. Удайся то ограбление, и ему хватило бы денег прокормить себя и Керреса, купить им обувь, а Шэрин — куртку…

«Какой же ты всё-таки ничтожный кусок дерьма, Джейд».

До боли скрутив кулаки, он харкнул на бетонную парковку фабрики и пошаркал прочь, пиная и опрокидывая всё на своём пути. Парня переполняла кипучая энергия, требующая, чтобы тот крушил и разрушал. Джейд намеренно топал по самым тёмным переулкам, надеясь нарваться на драку, ну, или хотя бы на наркоторговца, у которого можно купить что-нибудь, заглушающее бурю эмоций внутри.

С той самой ночи в особняке Джейду начало казаться, что он помаленьку теряет самого себя. Ошибки, которые он раньше признавал и прикладывал усилия, чтобы их исправить, теперь просто доводили до белого каления. Джейд вымещал свой гнев на всех подряд, начиная с Керреса и заканчивая собой. После встречи с химерами разум его ускользал прочь, превращая Джейда в ходячую бомбу замедленного действия, взрывающуюся без видимых причин.

Например, несколько дней назад Джейд настолько яростно разругался с Керресом, что ему даже захотелось ударить своего парня. Спорили они из-за денег, и именно поэтому сегодняшнее увольнение было вдвойне ужасно. Керрес сказал, что Джейд слишком много потратил на дурь, и теперь на этой неделе у них не осталось денег на еду.

Да, в последнее время Джейд действительно много употреблял… Но и без наркотиков он не мог. Они дарили краткую передышку от мыслей об Илише, мыслей, которые теперь вечно тлели в его голове, прячась на краю сознания. Джейду приходилось притуплять свои чувства, чтобы просто-напросто не сойти с ума.

Керрес знал, что причины подобного поведения кроются в том печальном инциденте. Однако подробностей Джейд так и не поведал, поэтому с каждой неделей его парень сострадал ему всё менее и менее. И теперь у него даже хватило наглости брякнуть, что Джейду пора бы уже перестать кукситься. В конце концов, бывали случаи, когда его избивали и посильнее!

Поёжившись, Джейд закрутил шеей, словно пытаясь спастись от вездесущего языка Илиша, слизывающего с него кровь.

«Почему он меня отпустил?»

Этот был вопрос на миллион долларов. Но самое неприятное, что сотни подобных загадок, мучивших Джейда, оставались неразгаданными. И никогда не получат ответа. Шансы вновь встретиться с химерой вживую стремились к минус бесконечности: Джейд ведь даже имени его не знал, пока не обнаружил закладку.

Когда Силасу требовалась замена, в новостях мелькал Илиш. Однажды он выступал с речью — в тот раз кто-то пустил Главнокомандующему Легиона Кесслеру пулю в лоб, но Джейд понятия не имел, кто он такой. Дела государства его не интересовали: стоило экстренному выпуску новостей прервать передачу, которую он смотрел, как Джейд тут же выключал телевизор. Ему всегда было чихать, что там творится у этих химер.

Ключевое слово «было»…

Ощутив в промежности жгучее напряжение, Джейд подскочил на ноги и торопливо продолжил свой путь, словно во всём была виновата лавка, приютившая его. Стоило в сознании всплыть хоть мимолётному воспоминанию о том, как химера прижимала его к стене, и по телу пробегала волна возбуждения.

Возможно, причина крылась в отсутствии близости с Керресом. К тому же за прошедший месяц Джейд и сам ни разу не позаботился о себе. Разумеется, как у любого мужчины его возраста, тело всё так же жаждало интима, однако разум был слишком далёк от подобных действий. Максимум, чем Джейд занимался — ублажал Керреса руками или ртом, чтобы его парень не оставался без оргазмов. Это был его долг. К тому же Джейд любил Керреса и не хотел, чтобы тот как-то страдал из-за его внутренних терзаний.

Возможно, настало время удовлетворить свои физические потребности. Может, тогда это прекратится. Или нет… Кое-что особенно не давало Джейду покоя, тысячей противных, мелких иголочек впиваясь в мозг. Реальность, которую он наотрез отказывался признавать… От прикосновений Илиша всё естество Джейда вспыхнуло от удовольствия, доселе никогда не испытанного им.

Оргазм… Ох, как же мощно его накрыло. Джейду пришлось вцепиться в одежду химеры, чтобы не рухнуть, как подкошенный. Шелковистая рука не прекращала двигаться и никак не выпускала из своей нежной, но крепкой хватки. Мужчина знал, когда нужно ускориться, когда — замедлиться, лаская с нужной интенсивностью в нужное время и в нужных местах. Как будто бы они были скрипкой и смычком — двумя частями одного инструмента, на котором при правильной игре создавалась чудесная музыка.

Джейд поспешно прогнал из головы столь возмутительную мысль, и взамен ей нахлынула злость на химеру. Стоило сомнениям закрасться в его сердце, как Джейд незамедлительно обращал их в гнев. Он ненавидел Илиша всеми фибрами души.

Засунув руки в карман и зажав в зубах одну из последних сигарет, он шагал по грязным переулкам. Но вместо того, чтобы направиться домой, Джейд присматривался к открытым окнам. Мимо прошмыгнула уличная кошка и зыркнула на него зелёными глазами. И за мгновенье до того, как он перемахнул через ограду, чтобы проверить парочку домов на границе Никса и Мороса, ему и самому захотелось стать таким уличным котом. 

Последняя попытка воровства до сих пор была слишком свежа в его памяти, однако Джейд прекрасно понимал, что теперь его единственная надежда — сбыт краденого. Ему придётся вплотную заняться карманными кражами и взломом, чтобы хоть как-то свести концы с концами. По крайней мере, до тех пор, пока не подвернётся новая работа.

«Или новая ключ-карта».

За такую жестокую шутку Джейд едва не съездил себе по лицу. Во многих отношениям он сам себе был злейшим врагом. Ни один человек не обращался с Джейдом так сурово, как тот, что жил у него в голове.

Словно пытаясь доказать этому человеку, что ему вовсе не нужен никакой дурацкий кусок пластика, Джейд подтянулся на руках и, оказавшись на ржавой пожарной лестнице, присел на корточки перед занавешенным окном. Следом, с ловкостью, на которую способен лишь взращённый трущобами хулиган, он отодвинул шторку и просунул голову в чужое жилище.

«Одна нога здесь, другая там. Ничего не ищи, просто хватай всё самое дорогое, что видишь».

Из гостиной громко орал телевизор, периодически заглушаемый хохотом двух мужчин. Джейд бесшумно проник внутрь, схватил со стола тостер вместе с полочкой для специй и, не мешкая, выскочил обратно на улицу. Он сиганул вниз на асфальт безо всякой подготовки. Все их знакомые наверняка бы переломали себе кости или хотя бы сильно ушиблись, но Джейд спокойно приземлился на ноги, едва согнув колени.

Он бросился прочь от дома, на ходу сдирая куртку, чтоб завернуть в неё добычу. Теперь Джейду предстояло найти Тайгера, который, скорее всего, развлекался с девицами у себя в логове. Тот сказал, что к нему можно приходить в любое время, главное чтобы после обеда.

***

Когда Джейд переступил порог хибары Тайгера, его поприветствовал ошеломлённый взгляд, которым обычно смотрят на призрака, восставшего из мёртвых. Насмешливо потерев глаза, скупщик взорвался сиплым смехом.

— Ба, живой! Ущипни меня за зад… Ты выжил? А я-то думал, что близнецы тебя трахнули и уже успели сожрать труп.

Джейд побледнел.

— Что? — прошептал он, стараясь сделать шаг вперёд, но башмаки словно бы приклеились к полу. — Откуда ты узнал?

Тайгер жестом пригласил его присесть. Усилием воли стряхнув с себя оцепенение, Джейд опустился на крутящийся стул напротив.

— Парень, давший тебе наводку…. Ох, знал бы ты, как я опешил, когда узнал, что карту продали тебе, — начал Тайгер, чеканя слова с липовым русским акцентом. Подкурив сигарету, вспыхнувшую голубым огоньком, перекупщик вручил её Джейду. — Он вовсе не какой-то там несправедливо выкинутый на улицу, замученный слуга. Он — кикаро Ареса и Сириса. Это была подстава, от самого начала и до самого конца. Похоже, так эти ублюдки развлекаются: посылают своих кикаро в бедные районы, чтобы те навешали лапши на уши симпатичным крысяткам, вроде тебя. А когда пацаны вламываются в особняк, близнецы выскакивают из укрытия, насилуют, сжирают пару кусочков хорошенько отбитой плоти, а потом убивают. В таком порядке. Так как же, во имя Силаса, ты ещё жив?

От потрясения Джейд на время лишился дара речи. Он бессмысленно таращился на Тайгера, словно тот отвесил ему звонкую пощечину. Перекупщик со смешком махнул рукой, призывая Джейда сделать ещё затяжку. Его явно позабавило, что этот, на первый взгляд, закалённый и стойкий выходец из Мороса вдруг так бурно отреагировал.

Затянувшись, Джейд опёрся локтями о стол и спрятал лицо в ладонях. Тайгер снова изумлённо хохотнул и замолотил ладонью по дереву.

— Ох, ну надо ж, Тень! Мы с тобой, конечно, не дружбаны, но узнай заранее, я бы тебя предупредил. В прошлом году близнецы слопали несколько моих парней, которые приносили неплохую прибыль. Теперь на всякий случай посылаю с ворованными карточками только девчонок. Если попадутся, то их хотя бы сразу убьют, а не изнасилуют. Лёгкая смерть.

Джейд протяжно застонал. Голова кружилась, а в животе всё ходило ходуном. Поскорее бы уже выбраться отсюда.

— Сколько… Сколько дашь за это барахло? Меня только что уволили, так что давай хотя бы сегодня без надувательства.

Крутанувшись на стуле, Тайгер начал рыться в своих сумках.

От полученной информации у Джейда противно защемило в груди. Хотя, какая сейчас уже разница? Арес и Сирис не шли ни в какое сравнение с тем, что с ним сделал Илиш.... Секундочку… Получается, Илиш его спас. Он и в самом деле спас Джейда. И не только от изнасилования — а от участи быть съеденным заживо и убитым.

Коварная мыслишка быстро просочилась сквозь баррикады, которые Джейд наспех соорудил в своей голове. Он остро осознал пугающую правду: Илиш наверняка знал, что если бы Арес и Сирис нашли его, то обязательно убили бы. Но блондин его не выдал и даже проводил до границ опасного района, к тому же разогнав глазевших на него зевак.

И он несколько часов читал ему…. Успокаивающим, полным достоинства голосом.

Всё лишь затем, чтобы потом наброситься на Джейда, облапать самые интимные места и довести до крышесносного оргазма… Ну, и какой в этом смысл? Чем больше Джейд думал, тем сильнее запутывался.

Не став торговаться, он взял пять долларов и две груши, причём груши Тайгер предложил явно из жалости. Прошло несколько недель, но на лице по-прежнему красовались остатки синяков, а над бровью — заживающий розовый шрам.

Керреса и их друзей Джейду, может быть, обмануть и удалось, однако Тайгер из личного опыта с близнецами знал, что парня изнасиловали.

***

А после Джейд слонялся по улицам. Он купил небольшой запас наркотиков себе на ночь и взял у Корбана пару порций недоеденного картофеля. Джейд рассказал об увольнении, и тот, сочувственно цокнув языком, разрешил ему забрать ещё кусок засохшей рыбы в кляре, отложенной для нищих.

Конечно, разочарованного взгляда Керреса не избежать, но всё же лучше, чем ничего. По крайней мере, Джейд возвращался не с пустыми руками. В кармане он нёс заветренную еду и два бакса, оставшиеся после посещения аптеки.

Когда же на улице окончательно стемнело, Джейд, набродившись до изнеможения, поджал хвост и наконец-то потащил свою скорбную тушку домой. Уже на пороге он учуял приятный запах ужина. Сияющий Керрес, подскочив с дивана, подарил ему долгий, глубокий поцелуй, прервавшийся лишь, когда губы его растянулись в улыбке.

— Чем так вкусно пахнет? — Джейд обшарил глазами их тёмную квартиру. Пустые бутылки из-под газировки, забитые пепельницы и выцветший ковер, который не чистили с тех пор, как сломался пылесос Тейта.

— Я купил лапши и жареного мяса из Никса! Пойдём скорее! — довольное лицо Керреса едва не треснуло от улыбки.

— Мы… Мы не можем себе это позволить, — прошептал Джейд. Никогда в жизни он ещё не чувствовал себя настолько жалким и никчёмным.

Он скинул с себя куртку, старательно пряча несвежую еду, и снял заклеенные скотчем ботинки. С губ сорвался безрадостный вздох. Интересно, Керрес ещё успеет вернуть еду в ресторан, ну, или они могут попробовать продать её на улице, чтобы отбить хотя бы часть денег.

Керрес беззаботно хихикнул в ответ. Судя по всему, на одном лишь роскошном ужине сегодняшние сюрпризы не заканчивались.

— Меня повысили!

Джейд немигающим взглядом уставился на своего парня. По идее, он должен был радоваться, но на деле это оказался лишь последний гвоздь в крышку гроба под названием: «Ты ни на что не годен и убог», в котором последний месяц жил Джейд.

— Это… Поздравляю, милый, — он выдавил из себя улыбку, но Керрес видел его насквозь. Нахмурившись, его парень отставил в сторону пластиковый контейнер с едой.

— Что случилось?

Джейд, внезапно начисто лишившийся аппетита, вышел из кухни и плюхнулся на засаленный, пахнущий плесенью диван. Распотрошив пакетик с опиумом, он принялся отковыривать кусок. Керрес последовал за ним по пятам: Джейд не видел его, но видел ауру — всё ту же благоухающую зелёную морскую пену, омывающую его раскалённый разум, будто холодная река.

— Меня… — шила в мешке не утаить: Керрес всё равно обо всём узнает утром, когда Джейд не пойдёт с ним на работу. — Меня уволили.

Разочарованного взгляда не последовало. Джейд с удивлением положил голову на спинку и покосился на Керреса. Тот ухмыльнулся ещё шире.

Парень, который был старше Джейда на целых три года, перемахнул через диван и приземлился на подушки, подпрыгивая на ржавых, скрипящих пружинах. Потом вдруг оседлал колени Джейда и обхватил его плечи руками. Тот раздраженно сверкнул глазами — сейчас у него отсутствовало всякое настроение забавляться. Но Керрес, зная своего парня как облупленного, продолжил напирать, не обращая ни малейшего внимания на желчный взгляд.

— Меня повысили сразу на несколько позиций, Джейд. Тебе больше не нужно работать, — произнёс тот мягко, и челюсть Джейда автоматически расслабилась. Именно этот ласковый и заботливый тон очаровал его в самом начале. Джейд тогда только-только попал в приют после очередной попытки матери отравить его, чтобы привлечь к себе внимание.

Керрес взял его под своё крыло. Через несколько месяцев он покинул «Эджвью», но сразу же устроился туда уборщиком, чтобы не оставлять мальчика в одиночестве. Когда же Джейд подрос и тоже оказался на улицах Мороса, их дружба начала перерастать в нечто большее. Вскоре они влюбились и стали неразлучны.

Они вместе потеряли невинность, вместе голодали, вместе праздновали свои маленькие победы и строили свою скромную жизнь. Вопреки разнице в возрасте, они всегда оставались на равных. Керрес был более спокойным человеком — из тех, что довольствуются малым, а Джейд — напротив, любил искушать судьбу и идти ва-банк. Ему доводилось видеть подпольный мир Скайфолла. Керрес же предпочитал подчиняться правилам и законам, даже несмотря на то, что благодаря авантюрам Джейда, их существование становилось благополучнее. Джейд очень гордился собой за это.

Джейд вздохнул, покорно позволяя Керресу целовать себя в шею, хотя внутри не шевелилось ничего, кроме злости из-за сложившейся ситуации.

— Я куплю тебе новые ботинки... — рокочущий голос Керреса щекотал его кожу. — Сделаем витаминные уколы… Купим кучу еды…

Джейд с очередным вздохом покосился на коридор между ванной и спальней — куда угодно, только бы не смотреть на Керреса.

— А твоей работой теперь будет сидеть дома и выглядеть секси.

— Ладно, ладно… Слезь с меня, — столкнув с себя Керреса, он поднялся и направился к двери. Лицо накалилось от неловкости — Джейд больше не мог сдерживаться и решил, что лучше пойти и прогуляться на свежем воздухе.

— А ну стой!

Джейд, поджавши губы, остановился, но возвращаться к своему парню с его сексуальными поползновениями не спешил. Сзади послышались тихие шаги. Почувствовав нежную руку на своём плече, Джейд сгорбился, а когда та бережно принялась поглаживать спину, и вовсе едва не отшатнулся.

— Раньше ты никогда и ничего не скрывал от меня, Джей… Когда это началось?

От Джейда волнами исходило напряжение. Обладай Керрес теми же способностями читать ауру, что и его парень, он бы непременно сделал шаг назад.

Но Керрес такими способностями не обладал, поэтому продолжил успокаивающими круговыми движениями массировать его спину. Обычно подобные прикосновения растапливали сердце любого, но в случае с Джейдом они ничем не отличались от острого кола, вбиваемого прямо в грудь. У гордого моросца создавалось впечатление, будто Керрес разговаривает с ним, как с непутёвым ребёнком, кем-то, кто ниже его по статусу.

Его захлестнула ярость. Их отношения всегда были партнерскими. Оба приносили деньги, оба поддерживали друг друга — равноправие распространялось на все сферы из жизни, кроме постели, где Джейд предпочитал быть сверху.

Но больше он не чувствовал себя равным. Теперь Джейд ощущал себя тем обнажённым пацаном, трясущимся у камина, и — что ещё более тошнотворно — мальчишкой, которого силой прижали к стене и щупают, словно кусок мяса.

Джейд давно повзрослел. Он был большим парнем, мужчиной, самостоятельно пробивающим себе дорогу в этой нелегкой жизни… Выйдя из «Эджвью», Джейд начал заботиться о Керресе. Делал для своего парня всё возможное. Он не был каким-то трофейным муженьком, который целыми днями торчит в вонючей квартире и ждёт, когда вернётся домой его покровитель.

Поверженный и лишённый достоинства, Джейд снова потопал на выход, но Керрес внезапно сцапал его за руку. Едва не подпрыгнув от неожиданности, он повернулся и, опешив ещё больше, увидел, что глаза его парня лучатся раздражением и гневом.

— Либо выкладывай, что тебя гложет, либо возьми себя в руки и начни вести себя как Джейд, которого я знаю.

Вырвавшись из хватки, Джейд резко развернулся и припечатал парня взглядом. Керрес вызывающе зыркнул на него в ответ, не уступая ни на йоту.

Назревающая ссора обрадовала Джейда. Керрес, решивший вдруг проявить властность, разжёг в нём огонь. Он свирепо придвинулся к своему парню, пока не оказался с ним нос к носу, но Керрес, к вящему восторгу Джейда, остался неподвижен. 

— Тебе нужны ультиматумы, Керрес? — рявкнул Джейд, наслаждаясь разрядами электричества, бегущими по его венам. Ответом ему стал испепеляющий взгляд из-под медной чёлки. — А ну пусти меня, иначе я выбью тебе все зубы. Как тебе такое, а?

Керрес понятия не имел, что нашло на Джейда. Но в этой вспышке гнева он осмотрел свой шанс и, сделав шаг назад, угрожающе толкнул парня в грудь. Кипя от ярости, Джейд тоже пихнул Керресу, а тот немедленно влепил ему пощечину. Вернее, даже не пощёчину — вреда от такого удара не будет. Но щёку защипало, и Джейд в бешенстве набросился на обидчика.

Керрес, ловко проскользив ступнями по полу, успел отъехать в сторону. Озверевший Джейд снова бросился в атаку, и на этот раз Керрес дал ему себя ударить. Попятившись назад, он врезался спиной в подлокотник дивана, и с грохотом растянулся на полу. Джейд навис сверху. Грудь его тяжело вздымалась, а жёлтые глаза пылали животным безумием. Настал момент, когда Керрес уже мог воспользоваться своими знаниями и опытом, накопленными за годы жизни с Джейдом и направить его злость в нужное русло. Поднявшись, он смахнул кровь с подбородка, грубо притянул к себе парня и страстно поцеловал.

Сработало.

Джейд оторопел. Он машинально приоткрыл рот навстречу внезапному любовному порыву Керреса, и гнев его, словно по команде, утих, сменившись всплеском сексуального желания. В следующее мгновение одежда их оказалась на полу, а Джейд торопливо рылся в ящике у дивана в поисках смазки.

До упора погружая свой член в задыхающегося от стонов Керреса, он ощущал, как ненависть к себе и неконтролируемая ярость превращаются в неутолимую жажду трахаться и трахаться как можно жёстче. С каждым толчком, с каждой каплей пота, стекавшей по его телу, гнев испарялся, будто на сеансе психотерапии. Никакие наркотики не давали такой разрядки, как бурный секс с его парнем… Пусть Джейд и понимал, что эффект будет временным.

Когда они оба обмякли и растеклись по кровати бесформенной массой из плоти и семени, Керрес нежно прильнул к Джейду. В какой-то момент своих игрищ они всё-таки добрались до спальни и закончили уже там. Джейд пребывал наполовину в реальности, наполовину в мечтах, впервые за последний месяц чувствуя себя довольным. Керрес чмокнул его в щёку, и тот улыбнулся.

— Я так хорошо тебя знаю.

Джейд насупился, но Керрес, шаловливо рассмеявшись, вновь поцеловал его. Он положил голову на грудь Джейда и принялся рассеянно поглаживать его обнаженный живот.

— Ты ведь знаешь, что я люблю тебя, да, Джей?

«Джей и Кей… Так нас прозвали в «Эджвью». Уже тогда мы были очень близки, и за годы стали ещё ближе».

Внутри всколыхнулось чувство вины. До Джейда наконец-то дошло, как страдал его парень последние несколько недель. Керрес не имел ни малейшего представления о случившемся, и потому не понимал, почему тот беситься.

Но и не смог бы понять. Только бы расстроился, а самое ужасное — наверняка бы заявил, что Джейд должен быть благодарен Илишу, и что тот просто взял с него свою плату за спасение. Вечно пытающийся всё рационализировать Керрес в жизни не поймёт, насколько тот эпизод в парке повлиял на Джейда, и почему эта сцена до сих пор не отпускает его.

Признание уже вертелось на кончике языка, и Джейд даже набрал побольше воздуха в лёгкие, но всё же передумал. Вместо этого он пригладил медные волосы Керреса и убрал чёлку с его лба.

— Знаю. И я тоже люблю тебя, Кей.

В груди опять защемило. Чмокнув Керреса в макушку, Джейд закрыл глаза, больше всего на свете желая видеть белокурую химеру в своих снах.



Комментарии: 4

  • Керрес то его один раз успокоил, но ведь так жить Джейд не хочет.
    Вот думаю может Илиш и Джейд связаны как-то, ну типа химера была создана для другой химеры.
    Интересно почему Илиш ему помог тогда?
    И это повышение и увольнение нечистое тут что-то

  • Большое спасибо за перевод!

  • Так и знала, что это была подстава!
    Наверное, самое стремное, это быть кикаро у близнецов. Или у Неро. Короче, у этой троицы.
    Да уж, кроет конечно Джейда.
    Думаю, что все это Илиш подстроил. (Не надо быть Вангой). Главное, чтобы его парня тоже не уволили.
    У меня уже столько идей, что будет дальше) Ух, как интересно, как же все-таки обернется история.
    Спасибо, глава здоровская! Читать одно удовольствие! 🖤

  • Сложно Джейду. Дурная кровь не даёт жить спокойно и законопослушно. Ну хотя бы глаза ему раскрыли на фокус с картой и как ему повезло выжить. Изнасиловать и съесть, оказывается, лучшее развлечение не только в Пустоши. Только вот Джей влюбится в Илиша ещё больше после этого. Навряд ли сможет жить с Керресом.
    Жду, когда судьба сведёт его с Илишем... Ну или его характер, требующий приключений)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *