Теперь любовником Джейда стал ночной покров. Сейчас, когда Керрес оказался в безопасности квартиры, он почувствовал себя свободным и впервые за долгое время — живым.

Ночное зрение Джейда подсвечивало голубоватым тёмные нависшие над ним дома, которые будто огромное цементное одеяло укрывали его стройную высокую фигуру. Эти здания станут сообщниками в его преступлении, а тиэны, рыскающие по окраинам и закоулкам Эроса и Скайленда — единственными врагами.

Внутри бурлила уверенность, что сегодняшняя ночь будет самой подходящей для его задумки. Прошло около суток с тех пор, как химеры-близнецы Арес и Сирис уехали. Дом, оставшийся без хозяев, только и ждал, чтобы его ограбили.

Сердце завибрировало в предвкушении, словно в грудь вживили маленький стимулятор, а свежий ночной воздух лишь усиливал азарт. Джейд спрятался в тени высокого забора и осмотрелся по сторонам. Убедившись, что берег чист, он мягко подпрыгнул и ухватился пальцами за стену. Адреналиновый разряд сполз вниз по хребту. Тихо выругавшись, Джейд приподнялся и вытянулся, как хорёк перед прыжком. Потом протиснулся меж острой, как бритва, колючей проволокой и холодным бетоном, перекинул ногу и соскользнул прямиком на территорию Скайленда.

Приземлившись, Джейд на мгновение замер как статуя, выдохнул и прислушался в попытке уловить какие-нибудь звуки, но вокруг стояла тишина.

Границы между Скайлендом и Эросом отличались от границ между Моросом и Никсом. Если стены других районов выходили к промышленным зданиям или в крайнем случае к заброшенным кварталам, то границы Скайленда приводили в роскошный парк с толстыми деревьями и чудесно пахнущей плодородной почвой. Здесь рос самый настоящий лес, изрядно превосходящий по размеру ту парочку акров, что в Моросе отвели под зелёные насаждения. Он был почти в полмили шириной, с множеством тропинок и дорожек, по которым жители Скайленда могли выгуливать своих кикаро или домашних животных.

Джейд был черноволосым пятнадцатилеткой, одетым в чёрную толстовку на молнии, чёрные плисовые штаны и даже чёрные ботинки. В темноте с надвинутым на голову капюшоном разглядеть его было практически невозможно, пока в поле зрения не попадало его бледное, как у приведения, лицо с мерцающими янтарно-жёлтыми глазами.

Мысленно сверившись с планом, начерченным в голове, Джейд похлопал себя по карманам, убеждаясь, что аккуратно и плотно сложенные холщовые мешки лежат на месте. Если его поймают тиэны, то, пока они не начнут обыск, не будет никаких доказательств, что он вломился в дом химеры.

«Я не впервые таким занимаюсь… И этот раз ничем не отличается от предыдущих. На самом деле, сейчас даже проще — у меня есть ключ...»

Джейд снова ощупал прямоугольник, спрятанный под грубой тканью, и, затянувшись в последний раз, затушил окурок ногой. Скайлендцы учуяли бы ядовитый запах моросской сигареты, и это, несомненно, вызвало бы вопросы.

«Не высовывайся и шевели ногами», — приказал себе Джейд и немедленно последовал своему совету. Вжав голову в плечи, он зашагал через рощу и со временем вышел на пешеходную тропу. Тут взглянул на часы, определил своё местоположение и направился на запад, в сторону химерьего особняка.

Так много деревьев... Как ни странно, их тень не радовала вора, а напротив — создавала чувство неуюта и уязвимости. Стихией Джейда были бетонные руины зданий и полумрак переулков, скрывавшие его, подобно комфортабельному гробу. Если же преследователи всё-таки догоняли помойную крысу, то в её распоряжение всегда предоставлялись хитросплетения трущобных лабиринтов. Но деревья — совсем другое дело. Если на них не вскарабкаться быстро, как белка, тебя тут же поймают.

Почему эти проклятые богатеи так тряслись над своими кустиками-цветочками и прочим дерьмом? Для чего так рвались научиться играть на музыкальных инструментах и рисовать картины? Они жаждали запечатлеть красоту этого мира, хотя тут не было ничего, что стоило бы увековечить. Земля умирала вокруг них, а сразу за Скайфоллом люди были настолько кончеными и поехавшими от радиации, что не гнушались пожирать друг друга живьём. В Скайфолле их, по крайней мере, сначала закатывали в банки.

Так почему же знать притворялась, будто ничего не происходит? Сколько ни посади они цветов — жизнь на землю не вернётся. Спасибо королю Силасу за это.

Тому самому, что правил ими до сих пор… Бессмертному. И Джейд собирался ограбить двух его последователей. Быть может, это станет его личным способом натянуть их всех за уничтожение планеты.

А ведь они — химеры и другая знать — утверждали, будто эту самую планету спасают. Однако помойные крысы на такое не покупались. Король Силас уничтожил мир, чтобы перекроить его по своему вкусу. Теперь все, к созданию кого он приложил руку, были умопомрачительно красивы, гомосексуальны и талантливы. Тех же, кто не вписывался в образ его идеального мира, он пытался сжить со свету, ну, или хотя бы отправить в Пустошь.

Увидев, как первые огоньки принялись играть в прятки среди деревьев, Джейд посильнее натянул капюшон. Повсюду в парке зажигались настоящие фонари. В отличие от синих ламп и свечей, распространённых в Моросе и Никсе из-за постоянных перебоев с электричеством, их свет был белым и дарил ощущение тепла. 

Джейд сделал глубокий вдох и ощутил, как в голове его проясняется, словно сам воздух здесь был лучше. Он покинул лес и двинулся вдоль тротуара — гладкого, ровного участка мостовой, примыкавшего к чистому белому зданию с плотно закрытыми ставнями. Сияние уличных фонарей было настолько ослепительным, что ему приходилось передвигаться перебежками от одного тёмного угла к другому. Хорошо, хоть тиэны слонялись слишком далеко и не замечали подозрительного силуэта.

«Куплю Керресу сапоги… И себе тоже. И хорошую куртку маме, может, даже свожу к врачу и узнаю, можно ли ей помочь лекарствами... Я столько всего смогу... Даже достать больше фруктов, когда продам краденое. Хватит на зиму, и, возможно, в этом году я не заболею. У меня всегда была беда с лёгкими...»

Решительность новой волной всколыхнулась в душе Джейда. Он проскочил через парковку старого общественного центра и помчался по пустой улице. Вдалеке прохаживались жители Скайленда, но для них он был невидимкой. Для местных моросец был не более чем нестоящим внимания собачьим дерьмом, которое замечают, лишь вступив в него ногой.

И, словно в подтверждение своих слов, Джейд, пересекая последний квартал, упиравшийся в особняк химер, встретил двух представителей знати. Едва завидев его грязную, потрёпанную одежду, мужчины сморщили носы и обошли, будто кучу мусора. 

Богачи не сказали Джейду ни слова. Разве стоит опускаться до разговора с такой мерзостью? Шествовали они так, словно скользили по воздуху, смеясь и переговариваясь друг с другом. Длинные серебристые одежды, струящиеся следом, подчёркивали их прекрасные черты, наглядно демонстрируя помойной крысе, насколько велика разница между двумя районами.

Рот Джейда незамедлительно наполнился желчью. Ему нестерпимо захотелось плюнуть этим снобам вслед. Однако быть забитым до смерти каким-нибудь тиэном и разрушить собственные планы, не входило в замысел Джейда... Только не сейчас, когда он уже так близко к цели.

При виде красных черепичных коньков химерьего особняка пульс его участился. В сердце закрались сомнения, опутывая его колючей проволокой. С каждым бесшумным шагом, её шипы впивались всё глубже и глубже, но Джейд продолжал идти вперёд.

«Отступать нельзя… Я уже совсем рядом».

Из источников света здесь был лишь на фонарь на крыльце да старая рождественская гирлянда в курятнике с кроличьим загоном — эти животные вряд ли поднимут шум. С пересохшим донельзя горлом Джейд медленно брёл вдоль высокой кирпичной стены, пока не наткнулся на место, о котором ему говорил попавший в немилость слуга. Это была незаметная лазейка для поваров и прочих рабов, находившаяся довольно далеко от пышного главного входа в особняк — двустворчатых ворот, к которым вела длинная подъездная дорожка с растущими по обе стороны цветами и кустами.

Обычно химеры жили в небоскрёбах, но пока дом Ареса и Сириса модернизировали, они поселились здесь. Телохранители короля Силаса обитали в самых лучших условиях. У них непременно имелись бассейны и тренажерные залы для поддержания физической формы в идеальном состоянии. Эти двое были настоящими машинами для убийства и ничуть не стеснялись демонстрировать свою силу простолюдинам. Джейд не раз наблюдал их представление на Арене: близнецы являлись практически животными.

С громко колотящимся сердцем и холодной испариной на лбу Джейд приблизился к большой железной двери. Спешно стрельнув глазами по сторонам, он нырнул рукой в карман и, убедившись, что всё чисто, просунул ключ-карту в маленькую ячейку над ручкой ворот. Вор затаил дыхание.

Когда загорелся зелёный свет, Джейд приглушённо зашипел, открыл ворота — к счастью, хорошо смазанные — и незаметно юркнул внутрь.

Джейду потребовалось всё его самообладание, чтобы не заскакать от радости и предвкушения. Внезапно всё начало казаться возможным: мир раскрылся перед ним, как устрица. Очень скоро их с Керресом жизнь пойдёт в гору, и Джейд наконец-то сможет как следует позаботиться о своём парне. О своём сильном, молчаливом и любящем парне, который и так работал на износ, чтобы принести домой жалкие гроши, прекрасно понимая, что, если бы не периодическое воровство Джейда, они бы уже давно сдохли с голода. Их с Керресом зарплаты едва хватало на аренду жилья, не говоря уже о бытовых расходах и наркотиках.

Джейд практически на цыпочках пересёк сад и, слегка задыхаясь от волнения, протиснулся между теплицей и кирпичной стеной. Тут он прислушался. Тишина! В это трудно поверить, но… Пока всё шло к тому, что вор выйдет сухим из воды. Окутанный густой тенью здания, Джейд добрался до двери, ведущей внутрь, дрожащими — несмотря на всю уверенность — руками поднёс карту к считывателю и нырнул в дом. Позади раздался щелчок закрываемой двери — и для вора, привыкшего к тишине, он прозвучал будто пронзительный выстрел. Замерев, Джейд навострил уши, однако никаких других звуков не последовало.

Больше не останавливаясь, Джейд зашагал по устланным коврами коридорам, стараясь запечатлеть взглядом всё вокруг. Серо-голубое ночное зрение выхватывало из темноты великолепные картины, лепнину из белого гипса и люстры под потолком, покачивающиеся на массивных золотых цепях. На стенах не было ни плесени, ни разводов от воды, и — что ещё более странно — дом ничем не пах, кроме чистоты. Для Джейда запах чистоты означал вонь уксуса и хлорки, но здесь... здесь не пахло абсолютно ничем.

Парень тряхнул головой, прогоняя прочь лишние мысли, и выудил из-под куртки первый холщовый мешок. По-прежнему трясущейся рукой он открыл первую попавшуюся дверь и заглянул внутрь.

Ещё один коридор с вереницей дверей по левой стороне: весь особняк походил на запутанный лабиринт. Первой комнатой оказалась обычная столовая, но от содержимого второй у Джейда на мгновение перехватило дух.

Комната отдыха! Огромная и просторная, едва ли не вопящая о богатстве своих владельцев. Телевизор был гигантским; колонки, стоящие по бокам — настолько высокими, что напоминали столбы, а за ними висел плакат «Крёстного отца» в серебряной рамке. Вдоль стен располагались книжные полки и всякие-разные шкафчики, заставленные безделушками, которые так и просили их украсть.

Трепеща от возбуждения и переполняющего его адреналина, Джейд переступил через порог и без промедления направился к полке с видеокассетами и картриджами для видеоигр. DVD-диски трогать не стал: только знать могла позволить себе проигрыватели, поэтому сбыть их было бы трудновато. А вот кассеты, напротив, можно продать быстро и выгодно.

И Mp3-плеер! Джейд тут же швырнул добычу в мешок: лишь за одну эту вещицу дадут долларов сто пятьдесят — и даже больше! Следом туда же отправилась горсть компакт-дисков и стопка игр для «Геймбоя». Обернувшись, Джейд чуть полюбовался громадным проекционным телевизором. Он стоил не меньше тысячи долларов, однако такую махину ни за что не вынести отсюда в одиночку и уж тем более не дотащить до Мороса. Решив не терять голову, Джейд вынул из розетки вилку от «Нинтендо-64», запихнул в мешок и был таков.

Теперь ему хотелось бы отыскать спальню или какое-нибудь другое место, где можно разжиться драгоценностями. Награбленного Джейду уже хватало на четыре пары новых сапог каждому и куртку для Шэрин, но немного золота и серебра — может, даже парочка драгоценных камней, если ему очень повезет, — позволили бы оплатить аренду, купить еду и лекарства на зиму.

«Всё для тебя, Керрес... Ты мой парень, и я несу за тебя ответственность... Если у меня будет достаточно денег, я смогу на зиму бросить работу. И Керрес тоже... Мы будем сидеть дома в тепле, и может, даже не простудимся».

Джейд притормозил. Он миновал уже половину коридора и собирался проверить следующую комнату, когда вдруг услышал шум. Сердце пропустило удар: рядом кто-то определённо двигался.

К счастью, это оказался всего лишь рыже-белый кот с приплюснутой мордой, пялящийся вниз с вершины гипсовой статуи. Джейд с облегчением выдохнул. Особые мопсовидные коты химер, конечно, были редки и ценны, но говорить они не умели. Протянув руку, Джейд почесал его за ушами. На миг в голове промелькнула идея украсть животное, чтобы скрещивать и продавать котят, но он быстро отмёл её. В подобных экзотов всегда вживляли отслеживающий чип, и роскошное хвостатое привело бы тиэнов прямо к их квартире.

Успокоившись, Джейд коснулся ручки двери, как в коридоре неожиданно зажглась люстра. От ужаса парня едва не разбил паралич прямо на месте, и, что самое страшное, резко загоревшийся свет ослепил его, как вспышка, лишив возможности сориентироваться. Джейд поднёс ладонь к глазам на манер козырька и рванул наугад, но в ту же секунду его обхватили сзади и резко подняли в воздух. Пальцы автоматически метнулись к сдавленной здоровыми, сильными руками груди. Мешок с добычей рухнул на пол.

По телу, подобно электрическому разряду, пробежала паника, а сердце затрепыхалось, как пойманная в клетку птица. Джейд с криками забился и забрыкался, размахивая конечностями, будто мельница, но в ответ на его судорожные попытки вырваться раздалось лишь низкое, дразнящее хихиканье, а щёку обожгло горячее дыхание, отдающее мясом.

Когда зрение восстановилось, Джейд издал тихий стон. Взгляд его упёрся аккурат в высокую, накачанную фигуру Ареса Деккера.

Химера, вминавшая кулак в ладонь, зловеще провёла языком по губам.

— Ох-хо-хо… Ну надо же! Мы поймали себе крольчатинку, — прорычал он.

Державший его мужчина, которым, как Джейд уже догадался, был Сирис, со смехом лизнул его шею.

— М-м-м, попробуй... Совсем молоденький и свежий. Сколько тебе лет, воришка?

— Четырнадцать! — просипел Джейд, исступлённо суча ногами в надежде дотянуться до пола.

Он лгал, но на ум не шло больше ничего, что могло бы спасти его от насильников. Силас казнил любого, кто осмеливался прикоснуться к подростку младше пятнадцати лет — одно из самых строгих и хорошо соблюдаемых правил в Скайфолле.

Арес, однако, остался невозмутим. Сделав шаг вперёд, он наклонился так, чтобы лицо его оказалось на уровне Джейда.

Глаза неестественного фиалкового цвета блестели от голода. Квадратное лицо расплылось в широкой, язвительной ухмылке, которая ничуть не смягчала выражение чистейшей, лютой жажды крови.

— Что ж, значит, нам придётся убить тебя после того, как трахнем. Брось его, братан.

Оказавшись на полу, Джейд поднялся на четвереньки и постарался отползти, но под рёбра ему незамедлительно прилетел пинок.

— Пятнадцать... Мне... Мне пятнадцать! — безнадёжно охнул Джейд. Какой же он всё-таки ничтожный идиот — так рисковать собой ради мешка добра.

Джейд сделал ещё одну попытку уползти в сторону выхода, но химеры тоже не дремали. Сверху опять раздался издевательский хохот, и его снова ударили ногой, на этот раз повалив на спину. Прижав ладони к груди, он закашлялся, силясь встать. И в каком-то смысле Джейду это удалось: огромная рука Ареса, ухватившись за чёрный клок, рывком вздёрнула его на ноги. Яркие, но холодные глаза химеры пристально изучали его с ног до головы, оценивая, словно кусок мяса.

Но потом, внезапно перейдя от ленивых заигрываний к действиям, он с лёгкостью швырнул Джейда через всю комнату. Парень врезался в стол с такой силой, что тот треснул, а сам он распластался по полу, судорожно ловя ртом воздух и истекая кровью. Мгновение спустя Сирис сцапал его за волосы, подняв над разлетевшимися щепками, а затем бросил обратно на острые обломки и, прижав к паху сапог, трижды саданул по лицу. Джейд, скривившийся от адской боли, с ужасом осознал, что била химера далеко не в полную силу. Они хотели помучить его, прежде чем убить.

«Чёрт… чёрт… Неужели это мой конец? Что же будет делать Керрес? Как же он был прав. Узнает ли он вообще, что со мной случилось?»

— Ты только глянь на его кровь… Спорим, он даже на вкус как нищая шлюшка, — задумчиво пробормотал Сирис и обменялся насмешливым взглядом со своим братом.

Визуально близнецы отличались лишь серьгами. В каждой мочке красовалось по три штуки, а в хрящике — по серебряному кольцу: у одного справа, у другого — слева. В остальном верзилы были совершенно одинаковыми.

Да какая сейчас разница... Джейд корчился на полу, уже и не мечтая встать. Храбрость его утекала прямо в пол вместе с беспрепятственно хлещущей изо рта и носа кровью. Близнецы молча возвышались над ним, скрестив мускулистые руки на груди.

Но потом вдруг химеры, к его удивлению, сделали шаг назад.

— Давай... Беги, крольчишка... Иди побегай.

Тело Джейда замерло, словно было запрограммировано не слушаться их приказов. Парень взглянул на близнецов сквозь кровавую пелену, застилающую глаза, и рискнул подняться. Однако не успел и шагу сделать, как Арес его остановил.

Губы Джейда непроизвольно задрожали. Он слышал, что все химеры любят играть в игры. Особенно бессмертные, к которым как раз и относились все телохранители. Довольный оскал, исказивший грозное лицо, безжалостно подтвердил эти опасения. Одной рукой вцепившись в его толстовку, второй Арес расстегнул молнию, спустил кофту с плеч и прильнул ближе. Следом, к отвращению Джейда, химера принялась слизывать кровь с его лица, медленными, чувственными движениями языка смакуя каждую багровую дорожку. Спустя секунду к нему присоединился Сирис.

Словно кот, которого слюнявят доберманы, Джейд застыл как вкопанный. Сердце гнало по венам ледяную воду вместо крови, а мозг приказывал стоять и терпеть. Его жизнь, когда-то казавшаяся столь долгой, свелась к тому, чтобы выгадать хотя бы лишние пару минут.

Начисто вылизав голову и шею своей жертвы, химеры поцеловались за спиной Джейда. И снова — от затишья к буре. Одним молниеносным движением его сбили с ног, вынудив рухнуть на колени. Чей-то кулак в очередной раз сгрёб чёрные волосы и с силой оттянул голову назад.

Услышав звук поехавшей вниз ширинки, Джейд зажмурился и отвернулся. В губы упёрлось нечто тёплое и мясистое.

— Если решишь, что твоя жизнь не стоит моего члена, я вырву у тебя чип прямо из уха и вышвырну всех твоих друзей и любовников в Пустошь.

Угрожай они чем-нибудь другим, Джейд плюнул бы им в лицо... Но нет, только не Керрес.

«Они всё равно убьют меня, они ведь химеры!.. А когда убьют — найдут Керреса. Чёрт, чёрт! Ну, где же была моя голова?!»

Но страх пересилил разум... Вновь обретя способность шевелиться, Джейд дёрнулся, выскользнул из химерьей хватки и помчался прочь. От глумливых подвываний и улюлюканий конечности налились леденящей силой. Джейд прибавил скорости, ощущая себя оленем, убегающей от стаи волков.

На подкашивающихся ногах он петлял по коридорам, слыша позади себя гулкие шаги, стучащие по дереву и ковру, словно железные шары, падающие с высоты. Бесполезно… Выход как сквозь землю провалился. Джейд едва не взвыл от отчаяния, поняв: с каждым новым поворотом он лишь углубляется в проклятый особняк и отдаляется от парадного входа.

Промчавшись пулей сквозь просторный обеденный зал и толкнув двустворчатые двери, он, к своему ужасу, врезался во что-то твёрдое и кулем повалился на пол. Тень, нависшая сверху, пнула парня по виску, вышибив из головы остатки сознания. Следующий удар окончательно вверг его в чёрную пустоту.

Джейд чувствовал, как с него сдирают одежду, но в ответ мог лишь беззвучно стонать, разевая рот, словно выкинутая на сушу рыба. Даже когда зажглись огни, во всей красе осветившие обеих химер, он не смог закричать.

Арес с холодным, жестоким смешком прислонил затылок Джейда к своему обнажённому паху и коленями пригвоздил его руки к полу. Сирис в это время стащил вниз его трусы и бесцеремонно заграбастал член. Ноги Джейда тщетно замолотили по воздуху, но Арес отточенным движением подхватил их под колени и дёрнул на себя.

— Нет, нет, нет! — оказавшись полностью обездвиженным и выставленным напоказ, Джейд, наконец, обрёл голос. Истошно вопя, он замотал головой туда-сюда, извиваясь всем телом и силясь освободиться, но химеры зажали его со всех сторон.

Безнадёжно… Никакого толку бороться с такими бугаями никогда не было и не будет.

Сирис взял свой пенис за основание, вооружившись им, словно мечом. Слухи оказались правдивы: химеры обладали огромными размерами, казавшимися ещё больше из-за отсутствия крайней плоти. Это и впрямь было оружие, и химера собиралась использовать его по назначению.

Вот и всё. Когда близнецы закончат, от Джейда останется лишь истерзанный труп: он ни за что не выдержит ни их величины, ни выносливости.

— Ну, не надо, прошу… Я… Я вам отсосу, только не надо! — проскулил Джейд, давно распрощавшийся с храбростью. Взамен ему остались лишь жалкие просьбы и вялые попытки каким-то непостижимым образом выторговать свою свободу, в которые даже он сам не верил. Химеры питались горячечными мольбами загнутой в угол жертвы. Им неведомо сострадание: этих монстров искусственно создавали в лабораториях, а близнецы представляли собой самый худший тип. Единственное, что мог сейчас сделать Джейд — умереть с достоинством, но горячие слезы, выступившие на глазах, ясно дали понять, что даже этого у него не получится.

Сирис ударил его кулаком в нос, и тот неминуемо хрустнул. По лицу побежала свежая струйка крови. Изверг наклонился, чтобы слизать её, затем остановил поток пальцами и снова потянулся к паху.

Следом Джейд ощутил между ног давление, которого так боялся. Химера вмяла головку своего огромного пениса, смоченного лишь кровью парня и смазкой изверга, в отказывающееся поддаваться отверстие. Джейд пронзительно заверещал.

Он был слишком тугой. Голова его едва не взорвалась от истерического, натужного ора. Весь кислород отхлынул от мозга, угрожая потерей сознания. Мышцы упрямо сопротивлялись под натиском огромного куска мяса, но химера ни на миг не прекращала напирать. Джейд крутился в агонии, инстинктивно силясь отстраниться, но Арес крепко держал его на месте.

— Ха, по-моему, этот сучонок — девственник! — Сирис с ухмылкой дотронулся до щеки Джейда, собрав ещё крови, а Арес плюнул ему в руку.

Невыносимая мука пошла на новый виток. Джейд намертво зажмурился и завизжал, пока голос не сорвался до хриплого всхлипа, но лишь затем, чтобы вновь неистово замычать, когда химера, наконец, прорвалась внутрь.

Обжигающая, раздирающая нутро боль ввергла Джейда в настоящее безумие. Перегруженные нервные окончания посылали беспорядочные сигналы в мозг, требуя избавиться от её источника. Тело остервенело и безо всякого плана трепыхалось в ответ, бессмысленно расстрачивая остатки энергии.

Девственником Джейд не был, однако, если не считать нескольких случаев в самом начале его отношений и ещё пары раз вдребезги пьяным, в сексе он всегда занимал активную позицию. Ему никогда не нравилось ощущение проникновения, а Керрес никогда не выражал недовольства. Если быть до конца точным, то прошло уже больше года с тех пор, как в него проникало что-то потолще, чем палец или блуждающий язык.

Когда Сирис принялся вбиваться в узкое отверстие, все мышцы сами по себе съёжились и сократились. Спина выгнулась дугой в последней попытке вырваться; Джейд окаменел, словно взглянул на Медузу Горгону. Разум, однако, по-прежнему бесновался, полностью оголённый перед чистейшим, первобытным ужасом и страданием. Джейд тоненько подвывал на одной ноте, будто пойманный в капкан зверь.

— Вот так, кричи... Кричи сколько влезет, — отозвался в его ушах холодный шёпот Ареса.

Задрав подбородок Джейда наверх, черноволосая химера с усмешкой заглянула ему в глаза. Всего в нескольких дюймах пыхтел его близнец, продолжая беспощадно трахать парня. Джейд, в полуобморочном состоянии, пристально уставился на него в ответ. Аресу подобное оцепенение, похоже, показалось любопытным: наклонившись, он присосался к ссадине и собрал губами скопившуюся кровь. Сирис со стоном присоединился к брату. Всё сильнее и сильнее врезаясь бёдрами в долговязое, костлявое, но мягкое тело, он слизывал каждую струйку, сочащуюся из открытых ран на лице Джейда.

Когда Сирис кончил внутрь, Арес победно тряхнул кулаком, подзадоривая его. Близнецы слились в коротком поцелуе, а затем первый сжал напряжённый ствол второго, жадно лизнул головку и поднёс к губам Джейда. Парень сразу беспрекословно заработал языком, не желая упускать ни малейшей возможности выбраться отсюда живым.

Вытащив наружу вымазанный кровью и спермой член, Сирис поднялся. И Джейд очнулся, будто вместе с отстранившейся химерой рассеялись чары, удерживающие его на месте. Братья тыкали в него пальцами и весело хохотали, глядя, как Джейд с трудом поднимается на четвереньки и старается уползти, уже не стесняясь всхлипывать и стонать.

Химеры видели перед собой не парня, силящегося спастись — для них он был всего лишь мелкой сучкой, готовой к случке. Арес догнал парня, отчаянно перебиравшего руками и коленями по полу, и без всякого предупреждения вонзил свой член в окровавленное и распухшее отверстие.

Вопль вышел настолько громким, что Джейд моментально осип. Но худшее ещё ждало впереди: спустя мгновение на губах заплясал вкус крови и спермы. Сирис попробовал протолкнуть член ему в рот и, наткнувшись на плотно стиснутые зубы, в запале треснул Джейда по макушке. Мальчишка тут же покорно высунул язык и со слезами, обжигавшими глаза, сдался.

У него не осталось ни гордости, ни достоинства, ни даже желания сражаться. Джейд, пустив в ход все свои умения, старательно полировал ствол Сириса, пока Арес, вцепившийся пальцами в бедра, насаживал его на свой огромный член. Подобная покорность не осталась незамеченной: близнецы по очереди откидывали его волосы назад, чтобы насладиться тем, как трущобная шлюшка с проглотом отсасывает химере из знати, и даже немного подёргали Джейда за пенис — лишь для того, чтобы ещё больше унизить.

А когда в горло ему выстрелила сперма, у Джейда не нашлось сил даже отвернуться. Горячая молочная жидкость оросила всё лицо под издевательский смех близнецов. В следующую секунду Арес напряжённо застонал и прильнул к брату в страстном поцелуе прямо над головой Джейда. Они оба отстранились. Парень моментально плюхнулся на живот, как будто вертел, на котором его только что жарили, был его единственной опорой. Конечности растеклись по полу бесформенной желейной массой. Избитый словно свиная отбивная, со спермой, стекающей по ногам и лицу, Джейд слушал, как Арес и Сирис что-то бормочут друг другу. Сделав над собой усилие, он дополз до двери столовой, прислонился к стене и свернулся калачиком. В пересохшей глотке стоял привкус железа.

Тем временем Сирис с превеликим удовольствием схватил пенис Ареса и заскользил по нему губами. Близнецы, похожие друг на друга как две капли воды, занялись друг другом. Джейд никогда раньше не видел такой выносливости. Химеры как будто бы совсем не уставали: они ведь только кончили, но спустя несколько мгновений уже были готовы к новому соитию.

«Я обречён, да?»

Джейд всхлипнул, благодарный хотя бы за минутный отдых, и, обняв горячее липкое тело руками, принялся перечислять в уме все причины, по которым презирает себя за глупость.

Теперь он никогда не увидит ни Керреса, ни ребят. Его парню придётся самому платить за квартиру, а у него ни за что не хватит средств. Керреса выселят — и куда он тогда пойдёт? У них с Джейдом не было никакой родни, кроме друг друга. На ночёвках у друзей долго не протянешь… Керрес станет бездомным. Он превратится в Шэрин и будет скитаться по улицам, бессвязно бормоча или неся бредни.

От этой мысли ненависть Джейда к самому себе вспыхнула с удвоенной силой. Наблюдая, как близнецы в позе «шестьдесят девять» ласкают друг друга алчущими языками, давая отдохнуть своей подстилке, он ясно осознавал свою никчёмность. Джейд был настолько никчёмен, что все вокруг наверняка подивились бы, как ему несказанно повезло, что его трахнули королевские особы.

Он смахнул каплю спермы, медленно стекающую по виску, мельком взглянул на неё и растёр меж пальцев.

«Почему они просто не убьют меня...»

Он скорчился в углу. Его обнажённое, залитое кровью и семенем тело, била крупная дрожь. Красавчики-химеры веселись на всю катушку, ничуть не стесняясь свидетеля. В любой другой ситуации это зрелище привело бы Джейда в восторг, но сейчас к горлу подкатила тошнота. Демоны, недавно терзавшие его, пожирали друг друга с рвением Нарцисса, которому наконец-то выпал шанс трахнуть самого себя.

Джейд начинал вновь потихоньку ощущать своё тело, хотя серое вещество в черепной коробке по-прежнему оставалось кучей бесполезного пюре. Арес уже успел взобраться на своего брата и, повернувшись к Джейду спиной, глубокими, протяжными толчками долбил Сириса.

Взгляд Джейда рассеянно скользнул по комнате — длинному обеденному залу с деревянными полами, стульями, обитыми синей тканью, серыми стенами, украшенными картинами… И полуприкрытой дверью.

Сейчас не было времени рассуждать о возможном безрассудстве этой затеи: либо так, либо смиренно дожидаться, пока химеры вспомнят о его присутствии. Трясясь всем своим естеством, Джейд прополз сквозь дверной проем и очутился в длинном коридоре, зияющем зловещей темнотой. Опираясь на стены, он на подкашивающихся ногах поднялся и похромал вперёд. Позади осталась узкая полоска света и кряхтящие химеры, по-прежнему трущиеся друг о друга своими идентичными телами.

Облегчение, однако, было недолгим. Спустя несколько мгновений после поворота в другое крыло, сердце его замерло в избитой груди. Сердитый топот сапог эхом отражался от высоких потолков, наполняя Джейда таким ужасом, что тот едва не осел на пол. К счастью, впрыск адреналина в кровь придал сил, и парень бросился прочь.

Но двери здесь ничем не отличались друг от друга, и — что самое страшное — ни одна из них не вела наружу. Джейд миновал угол за углом, коридор за коридором — и всё напрасно. Ну, не замуровали же его тут! Выход где-то есть!

«Только вот где… Где!»

Слёзы, катившиеся ручьём, застилали ему глаза. Даже когда его насиловали, Джейд не плакал, но хаотичное петляние в огромном и пустом особняке в попытке спастись от двух пыхтящих животных, бесповоротно лишило его присутствия духа. Разум тонул в ледяном страхе, а рассудок ускользал с каждой каплей крови и спермы, стекавших по его ногам.

«Бум... бум... бум...» — шлёпались об пол железные шары, неумолимо приближаясь.

Джейд подавился удушающим всхлипом и рванул на себя ближайшую дверь. Очередной коридор! Парень спешно пересёк его и попал в небольшую гостиную.

— Беги, крольчишка... беги! — раздался голос одного из близнецов совсем рядом.

Джейд бы с удовольствием последовал этому совету, но ослабевшие ноги окончательно сдались. В отчаянии он прополз ещё несколько метров, оставляя за собой кровавую полосу. Но тут перед его глазами всплыло лицо Керреса, и Джейд со стоном всё-таки встал.

За спиной неожиданно хлопнула дверь. Джейд подскочил как ужаленный. Совсем рядом, совсем… Химеры его нашли.

Но вдруг…

Даже несмотря на то, что на улице было далеко за полночь, измождённый мозг Джейда отказывался воспринимать льющийся из-под двери свет иначе, как сияние солнца. Какая уже сейчас разница… То был луч надежды, маяк в мрачном и пугающем особняке, где рыскали изверги, и каждый шаг сулил погибель.

Снова хлопнула дверь. Задохнувшись от страха, Джейд судорожно крутанул ручку и ввалился в освещенную комнату. Пинком закрыв за собой дверь, он распластался по полу и испустил душераздирающий стон.

В комнате оказалось тепло: мерцающее сияние исходило от камина и тусклой галогенной лампы в углу. Иступлённый мозг Джейда наконец-то осознал, что это не дневной свет, не путь к спасению. В особняке и не могло быть никаких путей к спасению: лабиринт наверняка возвели лишь для того, чтобы хищники вдоволь наигрались со своей жертвой.

Что ж, по крайней мере, он чуть-чуть согреется. Парень прислонился голой, покрытой мурашками спиной к жаркому шершавому кирпичу и уставился на дверь, ожидая, когда близнецы ворвутся и заберут свою улизнувшую добычу.

Внезапно послышался тихий шелест, похожий на трепет птичьих крыльев. Джейд вскинул голову. Мысли его спутались в такой тугой клубок, что он не сразу понял, что увидел.

Нет, то была не птица. Кто-то перелистнул страницу книги.



Комментарии: 5

  • Большое спасибо за перевод!

  • Близнецы веселятся, как заложено в них генной инженерией. Сочувствие и сострадание не входят в комплект.
    Джейд также похож на один из генных экспериментов. Жёлтые глаза, гей, сумасшедшая мать... Получается он брат Сирису и Аресу? У Силаса странные развлечения и страсть к инцесту. А ещё Силас уничтожил мир, а теперь воссоздаёт этот мир так, как ему нравится.
    Спасибо за главушку.

  • Спасибо что с каждой новой главой помогаете мне понять насколько я всё-таки извращенка....) Спасибо, что переводите для нас ЭТО)

  • И мы даже догадываемся кто)
    Так-то я по другому представляла их встречу. Что-то вроде того, как Джейд в своем воровском великолепии поражает Илиша. Но, такой вариант тоже хорош. Спасай свою прынцессу 😂
    У них такие сложные отношения. Понятно же, что Илиш испытает к нему какие-то чувства, но выражать он их будет весьма странно. Надеюсь, нам этот момент в последствии растолкуют)
    Да уж, близнецы и правда жесткие. Не потому что они это сделали, а то с каким удовольствием. Жуткова-то было читать.
    Спасибо за главу 🖤
    P.S. Хочу быстрее лечь спать, чтобы наступило завтра

  • Интересно, Джейд - радиационный мутант или тоже из химерской лабы просочился? Имя у него многозначное, маман постаралась. Спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *