Жуань Наньчжу продолжал смотреть на Линь Цюши таким обжигающим взглядом, что тому стало по-настоящему неловко. Линь Цюши открыл рот, чтобы что-то сказать, но услышал звук открывающейся двери, а обернувшись, увидел, как в коттедж заходят близнецы Чэн с покупками.

— Что будем есть на ужин? Хого сойдёт? – Чэн Цяньли, этот толстокожий валенок, совершенно не заметил странной атмосферы, повисшей между Линь Цюши и Жуань Наньчжу, даже обиделся немного, когда последний наградил его ледяным взглядом. – Жуань-гэ, чего ты так на меня смотришь? Я ведь ничего не сделал, по крайней мере, в последнее время…

Жуань Наньчжу, не сказав ни слова, поднялся и ушёл.

Чэн Цяньли посмотрел на Линь Цюши, но тот сделал вид, что ничего не знает, и невинно развёл руками.

Зато Чэн Исе издевательски прыснул со смеху.

Осмеянный братом, Чэн Цяньли рассердился:

— Чего ты смеёшься?

— Потому что ты дурачок.

— В смысле «я – дурачок»? С чего это я дурачок? А даже если дурачок, это всё потому, что ты в утробе матери высосал все соки, которые предназначались мне! Возмещай ущерб, отдавай мои мозги, ты!

Чэн Исе бросил на брата равнодушный взгляд, и разошедшийся Чэн Цяньли сразу умолк, как побитый морозом баклажан.

— Иди овощи мыть, — Чэн Исе указал на кухню и повёл брата заниматься готовкой.

Чэн Цяньли хотел было воспротивиться, но только шевелил губами, не решаясь заговорить, и в результате всё-таки поплёлся за братом на кухню.

Близнецы своим появлением прервали их с Жуань Наньчжу разговор, и Линь Цюши не мог точно сказать, что чувствует по этому поводу. Да, он всегда смутно ощущал, что Жуань Наньчжу относится к нему как-то по-особенному, но догадки казались слишком уж невероятными, и Линь Цюши совершенно не понимал, откуда взялось такое отношение. Первым делом он решил, что просто выдумывает лишнее.

Ведь с внешностью и способностями Жуань Наньчжу тот мог заполучить любую девушку, какую бы ни захотел. С какой стати ему проявлять интерес к мужчине?

Тут-то и проявилась истинная важность ранней влюблённости. Линь Цюши никогда не состоял в отношениях, даже опыта безответной любви не имел, и был в этом деле полным профаном. Всё равно что новичку первого уровня выйти против главного босса – не говоря уже о совершенном замешательстве при встрече с самим боссом, он не смог бы даже пройти через лабиринт перед его резиденцией.

Поразмыслив над этим, Линь Цюши тоже отправился на кухню помогать с готовкой ужина.

Вечером они ели хого. По телевизору как раз показывали фильм с Тань Цзаоцзао в главной роли, и Линь Цюши, глядя на бурлящий перед собой котелок, вспомнил о двух билетах на премьеру, подаренных девушкой. Как следует подумав, он заговорил:

— Слушай, Наньчжу… ты свободен двенадцатого вечером?

Жуань Наньчжу как раз откусил фрикадельку, и отозвался, только прожевав её:

— А что? – его голос звучал как всегда спокойно.

— Да вот, Тань Цзаоцзао подарила билеты на премьеру. Кажется, она состоится двенадцатого.

— Тань Цзаоцзао? А мне можно пойти? – встрял в разговор Чэн Цяньли.

Чэн Исе тут же осадил его:

— Ты в тот день будешь занят.

— Но у меня нет никаких дел… — Чэн Цяньли непонимающе посмотрел на брата.

Чэн Исе, положив палочки, тоном, не терпящим возражений, сказал:

— Я сказал, ты будешь занят, значит, ты будешь занят.

Чэн Цяньли:

— …

Против беспощадного деспотизма своего старшего брата он избрал прекратить сопротивление и обиженно пробормотал:

— Ладно, я буду занят.

Досмотрев сцену между братьями, Линь Цюши вновь перевёл взгляд на Жуань Наньчжу.

— Я смогу, — Жуань Наньчжу едва заметно кивнул.

— Отлично, тогда увидимся в день премьеры, — радостно улыбнулся Линь Цюши.

Двенадцатого была пятница, в четверг только прошёл дождь, и на улице стояла приятная прохлада.

Жуань Наньчжу оделся довольно просто – сверху тёмно-красная рубашка в клетку, снизу тёмные джинсы и высокие кеды. Сидя в зале, он немного закатал рукава, открыв красивые запястья и часы с тёмно-синим ремешком, и склонил голову над телефоном. При этом его образ нисколько не уступал звёздам шоубизнеса, собравшимся вокруг.

— Наньчжу, — Линь Цюши вернулся из уборной и увидел, как Жуань Наньчжу разговаривает с каким-то мужчиной.

Ещё не приблизившись, он услышал, как мужчина говорит:

— Дружище, ты правда не хочешь обдумать моё предложение? Мы могли бы дать тебе хороший старт, раскрутить тебя…

Жуань Наньчжу, не поднимая головы от экрана телефона, равнодушно, словно отвечая надоедливому продавцу косметики за дверью, бросил:

— Не интересует.

— Но почему? – не унимался мужчина. – Тебе бы очень подошла эта профессия.

Похоже, Жуань Наньчжу стал немного раздражаться.

— Сколько вы зарабатываете в год? – спросил он мужчину.

— В год? Ну, если станешь знаменитым, сможешь получать несколько десятков миллионов, даже несколько сотен, вполне…

Жуань Наньчжу прыснул со смеху:

— Знаешь, сколько я получаю в год?

Мужчина застыл.

— Я могу заработать два миллиона за десять минут. А ты хочешь, чтобы я стал какой-то звездой? – В чёрных глазах Жуань Наньчжу так и сияло презрение. – Это ты сумасшедший или меня принял за психа?

Мужчина, которому грубо отказали, сердито развернулся и зашагал прочь.

Линь Цюши как раз подошёл к Жуань Наньчжу и с улыбкой спросил:

— Опять пытались тебя завербовать?

— Ага.

— А если бы ты не попал за дверь, хотел бы стать актёром? – Линь Цюши вдруг стало ужасно интересно, ведь он знал, что у Жуань Наньчжу, как у профессионального проводника за двери, просто не остаётся ни сил, ни времени на другую работу в реальности.

— Не знаю, — ответил тот. – Когда я впервые столкнулся с мирами за дверью, ещё не решил, чем хочу заниматься в жизни.

Линь Цюши сразу замолчал, вспомнив, что Жуань Наньчжу уже слишком тесно связан с задверными мирами. Так тесно, что если бы даже захотел сменить род деятельности и забыть обо всём, у него бы просто не получилось.

Впрочем, Жуань Наньчжу не солгал, когда сказал, что может заработать два миллиона за десять минут. Ведь пока они проводят за дверью несколько дней, в реальности проходит как раз не больше десяти-пятнадцати минут.

Пока они разговаривали, в зале появилась Тань Цзаоцзао.

На ней красовалось вечернее платье, сшитое на заказ; чёрные, слегка завитые длинные волосы спадали на белоснежную спину и плечи, что придавало женщине сдержанности и зрелости. Тань Цзаоцзао вмиг привлекла всеобщее внимание, вокруг сразу столпились поклонники.

Она вышла на сцену перед экраном вместе с режиссёром, чтобы сказать пару слов, и фильм начался.

Воспользовавшись темнотой в зале, Тань Цзаоцзао подошла к Линь Цюши и прошептала:

— Цюши.

— А?

— Спасибо, что пришёл на премьеру.

— Это я должен благодарить тебя за приглашение…

Женщина хотела добавить что-то ещё, но фильм уже начался, и она замолчала.

Сюжет фильма рассказывал историю мести одного мечника в Древнем Китае. Тань Цзаоцзао играла танцовщицу, чья красота покоряла страны и города. В кино она была ещё красивее, чем в жизни, в особенности завораживающей получилась сцена, где она исполняла на руках главного героя «Танец на ладони»1.

1Танец на ладони – традиционный китайский танец, исполняемый в очень тесной обуви на маленькой подошве, настолько изящный и лёгкий, что в теории танцовщица может станцевать его даже стоя на мужской ладони.

Только конец у фильма вышел трагичный – главный герой десять лет отрабатывал один смертельный удар, преодолел бессчётное множество трудностей, но в итоге узнал, что враг, которому он поклялся отомстить, давно мёртв. Потеряв цель в жизни, герой покончил с собой, а танцовщица, любящая его без меры, совершила акт самосожжения, прижимая голову любимого к груди.

Линь Цюши не ожидал, что конец окажется именно таким.

— Что если билеты будут плохо продаваться из-за трагичной развязки? – спросил он Тань Цзаоцзао.

Та с улыбкой ответила:

— Это же не коммерческий проект. Мы сняли его, чтобы получить награду.

— И как, получили?

— Думаю, получим, — ответила Тань Цзаоцзао. – По крайней мере, все возлагают на эту картину большие надежды. – Она понизила голос: — Я раньше не была уверена, но теперь, посмотрев фильм целиком, тоже так считаю.

— Что ж, заранее поздравляю, — сказал Линь Цюши.

Когда прошли титры, в зале загорелся свет, и началось мероприятие, посвящённое организаторам кинопоказа.

Тань Цзаоцзао, посмотрев на сидящего рядом Жуань Наньчжу, позвала:

— Жуань-гэ, я бы хотела с тобой кое-что обсудить, не уделишь мне минутку?

Жуань Наньчжу спокойно кивнул.

— Тогда пойдём в гримёрку, там меньше народу, — Тань Цзаоцзао заправила за ухо прядь волос.

Линь Цюши сказал:

— Я подожду вас снаружи.

Жуань Наньчжу согласно хмыкнул, поднялся и ушёл вместе с Тань Цзаоцзао. Линь Цюши тоже покинул кинозал, нашёл безлюдный уголок и достал телефон, чтобы скоротать время за игрой. В итоге, только он вынул мобильник, как услышал очень и очень странные звуки…

Линь Цюши застыл, а потом посмотрел в направлении, откуда эти звуки доносились – в сторону двери на лестницу с надписью «безопасный выход».

Поколебавшись, мужчина медленно направился к двери и увидел в дальнем конце лестничного пролёта двоих человек, практически прилипших друг к другу… На лестнице было темно, но Линь Цюши всё же узнал одного из них – высокомерного режиссёра, Чжан Ицина, которого Тань Цзаоцзао когда-то представила Жуань Наньчжу. А тем, кто слился с ним в поцелуе, оказался друг Жуань Наньчжу, Бай Мин!

От сильнейшего шока Линь Цюши невольно сделал шаг назад. Двое, кажется, услышали шум, прервались и посмотрели в сторону двери.

Привычной улыбчивости Бай Мина в тот момент как не бывало, взгляд сделался холодным острым клинком, отчего мужчина чем-то стал походить на Жуань Наньчжу.

— Кто здесь? – бросил Бай Мин, отпустив Чжан Ицина, принял оборонительную позу и быстро зашагал к двери.

Линь Цюши, совершенно обескураженный, так и стоял на месте, не смея пошевелиться, пока Бай Мин не вышел к нему из лестничного пролёта.

Свернув с лестницы и увидев Линь Цюши, Бай Мин сразу расслабился и даже немного удивился:

— А ты как здесь?..

— Тань Цзаоцзао подарила мне два билета, — объяснил Линь Цюши. – После показа она… позвала Жуань-гэ о чём-то переговорить. А я остался здесь, подождать их.

— О, — улыбнулся Бай Мин, — вот оно что. – Он пригладил растрёпанные вьющиеся волосы и снова сделался улыбчивым, похожим на большого, но доброго пса. – Ну тогда оставляю тебя в ожидании, а мы пойдём.

Чжан Ицин вышел следом за Бай Мином, такой же растрёпанный и раскрасневшийся, к тому же немного растерянный, привычная холодность и высокомерие испарились. Увидев Линь Цюши, он лишь кивнул в знак приветствия и направился прочь.

Бай Мин поспешил за ним, на ходу говоря:

— Дорогой, ну не сердись…

— Я же просил, не здесь… Но ты не слушал… — сказал Чжан Ицин, понизив голос, однако Линь Цюши его расслышал.

— Я не думал, что здесь кто-то появится, дорогой, ну прости, не игнорируй меня, — Бай Мин словно успокаивал ребёнка.

Так, переговариваясь, они уходили всё дальше.

Линь Цюши смотрел им вслед со сложной палитрой эмоций на лице. Он никак не ожидал, что Бай Мин и Чжан Ицин находятся в таких отношениях. Ему казалось, что первый всего лишь сумасшедший фанат второго, но выяснилось, что между ними…

Не в состоянии осознать собственные ощущения по этому поводу, Линь Цюши посмотрел на часы, подумав, что Тань Цзаоцзао и Жуань Наньчжу, наверное, скоро закончат свой разговор, и направился к гримёрным. Но стоило ему подойти к двери, он услышал раздающийся внутри плач Тань Цзаоцзао.

— Жуань-гэ, я прошу тебя, Жуань-гэ… — В гримёрках обычно устанавливали хорошую звукоизоляцию, но Линь Цюши всё равно уловил тонкие всхлипы. – Жуань-гэ, пожалуйста, помоги мне, я готова отдать что угодно, деньги, всё, что пожелаешь. Я не хочу умирать, не хочу…

Линь Цюши замер на месте.

Жуань Наньчжу долго молчал, но потом спокойно заговорил:

— Ты думаешь, Линь Цюши смог выжить из-за меня?

— А разве нет? – спросила Тань Цзаоцзао. – У него было меньше опыта, чем у меня… Это же ты вывел его из двери…

— Ты слишком наивна. Он выжил только благодаря своим способностям. Цзаоцзао, мы ведь уже разговаривали на эту тему, и ты сделала свой выбор.

Женщина заплакала ещё громче и печальнее.

Линь Цюши стоял в коридоре, не двигаясь, до тех пор, пока Жуань Наньчжу не вышел из гримёрной. Увидев за дверью Линь Цюши, он сказал:

— Пойдём.

Линь Цюши отозвался, но всё же заглянул ему за спину.

Однако Жуань Наньчжу не стал ничего объяснять, просто направился к выходу. Не решившись задавать лишних вопросов, Линь Цюши последовал за ним.

Они вышли из кинотеатра, сели в машину, и Линь Цюши предложил:

— Сразу поедем домой? Или… посидим где-нибудь, выпьем? – Ему казалось, что Жуань Наньчжу в плохом настроении.

Когда Линь Цюши был чем-то расстроен, У Ци всегда приглашал его выпить. Они сидели в баре, разговаривали, и проблемы сами собой улетучивались, казались не такими уж серьёзными. Только теперь У Ци не стало, и Линь Цюши не с кем было выпивать.

— Ты ещё и пьёшь? – повернулся к нему Жуань Наньчжу. – Если твой доктор узнает, что ты употребляешь алкоголь, боюсь, умрёт от возмущения.

Сам Линь Цюши уже начисто забыл о своём статусе больного раком. Каждый раз, когда Жуань Наньчжу напоминал ему об этом, он вздыхал, как и сейчас:

— Просто вылетело из головы.

— А теперь влетело обратно?

Линь Цюши ничего не оставалось, как кивнуть, соглашаясь с ним.

— Поехали домой, — сказал Жуань Наньчжу. – Лу Яньсюэ сварила бульон из белых древесных грибов2. Если у тебя депрессия, можешь выпить две чашки.

2Белый древесный гриб — разновидность древестных грибов, отличающихся полезными свойствами.

Линь Цюши прыснул со смеху.

Жуань Наньчжу, взявшись за руль, поехал вперёд.

— О чём вы говорили с Тань Цзаоцзао? – Линь Цюши всё-таки не удержался.

— А ты не догадываешься? – бесцеремонно бросил в ответ Жуань Наньчжу.

— Догадываюсь, конечно, немного… — На самом деле Линь Цюши проникся к Тань Цзаоцзао симпатией, и сегодня, услышав её плач, он ощущал тяжесть на душе.

— Всё именно так, как ты думаешь, очень просто, — сказал Жуань Наньчжу. – Далеко не каждый способен смело посмотреть в лицо своей смерти. – Он иронично усмехнулся. – Раньше я и сам не мог.

Помолчав, Линь Цюши задал вопрос:

— В следующую дверь она пойдёт одна?

— Не обязательно, она ведь может найти другого проводника, но успех не гарантирован. Так что на самом деле она ставит на карту свою жизнь.

Линь Цюши, прислонившись к стеклу, погрузился в молчание.

— Я спрашивал её с самого начала, нужен ли ей проводник за дверь или тренер. Она выбрала первое, — равнодушно рассказывал Жуань Наньчжу, глядя перед собой. – Она сделала выбор сама.

Линь Цюши не знал, что следует сказать. Он вынул из кармана конфету, развернул фантик и положил сладость в рот.

Они как раз остановились перед светофором в семьдесят секунд, и Жуань Наньчжу повернулся к нему.

— Я тоже хочу конфету.

Линь Цюши потянулся к карману, но Жуань Наньчжу вдруг склонился к нему, его лицо оказалось совсем близко…

В следующий миг Линь Цюши почувствовал на своих губах мягкость и тепло. Ощущение продлилось всего несколько секунд и пропало, а когда Линь Цюши пришёл в себя, Жуань Наньчжу уже облизнулся и без эмоций произнёс:

— Сладко.

Линь Цюши моментально залился краской. Ему казалось, что сейчас следует успокоиться и сказать хоть что-нибудь, но сердце стучало так бешено, что он просто не находил слов. Только что прекрасное лицо Жуань Наньчжу было так близко, что Линь Цюши мог почувствовать лёгкий древесный аромат, окружающий мужчину.

Загорелся зелёный, машина двинулась дальше. Весь оставшийся путь до коттеджа они молчали.

Но несмотря на это, настроение Жуань Наньчжу заметно улучшилось, даже уголки рта приподнялись немного.

Линь Цюши всё казалось, что он должен что-то сказать, но никак не мог придумать, что именно. Терзаясь сомнениями, он незаметно достал телефон и ввёл в строке поиска: «О чём заговорить, если вас поцеловали».

Но поисковик выдал результаты по запросу: «О чём заговорить, чтобы вас поцеловали»…

Линь Цюши:

— …

Мы и без разговоров поцеловались! Какие для этого ещё нужны разговоры?!

Жуань Наньчжу молчал, Линь Цюши не знал, что сказать, и они в тишине добрались до дома. Только когда Лу Яньсюэ налила им по чашке бульона из белых древесных грибов, Линь Цюши наконец сухо кашлянул и произнёс:

— На вкус неплохо.

Жуань Наньчжу:

— Ага.

Линь Цюши:

— …

«Ага» — и всё? Больше ничего не скажешь?

Но Жуань Наньчжу, допив бульон, поднялся и с громким топотом поднялся наверх. Линь Цюши, глядя ему вслед, ощутил горечь негодования, как будто с ним поигрались и бросили.

Лу Яньсюэ, глядя на них, почувствовала неладное.

— Что это с вами?

— Ничего, — ответил Линь Цюши. – Ничего. – Он тоже допил свой бульон. – Лу-цзе, ты уже давно живёшь здесь?

— Я пришла позже всех, даже позже И Маньманя… Скоро будет три года. А что?

Сухо кашлянув, Линь Цюши спросил:

— А ты… никогда не видела, чтобы Наньчжу встречался с девушками?

— С девушками? – Лу Яньсюэ покачала головой. – Не видела. Жуань-гэ, кажется, не питает интереса к романтическим отношениям. Я вообще не представляю, чтобы он с кем-то сблизился. – Договорив, она вдруг добавила: — Кроме тебя, конечно же.

— А?..

— Он правда относится к тебе по-особенному. – Кажется, Лу Яньсюэ не заметила, как её слова потрясли Линь Цюши. – Раньше я никогда не видела, чтобы он о ком-то так заботился.

Линь Цюши, глядя на пустую чашку в своих руках, не нашёл, что ответить.

— Что-то не так? – опять спросила Лу Яньсюэ. – Знаешь… я как-то слышала от Чэнь Фэя, что у Жуань-гэ когда-то был друг. Но потом он, кажется, погиб за девятой дверью. Для него это стало сильнейшим ударом. Но меня тогда здесь ещё не было, поэтому я его не видела.

Линь Цюши смутно припомнил эту историю о друге Жуань Наньчжу, но, похоже, в коттедже не осталось никаких следов пребывания того человека, да и Жуань Наньчжу ни разу не упоминал о нём. Только из разговоров старожил можно было выудить какую-то информацию.

— Я понял, — кивнул Линь Цюши.

Он поставил чашку и вернулся в свою комнату. Но уснуть никак не получалось – проворочавшись полночи, он включил компьютер и зашёл на форум, почитать посты.

Послышалось уведомление, Линь Цюши открыл почту и увидел сообщение от Гу Лунмина. Тот спросил, почему Линь Цюши так поздно не спит и добавил: «Призраков ловишь?»

Линь Цюши: «Ты же тоже не спишь».

 «Я в другой стране, тут ещё день».

 «А».

 «Что с тобой? Не в духе?»

«Более-менее».

Сегодня случилось много чего такого, на что требовалось время обдумать и переварить. Тань Цзаоцзао, Бай Мин, и ещё тот поцелуй… Подумав, Линь Цюши спросил: «Ты когда-нибудь состоял в отношениях?»

Гу Лунмин: «Я отдал свой первый поцелуй ещё в шесть лет, а сколько у меня было девушек – по пальцам двух рук не сосчитать!»

Линь Цюши: «…»

Какое совпадение, а вот он лишился первого поцелуя всего лишь на двадцать лет позже… Всего лишь!!! Нет, их с Гу Лунмином сравнивать нельзя, иначе Линь Цюши расстроится окончательно.

«Тебе какая-то девушка приглянулась?» Гу Лунмин с его тягой ко всяческим сплетням едва не выпрыгнул из монитора. «А ну рассказывай, я могу дать тебе совет».

«Девушка очень красивая, высокомерная, немного холодная, но ко мне относится хорошо». Линь Цюши не решился раскрывать истинную личность того, о ком говорил. «И к тому же гораздо круче меня. Сегодня… она меня поцеловала».

«О-о-о-о… Подожди, круче тебя?»

«Да!»

«Блин, это ж насколько она обалденная?»

Линь Цюши вспомнил лицо Жуань Наньчжу и подумал, что тот и правда обалденный.

Гу Лунмин продолжал расспросы: «Она первая тебя поцеловала?»

«Да!»

«Так чего ты тупишь?», возбудился Гу Лунмин. «Найди укромный уголок и…»

Глядя на строки на экране, Линь Цюши решил было, что Гу Лунмин предложит найти укромный уголок и признаться в любви, но тот отправил два жирных слова капсом: «ТРАХНИ ЕЁ!!!»

Линь Цюши: «…»

Он молча закрыл крышку ноутбука. Гу Лунмин, этот тип… так и знал, что ему нельзя довериться. И вообще – трахнуть Жуань Наньчжу? В сознании Линь Цюши возник отстранённый и высокомерный образ Жуань Наньчжу с чуть вздёрнутым подбородком. В тот же миг он немного струсил. Чёрт, если до этого дойдёт, ещё неизвестно, кто кого трахнет…

На другом конце интернет-диалога Гу Лунмин так и не дождался ответа от Линь Цюши. Нервно хватаясь за волосы, он пробормотал:

— Блин, а что если этот Юй Линьлинь из тех, кто сразу приступает к делу? Неужели правда пойдёт и…? Но если он её не так понял, получится, что я подтолкнул его нарушить закон… Ох… — Он ужасно сожалел о своих словах.



Комментарии: 14

  • Спасибо за ваши труды!
    Не скажете, куда делся котик Линь Цюши?
    Как будто совсем пропал из повествования много глав назад

  • Первый поцелууууй😘

  • Спасибо за главу

  • только сейчас нашла время прочитать основу и...
    сначала я всем друзьям рассказала как расстроилась что их долгожданный поцелуй прервали...(;´༎ຶٹ༎ຶ`)
    а потом чуть не избила старшего брата из-за того, что он сказал что герои поцелуются только в финале.... (ง'̀-'́)ง
    в итоге когда цюши и наньчжу поцеловались я его всё равно побилаʕ •́؈•̀ ₎
    я БЫЛА ТАК РАДА ААА, а еще наньчжу гад, поматросил и бросил ахахаа.
    линь цюши просто заенька, такой стеснительный...
    в общем, я под впечатлением, я еще долго буду думать об этой главе... я вообще перед сном каждый раз после выхода главы думаю о тех крохах романтических моментов которые в ней были.... ♡´・ᴗ・`♡

  • У меня создаётся впечатление, что до начала походов по дверям Жуань Наньчжу не успел не только о профессиональном будущем подумать, но и романтическим опытом не обзавёлся, а потом не до того было. Потому что все попытки привлечь внимание Линь Цюши выглядят такими незавершенными. Поскольку Жуаня стеснительным не назовешь, выглядит это так, будто он сам не знает, как довести дело до конца... Главный вопрос, дойдёт ли до конца наш Линьлинь, после того как на него столько информации обрушилось)

    И все же, что это за загадочный друг Жуаня...

  • Оооо, я ждала их развития отношений 12 лет в Азкабане. Дожила, спасибо, Господи!!

  • Му-ха-ха, вот и прозвучал первый поцелуй, всего-то надо было подождать 95 глав;)
    Зато настроение улучшилось, как и у Жуаня)))

  • Поматросили и бросили))) Вот так оно и бывает с наивными, Линь Цюши) Гу Лунмин - лучший советчик.
    Джан Ицин и Бай Мин меня удивили.

  • Ооооооооо Боги, да, наконец-то!!!
    Сколько же мы этого ждали, теперь, надеюсь, до Линь Цюши все окончательно дойдет, а их отношения стремительно начнут расти)))

  • Большое спасибо за перевод!

  • О МОЙ БОГ
    Внезапное (долгожданное) развитие отношений
    Я... я не знаю... я просто счастлива т-т
    Ууу, интересно-интересно, это намёки, что погибший друг Наньчжу был вовсе и не другом?

  • Ааааввввв) как это мило) Цюши поздний цветочек, так что Наньчжу предстоит много работы)
    Очень радует, что Цюши не стал развивать мысль об отношениях между Бай Мином и Чжан Ицином после подглядывания за их поцелуем, а потом проецировать это на себя. И даже не стал сплетничать об этом как минимум с Наньчжу. Просто воспринял это, мол, было и было, меня и других это не касается. Хотя я думаю, что не просто так это вставили, и это подглядывание Цюши к чему-то, да подтолкнет. Ну, во всяком случае я на это надеюсь) А то конец уже близко, как бы там не казалось, а отношения главной парочки невиннее, чем когда-то у пальца и ноздри моего одноклассника. То есть даже без поступательных движений

  • Уиииииии!!!)))))

  • Ужасно короткая глава... Я уже думаю, не перечитать ли с начала, но потом вспоминаю всю описанную жуть и думаю, что сейчас не время...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *