Взгляд Джейда остановился на фигуре в тусклом свете лампы. Если бы он не умирал от боли и усталости, то завыл бы в голос.

Ещё одна химера — это было ясно по одному уже внешнему виду. Однако отнюдь не наружность мужчины заставила Джейда оцепенеть, а его аура.

Раскалённое добела серебро струилось по тонким прожилкам молочно-белых волн, рассыпая вокруг прекрасные жемчужные блики, подобно звёздам, отражённым в океане. Аура казалась совсем невесомой и воздушной, но при этом — наделённой огненной грацией и незыблемым достоинством. Такого Джейд ещё ни у кого не видел.

На этом его красота не заканчивалась. Облик химеры завораживал.

В отблесках пламени его зачёсанные назад длинные светлые волосы сияли, как у божества. Ниспадающая до мочек ушей чёлка обрамляла белоснежное лицо. Его совершенные черты казались изваянием, вышедшим из-под руки талантливого, бессмертного скульптора. Тонкие, изогнутые брови, треугольное лицо, лишённое растительности, чётко очерченный подбородок и тонкие розовые губы, на которых не было ни намека на улыбку или узнавание.

Красавец сидел в мягком чёрном кресле, закинув ногу на ногу. На коленях покоилась книга. Одет он был в бело-серебристой гамме, на плечах покоилась длинная мантия, не достающую пары дюймов до пола. Мужчина молча читал свою книгу, с изяществом, которое казалось столь неуместным в этом особняке. Маленький оазис в бездне ада.

Ничего не понимающий Джейд вконец запутался. Все казалось каким-то сюрреалистическим. Кто он такой? Почему так непринуждённо читает здесь, когда всего в нескольких метрах отсюда творилась настолько вопиющая мерзость? И почему он ничего не сказал Джейду? Не позвал Ареса и Сириса за их пленником, строго наказав играть со своей едой в другом месте? Или хотя бы не изгнал его из тёплой, освещённой пламенем камина комнаты, задрав нос и с отвращением усмехнувшись? 

Он просто сидел.

Джейд скрючился у огня и прижал коленки к телу, пытаясь вжаться в стену в поисках хоть какой-то защиты. Он знал, что истекает кровью и спермой на ковер — но что ещё ему оставалось?

Химера должна была услышать моросца. Будь он даже глухим, то всё равно бы увидел, как вбежал Джейд. Он его игнорировал... почему? И будет ли он продолжать это делать, когда сюда влетят Арес и Сирис и утащат его?

Учуяв шум за дверью, Джейд невольно вскинул глаза, повинуясь овладевшей им панике. Сердце сжалось от ужаса, а рука автоматически метнулась к губам, чтобы подавить судорожный всхлип. Близнецы сердито переговаривались, но из-за двери он не мог их расслышать.

— Крольчишка? Крольчатинка? — уже громче позвал один из них

Стоны всё-таки прорвались наружу глухим мычание. Джейд силился ещё глубже вжаться в стену в бесполезной попытке спрятаться. В ответ светловолосая химера оторвала глаза от книги. Фиолетовые осколки льда на мгновение обратились к двери, а затем упали на Джейда.

Но для химеры он был не более чем псом, прячущимся от наказания. Взгляд вернулся к книге, словно он не слышал ни близнецов за дверью, ни обречённых, полузадушенных рыданий Джейда. Химера оставалась неподвижной.

Вскоре голоса постепенно стихли, а потом и вовсе исчезли. Джейд по-прежнему сидел в своем углу. Правая половина его тела была в тени, согреваемая теплом камина, а левая дрожала в свете лампы.

Шли минуты. Адреналин, нёсший его по бесконечным коридорам особняка, мало-помалу иссякал. Из тела будто бы подоставали все кости, одну за другой, и Джейд, словно издыхающий таракан, сползал по стене на пол. Примостив голову на кирпичном выступе камина, он смотрел на белокурую химеру одновременно со страхом и благодарностью. Хоть тот и ничего не делал, лишь продолжал сидеть на месте и читать.

Джейд понятия не имел, что это за химера. Их насчитывалось более двадцати: некоторые бессмертные, а некоторые нет. Одно ясно наверняка, конкретно он — бессмертный: аура его сияла, как у человека, чья изысканность и утончённость оттачивались временем. Внешность возраста не выдавала, но если попробовать угадать — его старение остановилось в районе тридцати-тридцати пяти лет. На идеально вылепленном лице не имелось ни единой морщинки или складки.

«Почему он не выдал меня?..»

Джейд ломал голову, пытаясь найти ответ. В воспалённом мозгу копошились вопросы и опасения, как пчелы в потревоженном улье. Оцепенение, в котором он находился, потихоньку отступало, уступая место эмоциям, которых он никогда раньше не чувствовал. В Джейде вдруг вскипела злость на эту ситуацию; неизвестность и тишина начинали сводить с ума. В комнате без часов время текло нестерпимо медленно. Он не знал, что будет дальше, и это приводило его в смятение.

Минуты превращались в часы, погружая Джейда в океан безысходности. Мужчина просто сидел и читал! Ни взгляда, ни намека на то, что ожидает Джейда. Химера оставалась абсолютно безразличной к тому, что с ним произошло, или к терзавшему страху. От тягостного молчания, царившего в комнате, кожа покрывалась мурашками.

Время со скрипом продолжало свой ход, словно кто-то невидимый стоял и отсчитывал секунды до того момента, когда Джейду выстрелят в голову. Ему хотелось поскорее покончить с этим, и ожидание неизбежного сжирало заживо. Однако вместо того, чтобы выразить своё отчаяние пронзительным и истошным визгом, Джейд сделал то, что удивило даже его самого. То, что спустя месяцы и годы не будет давать ему покоя.

— Почитай мне? — прозвучал его хриплый, сорванный голос, слабый и еле слышный даже в безмолвной тишине, окружавшей их.

Химера бросила на него мимолетный взгляд, чем несказанно поразила Джейда, а затем снова опустила глаза на потрёпанную книгу.

И…. он начал читать.

— «Вечером прочесали поле — искали место, где можно незаметно разжечь костер. Волокли за собой тележку. Надежда еле теплится: “Завтра найдём что-нибудь поесть”. Ночь застала их на раскисшей от дождей дороге. Поплелись по полю к купе деревьев, чьи резкие тёмные очертания выделялись на фоне освещённого последним светом мира».1

1 Cormac McCarthy — «The Road».

Джейд потрясённо уставился на него. Железные обручи страха и нервозности, сковывающие грудь, начинали понемногу ослабевать.

Голос химеры был жидким шёлком — глубоким и плавным. Он не дрогнул и не запнулся ни на едином слове, даже на тех, значение которых Джейд не понимал. В его устах слова эти насыщались небывалой сочностью, которую могло им дать лишь совершенное существо, чьё утончённое восприятие мира давным-давно нашло своё отражение во внешности и ауре.

В этот миг Джейд почувствовал себя ничтожной блохой, каким-то непостижимым образом оказавшейся рядом с божеством. Гадким отродьем, обитающим в помоях, недостойным вкусить столь запретный плод, как аура этого человека. Какая-то его часть понимала, что не окажись он в таком печальном положении, уже давно бы покинул эту комнату, просто чтобы не запачкать своим присутствием подобный идеал.

С каждой фразой, произнесенной химерой, тело Джейда всё больше и больше расслаблялось. Он целиком растворился в этом чарующем голосе. Глаза его ни на секунду не отрывались от высокой, внушительной фигуры в кресле.

Джейд уже позабыл, что находится в присутствии химеры — одного из тех безжалостных бессмертных монстров, которых с детства ненавидел. Подобные мысли могли прийти только в голову оборванцу из трущоб: невежественному и раздавленному тяжестью ничтожного существования. Но сейчас они, даже промелькнувшие вскользь, казались святотатством.

— «Такое ощущение, будто бумага горит на дне пропасти, а вовсе не в двух футах от крыши. Козырьком ладони прикрыл глаза и тогда смог хорошо разглядеть содержимое фуры. Трупы. Навалены как попало. Мумии в сгнившем тряпье».

«Ого, они нашли трупы...»

Сознание его плавало в мутной жиже, однако Джейд не прекращал ловить каждый звук. Будь это возможным, он бы закупорил в бутылку эти моменты и бережно хранил их. Но когда его рассудок сможет позволить вновь пережить события этой ночи — ещё не известно. Казалось, будто полотно пространства-времени в этой комнате разорвано. Нет ни Керреса, ни Ареса, ни Сириса, ни Мороса, ни Скайфолла... ни Земли. Есть только парень и химера, а всё остальное лишено и смысла, и значения.

Кроме его голоса.

«Что было дальше?» — не терпелось узнать Джейду.

Чуть пошевелившись, он ощутил, что кровь и сперма уже присохли к внутренней стороне бёдер. В этом гипнотическом трансе Джейд успел запамятовать о побоях и о жестоком надругательстве над собой. Одна только боль от разрывов между ног напоминала об ужасе, от которого он спасся.

«Кто он такой?»

Вопрос этот перевешивал все остальные, но ответа Джейд до сих пор не получил. Он силился припомнить лица всех химер, мелькавших в новостях, но ни одно из них не подходило. Однако в голове его жила уверенность в том, что мужчина этот — очень значительная персона в их обществе, вот только имя упрямо ускользало. На мгновение Джейда охватила досада, но её быстро оттеснили и затмили звуки его голоса.

Убаюканный жаром камина, Джейд любовался тем, как мерцает огонь в длинных светлых волосах с золотистым отливом и отражается в фиалковых глазах, словно лунный свет в океане. Пока химера читала ему — всё было хорошо.

«Арес и Сирис уже наверняка давно ушли», — заключил про себя Джейд, и не было большего облегчения, чем это. Даже несмотря на всю неопределённость своего незавидного положения, с этой химерой он, по крайней мере, защищён от них. Пока.

— «Он дотянулся и взял лампу у мальчика. Начал было спускаться по лестнице, но внезапно повернулся, наклонился и поцеловал ребёнка в лоб».

Голос прервался, и Джейд, моргнув, вскинул голову. При виде химеры, осторожно заложившей закладку меж страниц почти законченной книги, сердце его стремительно ухнуло вниз. Поднявшись, мужчина аккуратно расправил свои одежды.

От каждого его движения веяло утончённостью и грацией.

Он был огромным. Статная фигура в серебристой мантии, с волосами цвета белого солнца, спускающимися до середины спины, была едва ли не на фут 2выше Джейда.

2В конце 1.0 рост Илиша — 194 см, Джейда — 185 см.

Тёплое, подобное приятному сну настроение, витавшее в комнате, рассыпалось на куски. Фиолетовые глаза химеры поймали его взгляд. Джейд невольно съёжился и уполз ещё дальше в тень камина. Внутри бушевал накативший страх.

Эти глаза... Чересчур холодные, начисто лишённые всякого тепла, они со стылым равнодушием впивались в Джейда. То утешение и безопасность, которые дарил ему голос химеры и атмосфера их маленького мирка, улетучились, словно их смыло ледяным потоком.

Джейд вдруг понял, что его бьёт дрожь. Ох, как же он ошибался…

«Где ты видел добрую химеру, тупица!»

Джейд шмыгнул носом, но взгляда не отвёл, а продолжил затравленно пялиться в ответ, сцепив руки на подтянутых к груди коленях.

«Неужели настала его очередь играть со мной?»

Парень напряженно сглотнул, тщетно силясь смочить разодранное и пересохшее горло. Внезапно каждая ссадина и синяк на его теле с новой силой запульсировали от боли, словно барьер, оберегавший его рассудок во время многочасового чтения, в одночасье рухнул.

— Идти можешь? — спросил холодный, низкий голос.

Джейд покосился на своё обнажённое тело, на котором оставались лишь худые башмаки, заклеенные скотчем. Потом пошевелил отёкшими, ноющими от боли конечностями и попытался встать. На полпути он закачался и с кряхтением упал на колени. Разорванная плоть между ног отозвалась жгучим всплеском боли. Отдохнув несколько секунд, он снова попробовал подняться, и на этот раз ему удалось.

 — Следуй за мной.

Белокурая химера проплыла мимо, источая сладкий аромат мяты и мускатного ореха. Он прошёл в дверь, даже не утруждаясь проверить, послушался ли Джейд.

Отчаянно пытаясь прикрыть руками свою наготу, Джейд направился за мужчиной. Он и сам не понимал, как его тело всё ещё способно передвигаться после этих издевательств. Невероятными усилиями ему удавалось сохранять вертикальное положение, но ноги предательски подгибались, грозя уронить своего хозяина на пол.

Нетвёрдыми шагами он догнал химеру и поплёлся в его тени, стараясь держаться настолько близко, насколько это возможно без физического контакта. Арес и Сирис могли караулить Джейда за каждым тёмным углом. Величественная, гордая фигура, окутанная аурой из хрусталя и серебра, пугала и внушала трепет, однако встреча с близнецами сулила еще более скорую расправу.

Когда химера отворила входную дверь, Джейда неожиданно захлестнуло осознание того, что с ним произошло в особняке. В голову вломился целый рой душераздирающих воспоминаний и смешался с моментами спокойствия и тепла, пожалованных шелковистым голосом химеры. Перегруженный мозг затопили столь противоречивые чувства, что Джейд понятия не имел, стоит ли ему кричать, рыдать, бежать или благодарить химеру.

Поэтому он продолжал шагать за ней, голый и выставленный на всеобщее обозрение. Руки его больше не пытались спрятать пах, а метнулись вверх, оборонительно заслоняя грудь. Джейд больше не испытывал стыда. Какой к чёрту стыд, когда весь его зад был в засохшей сперме близнецов?

На улице было ещё темно, но силуэты зданий уже окрасились заревом лениво занимавшегося рассвета. Химера читала ему всю ночь, и сейчас дневной свет беспощадно изобличит все успехи Джейда в потугах найти лучшей жизни для него и Керреса.

«И как у меня только хватило тупости вообразить, будто я смогу выбраться из помойной ямы под названием «Морос»… Да стоит лишь взглянуть на всех этих богатеев в Скайленде. Завладей я хоть всеми сокровищами мира, для них в моих жилах всё равно будут течь нечистоты, в их глазах я навечно останусь моросцем. И что ещё хуже, сегодня я превратился в подстилку двух химер. Разве Керресу теперь нужен такой, как я?»

Тут внезапно раздался гул голосов и чьё-то хихиканье. Несколько человек, проходивших мимо, остановились и глазели на них. Если за что-то сейчас и можно восхвалять судьбу, так это за полнейшую отрешённость и безразличие к тому, кто его видит. Джейд пока жив — и это самое главное. А они могут таращиться и смеяться, сколько душе угодно.

— На вашем месте я бы шёл по своим делам. А иначе это станет последним, что вы вообще увидите, — резанул утренний воздух строгий голос химеры.

Зеваки сразу же смутились. Спешно поклонившись, он разбежались, как тараканы после включения света.

А потом вдруг небрежным движением, ошарашившим его ещё больше, химера отстегнула свою длинную серебристую мантию и протянула ему. Джейд хлюпнул носом. Ему хотелось сказать «спасибо», но больная челюсть не позволила произнести и звука. Поэтому он взял плащ, накинул его на своё обнажённое тело и послушно последовал дальше.

Он привёл Джейда обратно в лес, где деревья, укрывшие их своими кронами, подарили парню лучик надежды. Мужчина направлялся к границам Скайленда — может ли так статься, что Джейду несказанно повезло, и он встретил единственную хорошую химеру? Он ведь спас его от позора… Вроде бы…

Поток его мыслей прекратила капля, скатившаяся со лба. Опустив взгляд, Джейд с ужасом понял, что серебристые одежды измазались кровью.

Мысленно выругавшись, он торопливо зажал рукой рану, но в спешке содрал засохшую коросту, в которую превратилась вся левая половина лица. На дорогую мантию хлынуло ещё больше красного под аккомпанемент проклятий в его голове. Джейд едва не разрыдался от осознания того, что испортил вещь, которую ему столь любезно одолжили.

Когда они приблизились к стене на границе Эроса и Скайленда, он снял плащ и, заикаясь, пробормотал извинения. Остановившаяся химера обернулась. Холодный взгляд упал сначала на лоб, а затем на мантию.

— Я... Простите...— надсадно прохрипел Джейд, протягивая плащ трясущейся, окровавленной рукой. — Спасибо, что одолжили её мне.

Мужчина забрал у него одежду и приподнял одной рукой. Пальцами второй сгрёб в щепотку складку ткани и растёр красное пятно.

— Это было не для твоего блага.

Джейд судорожно сглотнул. От интонации, с которой химера произнесла эти слова, по позвоночнику пробежал январский мороз. Безучастные, лишённые тепла и хотя бы капли сочувствия слова. От их леденящей бесстрастности Джейд и сам застыл на месте.

— А для моего.

Вопреки урагану переживаний и чувств, Джейд вскинул на него возмущённый взгляд. Все химеры — геи, это ни для кого не секрет. Чем же тогда конкретно эту так не устроило его тело?! Учитывая передрягу, из которой он только что выкарабкался, мысль эта была на редкость ребяческая и нелепая, однако она на время потеснила все остальные.

Но потом Джейд пробежался глазами по своей залитой кровью фигуре. Вспухшие алые рубцы, безобразные синяки, ссадины и порезы. Сейчас он и впрямь представлял собой уродливое зрелище. Химеры привыкли к подтянутым, фигуристым кикаро, свежевымытым и подстриженным. Джейд по сравнению с ними был нескладной, долговязой щепкой. Возможно, он действительно выглядел настолько отталкивающе, что во имя благополучия других лучше было его прикрыть.

Однако мужчина почему-то не сводил глаз с оставшегося голым Джейда, укутанного лишь светом выглядывающего из-за зданий солнца. От его лучей, рассеявших полумрак ночи, не утаилась ни помятая Аресом и Сирисом плоть, ни следы их зверского изнасилования. Джейда словно бы вывернули наизнанку и выставили на площади.

— Повернись. Хочу рассмотреть тебя со всех сторон.

Джейд разинул рот.

 — В смысле, блин?! — выпалил он, обращаясь в ледяную статую под порывами снежного бурана.

Химера продолжала упиваться видом Джейда, и с каждой секундой её безупречное лицо темнело. Сбросив мантию на землю, он шагнул вперёд. С бешено колотящимся сердцем Джейд смотрел, как химера снимает белую перчатку, которой он даже не заметил.

Сложив вместе указательный и средний пальцы, мужчина провёл по рассечённой брови Джейда. Тот успел уловить, как блеснула кровь на подушечках, а спустя мгновение они исчезли в химерьем рту.

— Зря ты снял плащ...

«Химеры и кровь... Чёрт возьми… Химеры и кровь, так вот о чём он. Что я натворил?!»

Джейду хотелось сорваться с места и пуститься наутёк, но ослабевшие ноги смогли лишь с черепашьей скоростью пятиться назад. В голове под ритм пульса билась абсурдная мысль.

 — Я бегаю быстрее тебя, — даже Вселенная ухмыльнулась в ответ и не погнушалась унизить его ещё больше: спина ударилась о цементную стену.

От апатичного безразличия к стремительной атаке. Химера схватила Джейда за запястья и завела их одной рукой за голову, крепко прижав его к стене. Теперь их тела разделяли только белая сорочка на пуговицах и брюки с серебристым ремнём. Губы химеры тронула тонкая улыбка, а глаза тщательно ощупали Джейда. Парень ожидал, что тот потребует раздвинуть ноги, но вместо этого пальцы мужчины заскользили по его телу, повторяя маршрут взгляда.

— Так значит, ты просто захотел меня себе? — прошипел Джейд.

Он попытался освободиться, но химера обладала поистине нечеловеческой, сверхъестественной силой. Джейда практически вдавили в бетон. Одна рука защёлкнулась вокруг его запястий, будто медвежий капкан, а вторая беспрепятственно гуляла по его трясущейся, избитой в мясо плоти.

Почувствовав, как холодная рука прижалась к его соску, Джейд тоненькой струйкой втянул в себя воздух. Химера легонько ущипнула бугорок пальцами и принялась теребить в до глумливости эротичной манере. В оторопевшем мозгу Джейда зашумело от ощущений.

Парень на мгновение прикрыл глаза, а когда открыл, то уперся взглядом в белокурую макушку химеры. Тёплый язык неспешными, протяжными движениями дразнил напряжённый бутон. Очередная порция обескураживающего, сбивающего с толку удовольствия пронеслась по телу Джейда. Мужчина вобрал в рот весь тугой сосок целиком и следом горячими, едва ли не обжигающими прикосновениями языка заставил его расслабиться и обмякнуть.

Его аура окутала их обоих. Джейд с изумлением наблюдал, как в опалово-серебристые волны химеры вплетаются в его собственные пурпурно-чёрные ручейки. А потом вдруг, к ещё большему его замешательству, они слились друг с другом, и Джейда пронзила первая вспышка сексуального возбуждения.

Затем — странное, неясное онемение. Рот, столь жадно ласкавший его грудь, стал холодным, и, словно попав в ледяной в сугроб, сосок мгновенно затвердел в ответ. Ахнув, Джейд издал еле слышный стон.

«За мной гнались волки, но на свою удачу я очутился в логове льва».

Напрягши силу воли до предела, он попытался подавить следующий стон, но потерпел крах. Видимое доказательство того, что ласки химеры не оставляют Джейда равнодушным, находилось прямо меж его ног, и загадочная белокурая химера не упустила этого момента. С кривой усмешкой покосившись вниз, он поднял голову и отыскал губами открытую кровоточащую рану на лбу Джейда.

Тот сморщился, стараясь увернуться,но химера, неотвратимо нависала сверху, практически замуровав его под собой. Дыхание Джейда панически перехватило. Рот мужчины скрупулезно вбирал в себя всю свежую кровь, а ладонь его легла на набухший пенис.

Джейд стиснул челюсти, однако едва почувствовав, как рука химеры становится ненормально тёплой, всё-таки охнул. Несмотря на бушующие эмоции и ощущение беспомощности, он подался бёдрами навстречу непривычному, щекочущему прикосновению.

— Отвали… урод, — выдохнул Джейд, понапрасну вжимая голову в плечи. Блуждающий язык настырно собирал красные капли, катящиеся по лицу.

В ответ мужчина молча сомкнул пальцы вокруг его пениса и осторожным, но неумолимым движением оголил головку. Затем вернул крайнюю плоть обратно и принялся ритмично дёргать рукой.

— Отвали... Отвали от меня! — заскрежетал зубами Джейд, мечтая вырваться из этой хватки, но стальные путы химерьих когтей не поддавались. Давая волю его жажде крови, он поудобней выгнул шею и снова закряхтел, но на этот раз от стыда. Монстр полностью завладел и физической, и душевной оболочкой Джейда, в мгновение ока обезоружив и пленив. Моросец превратился в послушный кусок пластилина, и от одного лишь этого к горлу поднималась ядовитая желчь.

«Это даже хуже, намного хуже Ареса и Сириса. Те причинили мне лишь телесную боль… Но что делает этот?»

В паху полыхало безжалостное пламя. От обиды Джейд так злобно вгрызся в свою нижнюю губу, что та лопнула.

«Хватит… Хватит!»

Внутри него кипели первобытные инстинкты, присущие каждому мужчине, и твёрдый пенис пульсировал под аккомпанемент изменчивых касаний химеры. Разум клокотал от ненависти, но тело с радостью откликалось на ласки, будто Джейд был озабоченным подростком, собирающимся лишиться девственности. Страдая по своей поруганной гордости, он издал досадливый, раздражённый крик и снова затрепыхался, но в ответ на все усилия мужчина лишь переместился к покусанной губе и начал ловить языком стекающую кровь.

Джейд корчился и извивался всем своим истерзанным, окровавленным телом, проклиная себя за податливость и сгорая от стыда. Он сопротивлялся химере и сопротивлялся наслаждению, однако источник этого наслаждения плевать хотел на его отчаяние. Головка блестела от смазки. Влажное, осязаемое доказательство возбуждения ещё больше взбесило его самолюбие и всколыхнуло новый виток ярости. Заревев, Джейд, слово цепной пёс, дёрнулся со всей силы и клацнул зубами.

— Только попробуй ещё раз приблизиться… Я тебе… тебе… — в приступе унизительного удовольствия он свирепо зарычал: — Я тебе всю рожу обглодаю!

Но химере, однако, не было никакого дела до душевных мук моросца. Если бы действия и биение сердца были словами, ответный монолог мужчины состоял бы из одних рассеянных издёвок. Оставаясь жестоким и безучастным, он невозмутимо продолжал тереть и поглаживать член Джейда, не теряя темпа, даже когда находил новый кровавый источник на его лице.

— Кончи для меня...

— Отвянь! — рявкнул Джейд, отстраняясь, но язык химеры последовал вдогонку, продолжив свою игру. Пользуясь неожиданным шансом, Джейд лязгнул челюстями, однако недостаточно быстро. Зубы лишь царапнули бледную щёку.

Химера взглянула на него своими ледяными глазами, забавляясь вспышкой гнева парня, оказавшегося в столь опасном положении. Рука, нежно скользившая по пенису Джейда, ускорилась, вынудив того со стоном зажмуриться. Он был больше не в силах смотреть, с какой готовностью предаёт его плоть.

— Кончи для меня.

Джейд оскалился, словно животное — впрочем, до этого состояния и низвела его химера.

— Вы все — кучка грёбаных вампиров. Наклонись и повтори мне это в лицо.

Мужчина издал лёгкий, заинтригованный смешок, и Джейд с содроганием ощутил горячее, мятное дыхание прямо у своего уха. Усилив давление на пенис, тот проурчал:

— Кончай, и если тебе действительно хочется мне польстить… простони моё имя.

Внезапно наслаждение галопом помчалось к своему пику. Рука на члене превратилась в источник статического электричества, покалывающий едва заметным разрядами.  Ни один нормальный человек не способен так касаться. Химерьи штучки, не иначе. Он умел управлять своей…

— А… А-а-а! — зубы Джейда разомкнулись сами по себе, выпустив наружу громкий стон. Парень моргнул, прогоняя из глаз позорную слезу, и ещё плотнее вдавился пахом в руку химеры. Лицо было совсем рядом, однако мысль о том, чтобы вцепиться в него, давно улетучилась. — Я… я даже не знаю, как тебя зовут, и-извращенец, — стало последней осмысленной фразой, что он произнёс.

Жар в его паху достиг предела и взорвался под осторожными, но быстрыми движениями мужчины. Резко вдохнув, он непроизвольно вскрикнул и отдался сокрушительному, ошеломляющему оргазму, прокатившемуся по всему телу и затопившему голову ослепительным светом. В кульминационной агонии колени его ослабели и затряслись. Умудрившись, наконец, вырваться, Джейд уцепился за первый попавшийся предмет, и, к ещё большему его унижению, предметом этим оказалась химера. Пальцы вонзились в плечи мужчины, спасая от неминуемого падения. Джейд в буквальном смысле повис на нём.

Он едва стоял, зарывшись лицом в рубашку и до побелевших костяшек сжав ткань. Сперма заливала ладонь химеры. Всё это время мужчина удерживал Джейда в вертикальном положении и опустил на землю лишь тогда, когда заключительный электрический разряд прошиб его тело.

Джейд не сопротивлялся и позволил поставить себя на колени. Кажется, его сегодняшним унижениям не настанет конца… Заливаясь краской стыда, он упёрся затуманенным взглядом в землю, смотря, как с успокоившегося пениса стекает последняя жемчужная капля. Прямо на белые ботинки химеры.

Не говоря ни слова, мужчина отвернулся и пошёл прочь, сопровождаемый хрустом сухих листьев под подошвами. Склонившись, он подобрал с земли плащ, после чего направился обратно к тропе. Однако он кое-что забыл… Джейд наблюдал, как химера удаляется, не замечая потрёпанной книги, выскользнувшей из кармана. Язык так и чесался крикнуть ему вслед, но по неясным ему самому причинам Джейд промолчал. Светловолосый мужчина покинул рощу, не растеряв ни капли своего божественного изящества и грации, хотя Джейду довелось увидеть демоническую личину под ними.

Парень поднялся, взял в руки книгу и под аккомпанемент язвительного ёрничания в своей голове, угрожающего окончательно свести его с ума, полез на стену. Голый, окровавленный и избитый.

Едва перемахнув забор, Джейд принялся яростно рыться в мусорных баках по всему Эросу и спустя какое-то время стал счастливым обладателем драных джинсов, мокрых от налипшей слизи, и изъеденной молью жёлтой футболки. Одежда воняла гнилыми пищевыми отходами, однако скрывала срам, что в его положении было уже неплохо.

Когда он вернулся в свой район, на улице уже снова наступил вечер. У Джейда ушёл целый день на то, чтобы добрести от Скайленда до заваленных мусором тёмных переулков Мороса. Для прохожих он выглядел как ходячий мертвец, которого стоило избегать пуще чумы. Джейд спотыкался и еле волочил ноги, ватные и налитые свинцом от боли, прочно поселившейся в каждой клеточке тела. На лице его, чью красоту скрывал слой крови, спермы и химерьих слюней, застыло страдание, однако внутри растекалось облегчение. Он дома. Он выжил.

Но вот странно: сколько бы Джейд ни повторял себе эти слова, почему они всё равно отдавали горьким привкусом безразличия? Он должен был радоваться, что пережил встречу аж с тремя химерами, но вместо этого злился, досадовал и мучился от стыда и унижений. Столь близкое свидание со смертью не пробудило в Джейде благодарность за жизнь, всё ещё теплящуюся в нём. Одно лишь презрение и ненависть к мужчине, спасшего его от неминуемой гибели.

«Белобрысый козёл…»

Усилием воли Джейд прогнал из головы глумливый оскал. Пересёкши пустынную улицу, он нырнул в свой переулок и потопал домой с такой миной, что о случившемся расспросить его осмелился бы лишь самоубийца. Шторы в окне их квартиры были опущены, а значит, Керреса там не было. У Джейда будет достаточно времени, чтобы помыться и привести себя в порядок. С этой мыслью он на пару секунду остановился, немного передохнув, и ускорился в направлении металлической двери, ведущей на лестницу.

— Джейд?

Моросец замер и медленно повернулся. Тейт пялился на него с недоумением, но спустя мгновение лицо здоровяка с небольшой бородкой приобрело выражение ужаса, который неизменно появлялся у всех, кто присматривался к Джейду поближе. Рядом стоял человек, которого Джейд не узнал: высокий и мускулистый мужчина, с толстой шеей и кислым лицом.

— Видок у него, прямо скажем, хреновый… Что с ним случилось? — спросил незнакомец у Тейта.

Джейд всю дорогу обходил стороной витрины, чтобы ненароком не увидеть своего отражения, однако лицо горело просто адски, и даже на ощупь чувствовалось, настолько щеки и нос раздулись и увеличились в размерах.

— Попытался обнести особняк химер, — пробормотал Тейт мужчине. Глаза того вспыхнули, словно Джейд вдруг вызвал у него интерес.

— Которых?— уточнил он, но Тейт, не ответив, подошёл к Джейду и положил руку ему на плечо.

— Ты как, братан? Керрес бьётся в истерике... Ох, кошмар, химеры…

— Заткнись! — рявкнул Джейд.

Подскочив от неожиданности, Тейт примирительно вскинул руки. Он всегда был хорошим парнем, мягче, чем подавляющая часть моросцев, но Джейду в тот момент было плевать. Настроение болтать по душам совершенно отсутствовало, а уж отвечать на расспросы — тем более.

— Ты же хромаешь, они что…

— ЗАТКНИСЬ! — завопил Джейд так яростно, что ошарашил даже самого себя. Однако не в его правилах было разбрасываться извинениями, поэтому он просто продолжил ковылять к своей двери.

— Что эти ублюдки с ним сделали? И что это за пацан? — прозвучал голос незнакомца в отдалении.

— Это Джейд, Милош. Он… Вот чёрт…

Джейд услышал, как Тейт резко выдохнул, и догадывался — почему. Если сырость между ног была столь же очевидна на вид, как и на ощупь, то джинсы наверняка были перемазаны кровью сзади.

Протащив свою скорбную тушку по лестнице, Джейд наконец-то оказался перед их квартирой. Он целую ночь не спал, потом весь день шёл и в довесок ничего не ел и не пил. Он чувствовал себя как зомби и, если взгляды окружающих не врали, выглядел так же.

«Но смогу ли я уснуть… Как я теперь смогу спать, зная, что белобрысый урод где-то там хохочет надо мной?» — Джейд повернул ручку двери.

Открыто… Его парень всё-таки был дома. Толкнув дверь, он неуклюже ввалился внутрь, втянув голову в плечи под тяжестью судорожно мечущихся мыслей, лелея надежду, что успеет прошмыгнуть в ванную прежде, чем Керрес его заметит. Но тут раздался скрип дивана и потрясённое аханье.

Ноги в последний раз подвели Джейда, и он самым жалким образом растянулся на полу. Такое ощущение, будто тело стало весить не меньше тонны, к конечностям привязали по кирпичу, а грудь сдавили обручем.

— Господь всемогущий, что же ты натворил! — заголосил Керрес и перевернул его на спину, но от этого обруч, стискивающий грудь, стал ещё туже.

Не успел Джейд опомниться, как оказался на коленях, поддерживаемый своим парнем и силящийся наполнить сдутые лёгкие воздухом. Упорная решимость добраться до дома его покинула, забрав с собой остатки энергии. Джейд в панике царапал горло, пытаясь вдохнуть, но всё горело огнём. Разум балансировал на границе чёрной пропасти, над которой висел с тех пор, как Джейда перелез через границу Скайленда и Эроса.

— Джейд? — проговорил Керрес тихим, испуганным голосом, гладя его по волосам.

— Я… Мне надо… — Джейд неожиданно согнулся в рвотном позыве, но ничего не вышло. Ему хотелось оказаться как можно дальше от Керреса. Нельзя, чтобы его парень увидел свидетельства изнасилования. — В ванную… Мне надо… в душ.

— Сиди, милый, сиди… Ты дома, всё хорошо, — шептал Керрес, стараясь снять с него найденную в мусоре одежду. Джейд не давался. Надо придумать что-то… Хоть что-то… — Давай, я сам включу тебе душ. И ты согреешься. А потом я отвезу тебя в больницу.

«В больницу?.. Нельзя, у нас нет денег. Я ничего не украл. Я всё… всё потерял», — его наконец-то стошнило желчью. Керрес опрометью помчался в ванную, а Джейд перекатился набок и подтянул колени к груди.

А потом в лицо ему ударили струйки горячей воды. За занавеской топтался тёмный силуэт Керреса, незримо, но бдительно следящий, чтобы Джейд не поскользнулся в душе. К счастью, кровь, стекающая по внутренней стороне бедёр, осталась незамеченной.

Прислонившись спиной к кафелю, Джейд зажмурился, мечтая лишь об одном — отскрести весь позор со своего тела вместе с кожей. По крайней мере, он добрался до дома... Джейд дома.



Комментарии: 3

  • Большое спасибо за перевод!

  • Ваааау...шикарная глава!
    Илиш просто нереально крут. Жду момента, когда он явится за своей книгой. Ну или Джейд сам решит ее отдать. Ух, как же интересно, что будет дальше)))
    Почему близнецы не зашли в комнату, где прятался Джейд и читал Илиш. Хотела бы я про это почитать. Как бы повели себя каждые герои. Ну ладно, не страшно, все равно все что я прочитала было нереально интересно.
    Спасибо большое, уважаемые переводчики!

  • Небрезгливы эти химеры. Или их никакая зараза не берет? Спасибо за перевод!

    Ответ от Восемь Бит

    Как сказал однажды Артемис Сирису: "А что вы принесли в семью, кроме хламидий?" 😁
    А если серьёзно, то со смертью все болезни, вплоть до насморка, излечиваются. Этим же объясняется и то, что химеры не подсаживаются на наркоту -- не успевает выработаться привыкание. (Кроме психологической зависимости у особо нервных).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *