Когда они оба были в «Эджвью», Керрес мог держать его за руку, только когда надзиратели не смотрели. Поэтому они делали это тайно, иногда в кладовке уборщика, иногда в пустой комнате, которую Джейд делил с другим сиротой. Теперь же они могли держаться за руки и не только, когда им вздумается. Казалось бы, мелочь. Но это всегда напоминало Джейду, что его любят.

Даже когда безобидная потребность Керресса превращалась в стальные путы, не дающие сбежать.

Спустя два месяца после неудачного ограбления особняка Джейд и Керрес сидели на бетонных блоках. Рука об руку, плечом к плечу. Джейд со стоном закатил глаза и выдернул кончики пальцев из хватки Керреса. В ответ тот рассмеялся и, притянув Джейда ещё ближе, чмокнул в щёку. Место тут было оживлённое, и Керрес оберегал Джейда от всего плохого ровно так же, как и много лет назад стерёг приютских детей во время прогулок. Такое случалось нечасто, но благодаря новой крутой работе Керрес воспрянул духом и вспомнил о старых привычках.

Они с Джейдом стояли возле стадиона и продавали экстази и амфетамин по цене вдвое выше, чем купили у Фьора. Для их нынешнего бюджета это было слабое подспорье, однако Джейд подрабатывал так с тех пор, как достаточно повзрослел и приобрёл нужные связи.

Обычно Джейд занимал один конец парковки, а его парень — противоположный, но на этот раз, сверкнув улыбкой и состроив щенячьи глазки, Керрес уговорил его встать вместе. Что, кстати, было совершенно ни к чему: все покупатели были им знакомы, и Джейду ничего не угрожало. Они вообще редко попадали в неприятности, торгуя помаленьку за пределами стадиона в день представления, но, справедливости ради, такое всё же случалось — обычно в середине или в конце вечера, когда выходили осуждённые. Мужчины к тому времени уже прилично надирались и пускались на поиски парня для утех или просто повода выпустить пар из-за потерянных на ставках денег. Керрес и особенно Джейд становились лакомыми кусочками для тех, кто жаждал набедокурить.

Керрес сунул нескольким женщинам розовые таблетки, взамен взял жетоны и передал Джейду. Кое-кто пытался потрепаться с ними о всякой ерунде, но здесь было слишком шумно, чтобы что-то услышать. Парковка кишела народом, хотя представление началось более часа назад. До основного действия ещё не дошло — пока показывали львов, крыс или короткие выступления для разогрева публики.

Очередная пара жетонов опустилась в ладонь Джейда. Спрятав их в карман, он вернул руку Керресу. Они оба наблюдали, как люди всех рангов и мастей копошатся вокруг, ведут беседы и заключают друг с другом пари. Предполагалось, что против близнецов выведут пятерых осуждённых.

Понимая, что нет никакого смысла себя мучать, Джейд намеренно пропускал мимо ушей то, что все и так знали. Сегодня на арене выступают Арес и Сирис.

Вечер на Арене. Еженедельное мероприятие, которое проходило на отремонтированном стадионе, расположенном на побережье в глубине заброшенной части города. Шоу это, проводившееся для развлечения скайфолльцев, было единственным, куда допускались представители всех классов. Любой обладатель хотя бы пяти баксов на билет имел возможность насладиться трёхчасовым представлением, в котором участвовали и львы, показывающие трюки, и крысы, которых скармливали новейшим чудищам, выведенным Скайтехом, а иногда и молодые химеры, демонстрирующие свои умения. Кульминацией шоу становилась жестокая расправа над преступниками, осуждёнными на этой неделе. И палачами всегда выступали не кто иные, как Арес, Сирис и их командир Неро.

Конечно, с одной стороны это был шанс. Смысл представления заключался в том, что смертники должны были сразиться с извергами за свою свободу. Если они убивали химеру, против которой их выставили, то получали помилование и свободу. Однако такое случалось всего несколько раз за последнюю пару лет. Чаще всего их убивали каким-нибудь чудовищным способом, родившемся в безумной голове короля на этой неделе.

Естественно, даже если кто-нибудь из троицы химер умирал от руки преступника, через некоторое время они возвращались к жизни. Телохранители Силаса обладали даром бессмертия. Джейд догадывался, что это было проще, чем каждые пару месяцев натаскивать нового изверга.

Со стадиона донеслись одобрительные выкрики. Покосившись на здание, Джейд увидел, что свет внутри сменился с белого на тёмно-красный, сигнализируя, что вот-вот совершится убийство. И действительно — рёв толпы неумолимо нарастал, а потом резко оборвался всеобщим аханьем.

Огромное круглое строение, облицованное ржавым металлом и бетонными плитами, стократно усиливало раскатистое эхо, гремящее внутри. На большой, ярко освещённой и огороженной арене, окружённой заполненными трибунами, кровь лилась, словно вино из бочек. Джейд неоднократно восседал на этих неудобных пластиковых стульях и втайне наслаждался, глядя, как ауры всех вокруг взрывались почти осязаемыми электрическими разрядами, перекрываемыми лишь свечением гигантских неоновых вывесок и рождественских гирлянд, висящих над ареной, словно телефонные провода.

— Давай зайдём. Я приглашаю, — с ухмылкой сжал его руку Керрес.

От одного лишь предложения оказаться так близко к Аресу и Сирису, сердце Джейда взволнованно сжалось. Он попытался скрыть это за неловкой улыбкой. Близнецы навряд ли увидят их с арены, однако рисковать лишний раз не хотелось. Если Джейда всё-таки узнают, то никакая сетка из рабицы не удержит этих маньяков от того, чтобы закончить то, что прервал Илиш.

Керрес шаловливо потянул его за руку, на миг напомнив двенадцатилетнего мальчика, как в день их знакомства. Сдавшись, Джейд послушно побрёл следом. В глубине души он и впрямь был не прочь посмотреть представление, но страх отравлял всё предвкушение. Утешением могло служить то, что стадион вмещает тысячу человек, а они всё равно не смогут позволить себе места в первом ряду. Джейд со вздохом утрамбовал свою тревожность, продолжая делать то, чем занимался весь прошлый месяц — пытался смириться и двигаться дальше.

Поспешив вперёд, Керрес приобрёл билеты. После того, как на руки им шлёпнули печати с номерками и львино-скорпионьей эмблемой короля, они прошли в распахнутые двери и оказались в открытом вестибюле. Здесь не было ничего интересного: всё более-менее ценное намеренно убрали, чтобы голодающие моросцы ничего не стащили на продажу. В круглом помещении остались лишь стены с потрескавшейся краской да пыльный линолеум — ободранный или местами полностью отсутствующий, — под которым виднелся голый бетон.

Они пересекли вестибюль, пахнущий холодным бетоном и потом, а затем миновали большие металлические балки, которые удерживали в воздухе когда-то выдвижную крышу. Теперь эти балки торчали просто так, потому что самой крыши давно не было. Без навеса на арене всегда либо пекло, как в аду, либо, напротив, лил непрекращающийся дождь. Было весьма забавно видеть, как осуждённые поскальзываются в грязи.

Услышав очередной восторженный возглас толпы, парни быстро побежали по коридору к трибунам. Лавочники выкрикивали названия своих фирменных блюд, но цены на еду были заоблачными даже для забитых деньгами карманов Керреса. На выходе к трибунам они предъявили печати и наконец-то оказались внутри. Джейд спрятал довольную улыбку. Энергия обрушилась на него сбивающей с ног волной, словно они только что преодолели невидимую стену. Сердце задрожало и затрепетало от чистого блаженства. Керрес повёл своего парня к их местам, расположенным в нескольких рядах от арены и на таком расстоянии, что даже химеры не смогли бы их заметить.

Стоило им усесться, как Керрес разразился громкими воплями под стать прочим зрителям — он всегда стремительно втягивался. Громогласный шум и крики умирающих осуждённых пробуждали жажду крови даже в самом законопослушном скайфолльце.

Вопреки желаниям Джейда его взгляд сам нашёл Ареса.

Одет изверг был по высшему разряду: кожаная куртка, красная рубашка под ней и чёрные джинсы. Наряд дополняла пара солнцезащитных очков и чёрная мантия с тёмно-серой подкладкой. Зрители всегда с большим любопытством ожидали, в чём же сегодня выйдут химеры. Уже завтра подобное одеяние будет продаваться в самых модных магазинах Скайленда, где его с руками оторвут богатенькие щёголи, жаждущие почувствовать себя грозными.

Когда Арес поднял в воздух кулаки, публика последовала его примеру. Джейд вытянул шею, но увидел его жертву только, когда изверг отошёл в сторону. Осуждённый лежал на земле в луже собственной крови. Он силился подняться, но всё время падал в жидкое месиво из алой жидкости и чёрной грязи, обильно облепившей всё тело. Лишь приглядевшись внимательнее, Джейд понял, почему тот не может встать: правая рука болталась на ниточках сухожилий и была практически оторвана от плеча, а нога вывернулась под неестественным углом. При попытках подняться она сминалась, словно резиновая, и осуждённый падал обратно на потеху толпе.

Арес вновь приблизился и армейским сапогом, которым всего два месяца назад пинал Джейда, упёрся в голову осужденного, а затем носком ноги перевернул его на спину. Тот разинул рот в безумном крике, заглушённом беснующейся толпой, и уставился на слепящие огни над собой.

Джейд видел слабую пульсацию голубой ауры, и, когда Арес прижал сапог к его горлу, задумался, что этот мужчина совершил такого, чтобы оказаться здесь. Воровство, изнасилование, убийство — на Арене можно было попасть за любое преступление. Самые устрашающие смерти, однако, химеры приберегали для обвинённых в шпионаже, терроризме или ещё в чём-либо, направленном против короля Силаса.

Джейд невольно вскинул взгляд на ВИП-ложу. Это была специальная крытая площадка, на которую допускались только химеры и их люди. Стоящая на металлических балках постройка была стеклянной, чтобы члены королевской семьи могли наблюдать за происходящей под ними бойней. С того места, где сидел Джейд, виднелась лишь передняя стенка и спинки стульев, на которых иногда восседали химеры или их питомцы. Сейчас там стоял кто-то, смутно знакомый Джейду. Мужчина с удовольствием курил сигару и беседовал с великим королём Силасом. Оба счастливо улыбались.

Парень с облегчением отвернулся. Илиша, по крайней мере, внутри не было. Джейд понятия не имел, что станет делать, если всё-таки увидит его — может, притворится, что у него разболелся живот или что-нибудь подобное. Да что угодно, лишь бы убедить Керреса, что ему надо срочно уйти.

Тут свет на Арене покраснел, и все вокруг, включая Керреса, слабо вскрикнули. Джейд перевёл взгляд с ВИП-ложи на Ареса, державшего в руках голову осуждённого. Из развороченной шеи хлестал фонтан крови. Тело всё еще дёргалось в предсмертных конвульсиях. При виде жуткого зрелища народ неистово взревел, но тут Арес, обожающий рисоваться, довёл их до полного экстаза, как и положено звезде. Протянув руку, он вырвал у мертвеца глаз, обошёл арену по периметру и вручил трофей симпатичному парню в ужасном, чересчур цветастом галстуке-бабочке. Словно средневековый рыцарь, дарящий розу прекрасной даме. Со стороны это казалось уморительным, но Джейда прошиб холодный пот.

«Эти же самые руки лапали меня и избивали в мясо… А теперь — вы только поглядите! Проклятые химеры».

Стиснув зубы до такой степени, что челюсти свело уже знакомой болью, Джейд отвернулся, но со сдержанностью, которая после случившегося стала для него привычной, остался сидеть на месте и дожидаться окончания шоу. Джейд не принадлежал к числу тех, кто зацикливается на прошлом — будь он таким, его бы уже давным-давно закрыли в психушке и умертвили по соображениям гуманности. Он обладал настоящим талантом запихивать неприятные воспоминания глубоко внутрь и запирать их на замок. Конечно, порой они прорывались сквозь заграждения, но его разум не ломался под их напором.

«Если я смог справиться с поруганным детством, которое подарила мне мать. Если смог выжить в трущобах... То точно смогу пережить то, что случилось в особняке и в парке».

Джейд затянулся косяком, который пустили по кругу, и передал его дальше. Потом нашёл руку своего парня, сжал и поцеловал его в щеку.

Когда очередного осуждённого убивали каким-нибудь забавным способом, зрители ожесточённо рукоплескали. Успокоившись, Джейд тоже с аппетитом смотрел на арену. Изверги по очереди бросали вызов и убивали осуждённых, которых выводили (а иногда и выволакивали) в центр.

Через час, когда последнюю женщину выпотрошили и расчленили, представление подошло к концу. Теперь предстояла раздача лотерейных призов.

Впервые за несколько месяцев расслабившись и получив удовольствие, Джейд набрал полные лёгкие воздуха, пахнущего свежей кровью, и растворился в энергии толпы. Ауры большинства моросцев были нездоровых, тёмных цветов, запятнанные десятилетиями тяжёлого труда, без которого просто не выжить. Но стоило им прийти на стадион, где можно отвести душу и повеселиться, как всё менялось. Для Джейда это был глоток свежести: он словно бы попадал на небеса.

К микрофону не спеша подошёл пожилой мужчина с листом бумаги, на котором были написаны победители сегодняшнего розыгрыша. Называя номер за номером, он раздавал публике ампулы с витаминными растворами для инъекций, микроволновые печи, DVD-диски и даже талоны на крысятину. Каждый раз, когда распорядитель называл номер, Керрес чуть приподнимался на своём месте, но, взглянув на цифры на их запястьях, с разочарованным вздохом опускался обратно.

Взяв Джейда за руку, он в который раз прочитал его номер и со стоном отпустил. Пару лет назад Керрес выиграл пару шерстяных носков, и с тех пор его не покидала лотерейная лихорадка.

— И наш последний приз! Вишенка на торте сегодняшнего шоу! — объявил ведущий, которого все знали под именем «Старый Джо».

Керрес подался вперёд, сгорая от нетерпения, возбуждённо сжал кулаки у лица. Джейд с улыбкой погладил своего сумасшедшего парня по бедру, мечтая поскорее вернуться домой, чтобы тот мог выплеснуть энергию другими, более приятными способами.

— Номер… 0901298!

С криком подскочив с места, Керрес сцапал Джейда за руку и подбросил её высоко в воздух.

— Джейд, это же ты! Это твой номер! Ты победил!

Если бы вместо того, чтобы скакать вверх-вниз, он посмотрел бы на своего парня, то наверняка увёл бы того отсюда, не пускаясь ни в какие объяснения. Но Керрес слишком увлёкся, чтобы заглянуть Джейду в лицо, и вместо этого потащил его прямо в центр. Еле переставляя негнущиеся ноги, Джейд, сопровождаемый лучами софитов, полз к воротам сетчатой ограды вслед за ним. Народ вокруг ликовал. Он не чувствовал себя победителем — он чувствовал себя как осуждённый, которого ведут прямиком на эшафот. Но никто не придал этому значения. Керрес списал всё на нервы, а толпе и вовсе было плевать.

На середину освещённой арены Джейд добрёл в одиночестве. В ушах звенел непрерывный человеческий гул. От множества аур, сияющих вокруг, разум так переполошился, что ему пришлось чуть поубавить интенсивность способностей, которыми он обладал, в надежде избавиться от неприятного чувства, вызванного всеобщим вниманием. Джейд полностью контролировал свой необычный дар эмпата и любил его, но когда на него смотрели сотни людей, ослепляя энергией, не говоря уже о неоново-электрических огнях, он мысленно терял почву под ногами.

Старый Джо с улыбкой проверил его руку, затем повернулся и кивнул в сторону длинного огороженного входа на арену. В дверях показались две размытые фигуры. Когда их высокие и мощные силуэты, неторопливо шагающие к Джейду, начали обретать форму, тело его сковал непреодолимый страх.

Добыча инстинктивно попятилась. Широкими, как блюдца, жёлтыми глазами Джейд наблюдал, как Арес и Сирис приближаются к нему, сверкая всезнающими, самодовольными ухмылками. Уверенные шаги напоминали всё тот же бухающий грохот железных шаров, падающих на пол.

— Поздравляю, — кровожадно оскалился Сирис.

Джейд затрясся, желая лишь убежать отсюда как можно скорее и никогда не возвращаться назад. Его словно бы вновь загнали в угол здоровые бугаи в тёмном особняке, из которого нет выхода. Нахлынувший страх одним махом смёл все те жалкие крупицы решимости, что он собрал. В присутствии своих насильников Джейд был не закалённым и несгибаемым вором с самого дна общества, он был ничтожеством. Они это знали, и он это знал. Мелкая козявка, кусок дерьма на их сапогах, который смоется с течением времени. Стоя перед двумя бессмертными монстрами, Джейд как никогда понимал своё место в этом мире.

Глаза никак не могли оторваться от абсолютно одинаковых лиц. Его словно бы раздевали догола перед улюлюкающей, верещащей толпой. Здесь Джейду было нечем защититься. Его снова ждало унижение. Он даже не удивится, если они прямо сейчас объявят о его преступлениях и немедленно казнят.

Однако, к его глубочайшему потрясению, Арес протянул моросцу небольшую картонную коробку. Выигрыш. Все остальные призы шли в каких же коричневых коробках с синим бантом на верхушке.

— Открой, — произнёс тихий, но звучный голос Ареса, отчётливо слышный даже за всем шумом вокруг.

Джейд принял коробку дрожащими, словно листья на ветру, руками, поднял крышку и, хотя мозг требовал нестись прочь со всех ног, заглянул внутрь.

Mp3-плеер… Такой же он хотел украсть из особняка. Нет, тот же самый.

— Подарок от Илиша, — слова эти будто выцарапали ножом на его сердце.

Старый Джо сказал что-то в микрофон, и народ встретил речь воодушевленными визгами и овациями. Керрес, стоящий за ограждением, тоже орал от восторга.

Взгляд Джейда автоматически устремился к площадке над ареной. И он стоял там.

Илиш Деккер смотрел на него из ВИП-ложи. Струящиеся белым золотом волосы каскадом спадали на плечи, прикрывая светлый пыльник с ремнём на поясе. Длинные, сильные руки, скрещенные на груди, придавали мужчине угрожающий вид, а бледное лицо воплощало собой столько пленительного изящества, что казалось иллюзией. Глаза его, будто тлеющие угли, заметные даже с многометровой высоты, следили точно за Джейдом. Лишь он один стоял на площадке, с бесстрастным любопытством глядя вниз на жалкую букашку. Многозначительная улыбка без слов сообщила Джейду, что над ним только что жестоко поиздевались.

«Какого хрена этот мудак вытворяет?»

Он заскрипел зубами, теряя всё самообладание разом. Не в силах терпеть насмешки, Джейд сорвался со сцены и помчался к выходу с арены, сжимая в руке Mp3-плеер. Он найдёт его, найдёт и швырнет безделушку прямо в его грёбаное лицо!

Миновав несколько недоумевающих работников, Джейд принялся лихорадочно искать лестницу, не имея ни малейшего представления, где та может находиться. Но он должен был попытаться, должен сделать хоть что-то, чтобы вернуть себе гордость, растоптанную Илишем. Пусть даже и придётся схлестнуться с ним один на один. Гнев потеснил здравый смысл, толкая на поступки, на которые Джейд ни за что бы не отважился в обычной ситуации. Отыскав ступени, он взлетел наверх, пихнул обеими руками металлическую дверь и оказался в белой комнате с пластиковыми стульями и летними столиками вдоль левой стены. Но на этом его дорога ярости закончилась.

В углу стояли два тиэна, пьющие кофе из полупрозрачного пластика. Едва заметив Джейда или, скорее, его выражение лица, охранники побросали свои стаканчики и двинулись в атаку. От первого Джейд увернулся, но второй тут же ударил его в челюсть. Где-то позади испуганно ахнул Керрес.

«Керрес пошёл за мной?..» — Джейд за стоном прикрыл руками живот, ожидая дальнейших избиений, но вместо этого тиэны почему-то подтянули моросца на ноги.

Все его мужество разбилось вдребезги о знакомый смешок; один-единственный звук морально поставил Джейда на колени. Поджав губы, он украдкой покосился на белокурую химеру, исполином возвышающуюся над ними. На холодном лице играла лёгкая ухмылка, которую он, казалось, приберёг исключительно для того, чтобы поизмываться над Джейдом.

— Тебе не понравился подарок?

Джейд упорно отказывался смотреть на Илиша, молча сверля глазами серый линолеум. Даже когда тиэны потрясли его, пытаясь заставить ответить господину, парень не проронил ни слова.

— Подарок? — растерянно пробормотал Керрес.

— Оставьте нас втроём. Я не боюсь укусов моросских шавок.

Джейда тут же уронили на колени. Когда дверь за тиэнами закрылась, он увидел перед собой белые брюки и такого же цвета кожаные ботинки с серебряными пряжками. Источая тончайший аромат мяты и мускатного ореха, Илиш протягивал ему Mp3-плеер, упавший во время потасовки.

— Зачем? — выдавил из себя Джейд, забирая плеер в надежде, что мужчина отойдёт, но тот этого не сделал. Ноги так и стояли всего в нескольких дюймах от лица парня — так близко, что ледяные волны химерьей ауры смешивались с его собственной. Джейд бесился от того, какие воспоминания пробуждало в нём столь тесное соседство с Илишем.

— Мне было хорошо с тобой, поэтому я решил оплатить твои…

— Я не шлюха! — рявкнул Джейд, вскидывая голову и взглядом впиваясь ему в глаза. Поднявшись, он сжал кулаки и напустил на себя как можно более угрожающий вид.

Мужчина, естественно, и бровью не повёл. Судя по всему, он собирался бросить ещё какую-нибудь колкость и вонзить очередной кинжал в чувство собственного достоинства моросца, но эти планы нарушил Керрес.

— Джейд… Откуда ты его знаешь? Что происходит?

Илиш с видом, будто ему только что преподнесли угощение, перевёл взгляд на Керреса, затем скользнул рукой в перчатке по щеке Джейда и приподнял его подбородок. Тот пришёл в ужас, но не от самого действия, а от ощущения, всколыхнувшегося в груди от этого прикосновения. В мгновение ока его перенесло к стене, вернуло чувства, что постепенно копились внутри, чтобы потом взорваться. В памяти всплыли моменты, как тело само по себе расслаблялось и таяло в этих мягких руках, которые могли наэлектризовываться.

И это было… чудесное ощущение. Зачарованный Джейд едва не прильнул к белоснежной перчатке, но вовремя очнулся.

— Я проводил Джейда до границ Эроса и Скайленда, где мы чудесно провели время. Он доставил мне такое изысканное удовольствие, что не оплатить его услуги было бы преступлением, — плавным и бесстрастным голосом объяснил Илиш.

Керрес учащённо дышал позади и с таким трудом подавлял гнев, что Джейд почти физически ощутил, как ему сейчас больно. Они стояли перед лицом бессмертной химеры, причём высшего ранга. Один промах — и змей атакует.

— Ты... Ты его изнасиловал, да?

Рука, затянутая в шелковую перчатку, нежно гладила лицо Джейда. Парню очень хотелось отстраниться, но что-то его как будто останавливало.

— Изнасиловал? — Илиша слегка развеселило это предположение. — Это не я раздел его. Джейду самому не терпелось снять с себя плащ, что я любезно ему одолжил после того, как мои братья позабавились с его телом. Это его семя оросило мне руку, а не наоборот…

— Заткнись! — взревел Джейд, словно сорвавшийся с цепи пёс. Взрывная волна безумия смела последние сдерживающие барьеры. Вскочив на ноги, он толкнул Илиша, но это было всё равно, что пытаться сдвинуть каменную глыбу. Тогда Джейд занёс кулак и ударил химеру в грудь, но снова потерпел поражение.

— Какой боевой дух, но как податлив ты был в моих руках, как содрогался в агонии оргазма, — Илиш с притворным изумлением поймал Джейда за запястье, развернул и шутливо толкнул в сторону Керреса.

Джейд незамедлительно крутанулся на месте, но, прежде чем успел снова наброситься на мужчину, почувствовал руку Керреса на своём плече.

— Это ложь... — прошептал тот.

Повисла пауза. Джейд не видел лица химеры, но знал, что Илиш наслаждается каждой секундой этой встречи. Поверженный, он развернулся к своему парню и услышал за спиной ледяной голос.

— Разве я солгал? Скажи же ему. Скажи, в чём я солгал.

Растерянный, полный страдания взгляд Керреса бегал между Илишем и Джейдом. В конце концов, он замер на лице последнего.

— Я… Я пойду домой, — прошептал Керрес, отступая назад. Не говоря больше ни слова, он направился к закрытой металлической двери.

Илиш не упустил возможности добить его напоследок.

— Надеюсь, ты хорошо обращаешься с моей книгой, дворняга. Она одна из моих любимых, и я не одалживаю свои вещи всем подряд.

Дверь за Керресом захлопнулась.

***

Всю дорогу домой в рейсовом автобусе до Мороса, курсирующем только в день представления, они провели в напряжённой тишине.

Керрес молча сидел рядом. Рука его, ещё недавно неспособная отпустить ладонь Джейда, спокойно лежала на коленях. С отрешённым выражением лица он смотрел в окно и как будто вообще не собирался заговаривать. Джейда это устраивало — слишком много мыслей кружилось в его голове.

Mp3-плеер лежал в кармане. Поначалу Джейд хотел его выбросить, но потом оставил у себя чисто из корыстных побуждений. Даже сейчас, когда им управляли эмоции, натура помойной крысы, бывшая его частью с момента рождения, напомнила, что такую вещичку можно не только продать баксов за сто пятьдесят, но ещё и использовать самому. У Джейда никогда не было ничего подобного, и он не собирался расставаться со своим выигрышем, даже если тот и достался ему в результате бессердечной шутки химеры.

Когда автобус остановился перед станцией «Блютон», все вышли из салона. Джейд послушно пошагал вслед за Керресом, прекрасно понимая, что как только они войдут в квартиру, разразится ссора.

Дверь с тихим щелчком захлопнулась за его спиной. Джейд запер замок и прислонился к косяку, наблюдая, как его парень снимает поношенные ботинки и куртку, затем достаёт контейнер со вчерашней картошкой фри и рыбой и разогревает в новой микроволновке, купленной на прошлой неделе. Таймер тикал, отсчитывая секунды, посуда с тихим гудением крутилась внутри. Голова Керреса всё сильнее вжималась в плечи. Когда цифры дошли до нуля, он вдруг сказал:

— Я тебя прощаю.

Джейд взвился, но, бросив взгляд на своего поникшего парня, сглотнул подступающую к горлу желчь.

— За что? — холодно спросил он.

— За измену.

Обвинение обрушилось на него, словно груда камней. Кратковременная вспышка гнева сменилась оглушающей пустотой, которую он чувствовал с тех пор, как покинул Стадион.

— Да ты охренел! — гаркнул он. Вздрогнув, Керрес выплыл из своего транса и дёрнул за ручку микроволновки. — Я тебе не изменял… Арес и Сирис… меня поймали.

— Можешь не врать, химеры все красавчики… Я понимаю.

Язык Джейда неожиданно прилип к нёбу. В словах Керреса было столько всего неправильного, что он даже не знал, с чего начать. К тому же, начни Джейд сейчас оправдываться, и ярость, обжигающая грудь, как кипяток, вновь найдёт к нему дорогу, и взорвёт тысячи фейерверков в голове.

— Близнецы меня изнасиловали... А Илиш... Илиш спас от них.

— И подарил тебе за это книгу? — Керрес сухо хохотнул и понёс еду в гостиную. — Это было до или после того, как ты обкончал ему все руки?

Джейду будто бы залепили пощечину, и после новой встречи с Илишем и унизительного разговора на стадионе он отреагировал совсем не так, как ожидал. Одним прыжком сократив расстояние, Джейд с силой толкнул Керреса на диван. Тот вскрикнул от неожиданности, перевалился через спинку и приземлился перед журнальным столиком. Еда рассыпалась вокруг.

— Если ещё раз скажешь что-нибудь подобное, и я за себя не отвечаю...

Керрес не испугался. Он вообще очень редко пугался, когда Джейд распускал руки. Вскарабкавшись на ноги, он сложил ладони в умоляющем жесте.

— Тогда скажи мне, что он врёт, Джейд. Прошу... скажи, что он врёт!

— Это... это не то, что ты думаешь! Он... он меня заставил!

— Заставил тебя кончить?!

Уши Джейда горели, колени ходили ходуном. Ему не терпелось выскочить из квартиры и бежать прочь, как он бежал со стадиона. Как можно дальше от этого разговора и этих воспоминаний.

— Я не хотел!

Керрес громко выругался и швырнул пустой пластиковый контейнер в стену.

— Я не понимаю! Расскажи мне, что произошло с самого начала, мать твою, объясни мне, Джейд! Зачем он дал тебе книгу? Почему не поленился и подарил Mp3-плеер? Объясни же мне!

— Не могу…

«Как я могу объяснить, что сидел у камина и цеплялся за каждое слово Илиша, когда он читал мне? Что практически впал транс от того, какое блаженство дарил его шелковистый голос моему измученному разуму. Тот момент между нами — это был наш момент. Мимолетный оазис спокойствия среди ужаса, ожидающего за дверью. В той комнате что-то случилось. И пусть глаза его покрылись коркой льда при виде моего тела… Я сам виноват. Зря я снял плащ».

«НЕТ!»

Джейд зарычал и снова толкнул Керреса, потом ещё и ещё, пока тот не начал прикрываться. Ноги Джейда окончательно обмякли. Толчки становились всё слабее и слабее, и, в конце концов, он со всхлипами сполз на пол. Как он мог объяснить Керресу хоть что-то, если сам не понимал, что с ним творится?

— Что с тобой происходит, Джей?

— Заткнись! — завопил Джейд. Вскинув руки, он вцепился в свои волосы и заскрежетал зубами, чувствуя, как те жалобно скрипят под нарастающим давлением.

«Я не знаю… Не знаю, что со мной происходит. Я не понимаю, что делает Илиш, и не понимаю, как объяснить это Керресу. Я оказался мышью, пойманной хищником, которая так и не поняла, почему он играл с ней. Помойной крысой. По всем канонам он должен был выдать меня Аресу и Сирису».

«Я бы смирился с тем, что он меня отпустил, я бы это пережил… Но почему он продолжает издеваться надо мной? Почему решил ещё больше унизить на глазах у толпы?

В этот момент Керрес, словно желая содрать последний кусок коросты с раны, тоненьким голосом произнёс:

— А я ведь говорил тебе не ходить в особняк.

Ярость затмила рассудок Джейда, и, не успев опомниться, он замахнулся и ударил Керреса по щеке. Потом поднялся, чувствуя себя так, словно в тело вселился другой человек, и, как зомби, прошёл в спальню за старыми наушниками для плеера и тонким пледом. Взгляд его наткнулся на книгу с металлической закладкой внутри.

Джейд рассовал находки по карманам и вернулся к входной двери. Керрес хлюпал носом в гостиной.

— Что он с тобой сделал? — спросил тот дрожащим голосом, нарушив повисшую в комнате тишину.

Джейд бросил на него полный страдания и боли взгляд, и, не в силах больше выносить вида своего плачущего парня, чьё лицо исказили растерянность и шок, повернул ручку. Больше не оглядываясь, он переступил через порог и ушёл, оставив Керреса рыдать на полу.



Комментарии: 5

  • Почему мне напоминает "Клин любви"?...

  • Нет ну Керрес @хринел!!! Он что не знает кто такие химеры!ಠಗಠ
    Я испугалась когда Джейд стал победителем думала что-то с ним сделают, а оказывается Илиш это задумал, нравится ему играть с Джейдом ರ╭╮ರ

  • Большое спасибо за перевод!

  • Илиш знает всё о манипуляциях людьми, Силас прекрасный учитель, а Илиш - отличный ученик. Что бы не было в голове у Илиша, он действительно спас Джейда.

  • Делаю ставку на то, что на плеер записан голос Илиша. Может, читает что-нибудь или говорит, что Джейду сделать.
    Как же интересно, я не могу! Читаю на одном дыхании, такой накал страстей. Я правда немного испугалась, когда его назвали победителем. Думаю, ну все, сейчас его признают виновным и скажут сделать выбор: смерть или топай к Илишу. Это был весьма напряженный момент.
    А Илиш не дурак повеселиться, как я погляжу. Хитроумный гад. Люблю таких.
    Спасибо за эту великолепную главу! 🖤 У меня чуть улыбальник не треснул))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *