Киллиан

Остаток дня и весь следующий я провёл вместе с Перишем. После замены чипа Гейгера и акта самоистязания он с удвоенным энтузиазмом крутился подле меня. Были ли то попытки показаться хорошим после того, как я собственноручно поймал его на садизме, или ещё что, но учёный ежечасно душил меня телячьими нежностями.

Когда чрезмерная любвеобильность слегка утихала, с ним было невероятно интересно общаться. Он так много знал, с удовольствием делился со мной своим опытом и даже обучал. Естественно, любимой темой его рассуждений являлись спайки. Я же пытался исподволь сворачивать темы наших разговоров к выращиванию растений — к тому, что может оказаться действительно полезным по возвращении домой.

У меня уже имелись кое-какие планы на собственный сад в Арасе. Я даже умудрился заныкать в свой портфель с дюжину семян. А теперь туда же отправилась и косточка персикового дерева. Её мне выдал Ривер, когда Периш разрешил угостить того «Орео» и мороженым. «Орео» ему понравились. Я скормил ему шесть штук, а потом притворился, что печенье закончились: испугался, что от большего количества Ривера вырвет.

Мой Ривер был совсем плох. Рассудок стремительно покидал его. Скорее бы Неро оказался здесь. Я-то смогу вытерпеть ещё несколько недель в компании Периша, но вот Ривер точно не переживёт лишнюю пару дней без сна. Бедняга рассыпался на глазах. Любые мои мольбы пролетали мимо его ушей. Всё это время он немигающим взглядом таращился в экраны, отвлекаясь лишь на еду, или чтобы отшатнуться от моего прикосновения.

Но, по крайней мере, он больше не выводил из себя Периша. Ривер сдался и даже прекратил отпускать свои язвительные комментарии. С одной стороны, это было неплохо, но с другой… это же мой Ривер. Мой парень и к месту и не к месту вставлял циничные ремарки, в независимости от того, кто перед ним находился. Ещё одна часть Ривера бесследно ускользала от меня, что не могло не разрывать сердце на части. Однажды он даже спросил, сможем ли мы вырастить дерево из «Орео» или «Твинкиз». Я ответил, что сможем. У меня просто не хватило духу сказать, что это… абсолютно безумная мысль.

Я старался как мог, однако Периш не давал мне видеться с ним чаще одного-двух раз в день. Я не спорил. Нужно, чтобы Периш продолжал доверять мне вплоть до нашего побега. Со временем мне и впрямь стало поспокойнее рядом с ним, однако я никогда не терял бдительности. Его нездоровые заскоки всегда слонялись за углом, даже когда учёный вёл себя совершенно нормально. Я пытался никогда не забывать об этом.

Они проявлялись, когда я меньше всего этого ждал. Однажды я попросил, чтобы он поделился со мной мыслями о короле Силасе — подумал, что подобная беседа окажет целительное действие, — но в следующее же мгновение Периш попытался включить мне порно. Пришлось изобразить паническую атаку, чтобы тот подостыл. Скорее всего, таким образом он неосознанно скрывался от травмирующих воспоминаний. Возможно, порно или мастурбация помогали в этом — сложно сказать наверняка. Главное, что уже через полчаса кассета с порно оказалась забыта. Но для себя я отметил, куда он её положил — прихвачу потом для Рено.

Честно говоря, я был не прочь взглянуть, как люди вообще занимаются сексом, однако Ривер видел всю гостиную у себя на камерах. Это будет уж слишком извращённо. Кроме того, я боялся раззадорить Периша. Я как будто бы буду специально дразнить его, а это чересчур жестоко.

Ещё мне удалось успешно прикарманить несколько ампул с вакциной от столбняка. Двенадцать штук, если быть точным. Они ощутимо утяжелили мой портфель, но поскольку бутыльки были пластиковыми, а не стеклянными, всё оказалось не так уж смертельно.

Ночами я позволял Перишу немного приобнять себя. В это время я всё равно спал, поэтому особого вреда в этом не видел. Обычно, когда я ложился, учёный сидел в своей лаборатории, плюс ещё несколько часов днём. Я оставался предоставленным самому себе и старался проводить это время с пользой, рыская по шкафам. Однажды мне посчастливилось найти карточку, которая, несмотря на старость и ветхость, до сих пор работала. Пришло время заняться поисками ключа от ошейника Ривера. У меня уже имелось предположение о его вероятном местонахождении — в дальнем конце лаборатории, где Периш хранил сухую провизию. К сожалению, место это не совпадало с моим обычным маршрутом, и я пока туда не ходил. Боялся попасться.

Жизнь медленно текла своим чередом. Я начал чувствовать себя в относительной безопасности с Перишем. Пока однажды ночью не проснулся от того, что он меня лапает.

Я поймал его за руку и оторвал от себя.

— Что ты творишь?! — прошипел я.

Мы вот уже несколько дней не расставались, и его кажущиеся естественными покорность и незлобивость придали мне смелости. Однако проснувшись до конца, я вдруг понял, что Периш трётся возбуждённым членом о мой зад и прерывисто пыхтит в ухо.

— Периш, отстань! — развернувшись, я оттолкнул его.

— Ляг на место, — выдохнул Периш. В голосе его послышались властные нотки. — Прошу тебя.

Я, конечно же, ложиться не стал и вместо этого вскочил с кровати.

— Ты же обещал, что не тронешь меня.

Периш зажёг лампу, стоящую на тумбочке. На нём по-прежнему были трусы, но напряжённая головка всё равно высовывалась из-под резинки. Он с горящим лицом сидел на кровати, закинув нога на ногу. И выглядел как-то… иначе. В глазах его появилась искра, которую я никогда раньше не замечал. По спине пробежал холодок.

— Мне... Мне необходима твоя помощь, — заикаясь, проговорил Периш, потирая рукой бугорок, скрытый тканью. — Если ты не поможешь мне, мне придётся… нарушить обещание.

— Ты меня изнасилуешь?

Я сделал шаг назад и пятился до тех пор, пока не упёрся спиной в стену. Детонатор у Ривера, но здесь ему ни за что не увидеть нас. А Периш намного сильнее, он скрутит меня в считанные секунды. Взгляд лихорадочно забегал в поисках предмета, которым можно защититься. Книги, шкаф… Можно врезать учёному книгой, но толк от этого сомнительный. Скорее всего, придётся просто всё откусить ему.

— Я сам этого не желаю! — в голосе его сквозило отчаяние. Периш отвёл от меня взгляд, полный боли. — Но я так сильно тебя хочу. Просто коснись меня, прошу.

Меня замутило. Это неправильно, я не хочу. Ривер возненавидит меня. Пусть он сказал, что простит, но сказать — это одно. Что он почувствует, когда я признаюсь — совсем другое. Однако оставалось всего две ночи до приезда Неро. И всё это время я очень легко отделывался.

Мысленно повторив слова Ривера, я шагнул навстречу Перишу. Тот немедленно стащил с себя боксеры, а затем взял в руку большой, возбуждённый и обрезанный член. Кончик его сочился смазкой. Мне ещё никогда не приходилось видеть полностью обнажённого мужчину. Я пытался подавить приступ паники, но сердце долбилось в груди, словно отбойный молоток.

Судорожно вздохнув, я опустился перед ним на колени. Периш, держащий пенис у основания, неожиданно раздвинул ноги.

— Введи в меня два пальца, — прошептал он, сжимая и потягивая член. Сидя перед ним на полу, я видел его анус, гладкий и без единого волоска. Все остальные волосы на теле были аккуратно подстрижены. Периш… обладал отличной фигурой, этого не отнять.

Проглотив тугой ком в горле, я облизал пальцы. Когда Периш понял, что я и действительно согласился, он учащённо заскользил рукой по стволу, задыхаясь от возбуждения, и ещё шире раздвинул ноги. Я поднёс средний палец к проходу, затем мягко надавил кончиком пальца, преодолевая сопротивление тугих стенок, и стал протискиваться глубже в поисках нужного угла.

Судя по его поведению, сомневаюсь, что всё займет много времени. Чем быстрее учёный удовлетворит свою нужду и кончит, тем быстрее уснёт. Думаю, именно это ему и нужно.

Когда я протолкнул палец до конца, Периш издал короткий стон и откинул голову назад. Я неожиданно пришёл в лёгкий восторг от того, что смог вызвать у него такую реакцию, и ту же секунду возненавидел себя за это. Хорошо ещё хоть, что Ривер не видел меня в этот момент, даже несмотря на своё разрешение приласкать учёного, если понадобится.

Я пустил в ход второй палец. Периш на мгновение выпустил член из рук и, подхватив под коленками, потянул ноги на себя. Внутри него было тепло и влажно от моей слюны. Мышцы казались напряжёнными, и я ощущал, как они сокращаются от моих прикосновений. К счастью, я хотя бы не возбудился. Не думаю, что смог бы, но блин, я — человек, я — молод, и я — гей.

Спустя несколько скольжений туда-сюда, я начал двигаться увереннее: поймал нужный темп и перешёл на активные толчки. После этого Периш продержался ещё совсем чуть-чуть. Вновь схватившись за член, он яростно надрачивал его, пока, наконец, не закряхтел и не застонал в голос. Сперма выстрелила прямо ему на футболку, и я почувствовал, как внутри него всё сжалось в финальном спазме.

Я на секунду замер, пялясь во все глаза. Никогда ещё я… короче, я никогда ещё не видел ничего подобного, не считая, конечно, себя самого. Но засмотрелся я лишь на миг, а потом отвернулся.

Когда Периш закончил, он просто повалился назад на кровать. Я медленно вытащил из него пальцы и вытер о свои боксеры. У меня так и не встал, что не могло не радовать. Я бы никогда не простил себя за это, и плюс к тому же мне пришлось бы рассказать обо всём Риверу. Нет, произошедшее возбуждало меня не в сексуальном плане; меня возбуждала власть, которую я временно приобрёл над ним.

Самое главное, что бы там ни требовалось Перишу, чтобы не наброситься на меня, он всё-таки получил. Шмыгнув носом, я заполз обратно в кровать и попытался хотя бы не разреветься. Меня тошнило от самого себя и от того, что пришлось сделать. Спустя пару минут Периш прилёг рядом и тяжко вздохнул. Похоже, тот тоже раскис.

— Никто никогда не прикасался ко мне так, — шмыгнул носом учёный в унисон со мной. — С нежностью, понимаешь? Так, чтобы мне было хорошо. Со мной такое впервые. Прости меня, что вынудил. Но спасибо, что помог.

— Никто и никогда? Все просто лишь брали своё и всё?

Осознание того, что я стал первым в его жизни, кто поступил иначе, повергало в шок. Этому бедолаге досталась и впрямь ужасная судьба. Мне очень не хотелось испытывать к нему жалость, однако, тем не менее я её испытывал. Даже моё будущее пустынника сулило гораздо больше светлых моментов, чем его, а ведь формально Периш принадлежал к королевской семье. Моё отношение оказалось для учёного чем-то новым; он наконец-то почувствовал, что всё может быть совсем по-другому. А через полтора дня Ривер убьёт его с моей подачи. Периш умрёт, даже не познав, что такое настоящий секс. Или настоящий друг… или настоящий любимый.

— Да, все они… И их было много, — проскулил Периш. — Но теперь всё хорошо. Теперь у меня есть ты.

Я повернулся и положил руку на его обнажённый бок.

Последние несколько дней заставили меня взглянуть на Периша другими глазами. Я видел, кем он стал, видел, кем он мог бы стать, и видел, почему он стал таким. Периш не виноват в своём психическом расстройстве: король Силас постоянными избиениями и насилием сломал его. Периш же по своей натуре был таким милым, таким заботливым — он просто нуждался в чьей-нибудь любви. Порой мне хотелось, чтобы Ривер хоть немного походил на него в этом плане; хотелось бы, чтобы Ривер позволял себя любить. В постели он по-прежнему отпихивал меня в сторону, думая, что я уже сплю, а от прикосновений в большинстве случаев отшатывался. И сравнить с Перишем. Его тело и разум жаждут любви, а у меня как раз целая куча любви, которой я готов делиться.

Так мы и заснули: я приобнял его за талию, а он положил руку мне на грудь. Надеюсь, этот момент привнесёт хоть немного радости в его одинокую, печальную жизнь. Мне хотелось подарить ему немного счастья, пусть даже и скоротечного.

***

На следующий день Периш как с цепи сорвался. Я проснулся от того, что он носился по главному уровню лаборатории. Решив не обращать на это внимания, я направился в ванную. Раз уж завтра мы убегаем, то будет неплохо помыться напоследок. Потом обязательно заставлю Ривера снова подогреть воды в ковше экскаватора, и там отскребу и его. От Ривера несло, как от бродяги, причём особо нечистоплотного. Лицо заросло неряшливой щетиной, под глазами красовались чёрные круги, эффект от которых усиливали синяки, оставленные Перишем, волосы склеились от запёкшейся крови — мой парень превратился в один большой комок грязи. Жаль, что Ривер не заботится о своей чистоте так же, как и мы с Перишем.

А вообще — зачем ждать? Пока Периш по уши в делах, я могу воспользоваться моментом.

— Можно Риверу помыться? От него воняет.

Периш, державший в руках стопку бумаг, протянул мне липовый детонатор и карту. Похоже, он полностью мне доверял.

— Конечно, но пусть он моется один. И не больше двух часов. А ты, если что, придёшь по первому моему зову, ладно?

— Ладно! — ответил я и радостно бросился за Ривером.

Приоткрыв дверь, я заглянул внутрь. Сгорбленный Ривер сидел на своем стуле, по-прежнему гипнотизируя экраны. Он всегда находился в одной позе и всегда следил за мониторами. Лицо его заросло густой бородой, а волосы казались ещё чернее от въевшейся грязи и жира. Вся комната пропиталась запахом пота, а на одежде виднелись подсыхающие влажные пятна.

— Малыш, пойдём помоемся, — прошептал я и потащил его за рукав. — Я принесу тебе чистую одежду.

Ривер, звеня цепями, поднялся. Я с ужасом уставился на него. В нос ударил зловонный запах воспалённых ран. Ахнув, я потянулся к его запястьям, чтобы оценить масштабы катастрофы, но Ривер, естественно, вырвался. Я успел разглядеть кольцо гноя, проступившее сквозь истёртый оковами слой кожи.

— Я попрошу Периша снять их с тебя, — глаза защипало от подступивших слёз. — Ривер, почему ты мне не сказал?

— Завтра, — голос Ривера был настолько глухим и безжизненным, что мне стало страшно.

Я мягко подтолкнул его в нужном направлении. Передвигался он довольно уверенно, хотя с ногами, закованными в цепи, это было не так-то просто. Забежав вперёд, я повернул кран с горячей водой, потом вытащил из портфеля мыло «Айвори» и достал из запасов Периша настоящий шампунь для волос и кондиционер. Ещё порылся в шкафчике и отыскал бритву.

— Мне помыться? — пробормотал бессвязно Ривер, забирая бритву из моих рук.

В ванну ему пришлось лезть прямо в трусах и майке из-за цепей на запястьях и щиколотках. Надо бы заняться поисками чистой одежды: по-моему, у них с Перишем один размер. Может быть, получится уговорить учёного снять цепи?

Чтобы не испытывать доверие Периша, я ждал Ривера снаружи. Он просидел в ванной целую вечность. Периш несколько раз проходил мимо, тараторя себе под нос, что ещё нужно подготовить к приезду Неро. Я в очередной раз проникся к учёному сочувствием: он ведь так хотел произвести впечатление на своего брата и короля Силаса. Однако почему-то мне кажется, что сотвори он хоть целый мир, они всё равно буду ненавидеть его.

Прислонившись к двери, я вздохнул. Когда мы с Ривером вернёмся домой, я расскажу ему о произошедшем вчера в спальне. До сих пор не верится, что мне вообще придётся заводить такой разговор. Надеюсь, он отнесётся с пониманием, сдержит своё обещание и простит меня. С одной стороны, меня терзало ужасное чувство вины, но с другой — я по-прежнему был чуть-чуть рад, что подарил Перишу немного счастья.

Когда Ривер открыл дверь, о которую я облокачивался, меня отшвырнуло назад. Растянувшись на полу, я недовольно заворчал на него и уставился в потолок. А потом в поле зрения появилось лицо моего парня, красивого как никогда. Борода исчезла, волосы на затылке были аккуратно укорочены, а виски выровнены триммером. Несмотря на все свои синяки, ссадины и измождённые отсутствием сна глаза, Ривер выглядел сногсшибательно.

Поднявшись, я осмотрел воспалённые раны, гной с которых он уже успел смыть. Потом задрал футболку и бережно коснулся следов от цепи, обмотанной вокруг талии. Несколько особых раздражённых и распухших полос кучковались в районе пупка. Ривер неловко затоптался на месте, роняя на пол капли воды. Он по-прежнему не моргал.

Я затолкнул его обратно в ванную и закрыл за нами дверь. Потом прильнул к нему и поцеловал, но ощущение было такое, будто я целую дохлую рыбу.

— Чем ты занимался с ним прошлой ночью? — спросил он мертвецким голосом.

Сердце ухнуло вниз.

— Я собирался рассказать тебе об этом позже… Ты всё видел?

— Он посоветовал мне сделать погромче. Чтобы слышать, как он трахает тебя.

Ноги неожиданно подкосились, и я уцепился за раковину, пытаясь сохранить равновесие.

— Он всё это спланировал?

— Ты ему отсосал?

— НЕТ! — воскликнул я, едва сдерживаясь от желания ударить его. — Я просто помог ему… пальцами.

— Тебе понравилось?

— Нет, и нет, я не… увлёкся. Если ты слышал нас, то должен был слышать его угрозу. Разве у меня был выбор?

— Не было. Ты поступил правильно. Я думал, он тебя изнасилует.

Мой часовой стоял и смотрел прямо перед собой, словно статуя; казалось, будто он вообще находится в параллельном измерении. Ривер всё больше походил на робота.

— Тогда почему ты злишься? — спросил я еле слышно.

Он продолжал таращиться вперёд, полностью игнорируя мой вопрос. Чёрные зрачки не шевелились, словно сфокусировавшись на чём-то. Внезапно до меня дошло, что происходит.

— Ривер… Ты видишь что-то в углу?

Он как будто бы пытался повернуть голову в мою сторону, но в то же время никак не мог оторвать взгляд от угла.

— Я медленно отрезаю ему член и яйца. Нож тупой… Поэтому приходится пилить, — сказал мне робот. Он всё-таки встретился со мной взглядом. — А ты кричишь, чтобы я остановился.

Жутковатая улыбка поползла по его лицу.

— Они для меня более реальны, чем ты.

Восьмой день без сна.

Я ненавязчиво подхватил его руку и вывел из ванной в комнату Периша. Ривер на автомате шагал за мной. Живыми оставались лишь глаза, двигающиеся в разных направлениях. Они видели то, что лишь один он мог видеть.

По полпути нас поймал Периш. Он взбежал по лестнице, ведущей на нижний уровень, и влетел в коридор.

— Зачем ты ведёшь его в спальню? — спросил тот изумлённо. В руках учёный вертел стопку дисков в пластиковом контейнере.

— Ему нужна одежда. Он не спал восемь дней и теперь совершенно безобиден. Можно я сниму с него цепи и возьму что-нибудь из твоих вещей? — спросил я. — Смотри, всё загноилось. Пожалуйста, Перри.

Он передал мне упаковку с дисками и принялся осматривать оковы Ривера. Затем, со свистом втянув воздух, ответил:

— Да, плохо. Плохо… Ну ладно, — Периш нырнул рукой в карман. — У меня нет с собой ключа. Подожди здесь.

Мы с Ривером во все глаза смотрели вслед учёному, удаляющемуся от нас. Тот прошёл несколько футов и свернул в комнатку, где хранил ключ. Как я и подозревал, ей оказалась маленькая кладовка рядом с хранилищем провизии.

— Ещё пару секунд, и у меня будет ключ, — пробормотал Ривер.

Я вытащил из халата найденную накануне старую карту и протянул её Риверу. Тот, не поворачивая взгляда и не отрываясь от своих галлюцинаций, сцапал кусок пластика и спрятал в своей одежде.

Пока мы ждали Периша, я бегло осмотрел его диски, подписанные чёрной ручкой. Большинство из них предназначались Гаррету, но некоторые содержали просто слово «Эксперимент» и набор случайных цифр. Было бы неплохо прикарманить парочку, но гениальный сумасшедший наверняка ведёт строгий учёт.

Вернувшись с ключами, Периш снял с Ривера цепи. Мне казалось, что едва оказавшись на свободе, тот сразу же набросится на учёного, однако Ривер не шелохнулся. Мой робот стоял как вкопанный, пока я не затащил его в спальню. Там я выдал ему пару джинсов и рубашку, затем вышел из комнаты. Надеюсь, Ривер ещё в достаточном сознании, чтобы одеться самостоятельно.

Спустя несколько минут он появился на пороге разодетым щёголем. Если бы не порезы и отсутствующее выражение лица, можно было бы спутать его с кинозвездой. Я тоже принарядился, но поверх одежды накинул лабораторный халат. Перишу нравилось видеть меня в нём, да и сам я чувствовал себя умным.

Затем мы отправились на кухню, где я усадил Ривера за стол.

— Я хочу вернуться в свою комнату, — заявил тот.

Я поставил перед ним остатки ветчины и жареной картошки с луком, однако тот даже не взглянул на еду.

— Зачем?

Мне стало немного обидно.

— Хочу видеть, что делает и что готовит к приезду брата. И что будет делать его брат.

— Сперва поешь, душа  моя, — я попытался пригладить его волосы, но Ривер резко дёрнул головой. Его тёмные, как оникс, глаза зажглись чёрным огнём.

— Не прикасайся ко мне, — глухо прошипел он.

Из глаз моментально брызнули слёзы. 

— Хочешь оставить его в живых? — ледяной голос Ривера кусался, как лютый мороз. В интонации сквозила едкая насмешка. — Хочешь забрать его в Арас и держать там, как зверька? Нашёл себе второго Биффа?

— Нет! — гневно выпалил я. Его холодный и безразличный тон задел меня за живое. — Ты… Ты сам сказал, что в случае чего простишь меня!

— Это в каком же таком случае? В случае если тебе захочется запихать пальцы ему в зад? И как? Понравилось? Слизал потом кончу с его...

Не знаю, что на меня нашло. Возможно, я просто устал бояться или устал от того, что Периш постоянно домогался меня. Устал от того, что был единственным, кто может вытянуть нас из этого дерьма. Я просто развернулся и занёс руку для удара.

Восемь дней без сна, а реакция Ривера оставалась такой же мгновенной, как в былые дни. Он поймал мою руку в полёте и с силой сдавил запястье. Наблюдая, как я вскрикнул от боли, он заломил её, вынуждая меня рухнуть на колени. Ривер смотрел, как слёзы текут по моему лицу, совершенно пустыми, мёртвыми глазами, без единой эмоции.

— Убиваешь меня в своей голове? 

Ривер вывернул руку ещё сильнее, вырвав из меня очередной вопль, от которого всё-таки очнулся. Не говоря больше ни слова, он бросил мою руку, взял еду и потопал к себе в комнату.

Я за ним не пошёл. Остался сидеть на кухонном полу и плакать, прижимая к себе саднящую руку.

Знаю, что он страдает от отсутствия сна. Знаю, что он зол на меня, что ему больно, что он ненавидит свою беспомощность. И я простил Ривера по той же причине, по которой прощал Периша: понимая причины их поведения. Пребывание в плену крайне пагубно отражалось на моём парне. То, что произошло сейчас, лишь усилило моё стремление как можно скорее добраться до дома и позаботиться о нём.

— Киллиан, что случилось? Не бойся Неро. Я тебя спрячу.

В дверном проёме возник Периш с охапкой овощей и фруктов. Положив снедь в раковину, он принялся отряхивать полы халата от чёрной земли.

— Мне нужно приготовить Неро обед. Поможешь мне, Киллиан?

Я поднялся с пола, вытирая глаза и нос рукавом халата.

— Конечно. Я люблю готовить.

Периш обвил меня руками и поцеловал в щеку. Я тоже обнял учёного и ещё пару минут прорыдал на его плече. Рука противно ныла. Судя по всему, Ривер её растянул.

Отстранившись, Периш по своему обыкновению сложил руки вместе.

— Ты когда-нибудь готовил спагетти? Я тебя научу, смотри.

Я улыбнулся, и тот просиял в ответ. Потом настало время чистить лук и чеснок, и глаза мои снова оказались на мокром месте. А потом до меня вдруг дошло то, что Ривер уже давно почувствовал.

Я не желал смерти Перри.

Учёный зачитал с бумажки рецепт яичной лапши. Когда-то у него даже жили куры, но все они передохли, и теперь вместо яиц он использовал яичный заменитель. В Арасе тоже имелось несколько кур, принадлежавших семье Дилл, но они несли всего одно яйцо в день, и владельцы либо продавали его, либо съедали сами. Чтобы купить такое яйцо, нужно было выложить не меньше трёх долларов. Но я иногда шиковал: лапшу в Пустоши не так-то просто найти, ну, или, по крайней мере, яичную. Купцы распродавали всё задолго до прибытия в Арас.

— Хотелось бы, чтобы ты смотрел на меня такими же глазами, какими смотришь на упаковку молотого перца, — беззаботно прощебетал Периш и улыбнулся мне. Я в это время жарил мясо с луком и специями на сковородке.

— К сожалению, молотый перец такая же редкость, как и хорошие парни среди пустынников. К счастью, у меня есть и то, и другое, — смеясь, ответил я в тон.

Подвинувшись, я дал Перишу влить в сковороду немного консервированного томатного соуса, потом всыпал ещё специй. Надеюсь, получится угостить Ривера, даже несмотря на глубоко засевшую обиду.

Я вдруг подпрыгнул от неожиданности, потому что Периш протянул руку и ущипнул меня за филейную часть. Выскользнув, я в шутку огрел его ложкой и, когда он рассмеялся, улыбнулся в ответ. Я снова пустил своё орудие в ход, и мы принялись дурачиться и хихикать.

В следующее мгновение всё изменилось. Из динамика в гостиной раздался вой сирены. Один за другим динамики подхватывали этот вой, разносящийся эхом по всем помещениям.

Периш мгновенно поник. Схватив кастрюлю со спагетти, он вывалил их в мясной соус на сковородку. Потом, не говоря ни слова, выскочил из комнаты.

Кое-кто объявился пораньше.

Закончив приготовление спагетти, я принялся мыть посуду. Понятия не имею, что делать дальше. Прятаться? Просто стоять здесь и продолжать уборку? Тревожность нарастала внутри, как снежный ком.

Через какое-то время Периш влетел на кухню, одетый в чистый лабораторный халат.

— Прячься! Прячься! Прячься! Он идёт! — взволнованно протараторил он.

Какого чёрта? Это ведь сам обещал нас спрятать!

— Куда? — спросил я, хватая сумку. Периш, с перекошенным от ужаса лицом, потянул меня к лестнице, ведущей в лабораторию. Я начал сопротивляться. — Хочу быть вместе с Ривером. Отведи меня к нему в комнату.

Тот кивнул и побежал к комнате видеонаблюдения. Я помчался следом.

— Прошу, только тихо. Прошу, только тихо, прошу, прошу, — молил Периш. Сердце моё разрывалось от сочувствия. — Я не могу тебя потерять, прошу, веди себя тихо. Ни слова. Ничего не смотри, вообще выключи экраны. Прошу, тихо, тихо.

Он повторял по кругу одни и те же слова, умоляя сидеть тихо. Руки бедняги тряслись от страха. Пока Периш не успел открыть дверь к Риверу, я остановил его и положил ладони на лицо. Ясные голубые глаза были налиты кровью; он и секунды не мог постоять, не дёргаясь.

— Всё будет хорошо, — прошептал я и быстро, но нежно поцеловал в губы. — Периш, какой пароль для выхода наружу? На случай, если мне покажется, что он вот-вот обнаружит нас. Мы спрячемся в городе, пока ты не придёшь.

— Нет… это …. Это слишком небезопасно, — прошептал Периш в ответ. Я еле слышал его из-за воя сирен.

Я снова обнял его.

— Понимаю, просто не хочу, чтобы со мной что-то случилось, если он будет искать. Если мы заметим по камерам, что он ищет нас, то сможем спрятаться. Потом я вернусь к тебе.

Периш отстранился, потёр глаза рукой и отрицательно покачал головой.

— Нет, милый.

Я с тяжёлым сердцем кивнул и, прежде чем проскользнуть в комнату Ривера, снова поцеловал его. На этот раз медленнее. Знаю, что это в последний раз.

— Ривер, он здесь, — стараясь не вдыхать едкий запах грязи и гниющего мусора, сказал я.

Тот, как обычно, сидел на своём металлическом стуле. Ривер даже не взглянул на меня, лишь кивнул слегка.

— Нам нужно вести себя как можно тише, ладно?

Я протянул руку, чтобы дотронуться до его плеча, но тут же отдёрнул, памятуя о его недавней реакции.

 

Ривер

Большинство камер показывали лишь картинку. Я покрутил ручки управления аудио и нашёл те, что работают. Среди них были: комната, где Киллиан ублажал Периша пальцами, лаборатория с зародышами и частями тел, гостиная, кухня и некоторые коридоры. Я прибавил звук на достаточный уровень для моих чувствительных ушей, но недостаточный для Киллиана и любого за пределами клетки. 

Мальчишка находился прямо за мной, но голос его был словно монотонный бубнёж из мешанины слов, который лишь отвлекал от экранов. Мне нужно следить за каждым из них. Одновременно. Я отвожу взгляд лишь тогда, когда изображение сливается в одну цветную, стекающую по экрану жижу. Тогда я прищуриваюсь и смотрю на потолочные светильники, пока глаза не придут в норму. 

Вскоре на мониторе показался Неро Деккер. Он вошёл в лабораторию через потайную дверь, которая не попадала на экран. Возможно, со второго уровня, где не висели камеры. Стоило ему появиться, как вой сирен тут же прекратился. 

Тишина… Только на фоне кто-то что-то шепчет. Киллиан. Он положил руку на плечо, но я на этот раз не шелохнулся. Всё внимание было приковано к Неро и Перишу.

Никчёмный докторишко в страхе съёжился. Он как всегда заламывал руки, словно от нервного тика, и много кивал. Поклонившись Неро, он провёл брата на кухню.

Неро был выше и крупнее Периша. Он возвышался над учёным не только за счёт своего роста, но также из-за своей явно доминирующей натуры. Чёрные волосы были коротко подстрижены, а массивное, с идеальными рельефами тело скрывалось под кожаным армейским жилетом. Одет Неро был в чёрные штаны и плащ, который заканчивался за фут от земли. Образ завершали серебряные цепи, обвивающие шею и запястье. 

Так же, как и Периш, Неро был поразительно красив. Волевой подбородок обрамляла аккуратно стриженая борода. И держал он себя как истинный представитель королевской знати, чего не скажешь о его младшем брате-химере, который предпочитал жаться по углам, как побитая собака. 

Доктор Периш принялся показывать ему бумаги и компьютерные файлы. Со стороны смотрелось довольно занятно. Периш ни на секунду не останавливался, тыкая пальцем то в одно, то в другое, в надежде хоть чем-то впечатлить своего хозяина. Неро смотрел на всё, лишь иногда кивая, но в основном — не проявляя ни малейшего интереса. 

Я на минуту отвлёкся на другой монитор. Неро привёл с собой группу легионеров, которые теперь ожидали его возвращения в конце нижнего уровня в тамбуре. Судя по тому, как солдаты расселись с пайками и карманными играми, они планировали пробыть там какое-то время. Иногда кто-то из них шёл в лабораторию и забирал у Неро коробки, полные дисков и пробирок, но на этом все перемещения заканчивались. 

Киллиан промямлил что-то, но я не слушал. Периш привёл Неро в комнату с выродками и начал демонстрировать каждого из них. Тот особого восторга не выказывал, что немного удивляло: мне казалось, что создание подобных гибридов, способных существовать самостоятельно, требует огромного труда. Я ещё покрутил звук, но расслышал лишь приглушённые голоса, записавшиеся на камеру в смежной комнате.

Неро шарахнул по стеклу клетки человека-дикона. Я ухмыльнулся, уже представив, как тварь напугает его до чёртиков, но когда та бросилась на окно, Неро даже не шелохнулся. Вместо этого он развернулся к Перишу и заорал на него. 

— Бесполезный! Неуправляемый! Какой от него толк Легиону? — прочитал я по губам.

Периш попятился, смиренно подняв руки вверх, и привёл его к клетке со щенками. Неро снова остался недовольным. Он ткнул пальцем в нос детёныша гибрида, и тот, естественно, цапнул его. В ответ взбешённый Неро шлепнул меховой шар по морде. С камеры в смежной комнате я услышал пронзительный визг. Периш заломил руки и принялся нарезать круги по комнате, тараторя что-то Неро.

Потом они отправились в сад. Периш снова носился как угорелый, показывая всякую хрень, выращенную им. Далее они проследовали в гостиную, где поджидала еда, которую Киллиан вместе с Перишем готовили для Неро.

В этой комнате уже был звук. Я чуть подкрутил ручку.

— А можно мне тоже послушать? — спросил кроткий голос позади меня. Я приказал ему отвалить. Может пойти и пораспускать нюни в углу. Чем Киллиан, по-моему, и занялся: бубнёж его начал перемежаться хныканьем.

— Это очень сложный процесс, Неро, — сказал Периш, усаживаясь за стол со спагетти с соусом и холодной газировкой. Неро плеснул в неё рома. — Сращивание с псами делает их слишком мирными, а сращивание с диконами превращает в оборотней. 

Используй тогда псов-диконов, тормоз.

— В оборотней? — Неро взглянул на него, добавляя ещё рома в газировку. Отхлебнув из бутылки, он со стуком поставил ее обратно. По стеклу стекал тающий лёд. Как же хочется чего-нибудь холодненького.

— Это же… из мифов. О человеке, который превращается в волка при полной луне. Легенды гласят, что…

Неро поднял руку.

 — Мне не интересна твоя магическая херня, Периш.

— Ладно, — пискнул Периш. В покорности его голос мог бы посоперничать с голосом Киллиана. — Как Господин? Он спрашивал обо мне?

— Ни разу. 

Всхлип.

— Ни… разу? Даже после того, как я отправил ему зародышей?

Неро покачал головой, не отрываясь от еды. Периш тоже уставился в тарелку, ссутулившись всем телом. Какой же он всё-таки слюнтяй. На месте Неро я бы уже давно натравил на него гибрида. Неудивительно, что Киллиан лизал ему зад: он обожает возиться со всякими слабаками. 

— Как дела у Дрейка? Он скучает по мне? — спросил Периш, когда Неро подвинул ему пустую тарелку. Тот тут же забрал её и помыл. Неро сделал последний глоток газировки и поднялся с места.

— Никто не скучает по тебе, Периш. Когда смотришь в зеркало, разве ты видишь там того, по кому можно скучать?

Киллиан позади меня ахнул: похоже, он всё слышал. Я скосил взгляд в его сторону. Мальчишка с покрасневшими глазами сидел на полу, судорожно вцепившись в рукава халата.

— Садись, — позвал я, отодвигаясь к спинке стула. Хотелось, чтобы он получше слышал, как Неро поносит недоумка.

Киллиан сел у меня между ног и прилип взглядом к экрану. 

— Я разочарован, Периш, — сказал Неро. — Мы рассчитывали, что спайки диконов скоро будут готовы к размножению. А теперь ты откинул Легион как минимум на шесть месяцев назад. 

Периш облокотился на плиту, нервно тарабаня пальцами по поверхности.

 — Борас… Ты ведь видел, он стал весить на сотню фунтов больше… И… И бананы…

— Я обещал Кесслеру, что привезу с собой, по крайней мере, пару половозрелых хлыстоволков! А всё, что у тебя есть — это не поддающаяся дрессуре тварь, которая разорвёт каждого, кто приблизится к ней, и несколько щенков! — рявкнул Неро. — Не говоря уже о том, что за последнюю неделю ты проделал вполовину меньше работы, чем обычно. Ты ждёшь, что я повезу это Силасу? Всё это мусор. 

— Но как же борас? Еда…

— Силасу плевать, что будут жрать эти поганые, зачуханные дикари. Ему лишь нужно держать их в узде.

Периш на удивление разозлился, стукнув ладонью по плите.

— Я был занят, ясно? — плечи поднимались и опускались, по лицу пробежала нервная дрожь, а руки задёргались. — Я… Я не стыжусь человека-дикона. У меня на него большие планы. Он… именно такой, каким я его задумал. Не говори плохо о Джанни. 

— Тупорылый дебил, — припечатал Неро и потопал из кухни. Периш собачонкой потрусил следом. Я включил звук коридорных камер.

— …и вообще я устал от твоей бесполезности.

— Я не бесполезный! — воскликнул Периш с экрана. — Я… я одаренный учёный. Я проделываю огромную работу, а ты не прав. И есть тот, кто будет скучать по мне. Есть тот, кто меня любит. 

Киллиан одеревенел.

Неро издал жестокий смешок. На экране виднелись лишь его плечи.

— Да ладно? Ты что, обучил этого полупса трахать тебя? Или опять пихаешь хер в человечий корм?

— Отстань от меня, наконец, Неро! — завопил Периш, как маленький ребёнок, спорящий с братом. — Забирай то, за чем приехал, и уезжай. Ты мне надоел, и…

Удар вышел очень громким. Со своего места мне удалось разглядеть, как мелькнул кулак Неро, правда, момент столкновения с лицом Периша камера не записала. Я рассмеялся, Киллиан хныкнул. Секундой позже раздался глухой стук упавшего на пол тела Периша. Я захохотал в голос.

— Заткнись, Ривер, — выдавил из себя Киллиан. — Это не смешно.

Как это — не смешно? Очень даже смешно.

Развернувшись, Неро пошёл дальше по коридору, зажимая что-то в кулаке. Я едва не разразился ликующими овациями, когда понял, что он саданул Периша рукояткой пистолета.

— Я не хочу на это смотреть.

Киллиан попытался встать, но я не собирался пропускать самые интересные моменты моего личного сериала. Нажав на плечо, я усадил его обратно.

Учёный, спотыкаясь, засеменил за своим братом. Одной рукой он держался за челюсть, и кровь, просачиваясь сквозь пальцы, капала на белую плитку. Периш едва переставлял трясущиеся ноги, с отрешённым взглядом вытираясь рукавом халата.

С пистолетом в руке Неро вернулся в лабораторию. Следом раздался визг Периша. Я привстал со стула, чтобы лучше видеть, как Неро передёргивает затвор, стоя перед загоном очередного выродка. Периш с криками ворвался в комнату и попытался отнять у него оружие. Завязалась борьба. Хлыстоволк рычал и заходился в лае.

Пристрели его, Неро… Ну же.

Одним сильным ударом Неро сбил учёного с ног, и тот снова повалился на пол. Красная струя вылетела из его рта, как из баллончика с краской, оставив завораживающий узор на белой плитке. Неро приблизился к клетке с челосвином, открыл её, и выстрелил пять раз.

— НЕТ! — закричал Периш. 

— Нет, — снова и снова, задыхаясь, вторил ему Киллиан. 

Оргстекло окрасилось брызгами крови, и вся лаборатория наполнилась безумными воплями. Твари в своих клетках носились, как сумасшедшие, вереща в ответ на шум.

— Нам нужны от тебя хлыстоволки. А ты тратишь время на своих тупых уродцев, — произнесли губы Неро. 

На секунду показалось, что он пристрелит и Периша, сидевшего в клетке с детёнышами хлыстоволка и прижимающего одного к груди. Неро с неприкрытым отвращением отвернулся на него и приблизился к человеку-пауку. Пропустив мимо ушей очередные мольбы, он спустил курок. В воздух взметнулись хлипкие конечности существа, и, скорчившись, оно испустило дух. 

Когда же Неро выстрелил в последний раз, у Периша внезапно отрасли яйца. Поднявшись, он поставил щенка на пол и треснул Неро по затылку. Губы его чётко выговорили «пошёл ты». Неро, однако, не отклонился ни на градус. Развернувшись, он зыркнул на Периша самым испепеляющим взглядом на свете, сулящим скорую погибель.

Я тихонько улыбнулся самому себе, наслаждаясь каждой секундой происходящего. Несомненно, это было лучшее кино в мире. Периш на мгновение остолбенел, а когда до него дошло, что он натворил — со всех ног помчался прочь. Киллиан заплакал в голос.

— Боишься, что он умрёт? — язвительно прошептал я Киллиану. — Хочешь, чтобы он жил? Чтобы ты потом ещё поразвлёк его пальцами?

Киллиан зарыдал ещё надрывнее. Я знал, что веду себя, как последний мудак, но в тогдашнем состоянии это не то чтобы сильно меня волновало. Остатки сознания полностью поглотило происходящее на экране.

Периш выскочил из лаборатории и, когда Неро бросился следом, сердце моё встрепенулось. Уверен, Перишу недолго осталось.

Учёный забежал в свою спальню. Там камер не было, но я всё ещё видел, как Неро широкими шагами топает по коридору, а затем подпирает головой дверной проём комнаты Периша. Послышались бессвязные мольбы.

— Нет… нет… нет… — на одной ноте стонал Киллиан.

Неро за шкирку вытащил брата в коридор и швырнул в стену. Тот сполз на пол и прикрыл голову руками.

— С чего это ты вдруг стал таким уверенным, а? — взревел Неро. Я разглядел вздутый рубец от удара на его шее. Замахнувшись, он с силой дал Перишу по зубам. 

А следом он разорвал на учёном рубашку. Я разинул рот от удивления. По щекам Периша текли слёзы, но он больше не пытался сопротивляться. Неро принялся расстёгивать ремень.

— НЕТ!

Пришлось зажать Киллиану рот, чтобы заглушить вопли: комната видеонаблюдения находилась совсем рядом с этим коридором. Неро достал член из штанов, и Перишу хватило одного лишь взгляда, чтобы разрыдаться в голос.

Ох… Божественно.

— Соси, босс, — рявкнул Неро.

Он сгрёб в кулак клок волос Периша и потащил к своему паху. Хлюпнув носом, тот уронил голову на грудь, но всё-таки положил ладонь на начинающий вставать орган и медленно заскользил рукой. Лучше этого зрелища я в жизни не видел.

— Возьми в рот, — приказал Неро. 

На этот раз Периш беспрекословно подчинился и, подняв голову как раз на уровень обзора камеры, обхватил губами хер. Киллиан спешно отвернулся, и я чуть отвлёкся от экранов.

— Ревнуешь? Это ведь твой член должен быть у него во рту, — издевательским тоном шепнул ему я. Мальчишка весь сжался и принялся размазывать слёзы рукавом халата.

— Ривер, ты просто давно не спал. Хватит вести себя как мудак, — проскулил он. — Ты становишься очень злобным, когда подолгу не спишь или не закидываешься таблетками. 

— Ну, раз уж ты не расстроился, то смотри дальше, — приказал я, оборачиваясь обратно к экрану. 

По раскрасневшемуся учёного лицу струились слёзы, но рот без остановки двигался вверх-вниз по члену Неро. Как и положено хорошей мелкой шлюшке. При других обстоятельствах он с таким же рвением мог бы сосать член Киллиана. Сама мысль об этом переполняла меня яростью.

Спустя добрых десять минут Неро кончил, издав приглушённый стон и с ещё большей силой вцепившись в затылок Периша. И только так можно было понять о завершении, потому что Периш не проронил ни капли. Он наверняка отсасывал и королю Силасу, и его ублюдочным химерам столько раз, что и не счесть. Ни дать ни взять: профессионал.

Я поделился своими выводами с Киллианом, однако мой парень был слишком занят, пытаясь не впасть в истерику. Тогда я полюбопытствовал, не хочет ли он, чтобы Периш сделал минет ему, но тот в ответ обозвал меня бесчувственным социопатом. Ну да, я такой. И что с того? Он знал, на что подписывается. В следующий раз не суй пальцы в зад всяким мужикам. 

Я собирался отпустить Киллиана со своего стула, но вдруг учёный снова разразился очередным потоком мольбы. Взглянув на экран, я увидел, как Периша вытряхивают из штанов.

У меня перехватило дыхание. Периш так отчаянно открывал рот, безуспешно ловя воздух, что начал давиться рвотными позывами. Неро, почти стянувший с него одежду, снова поднял кулак и опускал его на лицо Периша до тех пор, пока тот не заткнулся и, оглушенный, не повалился на спину. Затем он склонился над обнажённым телом учёного, подхватив ноги под коленями, прижал их одной рукой к груди и… схватив каменный кусок плоти, безжалостно протолкнул его в Периша. Лицо доктора скорчилось в безмолвном крике. Неро безо всякой подготовки принялся жёстко долбить его.

Киллиан снова попытался встать, но я вдавил его обратно.

— Смотри! — прорычал я. — Смотри, как насилуют твоего драгоценного учёного. 

— Отцепись от меня, Ривер! — полузадушено вскрикнул он. — За что ты так со мной? Мы победили. Я достал для тебя детонатор от ошейника, достал ключи от цепей, достал карточку! Я сделал всё, что ты просил!

Киллиан вновь рыдал, прикрывая рот собственной рукой, чтобы не издавать слишком громких звуков. Я держал его железной хваткой, наблюдая за размашистыми движениями бёдер Неро. На каждый резкий и быстрый толчок учёный отвечал пронзительными, полными боли стонами. Неро был жесток. В отличие от Рено, он насиловал на сухую и ничуть не сдерживался. Химера просто не знал жалости. Пах его давно вымок в крови.

Каждый раз, когда Периш вскрикивал, я вспоминал, как он бил меня, измывался, заставлял смотреть, как Киллиан дни напролёт ищет меня. Вообразив, что я бросил его к чёртовой матери. А потом упоение, с которым он сообщил мне, что собирается заняться сексом с моим парнем.

Ну что, Господин Учёный? Мы уже не такие крутые? Он может позволить себе хорохориться лишь тогда, когда его жертвы связаны и сидят по клеткам. А когда встречается кто-то посильнее, он рассыпается в труху. Теперь Периш Деккер был всего лишь жалким, визжащим куском дерьма. 

И мой парень подвывал ему в такт.

— Смотри, смотри до конца, — прорычал я ему прямо в ухо, намертво пригвоздив к стулу. 

Мой собственный член тоже подрагивал от удовольствия, наполовину привстав. Давненько ничто меня так не возбуждало. Я непроизвольно притянул Киллиана к себе, прижимаясь к нему всем телом — ему всё равно сейчас не до этого.

Минут двадцать спустя Периш облевался, но Неро и не думал заканчивать. Выносливости ему, конечно, не занимать. К моменту, когда он, наконец, кончил, Периш превратился в скрюченную, бесформенную кучу, лежащую на боку с открячившимся задом. Кровь безостановочно стекала по ягодицам, лужами собираясь на полу. Похоже на сцену убийства из фильмов.

Поднявшись, Неро вытер хер о халат Периша и, не говоря ни слова, отправился в лабораторию. Жаль, чтобы мы не встретились при других обстоятельствах. Этого мужчину я бы мог уважать. Неро Деккер был моим новым любимчиком, хотя он и не догадывался о моём существовании.

Он расстрелял этих тупорылых тварей; он поимел паскуду, который избил меня до полусмерти и посадил на цепь, а потом принялся лапать моего парня.

Я перевёл взгляд на затылок Киллиана, который, естественно, ревел…

Ревел из-за него. 

Я отпихнул его от себя. С такой силой, что тот плюхнулся лицом в пол, потом на четвереньках отполз к стене и вжался в угол. 

— Ривер, я за тебя боюсь, — заныл он. — Малыш, ты сам не свой. Ты совсем спятил, ты не мой Ривер. 

На мгновение наши взгляды встретились. Синие глаза его покраснели, а веки опухли. Киллиан весь трясся и смотрел на меня со… страхом? Да нет же. Я его парень, ему незачем меня бояться. Он боится за своего долбаного дружка, которому осталось жить как будто бы всего-ничего.

Периш рыдал в луже крови. Неро рыскал по лаборатории. Я вновь прильнул к экранам.

Выпусти меня, Периш… Выпусти… Я хочу, наконец, узнать, каков твой мозг на вкус. Хочу сожрать каждый кусочек твоей плоти. Хочу содрать кожу с твоего члена и яиц. Чтобы повсюду были опарыши, огромные, извивающиеся, скользкие черви на тысячах ножек.

— Киллиан, я хочу съесть его мозги, — громко произнёс я. 

Черви, длинные, белые, обматывались вокруг Периша, пока тот полз к себе в комнату, оставляя за собой красные полосы из зада. И конча Неро тоже вытекала бы оттуда тяжёлыми каплями.

Неро собирал бумаги. Он подошёл к клетке человека-дикона, но потом лицо его исказилось и стекло вниз с экрана. Я спешно поднял взгляд в потолку, приводя зрение в норму. Нельзя отрываться слишком надолго. Нужно быть начеку.

Быть начеку. Быть начеку. Быть начеку. 

— Ривер! — Киллиан обвил меня руками, но у меня не было времени его отталкивать. — Я люблю тебя, я люблю тебя. Ты меня видишь? Прошу, скажи, что ты меня узнаёшь.

Выпусти меня, Периш.

Выпусти меня.

Киллиан рыдал, уткнувшись в мою рубашку. 

Шли часы. Изображение на экранах растекалось и пузырилось. Глаза постоянно пересыхали, поэтому приходилось не забывать моргать. Думаю, иногда мне напоминал Киллиан. Периш лежал в своей кровати. Каждый раз, как он ворочался, я слышал, как скрипит его матрас.

Следить за Неро было гораздо полезнее. Он вместе с легионерами таскал коробки с бумагами и файлами. Сделав последний заход, Неро вернулся в комнату к Перишу, зажав в зубах сигарету. 

— Господин собирается заменить тебя. Уже тренирует замену, — в угрозах Неро не слышалось правдивости, только лишь желание жестоко поиздеваться. — На твоём месте я бы занялся поисками нового жилья. В Скайфолле тебя больше не ждут. Мы даже подумываем сжечь твой небоскрёб. 

— Ты врёшь. Силас никогда не поступит так со мной, — проскулил Периш. 

— Может, вру, а может, и нет. 

Затем снова послышался звук расстёгивающейся молнии на штанах Неро, и Периш опять разразился мольбами. В этот раз я выключил звук. Второй раз слушать, как его насилуют, желания не было. Азарт уже пропал.

Может быть, стоит тоже напихать Перишу в зад всяких штук? Неро, правда, уже всё там разодрал. Так будет больнее или наоборот? Понятия не имею, как это работает. Вполне возможно, что у него всё просто занемело. 

Ну да ладно. Всегда остаётся вариант освежевать член, а потом отрезать. Там Неро ничего не трогал. А я уже достаточно насмотрелся на его стояк, чтобы во всех красках представить, как отсечённый кусок плоти валяется на холодном полу. Скорее бы.

Киллиан, конечно, разноется, но если он всерьёз на меня обидится, то я никогда его не прощу. Он ведь сам умолял довериться ему, говорил, что у него хватит сил. Ласки я обещал простить, и я прощу. Но я не смогу простить, если Киллиан продолжит жалеть Периша. Безумный учёный держал нас в плену. И неважно, насколько хорошим он показался Киллиану. 

Прошёл ещё один час. Неро уже уехал, а Периш тупо бродил по спальне.

Я взглянул на экраны, отключенные мной несколько дней назад. Их камеры транслировали происходящее в городе. Нажав кнопку на том, что в центре, я увидел двор перед многоэтажкой, где мы ночевали. Квадроцикл по-прежнему стоял на месте. 

Тем не менее что-то изменилось. Я как следует проморгался, чтобы удостовериться, что это не галлюцинация. Кто-то передвигал наши сумки. Одна вообще лежала на земле. Удостоверившись, что Киллиан не смотрит, я включил другой экран. 

Весь мой недосып как рукой сняло.

Мои псевдопапаши шли вдоль незнакомой улицы с винтовками за плечами, петляя меж машин. Выглядели они… не очень хорошо. Язык тела говорил о подавленном состоянии, в глазах застыла печаль. Сколько они уже ищут нас? 

Я спешно выключил экраны. Возможно, будет правильным разбить их, чтобы Периш ничего не увидел, но чутьё подсказывало мне, что в этом нет нужды. Неро давно уехал, потому что если бы их пути пересеклись, то Грейсона и Лео уже бы схватили.

Внезапно Периш снова возник на экране. Судя по всему, он направлялся в нашу комнату. В руках учёный держал пистолет.

А вот это уже проблема. Я принялся крутить головой в поисках чего-нибудь, чем можно защитить нас с Киллианом, но кроме стула тут ничего не было. Подёргав за него, я попытался вырвать металлическую ножку из пола, но потом вдруг почувствовал, как тот положил мне руку на плечо. Он протягивал мне скальпель.

Ну, конечно. Его долбаный портфель.

Я засунул скальпель в штаны и затаился за дверью. 

— Киллиан, пойдём со мной, ладно? — тихо произнёс Периш. 

— Зачем… Зачем тебе пистолет? — сглотнул Киллиан. 

Периш молча вложил в его руки пушку. Тот уставился на неё широко распахнутыми глазами. 

— Пойдём. 

Киллиан мельком покосился в мою сторону и последовал за учёным. Нырнув вперёд, я просунул руку между косяком и дверью, и в следующее мгновение та меня шарахнула прямо по пальцам. Я поморщился от боли. Путь, однако, был свободен.

Подождав, пока они скроются в лаборатории на нижнем этаже, я выскользнул наружу. Свобода. Никаких цепей, никакого детонатора, а Киллиан с Перишем не путаются под ногами. Нужно было найти М16, ключ от ошейника и ножи. 

Настало время мести. 



Комментарии: 3

  • Мне тоже жаль Периша. Но когда я вспоминаю, какой он жестокий сумасшедший...
    Хотя Ривер ещё тот зверь. Жуткое дело. Киллиан добрый, но далеко ли на одной доброте уедешь в этом мире.
    Папаши Ривера выглядят более человечными и нормальными. Наверное)
    Жду продолжение истории, спасибо за Ваш перевод

  • Большое спасибо за главу!

  • Тяжёлая глава(как по мне), переводчики как вы это переводите(простите за тавтологию). Я говорила что Киллиану будет сложно с Ривером, ну вот так и есть. Единственное что радует что их скоро найдут и они вернутся домой (надеюсь).
    И я уже хочу чтобы они занялись делом ;) помирятся заодно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *