Двумя годами ранее

Ривер

Услышав хорошо знакомый скрип поднятого люка, я подпрыгнул и схватил М16 — лучше перебдеть, чем недобдеть, — хотя и так уже догадался, кто там. С моего возвращения домой прошло добрых полтора часа, и я успел прикончить уже три квила и даже несколько дорожек опиатов. От последних закемарил, сам не заметив как.

Увидев, как Грейсон и Лео протискиваются через туннель в подвал, я испытал невероятное облегчение. С плеч будто камень свалился, однако я изо всех сил постарался сохранить равнодушное выражение лица.

Грейсон и Лео, напротив, не стали скрывать эмоции.

Грейсон гигантскими шагами прошествовал прямо ко мне и отвесил пребольную оплеуху. Инстинктивно отпрыгнув, я удивлённо взвизгнул и уронил винтовку на пол, а ещё уже было собрался врезать ему в ответ — рефлекс, не более — как тот неуклюже заключил меня в объятия.

Что за ерунда.

Лео, должно быть, заметил моё растерянное выражение лица и нашёл его довольно уморительным: гневный взгляд весьма быстро сменился хитрой ухмылкой.

— Ладно, ладно, отпусти его, дорогой. Бедняга уже и так не знает, что думать, — хохотнул он. Грейсон, выдавив из меня последний дух, послушался, но затем вновь безо всякого предупреждения перешёл к ударам.

— Да ну ё-моё! Хватит уже! — сердито выругался я и снова отскочил, но не из-за того, что меня били, а просто потому, что терпеть не могу, когда ко мне прикасаются. — Ты сам, блин, послал меня туда, козёл, так что не срывай на мне злость за свой паршиво продуманный план!

— Я дал тебе простые инструкции! — завопил тот. — ПРОСТЕЙШИЕ! Застрели его! А ты какого хрена наделал? Ты хоть понимаешь, что тебя чуть не убили? Или того ХУЖЕ?

— Во-первых, руки прочь! — заорал я в ответ, начиная раздражаться. — А во-вторых, какого хрена тут вообще происходит?!

Грейсон вскинул руки в воздух и остервенело выдохнул.

— Всё уже утряслось —  и это самое главное, — сказал он так, будто в равной степени со мной пытался убедить и самого себя.

«Так я тебе и поверил».

Я с подозрением прищурился. Грейсон принялся нарезать беспокойные круги по комнате.

— Почему вы меня прячете? — требовательно спросил я.

Грейсон и Лео одновременно замерли. Я удивился такой реакции, но виду не подал, а лишь неспешно скрестил руки на груди, сверля этих двоих пытливым взглядом. Сейчас они на моей территории, и главные там или нет — я заставлю их ответить.

Грейсону потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с мыслями. Это драгоценное время пошло на то, чтобы придумать ответ, и, скорее всего, на размышления о том, стоит ли вообще говорить мне правду или лучше соврать. Староста Араса, сероглазый мужчина с каштановыми волосами, начинающими седеть на висках, почёсывал свою колючую щетину, пытаясь выкупить ещё несколько мгновений. Затем он развернулся и посмотрел мне прямо в глаза.

— Ты вообще ничего не знаешь о короле Силасе, — сказал Грейсон необычайно серьёзным тоном, пронзая меня тяжёлым взглядом. — Или о том, насколько опасны он и его армия.

— Нет, не знаю, — огрызнулся я в ответ. — Просвети же меня.

И этим наверняка перешёл допустимые границы сарказма, но его странное поведение лезло мне под кожу.

— Следи за языком, часовой, — протянул Грейсон угрожающим тоном.

Я гортанно рыкнул. Но тихо, чтобы никто не услышал: не хотелось выдать, как сильно меня это задело. Просто ненавижу, когда кто-нибудь из них начинает напоминать о своём вышестоящем положении.

Лео шумно крякнул и оттолкнул Грейсона в сторону.

— Успокойся, — бросил он на ходу и обратился ко мне. — Ривер, ты ослушался приказа и из-за этого чуть не погиб.

Я демонстративно фыркнул и обвиняюще тыкнул пальцем на Грейсона.

— А из-за него чуть было весь блок не отправился к чертям собачьим. И вы двое всё пляшете вокруг да около и отказываетесь объяснять почему.

И тут Грейсон как с цепи сорвался.

— Потому что Картер забрал бы тебя, болван, вот почему! — взорвался он. Глаза его пылали огнём, а грудь то вздымалась, то опускалась неровными толчками. Ему стоило немалых усилий взять себя в руки.

— Он всегда набирает солдат, — вмешался Лео, не дав мужу продолжить. — Сегодня он забрал пятерых наших, и мы боялись, что он заберёт и тебя.

Новость эта застала меня врасплох. Я понятия не имел, что чиновники рекрутируют новых легионеров во время переписи. На городском собрании никто об этом не упоминал, и за всё время, пока я следил за самим процессом, тоже ничего сказано не было. Справедливости ради, меня никогда не волновало, как генерал Кесслер, главнокомандующий Легиона, набирал солдат: мне было совершенно плевать.

— А почему меня? — спросил я уже спокойным голосом. Гнев мой исчез так же быстро, как и появился, но на смену ему пришло огромное любопытство с лёгкой примесью гордости. Ни один мужчина в Серой Пустоши, оказавшись на моём месте, не мог бы не ощущать хоть толику гордости от того, что его выбрали в легионеры.

— Потому что ты хороший часовой, — безразлично пожал плечами Грейсон. — И хороший парень. Я ни за что на свете не дам тебе вступить в Легион. Твой дом здесь.

— Да неужели, — буркнул я. Зачем он вообще это ляпнул.

— К тому же Пустоши точно не нужны солдаты вроде тебя, — довольно ухмыльнулся Лео. — Ты ведь очень быстро дослужишься до чинов. А Пустоши точно не надо такого счастья; нам и так хватает проблем с королём-придурком и его химерами.

— Значит, всё дело в этом? — уточнил я у Грейсона.

Мужчина еле заметно кивнул. Я резко выдохнул и покачал головой, не веря самому себе. Сказанное ими имело смысл — наверное — особенно, если принимать во внимание мои обострённые чувства, но меня всё равно грыз червячок сомнения. С другой стороны, я до сих пор не мог толком переварить случившееся за последние пару часов. Всё превратилось в какое-то расплывчатое пятно: нереальное и слишком сложное для понимания.

— Давайте сядем, — предложил я и вновь выдохнул, широко раздувая щёки.

Я угостил их квилами и жестом пригласил присесть. В гостиной у меня стояли два мягких кресла, письменный стол, большой диван, а перед ним — кофейный столик из мрамора. Я плюхнулся на кресло с цветастым узором, а мои гости уселись на диван напротив. Разгорячённая и напряжённая атмосфера развеялась.

— Короче, — я подкурил новый косяк и через столик подтолкнул зажигалку к ним, — меня научили ненавидеть короля Силаса безо всяких объяснений. Естественно, я знаю кое-что, что он там наворотил, но в целом я ни хренашеньки не знаю о нём.

Я глубоко затянулся и выпустил дым изо рта.

— В общем, кто он, блин, такой и откуда у него столько власти?

Грейсон вздохнул и последовал моему примеру. Бедняге и так хватило стресса с переписчиком, и, судя по его мимике и жестам, тема короля Силаса явно не возглавляла список его любимых. Но мне, однако, было абсолютно плевать. Мне было необходимо вызнать, как этот мудила вообще пришёл к власти и создал Скайфолл. Кто стал его учителем. Силас был слишком молод, чтобы жить во время Фоллокоста, а даже я знал, что титул короля передаётся от отца к сыну.

***

А сейчас я лежал на спине под окнами Киллиана, уставившись немигающим взглядом на хмурое, занесённое тучами небо, и невольно смеялся сам над собой. Я был таким наивным…. Таким простым в сравнении с собой теперешним. За последние пару лет мне многое стало известно о Силасе, и львиную долю из этого я предпочёл бы вовсе не знать. Однако же было в том, что тебя едва не рекрутировали в солдаты против воли и едва не похитили из единственного дома, который ты знал всю свою жизнь, нечто такое пугающее и зловещее. Что бы случилось, забери они меня насильно в армию, мне неизвестно. Не в моих привычках прогибаться, а, значит, скорее всего, меня бы просто-напросто убили.

И Грейсон и Лео наверняка знали это.

***

— Ты… Ты ведь знаешь о конце света? — спросил Грейсон. Я коротко кивнул, откинувшись назад в пушистом кресле, и небрежно скрестил ноги, пытаясь не уронить пепельницу с колен.

— Много-много лет назад человечество процветало. И у нас было дофига всякой хрени, которой нет сейчас,  — ответил я, вспоминая, чему меня учили ещё ребёнком. — Но людей стало слишком много, и в итоге мы все стали пытаться поднасрать друг другу. Началась межконтинентальная война за ресурсы, и… короче, мы уничтожили сами себя.

— Бомбы, биологическое и химическое оружие; смерть и резня повсюду, — тихо добавил Лео. За последнюю пару минут он как-то слишком уж побледнел. — Мир лежал в руинах. Правительства пали —  одно за другим. Вокруг царила анархия, даже хуже, чем сейчас, хотя в это и трудно поверить. Наверное, потому что тогда ещё было кого убивать. В общем, сначала они уничтожили землю, а потом и небо своими бомбёжками.

— Большую часть человечества стёрли с лица земли, — продолжил Грейсон. — А те, кто не погиб, жалели, что до сих пор живы. Дожди полностью прекратились, солнце заволокло облаками. Почти вся вода стала непригодна для питья, еды вообще не было, потому что каждый клочок почвы высушили и выжгли. Люди умирали от голода и болезней.

— И как говорит история, — подхватил Лео, — Силас выбрал некоторое количество людей, собрал их и отвёл на остров, который назвал Скайфолл. А потом он, ну… Короче, он убил всех остальных с помощью массивного выброса радиоактивной энергии, которой до этого никто не видел. Она называется сестическая радиация.

— Природа её до сих пор неизвестна. Она поджаривает все электрические приборы, но также много что консервирует, буквально замораживая во времени. Именно поэтому мы до сих пор можем есть консервы и прочую подобную лабуду, найденную в Пустоши, — Грейсон отказался от квила, протянутого Лео, и махнул рукой, чтобы тот докуривал сам. — Поначалу король Силас держал наших предков в Скайфолле, постепенно обустраивая остров. Потом, где-то сто лет назад или около того, уровень сестической радиации упал до более-менее нормального, при котором уже можно жить. Конечно, если тебе в грудь вшито его специальное изобретение — чип Гейгера.

— И этот ваш король Силас… он кем будет нынешнему? Пра-пра-пра-пра-пра-прадедушка? — полюбопытничал я.

Грейсон и Лео уставились на меня так, будто я отрастил пять голов разом. Я с подозрением моргнул и нахмурил брови.

— Ривер, — медленно произнёс Грейсон, смотря на меня, как на умалишённого. — Король Силас бессмертный.

Челюсть моя едва не отвисла до пола. Я ни сном, ни духом не слышал о таком, но они говорили об этом всём так, будто подобное было общеизвестным фактом. Что, кстати говоря, абсолютно несправедливо: ведь они сами обучали меня в детстве.

— Но как это возможно? — спросил я, в глубине души надеясь, что, может быть, хотя бы это не известно всем вокруг, кроме меня.

— Никто не знает. Скорее всего, генетическая аномалия, — вполголоса ответил Грейсон, будто вот-вот ожидал, что Силас выпрыгнет из ближайшего шкафа. — Единственное, что известно наверняка — это Силас захватил власть и устроил выброс сестической радиации. А после создания Скайтеха он бросил всех учёных на совершенствовании генно-инженерных технологий, откуда впоследствии и появились его химеры — мужчины, которые помогают ему управлять Скайфоллом, Легионом и прочими государственными структурами. Вся история Фоллокоста в итоге ведёт лишь к одному человеку.

— А что случилось потом, мы и имеем теперь. Некоторые из арийцев покинули Скайфолл и начали обживаться в Серой Пустоши или просто бродить здесь без цели. Придя сюда, они встретили мутировавших животных и сошедших с ума выживших — они и положили начало расе подлюдей, которых мы сейчас зовём крысами. Позже их стали разводить на мясо.

Грейсон вытер лицо и прижал подушечки пальцев к векам. Похоже, он совсем вымотался. Кроме всего прочего, сегодня ещё был и день сбора налогов.

— Да, он принёс в Серую Пустошь некоторый порядок, но как и у всего в этом мире… у этого тоже была своя цена, — сказал Лео и положил руку на колено Грейсона, поддерживая своего усталого мужа. — Он уничтожил всех, кто ему перечил, и до сих пор продолжает это делать. Силас держит Скайфолл и Пустошь в ежовых рукавицах, а помогают ему в этом генетически модифицированные слуги, которых он назвал химерами. О некоторых ты уже слышал: Гаррет, президент Скайтеха, или Кесслер, Верховный Главнокомандующий Легиона. Силас не доверяет никому, не созданному им лично.

— Судя по всему, этот ваш Силас — поехавший шизик, одержимый идеей контроля, — проворчал я. К горлу подступила желчь. Мини-урок истории заставил меня ещё больше ненавидеть короля. Что ж, похоже, в плане происходящего вокруг я точно могу считаться затворником. Хотя, наверное, такое неизбежно случается со всеми, кто ни с кем даже не разговаривает, кроме своего узкого круга друзей. Друзей, которые тоже никогда толком не покидали стен Араса.

— Так есть. И даже хуже, — сказал Грейсон еле слышно. — И его химеры ничуть не лучше, — он встал на ноги и раздавил окурок в пепельнице. — Нам остаётся лишь не попадаться ему на глаза и продолжать жить как можно более незаметно.

Лео поднялся вместе со своим мужем.

— Посиди сегодня дома, Ривер. Переписчик уже уехал, но на всякий случай лучше не рисковать. Не ходи пока за стены.

Я кивнул, совсем не возражая отдохнуть остаток дня. Адреналин давно выветрился из тела, и теперь на меня навалилась усталость, которая могла сравниться с усталостью Грейсона. Мне хотелось улечься в кровать сразу же, как только они уйдут. Навряд ли удастся уснуть, но просто расслабиться — наверняка, особенно если закинуться ещё несколькими таблетками.

— Отдохни. Будь осторожен, — вполголоса произнёс Грейсон. Он похлопал меня на спине и нырнул в туннель. Лео повторил за ним, улыбнувшись напоследок.

— Ты поступил правильно, — сказал он так тихо, чтобы не услышал Грейсон.

Уголки моего рта тоже поднялись в слабой улыбке. Я проговорил одними губами «спасибо» и отошёл в сторону, пропуская его в туннель за Грейсоном. Следом раздался стук опускаемого люка и клацанье, с которым кто-то их них запер дверь.

Я устало выдохнул и направился в спальню, усилием воли заставляя свой мозг отключиться. Если начать думать сейчас, разум станет плести свои паутины, и тогда я точно ни за что не смогу уснуть.

Закрыв и заперев на замок дверь спальни, я завалился на кровать, не думая ни о чём.



Комментарии: 2

  • Ривер похож на взъерошенного, нахохлившегося, порядком потрепанного воробья хд

  • Король бессмертный? Круто.
    Очень интересное устройство государства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *