Что до итога сражения… Линь Цюши медленно приблизился и заглянул сквозь дыру в двери.

В комнате стояла темнота, но царящий внутри беспорядок, хоть с трудом, но угадывался. Вся мебель оказалась поломана и раскидана по полу, однако всё внимание привлекал к себе лежащий в центре комнаты монстр, на вид еле живой. Та самая желтоглазая тварь, которую здесь вчера обнаружили Линь Цюши и Гу Лунмин. Он всё ещё дышал, но уже очень слабо, и не пошевелился, даже когда Линь Цюши вплотную приблизился к нему.

Мужчина действовал крайне осторожно, особенно подходя к монстру. Всё-таки они пока не могли быть уверены, что тот окончательно потерял способность сражаться.

К счастью, всё оказалось чуть лучше, чем они предполагали: — тело монстра покрывали неисчислимые раны, только кровь из него текла не красная, а неприятного чёрно-зелёного цвета, липкая и вонючая. Лёжа на полу, чудище никак не отреагировало на приближение людей. Даже когда Линь Цюши и Жуань Наньчжу оказались прямо перед его носом, оно не пошевелилось.

Посмотрев на рыбью тварь, Жуань Наньчжу помолчал, затем легонько потыкал её носком ботинка. Не добившись реакции, он заключил:

— Оно вот-вот издохнет.

Линь Цюши не сводил глаз с монстра, дыхание которого всё слабело, пока наконец не прекратилось — тварь умерла. Тогда он вынул из-за пазухи кухонный тесак.

— Теперь можно.

— Подожди, — остановил его Жуань Наньчжу.

Линь Цюши посмотрел на него, решив было, что тот начнёт отговаривать и предлагать сделать всё самому, но Жуань Наньчжу лишь достал из рюкзака пару резиновых перчаток и протянул их Линь Цюши:

— Надень, чтобы не испачкаться в его крови.

Чёрно-зелёная жижа, которая сочилась из тела мёртвого монстра, действительно наводила на самые неприятные мысли. И лучше всего стараться не соприкасаться с ней напрямую — кто знает, что тогда произойдёт…

Линь Цюши кивнул, надел перчатки, вооружился тесаком и принялся рубить огромный шип на голове рыбьего монстра.

Он действовал крайне осторожно и наблюдал за неподвижным чудищем, боясь, что оно не окончательно испустило дух и в любой момент может напасть.

Но удача им улыбнулась: — Линь Цюши успешно спилил шип с головы монстра, который даже не пошевелился. Похоже, он на самом деле сдох, только жёлтые глаза остались широко распахнутыми, но никаких признаков жизни уже не наблюдалось.

Линь Цюши поднялся, протянул добытый «меч» Жуань Наньчжу, снял перчатки и бросил в сторону.

Шип длиной около полуметра оказался очень крепким, что неудивительно, раз монстр с его помощью легко проделывал дырки в деревянных стенах. На костяном шипе всё ещё оставались следы чёрной крови: нетрудно было представить, что в той битве и белоглазой твари досталось с лихвой.

Жуань Наньчжу завернул шип в пластиковый пакет и осторожно убрал в свою сумку.

Линь Цюши пересчитал:

— Нить, меч, вино — всё готово.

Жуань Наньчжу посмотрел через окно на небо.

— Дождёмся наступления ночи.

Линь Цюши кивнул.

Они вернулись на палубу и сели передохнуть, наблюдая за остальными членами команды, которые всё бродили по кораблю в поисках подсказок о двери или ключе.

— Эта дверь кажется довольно простой, — заметил Гу Лунмин.

— Да как же? — спокойно возразил Жуань Наньчжу. — Если бы Линьлинь не заметил подсказку в виде комаров, боюсь, мы бы до сих пор оставались как в тумане.

Встречаясь с неигровым персонажем, по которому ползали полчища насекомых, все рефлекторно старались держаться от него подальше, не зная, что он и есть главная подсказка к выходу отсюда.

— И то верно, — Гу Лунмин почесал затылок. — Вы двое такие крутые.

— Как твоё настоящее имя?

Гу Лунмин на секунду застыл, но тут же обрадовался: — он понял, зачем Жуань Наньчжу задал такой вопрос. Это означало, что тот согласен принять парня в Обсидиан. Проводник, ещё более опытный, чем Линь Цюши… Гу Лунмин улыбнулся и назвал своё настоящее имя:

— В реальности меня зовут Е Няо.

Жуань Наньчжу кивнул.

— Когда выйдем из этой двери, я с тобой свяжусь.

— Ты знаешь, где я живу? — удивился Гу Лунмин.

— Конечно, — сказал Жуань Наньчжу. — Иначе я бы не отпустил моего Линьлиня с тобой за дверь. — Он не только знал адрес Гу Лунмина, но и его имя, а спросил только для того, чтобы проверить, насколько тот искренен.

Гу Лунмин на какое-то время потерял дар речи.

Из-за случившегося пару дней назад сегодня в столовой собралось ещё меньше народу, за столом сидело всего несколько человек.

Все ели без аппетита, но вели себя довольно спокойно.

Никто из троих не притрагивался к рыбе, но Линь Цюши всё же заметил одну странность: остальные, похоже, перестали испытывать к рыбе отвращение. Даже парень, страдающий морской болезнью, сегодня съел пару кусочков.

— Тебе не противно? — не выдержав, спросил Гу Лунмин сидящего рядом члена команды.

— Не так уж противно, как казалось на первый взгляд, — несколько дней подряд Шэнь Цзюэсиня тошнило так, что он уже и на человека не походил. Но сегодня ему стало лучше, по крайней мере, цвет лица от воскового стал более живым. — Хм… даже намного лучше.

Линь Цюши предостерёг:

— Лучше всё-таки не ешь. Эта рыба явно несвежая.

Но тот почесал затылок:

— Да вроде бы, ничего, — и отправил в рот ещё кусок, нисколько не поморщившись.

Глядя на Шэнь Цзюэсиня, Линь Цюши сделался задумчивым. Ранее он пробовал рыбу, которая показалась ему омерзительной до жути. Теперь же, уловив гнилостный запах, Линь Цюши почти наверняка был уверен, что вкус не изменился. Но почему Шэнь Цзюэсиню рыба начала казаться не такой уж отвратной…

Пока Линь Цюши был поглощён этими размышлениями, прямо на его глазах Жуань Наньчжу тоже взял палочками кусочек рыбы и медленно отправил в рот.

— Чжу Мэн?! — Линь Цюши перепуганно уставился на Жуань Наньчжу, он совсем не ожидал, что тот вдруг решит попробовать рыбу.

Жуань Наньчжу чуть нахмурился:

— Но рыба правда не такая уж противная.

— Не противная? — Линь Цюши его слова показались странными, поэтому он и сам взял немного рыбы из тарелки, отправил в рот и убедился, что вкус остался по-прежнему мерзким. — Но ведь она воняет так же, как и вчера… Погодите… — Не веря своим глазам, он посмотрел на Жуань Наньчжу. — Но ведь не может быть, чтобы «вино» разливалось рандомно…

Жуань Наньчжу молчал, тыкая палочками в рыбу на тарелке.

В живых осталось одиннадцать человек, семеро из них сейчас сидели в столовой. И по крайней мере, трое, кроме Жуань Наньчжу, уже схватились за палочки и принялись поглощать рыбу. Причём по выражениям их лиц было ясно, что никто их не заставляет, они ели даже с аппетитом.

Линь Цюши посетило нехорошее предчувствие.

— Чжу Мэн, не ешь ничего, пойдём в комнату.

Но Жуань Наньчжу не сдвинулся с места, он сидел, опустив взгляд на тарелку перед собой, как будто рыба притягивала его своими чарами, не давая просто так отказаться от желания её попробовать.

От такой картины Линь Цюши сделалось по-настоящему страшно, он сделал взглядом знак Гу Лунмину, и они вместе, взяв Жуань Наньчжу за руки, вывели его из столовой. Затем вошли в первую попавшуюся комнату, и Линь Цюши, сняв с кровати простыни, крепко привязал ими Жуань Наньчжу к стулу.

К счастью, в процессе Жуань Наньчжу вёл себя довольно спокойно, самое большее — хмурил свои прекрасные брови и спрашивал:

— Зачем ты меня привязываешь?

— Боюсь, что ты пойдёшь есть рыбу, — спокойно ответил Линь Цюши.

Жуань Наньчжу помолчал, озадаченно склонив голову набок, как будто и сам не мог понять, почему ему вдруг так понравилась эта рыба. Линь Цюши думал, он что-нибудь объяснит, но Жуань Наньчжу лишь согласился:

— Ладно.

Эта дверь казалась слишком простой, настолько, что они потеряли бдительность. Линь Цюши ведел Гу Лунмину перенести Жуань Наньчжу на стуле в коридор, чтобы они не исчезли вместе с комнатой, а сам вернулся в столовую, обнаружив, что все, кто там находился, принялись поедать рыбу со стола.

Вонючая и совершенно пресная рыба в их глазах превратилась в какое-то невероятно вкусное угощение, люди с удовольствием набивали рты, совершенно не обращая внимания на Линь Цюши.

Линь Цюши сразу развернулся и направился на палубу, где увидел сидящую в углу совершенно бледную Сяо Мо, которая бросила на него испуганный взгляд.

— Что случилось? — спросил он девушку.

— На кухне… — тихо заговорила Сяо Мо. — На кухне… беда…

— Что? — не понял Линь Цюши. — Что произошло?

— Они все как будто сошли с ума, — Сяо Мо сидела далеко от Линь Цюши, словно опасалась приближаться к другим членам команды. — Они едят рыбу. Как сумасшедшие едят рыбу.

Девушка больше ничего не объяснила, но Линь Цюши понял, в чём дело. Он кивнул ей:

— Хорошо, я понял. Будь осторожна.

— Ты… ты пойдёшь туда?

— Да. Пойду.

Сяо Мо замолчала.

Линь Цюши направился в кухню, которая располагалась рядом со столовой и тоже не меняла местоположения. Ещё издалека до него донёсся резкий запах рыбы.

Остановившись у двери, мужчина не стал входить, уже снаружи услышав странное чавканье. Заглянув через окошко, он увидел жуткую картину, развернувшуюся на кухне.

Несколько человек сидели на корточках, зарывшись в брюхо огромной сырой рыбины мертвенно-бледного цвета, в мясе которой виднелись кровавые прожилки. Но люди явно не обращали на это внимания, они практически не отрывали лиц от рыбы, но всё же можно было разглядеть, с каким удовольствием они её пожирали — будто эта рыба казалась им вкуснейшим деликатесом.

Даже Линь Цюши с его довольно стойким нутром при виде подобной картины почувствовал приступ тошноты.

Он сделал глубокий вдох, успокоился, вошёл в кухню и позвал:

— С вами всё в порядке? — Он хотел проверить, находятся ли эти люди в трезвом уме.

Но от произошедшего далее у него по спине пробежал холодок — люди словно вовсе не услышали его вопроса, всё их внимание сосредоточилось на рыбе. Они даже головы не подняли и явно находились за пределами нормальности.

Линь Цюши сразу же вспомнил о Жуань Наньчжу, развернулся и вышел прочь. Он переживал, что с Жуань Наньчжу тоже случится нечто подобное.

Они с Гу Лунмином вынесли стул с привязанным Жуань Наньчжу в коридор, поэтому Линь Цюши, возвратившись с кухни, застал их на том же месте. Жуань Наньчжу выглядел заметно мрачнее.

— Чжу Мэн, — позвал Линь Цюши. — Потерпи ещё немного, только одну ночь, и всё.

— Я правда очень проголодадась, — Жуань Наньчжу уронил голову на грудь, отчего стал выглядеть слабым и измождённым, а локон волос, повисший у щеки, придал ему жалобный вид человека, которому невозможно отказать. Он поджал губы, в глазах даже как будто блеснули слёзы. — Линьлинь, я хочу есть.

Линь Цюши быстро достал из рюкзака съестное, но когда поднёс сухой паёк ко рту Жуань Наньчжу, тот поджал губы:

— Нет, это я не хочу.

— Ну а что ты хочешь?

— Рыбу, — сразу ответил тот. — Можно мне поесть немного рыбы? — Он приподнял голову, глядя на Линь Цюши умоляющим взглядом.

По правде говоря, в иных условиях Линь Цюши наверняка сжалился бы над таким Жуань Наньчжу, но в этот раз ему пришлось, скрепя сердце, отказать:

— Нет.

Тогда жалобное выражение исчезло с лица Жуань Наньчжу, взгляд сделался ледяным, в голосе прозвучали нотки угрозы:

— Линь Цюши, ты понимаешь, что ты делаешь?

Это был Жуань Наньчжу из реальности — равнодушный, высокомерный, словно бог, взирающий сверху вниз на букашек.

— Знаю, — Линь Цюши, однако, остался непоколебим. Он приподнял лицо Жуань Наньчжу за подбородок и отчётливо произнёс: — Я прекрасно понимаю, что делаю. Хочешь рыбы? Даже не думай.

Жуань Наньчжу смотрел ему в глаза, будто выискивая хотя бы тень сомнения, но в итоге план провалился, а тон смягчился вновь:

— Линьлинь, Линьлинь, мне правда очень хочется рыбы, ну пожалуйста…

Эти метаморфозы повторились ещё несколько раз, но Линь Цюши вёл себя так, словно его сердце превратилось в камень, — никакие мольбы на него не действовали.

Наблюдающий за всем со стороны Гу Лунмин восхищённо поразился:

— Линьлинь, и как ты это выдерживаешь?

— А что ещё мне остаётся? Отпустить его и позволить наесться рыбы? — Линь Цюши рассказал Гу Лунмину об увиденном в столовой и на кухне.

Тот сразу нахмурился:

— Но почему всё вдруг так поменялось? — Ему в голову пришла догадка. — Неужели гибель того желтоглазого монстра стала катализатором?

— Не знаю, — Линь Цюши посмотрел на часы. До наступления ночи оставалось ещё четыре часа, и они должны были продержаться это время.

Своим нынешним состоянием Жуань Наньчжу напоминал тех пожирателей рыбы, но в более лёгкой форме. Линь Цюши подсчитал: сейчас на корабле осталось только четверо более-менее нормальных людей, остальные будто попали под действие тёмных чар.

Как бы ни умолял, какими бы угрозами ни сыпал Жуань Наньчжу, Линь Цюши притворялся, что не слышит. В результате тот, похоже, устал и просто замолчал, по-прежнему связанный.

А Линь Цюши начал готовиться к тому, что ему предстояло сделать ночью.

Сейчас весь корабль был заполнен «вином», «меч» находился в его руках, «нить» тоже появилась, и мужчина чувствовал себя рыцарем, который должен отправиться в лабиринт и спасти принцессу… Несмотря на тот факт, что свою принцессу он лично привязал к стулу.

Глядя на Жуань Наньчжу, Гу Лунмин вздохнул и почесал затылок:

— Вот ведь странная штука, мы же с тобой тоже попробовали рыбу, почему попался только он?

Линь Цюши покачал головой — он сам этого не знал.

Наверняка существовали какие-то скрытые условия. Возможно, под действие чар попадали только те, кто рыбу не попробовал. Но всё это были лишь их догадки, ответ на которые не имел значения. Сейчас самое главное — поскорее закончить с этой дверью. Всё же Линь Цюши не мог постоянно держать Жуань Наньчжу связанным.

Впервые он с таким нетерпением ждал наступления ночи. И когда за окном понемногу начало темнеть, Линь Цюши и Гу Лунмин снова перенесли Жуань Наньчжу на стуле в комнату.

Тот хранил молчание, но насколько Линь Цюши знал Жуань Наньчжу, насколько мог понять по его взгляду — он не отступился.

— Линьлинь, — вдруг позвал Жуань Наньчжу.

Линь Цюши перевёл на него взгляд.

— Линьлинь, ты сможешь одолеть его в одиночку? — спросил тот. — Я не могу отпустить тебя одного. Возьми меня с собой, хорошо?

— Нет, — отрезал Линь Цюши. — По-моему… ты снова пытаешься меня обмануть.

Жуань Наньчжу сразу нашёлся с ответом:

— И вовсе не обманываю. Когда ты вступишь в бой с монстром, я останусь рядом, чтобы тебя прикрыть.

Слушая его, Линь Цюши хотел было рассердиться, но почему-то не сдержал улыбки:

— Прикрыть? А мне кажется, что пока я буду убивать чудище, ты за моей спиной побежишь есть рыбу.

Жуань Наньчжу бросил на него обиженный взгляд и замолчал.

— Неужели рыба настолько вкусная? — спросил его Линь Цюши.

Тот молча поджал губы.

— Вкуснее меня?

— Ты, конечно, вкуснее, — пробормотал Жуань Наньчжу. Он вёл себя крайне странно, точь-в-точь как маленький ребёнок. — Просто я ужасно проголодался, но ведь не могу же я съесть тебя? Мне будет жалко…

Линь Цюши прыснул со смеху.

Стоящий в сторонке Гу Лунмин, молча поедая свой собачий корм, подумал — эти двое вообще нормальные? Даже в такой момент успевают красоваться своими чувствами.

Глядя на темнеющее небо, Линь Цюши в душе возрадовался, что хотя бы они с Гу Лунмином сохранили рассудок, иначе эта дверь стала бы настоящей проблемой.

Когда спустилась ночь, Жуань Наньчжу заметно успокоился, сидел и смотрел в окно. Линь Цюши полагал, что тот, передохнув немного, продолжит просить накормить его рыбой, но к его неожиданности Жуань Наньчжу уснул.

— Может, положим его на кровать? — шёпотом предложил Гу Лунмин. Они держали Жуань Наньчжу связанным уже целый день.

Поразмыслив, Линь Цюши покачал головой:

— Нет, пусть сидит.

Он не мог быть уверенным, что Жуань Наньчжу по-настоящему уснул. Что если он лишь прикидывается спящим? С физическими данными Жуань Наньчжу им вдвоём с Гу Лунмином его не удержать.

К тому же, наступила ночь, и Минотавр вот-вот выйдет на охоту, нельзя подвергать Жуань Наньчжу такой опасности.

— Я пойду с тобой, — произнёс Гу Лунмин, глядя, как Линь Цюши достаёт из сумки длинный острый шип. — Если что, приду на помощь.

— Ты останешься следить за ним, — Линь Цюши отверг предложение. — Если я не справлюсь один, от нас двоих тоже не будет толку. А он сейчас в таком состоянии, что лучше кому-то побыть рядом.

Видя, что Линь Цюши ему не переубедить, Гу Лунмин, бросив уговоры, только пожелал ему удачи.

Линь Цюши кивнул, принимая пожелание.

С наступлением ночи Линь Цюши стал прислушиваться к звукам снаружи. И наконец его чувствительный слух уловил отдалённые шаги, которые ему доводилось слышать уже не раз — звук передвижения огромного монстра по деревянным корабельным доскам.

Линь Цюши посмотрел на Гу Лунмина:

— Я пошёл.

— Братец, не беспокойся, я позабочусь о невестке.

Линь Цюши:

— …

И почему эта фраза показалась ему немного странной?

Гу Лунмин, заметив выражение его лица, тихо усмехнулся:

— Да ладно, я пошутил. Какая из него невестка… Иди, скорее уйдёшь, скорее вернёшься.

Линь Цюши вышел из комнаты и первым делом направился в столовую.

Это начальная точка лабиринта, отсюда нить из комаров вела к Минотавру.

Вооружившись «мечом», Линь Цюши осторожно последовал в направлении, указанном «нитью». Каждый шаг приближал его к весьма неприятным звукам — как будто дикий зверь пожирал мясо. А единственный источник мяса на корабле… Выбравшись на широкую палубу, Линь Цюши увидел свою цель.

Огромного рыбоголового монстра, с крупным мощным телом, покрытым чёрной чешуёй. По сравнению со вчерашним днём чудище было изранено, и Линь Цюши, разумеется, знал, откуда взялись эти раны. Сейчас всё внимание твари приковал к себе уже наполовину съеденный человеческий труп, и Минотавр, похоже, совсем не заметил медленно приближающегося к нему Линь Цюши.

Это был единственный шанс. Поэтому Линь Цюши, не ослабляя бдительности, исполнился безжалостной решимости. Он схватил длинный шип обеими руками, медленно занёс и нанёс резкий удар… прямо в шею монстра.

Чудище издало пронзительный рёв, из его рта хлынула чёрная кровь, затем оно обмякло на деревянной палубе.

Чтобы не рисковать зря, Линь Цюши нанёс ещё несколько ударов, и только убедившись, что тварь действительно мертва, наконец выдохнул с облегчением.

Он немного постоял, переводя дыхание, затем при помощи шипа распорол твари брюху и, борясь с приступами тошноты, среди полупереваренных останков нашёл то, что искал — невзрачный бронзовый ключ без каких-либо опознавательных знаков. Но в глазах Линь Цюши сейчас не существовало вещи милее этого ключа.

Положив находку в карман, он покинул палубу.



Комментарии: 10

  • Спасибо переводчикам!! Вы лучшие!! Я в восторге от этой новеллы и качества перевода!! ❤️❤️❤️

  • Линь Цюши такой молодец. Спасибо за перевод

  • Огромная благодарность за перевод и возможность познакомиться с этой чудесной новеллой!) Все персонажи уже как родные, за каждого переживаешь, но особенно запал в сердечко, конечно же, Линь Цюши)

  • Огромное спасибо за перевод! Ура ура, осталась дверь. ❤️🔥 Если у этого шедевра выйдет дунхуа, это будет просто супер!

  • Спасибо за перевод:))))

  • Лин Цюши - герой и рыцарь. Надеюсь, принцесса вместе с Линьлинь И Гу Лунмином
    найдут дверь вскоре. Эта тяга жрать рыбу у народа - пугает.

  • Спасибо за главу

  • Дух захватило! Линь Цюши настоящий рыцарь! Неужели дверь закончилась? Спасибо за перевод!

  • Большое спасибо за перевод!

  • Благодарю за перевод^^

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *