— Сангвин? Джек?! — завопил Илиш. Бурлящая внутри паника достигла своего пика, и холодная химера окончательно потеряла рассудок. 

Терзаемый страхом за Джейда, он мчался навстречу мелодии, от которой и без того беспокойное сердце болезненно щемило. Илиш больше не корил себя за суматошный водоворот эмоций, выбивающий его из привычной колеи. Самое главное сейчас — спасти парня, а всё остальное не имеет значения.

— Сангвин! — он досадливо стукнул ладонью по покрытому плесенью бетону. Те, кто избрал многоэтажку своим убежищем, предпочли не пользоваться дверями, а вместо этого проделали в стенах проёмы при помощи взрывчатки. Илиш плутал по абсолютно одинаковым полуразвалившимся квартирам с идентичной планировкой и никак не мог добраться до источника звука.

Неожиданно очередная дыра привела его в просторное помещение с высокими потолками и великолепной акустикой. Чарующая музыка лилась будто бы со всех сторон. Джейд должен быть рядом, Илиш это чувствовал.

Но не успел он ступить в огромный зал, как из тёмного угла выскочило размытое пятно, и, петляя меж перевёрнутых стульев, пустилось наутёк. Секунду спустя за ним проскакал ещё один чёрный силуэт, игриво рычащий на ходу. Илиш недоумённо замер, но, когда первая фигура попыталась прошмыгнуть в пролом, его растерянность сменилась злостью.

— Керрес! — гаркнул он.

Застигнутый врасплох рыжий моросец машинально затормозил, распахнув от ужаса карие глаза. Опомнившись, он попытался проскочить мимо химеры, но Илиш, разумеется, без труда перехватил его и повалил на землю.

— Где он?!

Керрес испуганно всхлипнул и выставил вперёд руки, защищаясь.

— Я пытался его увести, пытался! — запинаясь, выкрикнул он.

— Эй! Это моё! — возмущённо подала голос вторая тень.

Кикаро короля Силаса сердито протопал к ним, но, увидев перед собой старшего брата, он стушевался, выпрямился и убрал руки за спину. Илиш предусмотрительно поставил ботинок на шею Керресу, вдавив того в пол, и раздражённо обратился к Дрейку.

— Что ты здесь делаешь? Где Сангвин и Джек? Джейд у них?

Раззадоренный погоней Дрейк чуть успокоился и задумчиво обернулся назад. Из-под приоткрытой двери, спрятанной за всяким хламом, пробивался свет синей лампы, окутывая уголок призрачным свечением.

— Обожаю, когда Джек играет… А Джейд умирает — господин сейчас с ним. Так жалко, мне он нравился.

Земля под ногами Илиша внезапно покачнулась.

— Свяжи Керреса, — приказал он, взяв себя в руки. — Потом найди Гарретта и Ареса с Сирисом и вместе уходите. Если встретишь по дороге Кримстоунов — убивай сразу, не задерживайся.

В два счёта преодолев расстояние до ниши, Илиш невольно затормозил, страшась того, что может увидеть там. Бархатистые ноты, извлекаемые из скрипки, обостряли тревогу, прорываясь сквозь все возведённые барьеры, а колотящаяся в висках кровь мешала сконцентрироваться. Позади раздавались мольбы Керреса, прерываемые звуками ударов.

— Джейд? — отчего-то прошептал он, проходя внутрь. Знакомый мотив пробирал до костей, усиливая отчаяние.

А вот и сам музыкант. Серебристые пряди падали ему на лицо, частично скрывая чёрные, как ночь, глаза, а белоснежная рука, водящая смычком по упругим струнам, будто бы светилась изнутри.

— Джек? Он ещё жив? — тихо спросил Илиш у Смерти. Неужели он пришёл за его кикаро?

Но Джек лишь улыбнулся в ответ и молча прикрыл веки, растворившись в музыке. Понимая, что ничего здесь не добьётся, Илиш толкнул следующую дверь.

— Сангвин?

В центре комнаты стояла фигура в длинном балахоне, прижимая к груди смертельно бледного парня, залитого кровью. Склонив к нему скрытое за капюшоном лицо, он обманчиво-ласкающим движением коснулся синюшно-фиолетовой скулы. Илиш сдавленно выдохнул. Король мёртвого мира поднял горящие зелёные глаза на своего первенца, улыбнулся и поцеловал Джейда в щёку.

— Душа моя, моя прелесть… Тебя-то я ждал, — прошептал Силас зловещим голосом, от которого веяло теплом не больше, чем от синей лампы за его спиной.

Этого и боялся Илиш. Силас очнулся и пришёл за Джейдом, прихватив своих бесконечно преданных стелс-химер. Но откуда он узнал об этом? Глупый вопрос… Король-призрак знал всё. Пока острый ум Илиша затмевали лишние эмоции, Силас действовал и в итоге оказался на пару шагов впереди. Илиш опоздал лишь на час, но с тем же успехом мог задержаться и на целый месяц.

Сердце его мучительно сжалось. Джейд пребывал в крайне плачевном состоянии: в ладонях виднелись дыры, совсем как у распятого Тейта, а кожа на шее была разодрана в клочья, будто её обматывали колючей проволокой. Но он здесь, он рядом. Стоит только протянуть руку…

— Джейд? — осторожно сделал шаг вперёд Илиш, но Силас красноречиво покосился ему за спину. В то же мгновение на плечо холодной химеры легла твёрдая рука, а из тени материализовались красные глаза Сангвина. — Он жив? — лихорадочно впившись взглядом в своего кикаро, Илиш застыл. Из ушей Джейда сочилась кровь.

— Он едва не убил Сангвина и Джека, поэтому мозг не выдержал нагрузки. Ты, наверное, забыл доложить мне, что его способности развились, — Силас с нежностью провёл пальцем по губам Джейда и скользнул к колючему подбородку. — Жизнь эмпатов трагически коротка.

Илиш вскипел от ярости, но на самом деле это была лишь защитная реакция психики, маскировавшая нечеловеческий ужас, охвативший его.

«Едва не убил демонов?! В прошлый раз он лишь слегка пощекотал меня, и тут вдруг… Джейд, Джейд, о чём ты только думал. Я ведь сказал тебе больше не использовать свои фокусы… Но тебя ещё можно спасти… если сделать операцию прямо сейчас, пока не стало слишком поздно».

— Ты только посмотри на себя, gelus vir, — продолжил король. — Этот мужчина определённо подрезал крылья моему прекрасному созданию… Неужели тебе настолько не хочется его терять? Как же давно я не видел у тебя настолько живых глаз.

«Отпусти его… Мерзкое, подлое существо, у тебя нет права его касаться… Он мой, он принадлежит мне одному!»

Тонкие розовые губы Силаса изогнулись в издевательской ухмылке, не сулившей ничего хорошего. Что за планы у него на Джейда? Илиш внутренне поморщился, заранее готовясь к самому худшему. Нужно каким-то образом отобрать у него парня. Обмануть, усыпить бдительность… Нужно увезти Джейда далеко-далеко отсюда, спрятать в Пустоши, скрыть в Арасе… Нужно, нужно что-то придумать… Навязчивое состояние Илиша достигло размеров мании, погребая под собой руины его сдержанности. Словно стальной обруч стиснул грудь и не позволял вдохнуть, пока Джейд вновь не окажется под его защитой.

— Он жив? — еле слышно протянул Илиш, всерьёз опасаясь, что голос дрогнет и выдаст его с головой. Хищник почует страх и последует природному инстинкту.

— Жив? Ну, он дышит, — Силас внимательно вгляделся в его лицо, — но на этом всё. Илиш, разум Джейда уничтожен, он теперь пустая оболочка, тень прежнего себя. Тебе он больше не нужен — семье он больше нужен.

О, вот он, долгожданный миг. Увидеть своего первенца в агонии было для него приятнее самого яркого оргазма, и король упивался каждым мгновением этого триумфа. Страдания Илиша всегда оставляли самое сладкое послевкусие.

— Отдай его мне…

Силас криво усмехнулся.

— Не-а.

— ОТДАЙ! — не в силах противостоять клокочущей внутри злости, он дёрнул плечом, вырываясь из рук Сангвина, в два стремительных шага оказался рядом с Джейдом и упал на колени. Когда король не стал его останавливать, Илиш, потянувшись, положил ладонь на щёку своего кикаро. Она была холодной.

— Кикаро?

«Когда-то он требовал, чтобы я звал его кикаро, и возмущался, если я обращался по имени. Когда-то он жаждал, чтобы я снова пленил его... А теперь его больше нет».

— Джейд? Джейд? Посмотри на меня, кикаро.

Силас поглощал его боль, под стать своей засасывающей всё ауре забирался под кожу и пожирал изнутри, пируя на его костях. Но Илишу было всё равно… Он наплевал на свою гордость, даже несмотря на то, что свидетелем этому стал Силас.

— Кикаро?

Веки парня медленно поднялись, явив затаившему дыханию Илиша жёлтые глаза, мутные и расфокусированные. Грудь его содрогнулась, а рот приоткрылся, с усилием всасывая воздух. Клыки на обеих челюстях отсутствовали, а пеньки остальных зубов — поломанные и раскрошившиеся — изрезали щёки и язык в мочало. Дрейк был прав: он умирал, его кикаро умирал…

— Джейд? Твой господин здесь.

Услышав голос Илиша, парень повернул голову, но глаза все так же беспорядочно вращались во всех направлениях, не концентрируясь ни на чём. Джейд не то что не видел Илиша — он навряд ли вообще что-то осознавал. Разум в самом деле покинул его.

— Сангвин, оставь нас, — велел Илиш неестественно высоким голосом.

Но Сангвин не пошевелился. Силас ожил, а поэтому красноглазый сенгил и остальные члены семьи больше не подчинялись приказам холодной химеры. И они тоже были здесь. Оглушённый стуком собственного сердца Илиш наконец уловил позади присутствие Гарретта, Дрейка и близнецов.

— Уходите и ждите нас снаружи. Я не потерплю лишних ушей, — сказал вдруг сам Силас.

Стальная дверь захлопнулась, но Илиш не поднял взгляда на своего короля, по-прежнему поглаживая влажную, липкую кожу. Любой признак сознания, ещё теплющегося в этом парне, он бы воспринял за дар небес. Пусть лучше Джейд начнёт истерить, огрызаться и сквернословить, обиженно буянить и нарезать злобные круги. Хоть что-то…

«Пусть даже от тебя останется лишь крошечная песчинка, затерявшаяся в море кататонии, я спущусь на дно Марианской впадины и найду тебя там. Я обязательно тебя найду».

— Какое же ты всё-таки убожество, Илиас. Мне всегда было больно на тебя смотреть, — фыркнул Силас, уже не сдерживаясь, и скинул парня в руки холодной химеры, а сам опустился на колени. — Подумать только: обычная помойная крыса довела тебя до такого. Тебе самому ещё не надоело ныть?

Илиш крепче прижал к себе парня и убрал чёрную чёлку со лба. Жаль, что у него нет с собой их книги. Правда, Джейд навряд ли сможет сейчас понять текст.

«Что угодно, кикаро, что угодно… Даже если ты потерян навсегда, я всё равно верну тебя домой».

Силас хранил молчание: эти двое редко нуждались в словах. В молодости Илиша они могли часами сидеть, не говоря друг другу ни слова, безмятежно прогуливаться по паркам, играть в шахматы и вместе читать.

«Когда-то очень давно… Когда ты уже был воплощением зла, но всё-таки с крохотной надеждой на исправление. Однако сейчас и эта искра погасла. Как сказал Джейд, теперь ты лишь бесцветная пустота, тьма, засасывающая всё вокруг. Ни одно существо не способно приблизиться к тебе и не ощутить смрада и гнили. Осталось ли в тебе хоть что-то, кроме кипящих нечистот ревности и злости?»

Илиш отчаивался всё сильнее и сильнее. Неотвратимая безысходность свершившегося покоилась у него в руках, но, изучая невидящими глазами пустую маску, в которую превратилось лицо Джейда, он кое-что вспомнил.

«Любовь — наша извечная Ахиллесова пята. Силас прав — Джейд выбил у меня почву из-под ног. Но я собрался и смог найти применение своей глупости: мой кикаро помогал и ещё поможет мне свергнуть тебя. А вот ты, мой дражайший король… Я помню твои рассказы, помню рассказы Периша — в те редкие моменты, когда он приходил в себя. Что любовь сделала с тобой?.. Я знаю твой самый страшный секрет, Силас. И использую это знание против тебя».

— Почему ты это делаешь? — прошептал Илиш много-много минут спустя.

Силас с подозрением прищурился. Илиш, нерушимая ледяная статуя, олицетворение гордости и достоинства, встретился с ним взглядом.

— Потому что это доставляет мне удовольствие, — отрывисто отчеканил король. — Обожаю, когда ты сидишь, едва ли не рыдая у моих ног. Ты даже не представляешь, насколько мне приятно видеть тебя опустошённым и разбитым. И всё из-за трущобной шлюхи.

— Почему? — тихо, но с большим нажимом повторил Илиш. — Почему тебе приятно видеть меня таким?

— Я уже сказал.

Илиш заправил прядь волос за ухо Джейду.

— Нет, Силас, дело не в том, что тебе нравится, когда мы страдаем. А в том, что ты не выносишь, когда мы радуемся. Ведь действительно: разве имеем мы право быть счастливы, если так несчастен наш король? Разве ты можешь позволить нам иметь дорогих людей, если сам закрыл ото всех своё сердце и повесил стальной замок?

Силас на мгновение поменялся в лице и поджал нижнюю губу. Почуяв, что он двигается в верном направлении, Илиш безжалостно продолжил.

— Именно поэтому ты уничтожаешь любого претендента на наше внимание. Стоит тебе лишь на секунду, на самый краткий миг, почувствовать конкуренцию, как ты впадаешь в ярость. И невольно задаешься вопросом… почему не я? Почему мои химеры могут любить столь низших созданий, но не меня?

— Следи за языком, Илиш, — угрожающе пробормотал Силас. Но Илиш, почти девяносто лет знавший своего господина, ухватился за свой шанс. Ему были известны уязвимые места короля, и поэтому, невзирая на голос рассудка, призывавшего остановиться, он пошёл ва-банк. Холодная химера рисковала по-крупному, но у него не было другого выбора: теперь уже только лишь Силас мог помочь Джейду.

— Ты сам виноват. Ты отвергаешь всех, потому что твой бывший слишком сильно ранил тебя. Держишь нас на расстоянии вытянутой руки из-за того, что сделал с тобой Скай. И в то же время требуешь, чтобы мы беззаветно посвящали себя тебе — и только тебе одному.

Зрачки Силаса изумлённо сузились, а челюсть отвисла. Никто не смел безнаказанно разговаривать с ним в таком тоне! Кроме Илиша, много лет назад.

— Д-даже не думай, Илиш... Я запретил вам четверым упоминать его имя!

Илиш вскинул ледяное тело Джейда повыше, прижимая его к себе. Если ради мальчишки ему придётся вновь лезть в эту клоаку… то так тому и быть.

— И как же мы можем о нём забыть? Мы ведь живём в городе, названном в его честь, каждый год празднуем его день рождения. Силас, ты уничтожил для него весь мир. Ты жил им, дышал им, а он в итоге… тебя бросил. Бессмертному наверняка не так-то просто покончить с собой, да? Но твой Скай не поленился и нашёл способ, даже заставил Периша себе ассистировать. Всё, лишь бы избавиться от… тебя.

И тут король внезапно набросился на него и, схватив за грудки, притянул к себе.

— Заткнись, Илиш, заткнись! Всё было совсем не так! Не так! Замолчи!

Илиш уложил Джейда поудобнее, чтобы тот не скатился с его коленей, и накрыл ладонью побелевший кулак Силаса. Между ними пробежал электрический разряд. Разъярённый король вырвался, с мучительным воплем ударил Илиша наотмашь и сдавил его шею раскалённой рукой.

— Я сожгу тебя заживо! И не один раз, я буду сжигать тебя целую вечность, если ты ещё хоть раз упомянешь его имя! — взвыл Силас, бешено и свирепо сверкая глазами. От кожи Илиша поднимался дымок, но, стиснув зубы от боли, он вновь обхватил пылающую руку короля своей холодной и крепко сжал.

— Хватит, душа моя, прекрати. Тебе не нужно быть сильным передо мной. Это же я, Илиас, я никогда не стану пользоваться твоей слабостью, — мягко прошептал он, продолжая успокаивающе гладить короля. То, что холодная химера собиралась сказать Силасу дальше, ввергнет его в ещё большее отчаяние. Для Илиша этот маленький утешительный жест ничего не значил, но Безумному королю тепло его первенца поможет удержаться на краю пропасти. Когда пытаешься повалить могучее дерево, необходимо рубить осторожно и в тщательно выверенных местах, а иначе ствол обрушится на самого дровосека и раздавит его. Любое неверное движение грозило катастрофой. Силас мог совсем потерять чувство реальности и убить Джейда на глазах у Илиша, чтобы показать свою боль.

Силас Деккер уничтожил мир, чтобы показать, сколько боли ему причинила предыдущая жизнь. И Скай Фэллон возглавил этот поход.

— Силас… — осторожно, взвешивая каждое слово, начал Илиш. — Я знаю, что Скай ранил тебя, но мы не Скай. Я не Скай. Не поступай так со мной, с мужчиной, который всю свою жизнь служил тебе. Король Силас, то, что я испытываю чувства к Джейду, не значит, что я стал меньше любить тебя. Ты создал меня, растил и воспитывал таким, каким сам хотел видеть... За что ты причиняешь боль своей собственной химере? Скай давно мёртв. Не наказывай меня или остальных за то, что случилось ещё до нашего рождения.

Король задышал глубже и чаще, сузившиеся до размеров острия иглы зрачки вновь расширились, лишившись ехидного злорадства. Самообладание покинуло Силаса, лицо его страдальчески исказилось, а хватка ослабла.

«Да, Силас, вот так, падай, падай... Падай туда, где я смогу тебя поймать. Я знаю тебя вдоль и поперёк, я знаю тебя. Я сломаю тебя и соберу заново так, как пожелаю. На кону жизнь моего кикаро, поэтому ничто не помешает мне вскрыть твои гноящиеся раны. И лишь от тебя будет зависеть, перевяжу ли я их после или намеренно занесу ещё больше инфекции».

Ровным, убаюкивающим шёпотом, совершенно не вяжущимся с коварными мыслями в его голове, Илиш продолжал наступление.

— Мне очень жаль, что он предал тебя. Я знаю, как сильно ты его любил, как сильно скучаешь по нему, но мы — твоя семья, мы нуждаемся в тебе. Не вымещай свою злость на Ская на нас. Силас, я знаю, что ты не всегда был таким, поэтому… Вместо того чтобы вынуждать нас тебя ненавидеть, позволь нам помочь своему любимому королю забыть о нём.

Широко распахнутые глаза короля наполнились слезами.

— Я пытался, Илиш, пытался забыть его… И пытался вернуть, его или хоть какую-то его крупицу. Но ты ведь сам сказал мне, что создать бессмертнорождённого невозможно. Проект «Химера Х» с треском провалился. Он исчез навсегда, Скай пообещал, что проведёт со мной вечность, а потом покинул меня навсегда.

Илиш положил руку ему на затылок, притянул к себе и прислонился губами к его лбу. Этого мимолётного касания хватило, чтобы бушующий поток прорвался сквозь дамбу, и король Силас, тот самый, что уничтожил мир единичным выбросом сестической радиации, заплакал. Поближе прижав к себе оказавшегося между ними Джейда, Илиш приобнял второй рукой рыдающего на его плече короля и принялся гладить его по спине, периодически целуя в висок.

И поскольку Силас не видел его лица, холодная химера позволила себе на мгновение усмехнуться, по праву гордясь собой и своей уловкой. В очередной раз он вертел своим королём, как хотел, играл на нём, словно на музыкальном инструменте, извлекая самые печальные и траурные ноты. Слёзы короля и в самом деле были музыкой для его ушей.

Силас горестно всхлипнул и зарылся в его рубашку лицом.

— Ну почему Ривер не выжил? Всё ведь почти получилось, Илиш, я почти вернул своего Ская. Всё было правильным, код был правильным, ну почему! Я несколько лет писал его личность, он был моей идеальной парой, чёрт возьми! Он был моим.

— Мне жаль.

— Я скучаю по нему, Илли, — хлюпнул носом Силас. — Так сильно, что больно физически. Я любил его, мы должны были прожить вместе до скончания веков.

— Знаю.

— Почему он меня возненавидел?

Илиш пригладил отличающие золотом белокурые волосы Силаса и чуть покачался.

— Не знаю, душа моя. Но я точно знаю, что тебе стоит прекратить вынуждать нас ненавидеть тебя, согласен?

Силас отстранился от него и тяжело вздохнул.

— Я спроектировал тебя, чтобы давать мне советы и вразумлять, и вот, пожалуйста. Терпеть тебя не могу, — он промокнул глаза рукавом и затих. Ещё несколько минут прошли в полной тишине, нарушаемой лишь шуршанием одежды Илиша, который продолжал гладить короля по голове.

— Может, попробуем ещё раз? Мне нужна хоть какая-то надежда, самая её малость.

«Чтобы ты опять слетел с катушек и убил ещё одну химеру, как чуть не убил Лайкоса? Наивный тупица… Поскорее бы уже увидеть выражение твоего лица, когда…»

«Не сейчас».

Илиш смахнул большим пальцем влагу из-под ресниц Силаса и заставил себя искренне улыбнуться.

— Сделаю всё, что в моих силах, обещаю. Я обязательно найду кого-нибудь, кто тебя осчастливит. Все химеры будут благодарны за небольшую передышку от твоих издевательств.

Король издал невесёлый смешок.

— Только ты умеешь беспощадно рубить правду-матку, не считаясь со мной. Наверное, за этим я тебя и создал, — он опустил взгляд на Джейда, чьи глаза бессмысленно пялились в разные стороны, а пальцы подрагивали от нервных импульсов, хаотично посылаемых вышедшим из строя мозгом.

— Илиш, ты мне доверяешь?

«Его? В прошлый раз, когда ты спросил об этом, я размозжил тебе череп клюшкой для гольфа. Я был бы круглым дураком, если бы доверил жизнь своего кикаро выжившему из ума чудовищу, но сейчас… Сейчас Джейд лежит у меня на коленях, смотрит, но не видит. Когда-то пышущий жизнью, саркастичный и остроумный, кусачий и своенравный, а теперь… У меня нет другого выбора».

— Доверяю, — беззвучно прошептал Илиш, почти физически ощущая, как желчь стекает с его языка и наполняет глотку. 

Силас протянул руки, и Илиш, старательно игнорируя панические вопли разума, передал ему Джейда. Но во взгляде короля больше не читалось привычных злости, ревности и ненависти. Он смотрел на парня так, как должен был смотреть с самого начала: как на химеру, как на своё творение, как на продолжение самого себя.

— Обхвати его голову руками, душа моя, остуди его, — велел король, кладя руку парню на лоб.

Илиш украдкой перевёл дух и послушался, отдаваясь во власть судьбы. Хуже Силас уже точно не может сделать, потому что хуже уже некуда. Лишь вопрос времени, когда холодная химера сама убьёт своего кикаро, потому что не сможет больше смотреть на это удивительное создание, низведённое до вегетативного состояния.

Длинные, изящные пальцы Силаса, будто детекторы, медленно ощупали череп парня в поисках нужной точки, а затем испустили короткий разряд, слегка заискрившись. Тонкие волоски на затылке Илиша зашевелились: он никогда и не мечтать не смел о подобной силе. Король редко пользовался своей уникальной способностью, и тому была причина.

Джейд, бледный, как приведение, трясся в руках Силаса. В свете синей лампы его жёлтые глаза позеленели и закатились под веки. Илиш ощутил под пальцами ещё один разряд, от которого кожа парня нагрелась, и сделал свои руки ещё холоднее. На лицо его кикаро упали первые багровые капли. Боясь лишний раз вздохнуть, Илиш поднял глаза на Силаса. Челюсти того были сжаты до хруста; из носа, рта, ушей и почерневших глаз струилась кровь, попадая на Джейда. То, что делал король, очень скоро его убьёт.

Вскоре Илиш и сам почувствовал, как пульсирует каждая клеточка, каждый нерв, каждая извилина головного мозга Силаса. Барабанный ритм вибраций ускорялся с каждой секундой, а амплитуда увеличивалась, удар за ударом неумолимо обрушивая потоки энергии на обострившиеся чувства окружающих. Илиш тоже изо всех сил стиснул зубы, и так крепко обхватил череп Джейда руками, что, казалось, тот вот-вот лопнет, будто перезревший арбуз.

А потом он вдруг закричал… его кикаро закричал.

— ИЛИШ?!

Илиш и Силас одновременно отдёрнули руки. Холодная химера, шумно отдуваясь, завалилась назад и облокотилась на стену, едва успев поймать своего короля. Выжатый, как лимон, лишившийся будто всех сил разом, Илиш подтянул к себе Силаса и кое-как усадил напротив. Джейд, всё ещё лежащий между ними, слабо поскуливал, медленно возвращаясь в этот мир.

— Спасибо, — судорожно выдохнул Илиш. Он обессиленно упёрся лбом в плечо Силаса и закрыл глаза. — Спасибо.

Силас с трудом приподнял руку и обнял его.

— Ты всё ещё мой золотой мальчик. Но мне всё равно придётся наказать тебя за непослушание — а иначе твои братья распоясаются. Но Джейд теперь твой — живой и здоровый.

Илиш с готовностью кивнул: в конце концов, вряд ли ему предстояло пережить что-то новое.

— Да, мой король.

Внезапно дверная ручка задребезжала.

— Кто-то вернулся? — пробормотал Силас, но Илиш настороженно прищурился.

— Я приказал Дрейку связать бывшего парня Джейда; может, узлы были некрепкие, — он потянулся за пистолетом, но тут открытая пинком дверь с оглушительным грохотом врезалась в стену.

На пороге возник Милош, улыбающийся от уха до уха. Но не по своей воле: кто-то разрезал уголки его рта, обнажив все, до единого, зубы. Главаря Кримстоунов избили до полусмерти, несколько раз пырнули ножом и напоследок подожгли: удивительно, как он вообще оставался в живых. Пока Илиш и Силас недоумённо разглядывали израненного мужчину, Милош самодовольно похлопал себя по поясу. К которому были прикреплены несколько брикетов С4.

— Над нами столько бетона, — зловеще прошептал Милош, — что вас будут откапывать целый год.

— Стой! — завопил Илиш, пытаясь спихнуть с себя Джейда, но Силас, пристально следящий за движениями террориста, ему помешал.

Холодная химера непонимающе стрельнула глазами в сторону своего господина. Палец Милоша нажал кнопку детонатора, и ту же секунду Силас сгрёб Джейда в охапку и рухнул на своего первенца, закрывая парня телом. В глазах Илиша мелькнула белая вспышка, а в ушах прогремел чудовищной силы взрыв. Хватаясь за ускользающие обрывки сознания, он крепко прижал к себе короля и своего кикаро, расплющенного между ними.

Свет, белый свет и белый огонь.

«Ну почему опять огонь… Как же я ненавижу огонь».

И снова темнота. Илиш ожидал, что белое пламя бессмертия утащит его в небытие, однако вместо этого очнулся от жгучей, невыносимой боли, которая вырвала его из оцепенения и швырнула в адское пекло, бушевавшее в здании. Нос уловил тошнотворный запах сгоревшего мяса, а лёгкие наполнились едким дымом, обжигающим горло. Усилием воли он разлепил веки и увидел перед собой закопчённую руку короля, с которой почти полностью слезла кожа. Языки голубого пламени ещё плясали на остатках длинного балахона.

В ушах немилосердно звенело. Откашлявшись, Илиш столкнул с себя Силаса и попытался осмотреться сквозь густую пелену. Куда ни глянь, везде сверкало пожарище, огонь всех цветов, пожирающий стены здания. Оголённые деревянные балки здания истлевали до углей и бесшумно падали на пол. Милош был прав: очень скоро многотонная бетонная конструкция обрушится на их головы.

«Нас не выроют и за несколько месяцев. Я буду умирать от голода, а потом воскресать с гниющим трупом Джейда в руках. Теперь ясно, зачем они проделывали дыры в стенах по всему этажу: Милош намеренно ослаблял конструкцию. С самого начала это была наша могила, его последний план — похоронить химер и убить заложника».

Его сердце на миг приостановило свой ход. В очередной раз огонь — единственное, чего он боялся — окружал холодную химеру, проедая одежду и угрожающе подбираясь к плоти. Тело едва ли не вопило от боли, и у Илиша отсутствовало даже желание проверять, насколько фатально он ранен. Пол под ногами ходил ходуном, и сквозь проделанную взрывом дыру в потолке сыпались розовая стекловата и гипсокартон. Крыша строения провалилась внутрь.

Краем глаза он уловил какое-то движение и, рефлекторно оглянувшись, нашёл глазами своего кикаро.

— Джейд? — произнёс Илиш, но хоть губы и пошевелись, никакого звука он не услышал. Мальчишка смотрел на него из-под полуопущенных век. Грудь его тяжело вздымалась и опускалась, и рот открывался, будто он что-то хотел сказать, но вместо этого лишь вдохнул чёрного дыма.

Больше медлить было нельзя. Поднявшись на колени, а потом и на ноги, Илиш схватил одной рукой ошейник Джейда, в второй — локоть Силаса, однако кожа короля сползла, будто змеиная, и осталась в ладони. Его убило при взрыве, и почерневший труп представлял собой одно сплошное месиво, будто он был курицей, которую передержали в духовке. Тогда Илиш взялся за галстук, опалённый кусок которого болтался вокруг шеи Силаса, и потащил своего кикаро и своего короля на выход, мимо распылённых в труху останков Милоша.

Илиш натужно закряхтел, собирая последние крупицы сил. Оба парня практически ничего не весили, но запасы энергии холодной химеры неумолимо подходили к концу. Он слишком сильно пострадал при взрыве и сам был готов опуститься на пол рядом с ними. Но нельзя: сначала необходимо во чтобы то ни стало доставить ношу в безопасное место.

Но не успел Илиш со всей серьёзностью пообещать себе это, как колени предательски подкосились, и он рухнул на пол. Илиш с усилием всосал в себя отравленный продуктами горения воздух и полубессознательно огляделся, надеясь найти местечко, где можно поспать, хотя бы пару минуточек. Усталый мозг требовал отдыха. Однако он встрепенулся, и шестерёнки лихорадочно закрутились, будто на них плеснули моторного масла, когда в поле зрения холодной химеры попал рыжий парень. Он стоял у остатков стены, объятой огнём, привязанный за шею. Из глотки вырывались истошные, душераздирающие вопли, но Илиш вдруг понял, что не слышит ни единого звука. Треск горящего дерева и скрип нагреваемого металла вибрациями расходился по всему телу, но в голове звенела тишина. От взрыва у него лопнули барабанные перепонки.

Бросив на пол Джейда и Силаса, Илиш встал и приблизился к извивающейся от страха фигуре. Наверняка так вертятся все живые существа — забывшие про гордость и достоинство перед лицом пожара, который вот-вот сожжёт их дотла. Увидев Илиша, заплаканный Керрес начал что-то с жаром тараторить. Илиш плохо читал по губам, но основную суть всё же уловил. Бывший парень его кикаро умолял о спасении.

— Понесёшь Джейда, — сказал Илиш, хотя сам, разумеется, ничего не услышал. — Неси Джейда и следуй за мной, понял?

Очередная балка раскололась и врезалась в пол. Доски под ногами Илиша затряслись так сильно, что вибрация по костям дошла до зубов. Оглянувшись, он увидел, как крыша огромной комнаты, где недавно играл на скрипке Джек, ухнула вниз. Он спешно освободил Керреса от металлического троса, прикрепленного к крюку в нише в стены, подтянул парня на уровень своих глаз и повторил:

— Понял?

Керрес, по лицу которого струился пот, спешно закивал. Илиш решил этим удовлетвориться: сейчас не было времени на допросы с пристрастием. Взяв обожжённый труп Силаса на руки, он подтолкнул Керреса к своему кикаро. Тот послушно подобрал парня, но не сдвинулся с места.

— У тебя спины нет… Один позвоночник, — в полуобморочном состоянии прошептал Керрес, но Илиш всё равно не разглядел его губы в дыму.

Вскинув короля повыше, он погнал рыжеволосого моросца вперёд. В таком состоянии холодная химера не смогла бы унести два тела, а Керрес наверняка знал самую короткую дорогу. Жёлтые глаза Джейда были широко распахнуты, и это была одна из причин, по которой Илиш до сих пор не сдался во власть боли. Парень был жив, и пусть его взгляд оставался замутнённым, он двигался и узнавал Илиша. Силас его исцелил, а взрыв не убил окончательно.

Керрес вёл его сквозь прорехи в стенах, петляя по квартирам, в которых теперь стоял стойкий запах дыма. На дрожащих ногах он огибал обвалившиеся куски здания, время от времени оборачиваясь, чтобы проверить, идёт ли Илиш за ним.

По телу холодной химеры вновь пробежали вибрации, гораздо сильнее тех, чтобы были до этого. Штукатурка дождём хлынула вниз, сноп искр взметнулся вверх, и Илиш из последних сил пихнул Керреса вперёд. Даже химерья выносливость сдавалась под напором смертельных ран, и адреналин, подстегивающий мозг, постепенно иссякал. От избытка пропавшей в кровь углекислоты безумно хотелось спать; Илиш умирал и знал это.

— Если я отстану, не останавливайся, отнеси Джейда к моим братьям, — предупредил Илиш, и, словно по заказу, вновь упал на колени прямо посреди коридора,залитого кровью после игрищ Сангвина и Джека. Пыль стояла плотным туманом, не позволяя разглядеть ничего, дальше вытянутой руки. Они находились в самой настоящей зоне военных действий.

— Беги… Не бросай его умирать здесь. После всех твоих выходок ты перед ним в долгу.

Даже если их откопают только через год… Джейд будет жив, а это самое…

Керрес испуганно отскочил назад и разинул рот в беззвучном крике: похоже, их единственный выход на волю завалило обломками. Значит, это конец, конец для них всех…

Однако судьба, сжалившись, послала Илишу спасителя. Мессию в шляпе-котелке.

Зелёные глаза Гарретта с облегчением распахнулись. Подбежав, он выхватил короля Силаса из рук Илиша и передал Аресу. Сирис, возвышающий позади, что-то сказал, потом присел и взгромоздил холодную химеру себе на спину. Илиш хотел было распорядиться, чтобы Гарретт забрал Джейда у Керреса, но тот и так это сделал.

— Илиш, твоя спина… кошмар… И уши… — но Илишу было уже всё равно.

«Джейд у Гаррета… Он в безопасности».

Белое пламя наконец-то добралось до самых потаённых уголков его мозга, и знакомая тьма, подруга Илиша уже без малого шестьдесят лет, вступила в свои полные права. Бесшумно, сопровождаемый лишь вонью расплавленных внутренностей и сожжённых волос в носу, он поддался ей, рухнул в её объятия и с искренней радостью поприветствовал избавление от боли.

«Джейд у Гаретта. Я могу поспать».



Комментарии: 7

  • Людмила, Силас сейчас бессмертный, умирает, но воскресает, вечная мясорубка не выход, любая "вечная казнь" может быть прерван человеческим или техническим фактором. Или же сказал, что в Ривере ключ к тому, чтобы Силаса убить насмерть. Обойти бессмертность или лишить её.

  • хмм, а зачем такие сложные планы - Ривер, такая длительная подготовка к убийству Силаса. Илиш вполне способен убить Силаса и в одиночку, скинул труп короля в гигантскую мясорубку и пусть вечно восстанавливается(( А уж избавиться от верных слуг короля ему вполне по силам. Нуу проблемка только будет одна - вакантное место короля!

  • Королю выгоднее живой Джейд, есть чем зацепить Илиша. Так же как Илиш манипулирует Силасом, расковыривая его рану по имени Скай. Нет однозначно хороших - плохих персов, у всех свои цели, тараканы и прочее.
    Спасибо за перевод!

  • Илиш сделает что угодно ради Джейда. Спасибо Силасу, что спас Джейда с помощью своих психических сил и защитил свои создания во время взрыва... Интересно, сколько сейчас будут воскрешаться Силас и Илиш? Силас персонаж очень неоднозначный, но всё-таки я за то, что бы Ривер его убил. Слишком уж он тёмный... Чёрный-пречёрный злодей)

  • Снежный Лотос, я так думаю, Силас сделал что-то другое, а не пересадку мозга. Еще в конце первой книги, когда Джейда подстрелили, Силас "огорчился", что его убили. А Илиш сказал, что он в отключке.
    Значит, точно не мозг заимствовал. Чем-то там пошаманил, что аж глаза почернели)

  • Узнавать историю самого Силаса, как он стал таким, это безумно интересно. Надеюсь скоро мы узнаем все в подробностях.
    От главы к главе все интереснее и напряженнее!
    Маленько нехватило понимания что там за финт ушами провернул Силас и как так ловко пересадил кусок своего мозга? спас Джейда.. Но думаю автор всë объяснит позже.
    Илиш, конечно, молодец, знает Силаса как облупленного и ловко им манипулирует. Интересные у них все-таки отношения.

  • Это глава вызвала столько эмоций, и столько вопросов, что не передать словами.
    Как говорят, враг моего врага — мой друг. Но, не в этом случае. Мне не нравится Скай. Сейчас часто в инете пишут, типо супергерой пожертвует своей любовью ради спасения мира, а суперзлодей всем миром ради своей любви. Силас — суперзлодей, но мы итак это знаем. Я таааак хочу знать, что там у них произошло. Ведь даже после его самоубийства король кокое-то время держался и был не так жесток. Можно предположить, что со Скаем он вообще был хорошим парнем. Поэтому вопрос, что за муха ужалила этого Ская?! Короче, не нравится он мне.
    Так непривычно читать про растерянно Силаса, такого уязвимого. И жутковато было от того, как Илиш давил. Мне больше нравится король-психопат. И я очень рада, что он спас Джейда. Пусть и сделал это поддавшись на провокацию, но ведь сделал. Ненавидь он его реально сильно и желай ему смерти, то не поддался бы. А его отношение к химерам, и к Илишу в частности отдельный разговор. Я к тому, что персонаж Силаса меня очень впечатляет. Немножечко сумбурно написала)
    И тут посхалка вырисовывается — Периш бессмертный от рождения? Т.е. если Илиш родился задолго после самоубийства Ская, а Периш ему помог, то кто такой Периш?! Как же интересно, капец просто! Стооолько вопросов
    Глава классная, очень классная. Вот же автор хитрюга, и вторую книгу заканчивает бомбическими моментами. И в прямом, и в переносном смысле.
    Что интересно, как Силас накажет Илиша? И покажут ли это в этой книге, две главы ведь всего осталось.
    Спасибо за перевод 🖤

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *