Впрочем, тварь появилась лишь на мгновение и быстро скрылась из поля зрения, оставив только молчаливую темноту.

Гу Лунмин, сглотнув, спросил:

— Что… что это за тварь?

Наверняка не человек, у человека не могло быть таких жёлтых глаз.

— Не знаю, — ответил Линь Цюши. — Я не разглядел. — Он посмотрел на Жуань Наньчжу, и тот в ответ нахмурился.

— Это живое существо с телом человека, но покрытое чешуёй, — констатировал он. — У него жёлтые глаза…

— Неужели русалка? — тогда это принесло бы Гу Лунмину хоть какое-то успокоение.

— Вполне возможно, что так, — улыбаясь, посмотрел на него Жуань Наньчжу. — Только наоборот, с головой рыбы.

От представившейся картины Гу Лунмин в страхе поёжился.

Дверь перед ними почти открылась, вот только они потеряли всякое желание продолжать поиски и выбрали отступление. Уходя, Жуань Наньчжу даже снова запер комнату.

— Пока нам не хватает сведений, лучше не трогать то, что там прячется.

Затем трое поспешили исследовать другие места, обнаружив, что корабль на самом деле довольно большой, по крайней мере, на нём могло бы поместиться несколько сотен человек. Под палубой даже прятались пушечные стволы, хотя боеприпасов они так и не нашли.

Пока они собирали информацию по кораблю, на палубе послышался шум. Похоже, там что-то случилось.

Поднявшись на палубу, трое увидели рыдавшую накануне громче всех девушку, которая сейчас сидела в единственной на корабле шлюпке. Рядом стоял мужчина с вёслами в руках, а на дне шлюпки лежали наполненные чистой водой бутылки и какие-то съестные припасы…  Очевидно, парочка намеревалась покинуть корабль на этой шлюпке и доплыть до земли самостоятельно.

— Вернитесь! Вы умрёте! — зашумели остальные члены команды, ставшие свидетелями этого «побега».

Какой-то опытный игрок по доброте душевной даже попытался предостеречь двоих бесстрашных новичков, помахал им рукой и закричал:

— Отсюда не выбраться! Вы умрёте! Скорее, вернитесь!

— Даже не думайте меня обмануть! — взвизгнула девушка, с ненавистью глядя на людей на палубе. — Я не собираюсь оставаться с вами! Вы хотите заманить меня в какое-то страшное место! Я убираюсь отсюда!

Девушка думала, что уговоры продолжатся, однако столкнулась со странным молчанием — остальные с невыразимым ужасом во взгляде уставились на тёмную воду под её шлюпкой.

— Что такое? Что вы там увидели? — почувствовав неладное, девушка нервно сглотнула, с окаменевшим видом повернула голову и выглянула за борт шлюпки.

Поверхность воды мирно колыхалась, вот только с цветом моря будто что-то произошло — вокруг шлюпки он стал гораздо темнее, будто нечто… скрывалось на глубине под ней.

Девушка вздрогнула и повернулась к своему напарнику:

— Скорее, уплываем отсюда!

Мужчина тоже задрожал, как и вёсла в его руках, в панике закивал и начал грести от корабля, пытаясь сбежать из этого бесконечно широкого водного пространства.

Но стоило коснуться вёслами воды, как по поверхности моря пошли мелкие волны. В тот же миг до девушки донёсся шум, словно что-то стремительно приближалось к ним. Она ничего не успела сделать: огромный рыбий хвост хлестнул по воде, тяжело ударившись прямо об их маленькую шлюпку.

Лодочка разлетелась на обломки, сидящие в ней люди оказались в воде. И тогда девушка частично разглядела, как выглядит эта громадная рыбина.

Её вид трудно поддавался описанию, в глаза бросались частые ряды острых как иглы зубов, торчащих из огромной пасти, которая могла бы проглотить несчастную шлюпку целиком. Чешуя на теле рыбины отливала зеленовато-чёрным. Насколько она на самом деле большая, понять было трудно, но девушка сразу поняла: чудище проглотит её и даже не подавится.

Когда шлюпка оказалась разбита и потоплена, остальные свидетели случившегося даже задержали дыхание.

Линь Цюши среагировал быстрее всех: когда люди оказались в воде, он схватил спасательный круг и бросил в сторону девушки и её товарища.

Несчастная, барахтаясь в воде, из последних сил схватилась за круг, а Линь Цюши, не теряя ни секунды, потянул за привязанную к кругу верёвку, крича:

— Держись крепче…

Они стояли достаточно высоко, чтобы рассмотреть огромную рыбину целиком. Судя по тёмному силуэту в воде, чудище по размерам могло сравняться с кораблём, на котором они находились. Впрочем, оно, похоже, не собиралось атаковать людей, только предупредило тех, кто пытался сбежать.

Остальные тоже пришли в себя и бросили круг другому незадачливому беглецу. Затем спустили верёвочную лестницу и подняли обоих на борт.

Взбираясь по лестнице, девушка с ног до головы дрожала, но всё-таки смогла подняться на корабль. Только оказавшись на палубе, бедняжка обмякла и повалилась на мокрые доски, не в силах произнести ни слова.

— Вам же сказали, что сбежать отсюда нельзя, — сказал опытный игрок, которого, как помнил Линь Цюши, звали Сун Юннин. Он отнёсся к девчонке довольно доброжелательно. — Иди переоденься и передохни.

— Что… что это за тварь? — дрожащая девушка не могла отделаться от мыслей об огромной рыбине, её голос ослаб. — Она плавает где-то под нами? Она нападёт на нас?

Никто не знал ответа, поэтому все лишь молча смотрели на девушку.

Их молчание заставило её запереживать ещё сильнее, но ничего с этим поделать она не могла — пришлось утереть слёзы и уйти в каюту вместе со своим незадачливым помощником. К счастью, всё закончилось хорошо для обоих. Похоже, дверь решила преподать новичкам урок, чтобы те навсегда научились уважать её правила.

Линь Цюши снова бросил взгляд за борт, но громадная тварь уже исчезла.

Когда ситуация разрешилась, собравшиеся на палубе люди постепенно разошлись.

— Пойдём и мы тоже, — сказал Жуань Наньчжу.

Линь Цюши кивнул.

Случившееся стало лишь незначительной интерлюдией, которая почти совсем не повлияла на события за дверью.

За обедом им снова подали тошнотворную рыбу. Линь Цюши, Жуань Наньчжу и Гу Лунмин не стали её есть, вновь ограничившись лапшой с острым соусом.

Остальные, увидев, что они взяли с собой «Старую крёстную», посмотрели на троицу с завистью.

Один молодой парень даже не выдержал и, отбросив скромность, попросил у Жуань Наньчжу ложку соуса. Тот, смерив его взглядом, даже расщедрился и действительно поделился.

— Спасибо, спасибо, — поблагодарил парень. — Меня зовут Шэнь Цзюэсинь, если смогу вам чем-то помочь, обращайтесь! — Выглядел он не очень хорошо, лицо цветом напоминало воск, как у тяжело больного.

Линь Цюши вспомнил его — это он вчера страдал сильнее всех от морской болезни и весь день пролежал в каюте, а теперь смог наконец подняться, что для него было явным достижением.

Взгляд Гу Лунмина во время обеда постоянно блуждал по столовой, будто парень о чём-то серьёзно задумался.

По окончании трапезы парень заявил, что у него есть одна мысль.

Как раз кстати Линь Цюши собрался пойти в туалет, поэтому оставил их с Жуань Наньчжу вдвоём, предложив обсудить без него, а он подойдёт позже.

Двое нашли в коридоре корабля укромный уголок и стали шёпотом переговариваться.

— Мэнмэн, — начал Гу Лунмин. — Помнишь о жертвоприношении Минотавру, о котором говорится в мифе?

— Помню, и что?

— Там говорилось о семи юношах и семи девушках, а нас ведь как раз ровно четырнадцать! — Он сделал паузу и серьёзнейшим тоном добавил: — Я только что всех пересчитал, получилось семь мужчин и семь женщин!

Жуань Наньчжу, выслушав его измышления, помолчал немного, затем задал вопрос:

— Семь мужчин и семь женщин… включая меня?

— Конечно, включая тебя, — озадаченно кивнул Гу Лунмин.

Жуань Наньчжу, оперевшись на перила, молчал.

— Ты чего молчишь? — Гу Лунмин почесал затылок.

Подумав, Жуань Наньчжу сказал:

— Подойди-ка, я тебе кое-что покажу. — Он поманил Гу Лунмина рукой.

Парень, ничего не понимая, только шагнул к Жуань Наньчжу, как тот вдруг задрал своё платье.

— Бл*ть! — Гу Лунмин мгновенно залился краской. — Ты что творишь?! Погоди-ка… — Заметив кое-что, чего там быть не должно, парень слегка ошалел. — Что это такое?!

Лицо Жуань Наньчжу озарилось улыбкой, он прислонился к уху Гу Лунмина и, даже не пытаясь скрывать свой низкий мужской голос, полный магнетизма, произнёс:

— Это большой секрет, но на самом деле я не девушка Юй Линьлиня. Я его парень.

Гу Лунмин:

— …

Выражение его лица уже нельзя было охарактеризовать фразой «как громом поражённый», это была дикая смесь удивления и ужаса, он посмотрел на Жуань Наньчжу таким взглядом, будто увидел конец света.

— Поэтому нас не семь мужчин и семь женщин, — добавил Жуань Наньчжу. — Разумеется, если не брать в расчёт вариант, что кто-то из джентльменов на самом деле переодетая дама.

Гу Лунмин не говорил ни слова, пока что не в состоянии оправиться от полученного потрясения.

Жуань Наньчжу сочувственно похлопал его по плечу:

— Дружище, не волнуйся, постепенно у тебя получится это принять.

После очень долгого молчания Гу Лунмин наконец негодующе пробормотал:

— И он ещё запрещал мне переодеваться в старшеклассницу! Хм! Вот гад…

Жуань Наньчжу:

— …

Окинув Гу Лунмина оценивающим взглядом и представив его в наряде старшеклассницы, он подумал, что тот наверняка нашёл бы общий язык с Чэнь Фэем.

Линь Цюши, даже не подозревая о выходке Жуань Наньчжу, вернулся из туалета и застал Гу Лунмина совершенно потерянным, словно того покинула душа.

— В чём дело? — полюбопытствовал он. — Опять что-то стряслось?

— Ничего особенного, — заверил Жуань Наньчжу. — Просто поведал ему кое-какую истину.

Линь Цюши:

— …

Если всё в порядке, почему Гу Лунмин стоит с таким обиженным лицом?

— Верно, ты ведь хотел что-то сказать? — спросил Линь Цюши.

— Да ничего, — ответил Гу Лунмин. — Теперь уже ничего.

Линь Цюши так ничего и не понял. Он хотел было продолжить допытываться, но тут из столовой на втором этаже донёсся крик ужаса. Трое переглянулись и поспешили туда, обнаружив на месте мужчину, который кружил по столовой точно безголовая муха.

— Что произошло? — обратился к нему Линь Цюши.

— Исчезла, исчезла, исчезла… — как заведённый, повторял тот. Его глаза были полны ужаса. — Исчезла… она же была где-то здесь, точно где-то здесь…

— Успокойтесь, — сказал Линь Цюши. — Что, в конце концов, случилось, расскажите подробнее. Возможно, мы сможем вам помочь!

Мучжина бросил взгляд на Линь Цюши и дрожащим голосом проговорил:

— Комната исчезла, наша комната исчезла…

Жуань Наньчжу переспросил:

— Что это значит? — Потом как будто сам что-то понял и добавил: — Идём, надо кое-что проверить!

Ускорив шаг, Жуань Наньчжу вышел из столовой, но оглядевшись, наконец, осознал смысл сказанного тем мужчиной. Кроме столовой, все комнаты сменили своё местоположение — те, что находились на нижней палубе, появились возле столовой, а те, что располагались ближе к ним, теперь исчезли, должно быть, тоже переместились куда-то.

При виде этих изменений в голове Линь Цюши возникло слово: лабиринт.

— Так вот что это значит, — заключил Жуань Наньчжу. — Довольно неожиданно.

— Но почему столовая осталась на месте? — Гу Лунмин посчитал это странным.

— У лабиринта должно быть начало, — Линь Цюши попытался выстроить нить рассуждений. — Должно быть, столовая — это и есть начальная точка.

— Но где тогда конечная точка?

— Конечная точка, разумеется, там, где находится сам Минотавр, — ответил Жуань Наньчжу. — Правда, пока мы не знаем, что конкретно за этой дверью обозначает «Минотавр».

Остальные тоже постепенно собрались в столовой, и некоторые особенно внимательные заметили изменения ещё по пути туда.

— И куда подевалась моя каюта? У меня там вещи остались, я не успел их забрать! — кто-то тут же поддался панике, развернулся и бросился прочь из столовой. — Я должен найти свою сумку! — Он второпях убежал в направлении, где первоначально находилась его комната.

Впрочем, найдётся ли она — это уже другой вопрос.

Но за довольно короткий отрезок времени все комнаты вокруг снова сменили местоположение. Вначале коридор заполнился лёгким туманом, затем номера на двери каждой комнаты сменились на другие… Очевидно, изменения происходили очень часто. Линь Цюши засёк время — каждые пять минут комнаты перетасовывались между собой.

К превеликому счастью, они давно привыкли носить все свои вещи с собой, иначе их бы постигла участь того несчастного, который только что убежал на поиски своей сумки.

Впрочем, похоже, что с человеком, находящимся в комнате в момент перемещения, ничего не происходит — после очередной перемены мест из каюты неподалёку вышел мужчина, который сразу озадаченно спросил:

— Я разве не на первом этаже? — Оглядевшись по сторонам, он обнаружил себя возле столовой. — Как я здесь оказался?

Никто ему не ответил — всё внимание людей было приковано к непрерывно перемещающимся комнатам, и среди игроков, подобно заразе, расползалась мёртвая тишина.

Глядя на изменяющийся лабиринт, Линь Цюши думал о содержании подсказки и о том, что же может означать «Минотавр».

Из-за внезапной перемены команду временно охватила паника, но вскоре игроки совладали с эмоциями и продолжили поиски важных сведений.

Психическая устойчивость играла не последнюю роль — по крайней мере те, кто мог успокоиться как можно быстрее, имели больше шансов на выживание.

Линь Цюши, Жуань Наньчжу и Гу Лунмин тоже попытались отыскать комнату, в которой ночевали, но вскоре поняли, что это просто невозможно. Лабиринт перестраивался каждые пять минут, и каждый раз абсолютно все комнаты менялись местами. За такое короткое время обыскать весь корабль невозможно.

Поэтому большинство, явно утомившись, отказались от этой затеи.

Линь Цюши тоже немного устал бегать по коридорам и теперь стоял на палубе, глядя за борт, и отдыхал.

Небо постепенно темнело, на море тоже начал задувать ветер, поднимающий брызги над волнами. Густые чёрные тучи вновь опускались ниже.

Гу Лунмин, стоявший рядом, спросил:

— Где мы будем ночевать? — ключ, который им выдали вчера, стал бесполезен, а попросить другой не хватало духу.

— Зайдём в любую комнату, там и переночуем, — сказал Линь Цюши. — Главное, чтобы была кровать.

В процессе разговора Линь Цюши услышал за спиной шаги, а развернувшись, увидел новенькую, которая днём пыталась уплыть на спасательной шлюпке. Она стояла чуть поодаль и, колеблясь смотрела на них.

— Юй Линьлинь… — девушка обратилась к Линь Цюши.

— Тебе что-то нужно?

Она мимолётно глянула на Жуань Наньчжу, сразу отвела взгляд и несколько скованно произнесла:

— Я могу поговорить с тобой с глазу на глаз?

Линь Цюши посмотрел в сторону:

— Мэнмэн? — Он уважал мнение Жуань Наньчжу.

— Иди, — спокойно ответил тот без тени беспокойства и небрежно махнул рукой, — только давай быстрее.

Линь Цюши кивнул и отошёл с девушкой.

Гу Лунмин заулыбался:

— Ты не беспокоишься?

— О чём? — переспросил Жуань Наньчжу.

— Что кто-нибудь захочет увести Юй Линьлиня!

— На твой взгляд, кто красивее, я или она?

— Ты, — честно ответил Гу Лунмин.

Несмотря на то, что ты мужик в юбке.

— А как тебе кажется, кто из нас круче, она или я?

— Ты…

Жуань Наньчжу развёл руками:

— Юй Линьлинь ведь не слепой, о чём мне беспокоиться? — Он ведь не девочка-подросток в поисках ощущения безопасности, а взрослый человек. К чему поддаваться глупой ревности?

Гу Лунмин молча в восхищении показал Жуань Наньчжу большой палец вверх.

Тем временем Линь Цюши с девушкой отошли на другой конец палубы, причём она то и дело оглядывалась и выглядела крайне беспокойной.

Линь Цюши не стал торопить с расспросами, только когда они оказались достаточно далеко от Жуань Наньчжу, девушка наконец заговорила:

— Слушай… извини, но я спрошу… вы с той девушкой — пара?

Линь Цюши кивнул, признавшись:

— Она — моя возлюбленная. Как тебя зовут?

— Можешь звать меня Сяо Мо, — ответила девушка. — Я впервые за дверью. Не знала, что сюда можно входить вместе с кем-то.

— Можно. У тебя ко мне какое-то дело?

Сяо Мо, сглотнув, помялась:

— Я… я видела, как твоя девушка и тот парень рядом с ней…

Линь Цюши застыл, понимая, что Сяо Мо говорит о Гу Лунмине.

— Они — что?

— Они крутят шашни за твоей спиной! — взволнованно выдала Сяо Мо. — Сегодня после обеда я проходила мимо, и своими глазами видела, что пока тебя не было, она задрала юбку перед этим парнем!

Линь Цюши:

— …

Он на какое-то время погрузился в молчание. Никто лучше него не знал, что под юбкой у Жуань Наньчжу.

— Я не обманываю тебя! — Молчание Линь Цюши дало девушке ложное ощущение, что тот не поверил ей, и она добавила: — А потом она ещё что-то сказала ему на ухо!

Линь Цюши:

— …

У него были веские причины полагать, что Жуань Наньчжу, этот «король драмы», после демонстрации радостно поинтересовался у Гу Лунмина, насколько у него большой.

Теперь понятно, почему Гу Лунмин всё утро ведёт себя как не в себе, всё порывается что-то сказать, но в последний момент замолкает. Должно быть, его психика подверглась ядерной атаке.

— Юй Линьлинь, не стоит слишком переживать… Ты ведь хороший человек, — вздохнула девушка, — если бы не твой спасательный круг, меня бы, наверное, уже не было. — Видимо, девушка решила рассказать Линь Цюши об увиденном в благодарность за спасение.

Линь Цюши хотел было что-то объяснить, но понимал, что подходящего объяснения дать не сможет, так что в итоге просто сказал:

— Я понял, спасибо тебе.

— Что… ты теперь будешь делать?

 Помолчав, Линь Цюши ответил:

— А что ещё я могу сделать… конечно, прощу её.

Сяо Мо:

— …

Кажется, в тот момент в её глазах волосы Линь Цюши стали отливать зелёным.

— Я ведь люблю её.

А если любишь, должен принимать возлюбленного со всеми его театральными замашками. Линь Цюши ещё раз поблагодарил девушку, развернулся и пошёл прочь. Взмахнул рукой, не забрав с собой ни облачка1.

1Строка из стихотворения китайского поэта Сюй Чжимо, «Прощание с Кембриджем».

Сяо Мо так и осталась стоять, как будто не могла поверить своим глазам. Судя по реакции Линь Цюши, такое случалось уже не раз… Значит, он уже привык носить свою зелёную шапку. Эти догадки заставили девушку серьёзно задуматься, после чего она всё же покинула палубу, так и не стерев с лица выражения явного непонимания.

— О чём вы с ней говорили? — спросил Жуань Наньчжу, как только Линь Цюши подошёл к нему.

— О тебе, — Линь Цюши бросил на него многозначительный взгляд.

— Обо мне?

— Что вы с Гу Лунмином делали сегодня утром?

Жуань Наньчжу и Гу Лунмин переглянулись, и второй наконец не выдержал:

— Юй Линьлинь, почему ты мне раньше ничего не сказал?!

— Что я должен был тебе сказать?

— Что твой возлюбленный на самом деле парень!

— Разве половая принадлежность так важна?

Гу Лунмин растерянно пробормотал:

— Не важна, конечно, но…

— Значит, никакой разницы нет. Скоро стемнеет, пойдёмте, найдём место для ночлега.

Жуань Наньчжу тут же прижался к Линь Цюши, положив голову ему на плечо, и загадочно улыбнулся Гу Лунмину.

Гу Лунмин:

— …

Чжу Мэн, пожалуйста, не улыбайся, с такой улыбкой ты похожа… похож на демоницу, которая притворилась императорской наложницей, чтобы уничтожить целую страну, а Линь Цюши — будто обезумевший от любви к этой наложнице молодой император.

Линь Цюши посмотрел на Жуань Наньчжу, взглядом спрашивая: неужели это весело?

Жуань Наньчжу: до невозможности.

Линь Цюши: ладно, можешь продолжать веселиться.

Жуань Наньчжу: люблю тебя, моё сокровище.

Жуань Наньчжу, у которого появился ещё один зритель, явно уже целиком погрузился в свою роль, не в состоянии из неё выйти.



Комментарии: 11

  • Ребятушки перевод теперь будет раз в 2 недели?(

    Ответ от Annette Liu

    Да, об этом сообщалось в группе переводчиков.

  • Бедный Гу Лунмин

  • Чжу Мэн не демоница, а чёрт на помеле 🤣

  • Kva это гениально! Теперь я тоже хочу это увидеть! Спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод! Это было весело;)))

  • Действительно обидно, когда запрещают одеваться в старшеклассницу)
    Чжу Мэн - демоница)))
    Как наши парни справятся с лабиринтом?

  • Спасибо за главу

  • Актрис одной роли. 😁 Гу Лунмин, держись там. В одной из следующих дверей хотелось бы увидеть всех трёх девиц.

  • это прекрасно) благодарю за перевод!

  • Большое спасибо за перевод!

  • 😂😂😂😂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *