Джейд

Джейд сдавленно простонал и запустил пальцы в белокурые кудри юноши. Обхватив руками его голову, он с грохотом шлёпнул ногу в ботинке на стол. Дрейк подскочил от неожиданности.

«Не укусил, и то ладно».

Он положил ладонь на затылок Дрейка и надавил, насаживая того обратно на пенис. Сосущие звуки возобновились. Джейд сполз вниз по креслу и сомкнул веки. Секундой спустя он почувствовал знакомое покалывание в районе позвоночника — невесомое ощущение, с которым волоски встают дыбом.

«Вот бы он сначала постучал».

Но зверькам не положено слишком много личного пространства. Даже когда их поощряют.

Приоткрыв один глаз, Джейд увидел тёмный силуэт, подпирающий головой дверной проём.

— Да? — он снова прижал голову Дрейка к паху, потому что тот пытался увидеть, кто пришёл.

— Мы с Неро и близнецами немедленно отправляемся на встречу с Грейсоном Мерриком, — произнесла тень холодным голосом, не оставляющим места для возражений.

Джейд откинулся ещё глубже, и Дрейку пришлось чуть привстать с колен, чтобы продолжить его обслуживать. Он небрежно покосился в сторону величественного мужчины.

— Я заварю к твоему возвращению чай.

Джейд мог бы сказать, что Илиш пытался испепелить его своим ледяным и властным взглядом, но тот едва ли умел смотреть по-другому. Довлеющее присутствие, моментально растекающееся по всей комнате и заполняющие самые дальние уголки, без слов сообщало, что он привык ставить людей на место одними лишь глазами. И Джейд не был исключением.

— Ты отправляешься со мной.

— Не, — отмахнулся Джейд, затем снова сполз вниз и закрыл глаза.

— Дрейк, отпусти моего питомца.

— Ой, да блин! — Джейд ощутил прохладу на своём мокром члене, когда юноша послушался Илиша.

Идеальное лицо Илиша не изменилось ни на йоту. Бездушная чёрствость и тонкий оттенок жестокости по-прежнему обрамляли его, подобно струящимся, отливающим золотом волосам. Единственным признаком, что он был недоволен своим зверьком, стали слегка прищуренные глаза.

— Заправляйся и иди за мной.

— Я почти кончил!

Бесстрастный голос не дрогнул.

— Дрейк, ударь его.

Не успел Джейд открыть рот, чтобы возмутиться, как ему в живот прилетел мощный удар. От его силы он вывалился из кресла и распластался по полу.

Джейд застонал от боли: на этот раз он не смог даже сгруппироваться. Что ж, придётся опять мочиться кровью. Всегда в живот, или в грудь, или в чувствительный орган на выбор Илиша. И теперь больше не по лицу: хозяин желал сохранить его красоту.

С дребезжащим звоном цепь пристегнули обратно к ошейнику, а мгновение спустя — туго натянули. Джейд вскарабкался на ноги, спрятал свой уже вялый пенис в кожаные штаны и последовал за своим господином. Изо рта его не вылетело больше ни одного слова поперёк. Илиш Деккер был не в настроении терпеть его замашки, и Джейд прекрасно знал, что сейчас стоит прекратить.

«Я уже три года у него в рабстве и понимаю, когда можно его побесить, а когда лучше подчиниться. Наша борьба за власть должна оставаться в спальне и за дверями его личного небоскрёба в Скайфолле. Если я опозорю Илиша перед братьями, он снимет с меня голову».

Когда Илиш вёл Джейда по голубым коридорам в зал заседаний, член последнего обиженно ныл. Он был так близок к оргазму, что сейчас каждая частичка тела вопила об обмане. Джейд уже давненько ждал того минета. Обычно хозяин ни с кем не делился своим питомцем, но иногда позволял навещать Дрейка, когда сам был слишком занят.

Сегодня как раз настал один из таких дней в их бесконечной череде. Илиш едва прикасался к Джейду с тех пор, как они оказались за Чёрными Песками. Чересчур много дел, чересчур много стресса от всех новостей, и в итоге Илиш не брал своего питомца, хоть тот и остро нуждался в разрядке. К теперешнему моменту Джейд уже досконально изучил хозяина и во время всей этой неразберихи из кожи вон лез, чтобы чуть-чуть расслабить Илиша.

Это ведь всё-таки его работа.

Они вошли в просторное помещение со стенами, выкрашенными наполовину в синий, наполовину в чёрный. За тремя огромными окнами простиралась Серая Пустошь. Джейд тут же двинул ей навстречу, но замер, когда цепь напряглась. Он сделал ещё пару шагов вперёд, пока не начал задыхаться от ошейника.

Однообразный серый холст захламляли деревья: такие чёрные, будто сожжённые в угли. Куда ни глянь — везде они, мёртвые, в большинстве своём, но некоторые ещё цеплялись за жизнь, протягивая тонкие тростинки к солнцу в немом отчаянии. Белёсые комья пыли подпирали стволы, словно сугробы, осыпая кору, как пальцы осыпает кокаин. Даже самое чёрное-пречёрное пятно разбавлял серый. Как же всё-таки сильно отличается от Скайфолла. Кто предпочтёт это место острову короля?

Тот, кто свободен.

Цепь потащила Джейда назад. Обернувшись, он встретился со сверлящим взглядом Илиша. Зверёк знал, о чём думает хозяин. Бывали времена, когда Джейд фантазировал о том, чтобы обрести свободу в Серой Пустоши, однако теперь заигрывание со старыми мечтами наполнило его сердце абсолютно другим чувством. На материке Джейд не продержится и секунды: он уже достаточное количество раз побывал здесь с Илишем, чтобы понимать, насколько Пустошь беспощадна.

В Моросе тебе могут перерезать глотку безо всяких сожалений. То же самое относится и к Пустоши, однако местные чтили совсем иные законы. Уличная ушлость и приобретённое в трущобах нахальство обеспечивали уважение среди таких же товарищей-моросцев, однако в диких районах Пустоши эти навыки мало чем помогали выживать.

Джейд отступил назад и встал в нескольких дюймах за спиной Илиша. Расстояние это говорило громче всех возвышенных слов, которыми он мог бы раскидываться. Джейд был рабом за спиной Господина. Внутренняя агония, которая когда-то кипела в нём из-за этого, уже давно угасла. Джейд смирился со своим местом в этой жизни, и в муках страсти, которые они делили ночами, даже благодарил Илиша за это.

И теперь, если сравнивать их с пустынниками, Джейд и Илиш были похожи друг на друга как две капли воды.

Джейд никогда раньше не видел таких жалких подобий людей. Людей, кого лишь чип Гейгера отделял от того, чтобы превратиться в рейверов. Тощие, с лоснящимися от жира и грязи лицами арийцы, замотанные в заляпанные тряпки непонятного цвета с пятнами пота и кожного сала. Самые приличные из них провоняли пеплом и дымом костра, а самые безнадёжные — застарелыми выделениями тела и гниющей кровью.

В глубине души Джейд понимал, что ни за что не выживет в Пустоши. Возможно, когда он был совсем юным, задирающим нос пацаном, зеленее, чем былинка травы, Джейд имел такие стремления. Но сейчас он был старше. Он знал свои возможности и научился выбирать противника по зубам.

— Илиш.

Услышав знакомый голос, Джейд стремительно обернулся и опустился на одно колено. Голову он опустил, но глаза, наоборот, поднял в его направлении. Так учат подданных. Некоторые правила Джейд с лёгкостью и удовольствием нарушал, и Илиш спускал ему большинство из них, однако один закон был незыблем.

Не зли Силаса.

Сияющие зелёные глаза улыбались: король пребывал в хорошем настроении, что случалось достаточно редко. В одной руке его плескалось красное вино в бокале на короткой ножке, а в другой покоилась сложенная пополам бумажка.

Силас пересёк зал заседаний лёгкой, раскачивающийся походкой — воплощение чистейшей грации и уверенности в себе. «Король-Призрак», — называли они его в Моросе между собой, шёпотом и пока не слышат тиэны. Но не только лишь из-за бессмертия, а ещё и из-за умения оставаться в тишине и тенях.

Джейду стало более чем не по себе в первый раз, когда он увидел Силаса — несколько лет назад на Стадионе. Так называлось место, где каждую неделю проводилось представление в Скайфолле. Они едва обменялись парой слов, однако аура короля ослепила его. Находиться наедине с Силасом было сравни ощущению оголённых проводов, нависших над самой кожей. Илиш вызывал у Джейда те же самые эмоции, однако хозяин оказывал дурманящее воздействие на своего зверька. Каждое случайное движение зрачков, которое Джейд вырывал из этих глаз, закованных в вечную мерзлоту, посылало рой мурашек вдоль его спины. Под прикосновениями мягких рук Илиша Джейд растекался бесформенной лужицей.

Аура Силаса же состояла из тьмы. Не из черноты — она просто-напросто не имела цвета. Тебе не хочется его внимания, тебе не хочется его ласк — хочется только поскорее удалиться из комнаты и спастись от пустоты, окружающей его.

Силас кивнул, призывая Джейда встать. Он поднялся и сделал шаг назад. Хозяин слегка кивнул ему, пока отпуская. Джейд с превеликой радостью отодвинулся подальше от Силаса и уставился в окно на усыпанную деревьями Пустошь. Правда, краешек уха он, как всегда, навострил.

— Примерный план Араса. Ривер вот здесь, — сказал Силас. Джейд услышал шорох развёртываемой бумаги.

На мгновение повисла тишина: гнетущая, беспросветная тишина. И даже не тишина в истинном значении этого слова. В одной комнате с Призраком никогда не может наступить тишины. Даже когда громкость всего окружения выкручена на минимум, внутри надрывался крохотный голосок, который напоминал, что ты — добыча, и сейчас самое время бежать. Это был выработанный годами эволюции животный инстинкт, который призывал спасаться от верховного хищника.

Джейд растёр руки, прогоняя гусиную кожу. Он мечтал, чтобы Силас поскорее оставил их. В присутствии короля Джейд чувствовал, как его сущность темнеет и оскверняется. Перед аурой Силаса тускнела любая другая. Даже Илиша. Лишь один человек обладал подобной силой, но будь их сотня, для Джейда бы всё равно ничего не изменилось. Его король — Илиш, его король и его собственное воплощение совершенства.

Но даже его серебристый опал поглощала пустота.

— Где его видели в последний раз? — спросил Илиш. Его раскатистый голос звучал весьма напряжённо, и это дополнительно насторожило Джейда. Нечасто его господин демонстрировал хоть какие-нибудь эмоции, кроме невозмутимости. Он злился гораздо сильнее, чем позволял себе показывать. За всё их время вместе Джейд научился улавливать признаки.

— Он покинул своё жилище полчаса назад. Пока мы с тобой разговариваем, он допрашивает Грейсона.

— Ему уже известно?

— На данный момент — нет. Но я сомневаюсь, что Грейсон не расколется под его напором.

— Он всего лишь пацан. Если Грейсон Меррик сдастся из-за обычной детской истерики…

В комнате внезапно похолодело. Джейд рискнул обернуться через плечо и увидел, что в глазах Силаса мерцают языки пламени.

— Ривер — не ребёнок, — прошептал тот. — Ему ещё нет двадцати, а он уже превзошёл мои самые смелые ожидания.

— Возможно, предательство Лайкоса сыграло тебе на руку? — предположил Илиш.

— Только время покажет. Судя по тому, чему я сам стал свидетелем, их воспитание принесло кое-какие полезные плоды, однако не без досадных помех.

Яд в его голосе застужал внутренности Джейда, словно зимний ветер, гуляющий по спине. Он знал, что Илиш служил советником Силаса и в совершенстве умел справляться с королём — но от этого тона Джейду захотелось спрятаться за ногой Илиша, как маленькому мальчику.

— Мы с этим разберёмся. Так же, как разбирались с остальными.

Лицо Силаса озарила едва ли не спесивая ухмылка. На секунду их взгляды слились воедино. Фиолетовый и зелёный — столь далёкие друг от друга на цветовой палитре. Джейд с любопытством наблюдал за ними, однако какими непроизнесёнными словами они обменялись, ему было не понять. Лишь бессмертные могли общаться таким образом. Двое мужчин, которые видели, как юноши, подобные Джейду, рождаются и умирают от старости.

— Господин… Позволь мне оставить его здесь.

Джейд широко распахнул глаза. Сердце тревожно заколотилось, словно отбойный молоток. И Силас, похоже, это услышал, потому что спустя мгновение повернул голову в его сторону.

— Ну уж нет. Ты же сказал, что мы встречаемся только с Грейсоном! — выпалил Джейд, пятясь назад. — Зачем я тебе там? Он опять пытается меня убить!

Нежно-розовые губы Силаса растянулись в улыбке. Джейд на мгновение впал в ступор. Он покосился на своего хозяина, но ледяной взгляд Илиша ничем не убедил его в собственной безопасности. Даже если Илиш кричал глубоко внутри, выражение его лица оставалось повелительным и спокойным.

— Подойди сюда, Джейд, — сказал Силас плавным, как таяние льда, голосом, однако в недрах этого льда таились тысячи ножей, только и ждущих, чтобы вонзиться в твою плоть. Когда лев подзывает к себе газель, та бежит. Все, кто остаются и интересуются причиной, становятся обедом.

И всё же Джейд подчинился. Не из-за храбрости, а потому что он был кикаро, он был рабом, и ему не оставалось иного выбора. Его непослушание лишь плохо отразится на Илише, а в прошлом Джейд уже слишком много раз срамил хозяина своими поступками. Наказание Илиша будет неумолимым.

Приблизившись, Джейд встал перед Силасом. Потом уставился перед собой и перешёл на автоматический режим. Илиш всегда суровел, когда замечал, что тот ускальзывает в подобное состояние, но с ним Джейд уже очень редко так делал.

Силас мысленно ощупал кикаро с головы до пят. Зелёные лезвия его глаз грозили покарать, если хоть что-то вызовет их недовольство. Джейд молча стоял негнущимся изваянием под строгим, раздевающим догола взглядом. Утолив свою жажду, король подошёл вплотную. Пустота нависла над собственной аурой Джейда — пурпурного цвета с серебристой рябью, напоминающей завихрения в полотне северного сияния.

Сердце настороженно встрепенулось, когда Силас коснулся его. Джейд продолжал смотреть в одну точку, но боковым зрением наблюдал за каждым движением короля. Он погладил ладонями живот Джейда, а затем невесомо, словно перышко, словно лёгкий ветерок весенними месяцами, очертил пальцами резинку штанов. Джейд затаил дыхание. Знакомое холодное жжение — ток — пробежало по его паху, находящемуся в опасной близости от источника напряжения.

А потом, как кобра, — он ужалил. Силас нырнул вниз и ухватил Джейда за ствол. Тот с силой повёл ноздрями и содрогнулся, утопая в волнах электрического наслаждения. В один миг снова восстал в руках Силаса, а ещё несколько мгновений после удовольствие достигло своего пика, и его накрыл полноценный оргазм.

Колени его подкосились от вспышки ощущений, и Джейд опёрся рукой на стол позади себя, чтобы не упасть. Он попытался подавить стон, пляшущий на губах, но когда первый мощный всплеск омыл всё тело, Джейд осознал, что не способен сдерживаться. Застонав, он напряг мышцы, пытаясь растянуть этот момент как можно дольше. Когда же он всё-таки миновал, Джейд расслабился, и Силас убрал руку.

Джейд осел на пол, ловя ртом воздух. Облегчение, которое принесла ему разрядка, затмило унижение, последовавшее за ним.

— Он по-прежнему слишком быстро кончает, — бросил король настолько пренебрежительным тоном, что у Джейда вскипела кровь. В груди его, несмотря на весь страх, билось всё такое же сердце выходца из Мороса — района, где малейшее проявление слабости сулило погибель.

Джейд зажмурился, чтобы скрыть смущение и стыд, отразившиеся в глазах. Если бы его попытались оскорбить Арес и Сирис или даже Неро, Илиш бы за него заступился. Но с Силасом была совершенно другая история. Никто не смел перечить королю. Он брал, что хотел, кого хотел, и делал с ними всё, что заблагорассудится.

— Приведи себя в порядок. Остальные будут ждать тебя у «Фальконера».

Когда Джейд снова разомкнул веки, Илиш уже оттирал сперму с руки короля своим собственным платком. Ещё один приступ гнева.

— Да, мой король, — он заставил свой мозг подчиниться. Прояви Джейд хоть каплю неповиновения, когда его господин убирал за ним, и он бы крепко влип.

Но когда король их покинул, Джейд тут же изменился в лице и с обидой взглянул на Илиша.

— Чего он ко мне пристал? Я ведь был послушным, да просто, блин, пай-мальчиком!

— Он наказывал не тебя, — отвернувшись, Илиш сложил руки за спиной и уставился на Пустошь.

— Тебя? — изумлённо приподнял бровь Джейд. — А ты что сделал? Поэтому он тащит меня на встречу? Чтобы меня убили? Вдруг Ривер узнает нас?

Прошло больше года, и на Джейде теперь были вовсе не тряпки пустынника, однако зрачки жёлтого цвета выдавали его, словно визитная карточка. Оставалось уповать, что если Грейсон и впрямь расколется и всё расскажет Риверу, то заодно и объяснит, кем на самом деле являлись те странники, что посещали Арас.

Илиш не ответил.

Джейд взялся за свободный кончик цепи и рассеянно обернул вокруг костяшек, чтобы чем-то отвлечься. Он прекрасно понимал, что не стоит ожидать, будто хозяин решит поделиться с ним своими мыслями. Порой это действительно случалось, однако исключительно в краткие моменты после интимной близости, когда Илиш принадлежал только ему одному. Но стоило им покинуть общую квартиру, как тот закрывался для любых разговоров. На поверхность всплывал Илиш-автократ, и вытянуть ответы из своего Адониса Джейду казалось сложнее, чем выдавить воду из камня.

— Но ты ведь не дашь ему меня убить… правда?

Илиш по-прежнему хранил молчание, от чего Джейд ощутил горький вкус желчи на языке. Возможно, он просто не хотел давать обещаний, которые не в силах сдержать.

Уже несколько лет как их жизни сплетены воедино. Может ли быть так, что он надоел своему господину? Была ли гонка за желаемым слаще самого желаемого? Полуночные думы, порождённые неуверенностью в себе, терзали сердце Джейда. В такие минуты он бесцельно бродил по коридорам небоскрёба Илиша, мучаясь призрачными печалями. Трущобы научили его одной вещи: готовься к худшему, потому что оно обязательно случится. Правда, справедливости ради, с того дня, как он спрятался в каминной особняка и встретил Илиша, тот так или иначе оберегал его от худшего.

И тем не менее, какое бы обличье не приняли их отношения, не во власти Илиша сберечь Джейда от единственного человека, перед которым преклонялся он сам.

«Нет, неправда. В конце концов, Илиш всегда одерживает верх во всех, даже самых зловещих игрищах Силаса. Я столько сомневался в нём и каждый раз ошибался. Почему на этот раз всё будет по-другому?»

Но с ними король прекратил забавляться: он переключился на новую добычу. Ривера из Араса, потерянную химеру, которую Илиш от него скрывал. Мужчину, который был подобен им; из-за которого обычно безмятежная аура пустоты Силаса превратилась в адский водоворот пламени, который не мог потушить даже лёд Илиша. То была ярость из-за обмана Лайкоса: он не погиб при пожаре, он забрал с собой новорождённого и сбежал в Пустошь. Но Силас не знал, что организовал всё Илиш.

Джейд слушал его рассказы об этом, когда они делили одну постель. И он прекрасно помнил момент, когда Илиш наконец-то доверился ему и поведал, кто на самом деле этот дикий пустынник, и почему Лайкос его прячет. Кушанье кипело на медленном огне; семя, посаженное много-много лет назад, охотно ожидало жатвы. Джейд разделял его нетерпение, потому что это будет крахом Безумного Короля. Призрака окончательно заглотит Тьма.

Тёмная химера, дикий пустынник, черноглазый демон, которого Джейд встречал дважды. Но он не был простой химерой, как они, — он был гораздо большим.

Ривера спроектировали специально для Силаса. Он принадлежит ему.

Король захотел создать для себя идеального партнёра, любимого, с которым они вместе будут править миром. Кого-то, кто будет его точной копией, с примесью черт, добавленных для удовлетворения самых сокровенных желаний Силаса. Будто Микеланджело со скальпелем, он изваял себе совершенного принца.

Лишь затем чтобы его объявили мёртвым и похитили. Младенец за младенцем погибали в искусственных матках, и спустя годы бесплодных попыток проект закрыли. Илиш заявил, что исполнить мечту короля невозможно, а потому нужно оставить эту затею. Однако это была ложь, очередное семя, посаженное Илишем, когда тот устал отвечать на постоянные вопросы полоумного правителя.

И тогда в Серой Пустоши возник тёмный ворон. С великолепными чёрными волосами, искусно слепленным лицом, тонкими и чуть изогнутыми бровями. Прекрасный ужас, услаждавший взор даже в юном возрасте. Не оставалось никаких сомнений, почему подобного полубога выкрали и скрыли: с этой силой нельзя было не считаться. Чёрная душа его обладала возможностью заново уничтожить мир. Илиш всё это знал и строил дальнейшие планы на основе своей тайны.

Но потом всё изменилось. Силас обнаружил, что Ривер жив, и захотел своего принца обратно.

Джейда дёрнули за цепь. Тот очнулся от своих грёз и сообразил, что Илиш направился к двери. Его господин понимал, что даже малейший намёк на утешение и поддержку будет дороже для Джейда, чем целый свет, однако на лице Илиша не отражалось ничего, кроме привычной флегматичности. Он злился и вёл себя отчуждённо с той самой ночи, как выяснил, что Силасу всё известно. И срывал он свою злость на Джейде и Луке — своём сенгиле, — да так, что те в страхе жались по углам.

Тихонько вздохнув, Джейд покорно последовал за Илишем, провожая стены взглядом, вероятно, в последний раз.

При виде Тима в самолете в глотке сам собой зародился рык. Юной химере было всего четырнадцать лет, и нескладный гадёныш с копной волнистых волос никогда не упускал шанса обозвать Джейда. Последний провёл кучу времени в раздумьях о том, что сделает с ним в тёмном переулке после наступления пятнадцатилетия. Будущего сопливого хренососа ждало весьма жестокое пробуждение, когда тот достигнет возраста согласия, установленного Силасом. Но пока что он являлся сопливым хренососом лишь по характеру.

Когда Тим уселся на место пилота, Джейд надулся. Илиш заметил, но отреагировал лишь мимолетным взглядом, полным укоризненной насмешки. Язык тела обоих без слов поведал о споре, который продолжался уже довольно долго. Джейд обожал водить «Фальконер», а Илиш обожал отказывать ему в этом. Где-то на первом году их отношений формата «хозяин-зверёк» Илиш один раз разрешил Джейду сесть за штурвал, но быстро утомился от его постоянных просьб повторить. Столь же скоро, как эта привилегия была дарована, её отобрали. Илиш питал особую страсть к запретам того, что Джейд особо любил. Просто потому, что ему это поднимало настроение.

— Лезь на галёрку, слуга Джейд, — бросил Тим со своим обычным высокомерием. Он тряхнул головой, убирая назад густые каштановые кучеряшки, и одарил Джейда чванливой ухмылкой в придачу с многозначительным взглядом. От его огромных кирпично-коричневых глаз волоски на теле Джейда всегда топорщились, но в плохом смысле.

«Посмотрим, как выпучатся эти скученные глазки, когда Силас впервые запихает хер ему в зад».

Картины, подобные этой, преображали Джейда в образцового кикаро. Это обязательно случится — в своё время. Калигула, похоже, тоже был таким до первой ночи с Силасом, но теперь стал послушным питбульчиком, готовым выполнить любую команду хозяина.

Илиш отдал Джейду его цепь и опустился на сиденье второго пилота. За ним на скамье расположились Неро, Арес и Сирис — сплошные мускулы, грубая сила химер и самые ненавидимые Джейдом братья. Со стороны Силаса было весьма дальновидно отправить их на встречу: Ривер славился своей невменяемостью, а подле Киллиана вообще превратиться в сущего дьявола. Теперь в их компании есть переговорщик и охрана.

«Но зачем здесь я? Как наживка?»

Джейд попытался поймать взгляд своего господина. Пусть даже эти осколки лилового льда ничего и не покажут, они могут хотя бы усмирить его беспокойство. Быть может, Илиш проявит к Джейду каплю сочувствия?.. Бесполезно. Он внутренне смирился с судьбой, которую Силас ему уготовил. Джейд был рабом, а оттого собственная жизнь ему больше не принадлежала. Он давным-давно сдался на милость Илиша.

Когда Тим молча выпустил их из самолета, Джейд ощутил, как ошейник вокруг его шеи сжимается. Оглянувшись, он увидел, что Илиш наматывает цепь на кулак, оставляя свободными лишь несколько звеньев.

Судя по всему, приземлились они в каком-то парке. Джейд отряхнул ботинки от пыли и обхватил себя за спину, чтобы согреться. Илиш не позволял ему носить слишком много одежды, но скайфолльский климат был довольно мягок. Здесь же стоял настоящий мороз.

Джейд выпустил изо рта облачко пара и спрятал ладони под мышки. На нём были кожаные штаны и тесная чёрная футболка с прорезями в рукавах. Даже его ботинки, тоже из чёрной кожи, не подходили для этой местности и погоды.

Цепь со звоном натянулась, и Джейд последовал за своим господином. Впереди шли три изверга, а Тим остался охранять «Фальконер». Когда компания свернула за угол, Джейд заметил в темноте мужские силуэты, сидящие рядом на крыше автомобиля и курящие одну самокрутку на двоих. Один из них протянул сигарету второму, покосился в их сторону и, спрыгнув вниз, пошагал навстречу.

Вид Грейсона Меррика мог поведать тысячи историй. Каштановые волосы, правда, начинающие редеть, живой и выразительный взгляд, лицо, кое-где изрезанное мелкими морщинками, но всё ещё моложавое, подсказали Джейду, что в расцвете лет он был весьма привлекательным мужчиной. Закалённым до прочности, которую возможно приобрести, только прожив всю жизнь в Пустоши. Его аура напоминала стальную твердыню такой несгибаемой воли, что Джейд ощутил её вес у себя в голове.

— Он ещё жив? — спросил Грейсон у Илиша. Глаза его умоляли. Джейд ничуть не удивился, что при мимолётном упоминании своего мужа, твердыня ослабла. Ему довелось встречать обоих, и убить одного без другого стало бы величайшей из трагедий.

«Пустынник влюбился в химеру. Интересно, сколько раз подобный сценарий уже повторялся?»

Когда-то он считал, что его собственная история была уникальной в своём роде, но, скорее всего, нет.

— Я хочу встретиться с Ривером, — произнёс Илиш столь же холодным голосом, как и воздух вокруг. Джейд понимал, почему тот начал разговор подобным образом. Кроме их троицы, никто из здесь присутствующих не догадывался, что они знакомы, и так это и должно оставаться.

Позади, со скрещёнными на груди руками, стояли изверги, пугая одним лишь видом. Джейд уставился на них, между делом убеждаясь, что те готовы к крутому развитию событий.

— Он только что узнал… Он не в том состоянии, чтобы разговаривать с тобой.

— Неважно.

Его господин не выказывал ни толики волнения даже в такие нелёгкие времена. Изумлённый Джейд полагал, что почувствует какое-то напряжение, даже самый слабый намёк, заметный лишь ему, но Илиш сохранял спокойствие и собранность.

— Веди его сюда, Грейсон, — оглянувшись, Илиш обратился к Неро, Аресу и Сирису. — Прошу вас отойти назад, чтобы не слышать нашего с Ривером разговора.

Троица извергов беспрекословно подчинилась. Джейд с бабочками в животе ожидал, что Илиш потребует того же самого от него, однако хозяин крепко держал цепь в кулаке.

Когда Джейд повернулся обратно, Грейсон уже возвращался ко второму мужчине. Они обменялись парой слов, и затем тот направился к ним.

От ауры, испускаемой Ривером, Джейда моментально накрыло неясной тревогой. Он уже успел позабыть тугие плетёные ленты, опутывающие каждый дюйм его плоти; лишённую цвета пустоту, которая засасывала во тьму, подобно чёрной дыре, притаившейся среди ярких звёзд; суккуба, монстра, нечто, мелькающее на периферии зрения, как пятна нефти на воде. Джейд успел позабыть эти ощущения, но он всегда помнил, насколько его аура совпадала с аурой Силаса.

Стоило Риверу выйти на свет, как Джейд машинально сделал шаг назад, сдерживая рычание, которое вырывалось из горла всякий раз, когда он чувствовал опасность. В памяти всплыл парень, за которым они наблюдали в прошлом году. Сейчас Джейд предпочёл бы общаться с ним, потому что этот был уже совсем другим. Влияние белокурого мальчишки имело свои границы: демон возмужал, вскормив сам себя, и превратился в сатану своего собственного мира.

Король Серой Пустоши ступил вперёд, беззвучно прижимаясь ботинками к пыли. Двигался он плавно, словно вода, стекающая по воску. Чёрные волосы, ставшие длиннее с их последнего визита, нависали над обсидиановыми глазами. Лицо сохраняло бесстрастность, нарушаемую лишь неуловимой тенью угрозы, которая слегка искажала его идеальные черты.

Он был до умопомрачения великолепен.

Остановившись, Ривер демонстративно сложил руки поверх бронежилета. В зубах был зажат тонкий косяк, а за спиной висела огромная винтовка. Под стать всей сущности, не считая мраморной кожи, одежда его тоже была чёрного цвета.

Он взглянул на Илиша, потом на Джейда, а потом прищурился. Ривер тут же понял, кто они такие, и кем никогда не являлись.

«В Арасе мы притворялись странниками. Но теперь он всё знает».

— Пожалуйста, убери сигарету, — сказал Илиш.

Джейд широко распахнул глаза: раньше ему доводилось слышать подобный тон от Илиша в свою сторону. Он нервно сглотнул, невольно напрягая кулаки. Ривер ещё даже не открыл рот, а Джейд уже сообразил, что грядёт беда. От него пышало гордостью, но не из-за того, что сын мэра рос в тепличных условиях, где все лебезили перед ним. Заносчивость и надменность исходили от этого необузданного зверя, потому что были естественными для таких, как он. Ривер ничего не знал об их семье, и скоро его накажут за непокорность.

К ужасу Джейда, Ривер сделал затяжку и выпустил дым прямо Илишу в лицо.

— Я буду разговаривать только с Силасом, а не с его разряженной подстилкой.

Взревев от ярости, Джейд набросился на Ривера, но едва тот коснулся лопатками земли, как тут же скинул его с себя. Илиш безжалостно дёрнул за цепь, и остатки воздуха с шумом вырвались из груди Джейда. Он, задыхаясь, повалился назад.

Джейд забрехал, словно пёс, которому слишком туго затянули ошейник, и принялся карабкаться на ноги. Внезапно в спину прилетел удар, от которого он рухнул на колени. Армейский сапог Сириса пнул его, вынуждая упасть на четвереньки и прекратить сопротивление.

Подняв голову, Джейд встретился с пронзительным взглядом Ривера, излучающим ненависть. Он являл собой воплощение тьмы, и не нужно было обладать способностями Джейда, чтобы это понять.

— Следи получше за своими животными, «Джеймс», — прорычал Ривер, называя Илиша по имени, которым тот представлялся раньше. Тогда они с Джейдом приезжали инкогнито.

Было ли то врождённое безрассудство помойной крысы, или, может, подростковая самонадеянность, которую он до сих пор не перерос, но Джейд, не сумев справиться с гневом, вновь кинулся на Ривера. Однако на этот раз его ждали. За ту долю секунды, что Джейд был в воздухе, Ривер успел отвести руку назад и ударить его кулаком в челюсть.

А потом прозвучал выстрел. Джейд почувствовал обжигающую боль в районе плеча, словно к коже прислонили раскалённую докрасна кочергу. Он с кряхтением перекатился на бок. Вокруг поднялась суматоха, словно поблизости взорвалась бомба. Неро гаркнул, раздавая приказы Аресу и Сирису, затем крики, вопли, ор…

Джейда неожиданно потащили наверх и поставили на ноги. Он бросил взгляд перед собой и увидел, как Арес вытаскивает брыкающегося и голосящего мальчишку из заброшенного дома, стоящего в отдалении.

— Нет!

Джейд, опешив, уставился себе за плечо. Глаза Ривера, мгновение назад сочащиеся презрением, округлились и наполнились страхом. В голосе проскальзывали эмоции, абсолютно не вяжущиеся с манерой держаться. Он дрожал.

Неро приподнял мальчишку за шиворот, и тот заболтал ногами над землёй. Нет, не мальчишку. Парень был ровесником Джейда или, может, на год помладше. В заблуждение вводила хрупкая внешность: миниатюрное телосложение делало его похожим на пацана. Даже крики его звучали выше, чем мужские.

Это был Киллиан, подросток из Тамерлана, который очутился в Арасе.

Джейд взвизгнул, почувствовав, как вокруг шеи оборачиваются холодные ладони. Одним лютым рывком его цепь выдрали из кулака Илиша, и ещё парой секунд спустя стальные звенья пережали горло. Нижняя челюсть Джейда подскочила к верхней, в висках застучала кровь. Он безуспешно бился в железных тисках, будто скейвер, угодивший в пасть дикона.

— Отпусти его! — голос Ривера раскатистым эхом влетел в ухо Джейда. Он попытался вдохнуть, но получился лишь полусвист-полустон, не способный насытить кислородом беснующийся мозг.

— Ох, Ривер, Ривер… Ну, неужто ты и впрямь решил, что жизнь ручной шлюшки из трущоб равноценна жизни твоего драгоценного Киллиана?

«Силас… Мне конец».

Следом раздался оглушительный визг, от которого едва не лопнули барабанные перепонки. Тот парень. Голову Джейда с удвоенным запалом рванули назад, и на языке заплясал медный привкус. С каждым сиплым вдохом изо рта фонтаном брызгало красное. Где-то на задворках громко вопил Грейсон.

Силы бороться постепенно покидали Джейда, тело обмякало и тяжелело. Следующее, что вспыхнуло в темнеющем сознании — свирепый вой Ривера, а потом его бросили на землю. Глазами, полузакатившимися под веки, Джейд увидел, как Ривер понёсся на Неро, держащего Киллиана мёртвой хваткой за горло высоко над собой.

Ривер со скоростью молнии вынул армейский нож, и за миллисекунду до того, как лезвие вонзилось в сердце изверга, Неро уронил Киллиана. Поймав запястье Ривера освободившейся рукой, Неро ударил его кулаком в солнечное сплетение и швырнул на землю.

Перед Киллианом, лежащем в пыли, неожиданно возникло расплывчатое серое пятно и вцепилось Неро в плечо. Джейд с изумлением признал в нём пса-дикона. Подоспевший Сирис попытался оттащить собаку, но та с рычанием лягалась задними лапами и крутила головой, отгрызая куски мяса от Неро.

— Дик, фу, — выдохнул Ривер. Он уже почти поднялся, но тут его обхватил сзади Арес, сшиб с ног и снова повалил на колени.

На сцене появился Грейсон. Рванув Ривера за грудки, он с силой, которую Джейд видел только у Неро, толкнул мужчину в сторону Киллиана. Парнишка обнажил оружие и потащил Ривера в переулок, находящийся неподалёку.

В этот момент Джейд ощутил чьё-то присутствие рядом. Боковым зрением он разглядел Илиша, стоящего перед ним на коленях и говорящего короткими фразами, но всё его внимание поглощала картина боя.

— Джейд? Посмотри на меня.

Силас летящей походкой подплыл к Грейсону, которого уже держал Неро. Изверг сцапал того за волосы и дёрнул назад.

— Ривер, забери Киллиана и уходи, — прохрипел Грейсон. — Со мной всё будет в порядке. Прошу, уходите. Я хочу быть с Лео.

Силас насмешливо фыркнул. Склонившись над Грейсоном, он обвёл пальцем контур его подбородка и улыбнулся.

— Я получу несказанное удовольствие, ломая тебя.

Король устремил взор за спину Джейда. Тот навострил уши и услышал позади себя крики парнишки, умоляющего пощадить Грейсона.

А потом ему помогли встать, но когда ноги подогнулись, Джейда подняли на руки и прижали к груди, почти как ребёнка. В конечном итоге он почему-то всегда оказывался в объятиях Илиша, где чувствовал себя в наибольшей безопасности. Этот маленький оазис посреди Серой Пустоши немного успокоил жгучую боль в шее и груди.

Киллиан Мэсси бесновался в истерике. Его держал Ривер, чьи глаза полыхали такой неистовой яростью, что Джейду казалось, будто они светятся.

— Ривер, уходите.

— Завтра в полдень, bona mea. Не заставляй своего Господина ждать.

— Эшер! Нет! Ты… Силас, ты не можешь! — кричал Киллиан.

Джейд услышал гортанный, преисполненный бессердечностью хохот Силаса.

— Могу, кикаро, могу. Скоро сам увидишь, что я могу.

Ривер, внутренне сражающий сам с собой, чтобы не сорваться, покрепче прижал к себе Киллиана и повернулся спиной к безобразной картине.

— Давай его в «Фальконер, — приказал Силас. Джейд услышал хруст грязи по асфальту под ногами приближающегося короля. — Помер, да? Какая жалость, а мне он уже начинал нравиться. И это после всех проблем, что ты обрушил на мою голову, чтобы его оставить.

— Пуля попала в руку. Он просто без сознания, — ответил Илиш с неуловимым оттенком яда, сочащегося с самого кончика языка. Джейда понесли в самолёт.

***

По пути домой Тим молчал, или, может, вата, набившая голову Джейда, заглушала даже самые надоедливые и противные голоса. Даже когда Сирис вынул пулю пальцами, Джейд едва вздрогнул.

Не успел он и глазом моргнуть, как Лука уже усадил его на кровать и принялся заштопывать крохотное отверстие в руке.

Лука не являлся ни химерой, как остальная семья, ни кикаро, как Джейд. Высокий, длинноногий и стройный юноша с пушистыми золотистыми волосами, украшенными ободком с кошачьими ушками, родился и воспитывался слугой. Лука нечасто разговаривал, но не из-за застенчивости. Таково было поведение сенгилов.

Сенгилы были симпатичными, послушными и преданными. Лука прислуживал Джейду, правда, тот неизменно кривил рот при этом термине. В отличие от последнего, не скрывавшего никаких чувств ни от себя, ни от других, Лука редко проявлял эмоции. Сенгил вёл себя тихо и покорно, держа все свои мысли при себе. В этом плане он напоминал Джейду Илиша, однако если равнодушное лицо его господина излучало холодность и властность, то в глазах Луки читалось лишь повиновение и желание оказаться полезным. Он олицетворял собой старую поговорку: «Слуг должно быть видно, но не слышно».

Сейчас Джейд уже приноровился к Луке, но в начале своего невольного рабства его весьма коробило от постоянного присутствия лакея. Они подружились, и теперь Джейд не мешал Луке выполнять свою работу и ухаживать за ним. Справедливости ради, не так уж и много времени он смирялся с тем, что поблизости всегда находится кто-то, готовый исполнить любой каприз.

Джейд поморщился, и Лука, вытягивающий светлую нить, сделал следующий прокол гораздо бережнее. Эти небольшие признаки без слов сообщали Джейду, что Лука тоже не против его персоны.

— Оставь нас, — приказал Илиш, возникший в дверях.

Как только Лука удалился, Илиш взял в руки полотенце и движением, от которого опешил даже сам Джейд, вытер кровь с его губ. Обычно подобная нежность перепадала ему лишь за стенами их спальни, но Джейд ничего не сказал и не подал виду. Любое прикосновение Илиша, особенно когда они оставались наедине, приветствовалось радостным трепетом. С тех пор, как Силас узнал о том, что Ривер жив, Илиш стал ещё закрытее и ещё ледянее. Джейд уже успел привыкнуть к жестокости и вспыльчивости господина.

— Все будут думать, что это сделал я, — пробормотал Илиш, касаясь шеи Джейда. Тот вздрогнул от саднящей боли, но Илиш продолжал гладить истёртую и треснутую кожу. — Останутся шрамы, но ты заслужил их удаление, когда мы вернёмся домой.

— Заслужил? Чем? Тем, что позволил одичалой химере Лайкоса взять меня в заложники? — буркнул Джейд себе под нос. — Так и знал, что Силас специально тащит меня на встречу.

— Тем, что выжил, когда одичалая химера взяла тебя в заложники, — Илиш вновь потянулся за полотенцем. — И со стороны Силаса было весьма мудро взять тебя с нами.

— Почему? — Джейд удивлённо приподнял брови. Ему-то казалось, что Илиш молчаливо протестовал против решения Силаса.

— Потому что ему нужна была цель, в которую выстрелит Киллиан, — уголки его рта изогнулись в слабой ухмылке. — Наш король подозревал, что кто-то обязательно не выдержит и сорвётся. Либо Киллиан, либо сам Ривер. Силасу нужна была лёгкая мишень, на которую те набросятся. Если не ты, то ей бы стал я.

— Он тёмный, прямо как Силас, — Джейд склонил голову, давая Илишу смыть кровь с шеи. — Но ты прав, Киллиан хорошо на него влияет. Я опять увидел серебристые прожилки в его ауре.

Илиш на секунду задумался, а затем слабая ухмылка превратилась в полноценную улыбку.

— В итоге всё обернулось весьма неплохо.

— Значит, план выходит на финальную стадию, хоть и не так, как мы изначально рассчитывали.

Улыбка Илиша спряталась в складках моментально поджавшихся губ. Джейд на всякий случай съёжился, гадая, не хватил ли он лишнего. И действительно, Илиш убрал руку от его шеи и поднялся с кровати.

— Мы ведь всё равно можем… Он готов, Хозяин. Всё идёт хорошо, ты всё продумал. Придурок-король понятия не имеет…

— Не забывайся. Только не в этом доме, и не с ним поблизости, — шелковый голос Илиша обратился сталью. — Сегодня ты мне не нужен. Можешь спать.

В груди Джейда будто напряглась невидимая струна, связывающая сердце с Илишем. Струна эта потянулась вслед за исчезнувшей фигурой господина, оставившего его в одиночестве. Джейд некоторое время просидел в темноте, затем прилёг, стараясь не тревожить горящую огнём шею. В тишине ему чудился низкий и враждебный рык Ривера вперемешку с отчаянными и безнадёжными воплями Киллиана.

Он жаждал спокойствия и защищённости, которые давали руки хозяина, но Илиш не придёт. В гневе он всегда отталкивал от себя зверька. Джейду хотелось, чтобы они поговорили, как раньше, но отсутствие Илиша в его кровати ясно свидетельствовало о несбыточности этих мечт.

Возможно, всё шло не так уж хорошо, как Джейд пытался себя убедить.



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за перевод!

  • Первые секунд десять вспоминала, кто такой Джейд. Раньше он был такой проходной себе персонаж из воспоминаний, приложение к Илишу.
    А сколько всего книг?

    Ответ от Восемь Бит

    Пока 8, планируется 12)

  • Новый герои в повествовании. И видимо, одни из ключевых фигур.
    На сцене появился великий кукловод и комбинатор Илиш со свитой. Отношения в этой семейке просто пособия по криминальному психоанализу. Как понимаю, Ривер член семьи, а Киллиан - раб, по местным обычаям.
    Арасу пришёл пипец и Лео с Грейсоном тоже. Так жаль Грейсона, крутой мужик и мэр.
    Парни, спасайтесь. Навряд ли вы сможете бороться с королём. Он мощный ветеран на поле борьбы, годков-то ему не мерено. Опыт не пропьёшь и не пронюхаешь))) Бегите!
    Спасибо за отличный перевод, ждём жуткого развития событий.

  • Значит, несколько глав мы читаем о сумасшествие Киллиана, не особо наполненных событиями, а потом в одной главе сразу столько крышесносных моментов! Надеюсь, нам покажут эти же события от лица Ривера. Хотя, вряд ли.
    На мой взгляд, немного сумбурно. Я как-то читала, что автор сокрушается по поводу того, что все его книги выходят больше, чем он планировал. Может, причина в этом. Осталось-то всего 2 главы, а тут конь не валялся)
    Читать от лица Джейда было невероятно. Я даже удивилась слегка. И прониклась сочувствием. Блин, так жаль его. Кажется, что он влюблен в Илиша. И тот вроде бы тоже (ну или что-то подобное), но избиение я не приемлю. Понимаю, возможно издержки места проживания. Мол, надо утихомирить, а то будет кормить червей. Точнее, других арийцев. И все же, бить так, что тот писал кровью, перебор вообще-то.
    В общем, в их встрече была полная неразбериха. Я не поняла, зачем это надо было Силасу? Можно было бы подумать, что забрать Ривера, но зачем тогда провоцировать на драку и назначать повторную встречу? В общем, эта часть для меня загадка.
    И что самое грустное, сдается мне, что в ближайшем будущем мы попращаемся с Лео и Грейсоном. Я этого капец как не хочу, надеюсь на их благополучное возвращение. Но, исходя из читательского опыта, смысла их оставлять в живых нет. Ну вернутся они в Арас, и Силас его уничтожит. Те же яйца, вид с боку. Не знаю, терзают меня смутные сомнения.
    И вообще, что там блин произошло? Все равно не доганяю, в чем план Силаса. Нахрена их так много, аж 6 (Силас, Джейд, Илиш, Неро и еще два)? И что, они не смогли повязать 3? Причем, Килли физически (а сейчас еще и морально) слабее. Пока писала, подумала, может, чтобы Ривер добровольно к нему пришел? Ну, какими-то там путями. Нам, простым смертным, пока не понять)
    Запишу Джейда и Илиша в любимчики. (Пока только авансом, а то помнится я воспевала дифирамбы "Эшеру"). Ну, Джейда мне жаль, вызывает сочувствие и желание утешить лапушку, и защитить от всех этих Неро, Тима и подобных змеюк. А Илиша, потому что это мой типаж мужчин, умные, относительно уравновешенные и немногословные. Ну и плюсом конечно то, что он вроде как на стороне "сопротивления", и считай ключевая фигура в нем. Так что, пока лайк вам за старания.
    В общем, спасибо за главу нашим переводчикам 🖤
    Думала, напишу пару строчек. Заранее прошу прощения за ошибки у всех читающих этот коммент, на часах 2.26, я без сна 34 часа) но не поделиться своим мнением я не смогла 😂 Увы, мои знакомые не доросли до такого чтива, а эмоции так и прут)))

    Ответ от Восемь Бит

    Первая книга вообще самая расслабленная, непонятная да и, чего уж греха таить, местами неинтересная 🙈 Всё-таки издана она была в 2014 году, когда автор только начинал, и писалась изначально в стол. (Я надеюсь, у меня к лету дойдут руки до интервью, которое Квил давал перед 2.0). Мое мнение — это просто книга-знакомство с миром и героями, самая-самая завязка. И да, объём огромный, и, на мой взгляд, в некоторых моментах необоснованный, но зато он даёт какую-то связь с персами, что ль. Как родные уже стали. Хоть и куча мишуры, но я бы ещё читала и читала про них)

    Что до Силаса, то тут у меня есть пара вариантов. Либо Квил не сообразил, как это всё поэлегантнее свернуть, либо дело в самом Силасе. Он личность интересная, скажем так. Зная Силаса на момент 4.0, я понимаю, почему он просто не натравил на Арас Легион, а устроил очередной цирк. По той же самой причине, почему не показал Киллиану череп лже-Периша на месте, а в обнимку потащил его на кладбище. Но это, опять же, субъективщина, и может быть натягиванием совы на глобус. Не хочу много писать, чтобы не портить первое впечатление. Обсудим это годика через три 😅 Спасибо, что читаете!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *