В рюкзаке Линь Цюши принёс за дверь не так много вещей, и теперь, едва уняв дрожь в руках, так быстро, как только мог, отыскал нужный предмет – пистолет бело-серебряного цвета, заряженный тремя пулями, на вид ничем не отличающийся от обычного оружия.
Линь Цюши добыл его за дверью с масляными лампами и пока ни разу не использовал, но, согласно предположениям Жуань Наньчжу, пистолет нёс функцию разрушения и являлся крайне редким и ценным инвентарём.

Линь Цюши должен был попытаться. Но даже если не выйдет, у него останется ещё один, последний способ. Лян Мие держала Жуань Наньчжу из последних сил, стараясь замедлить продвижение к ящику, что у неё выходило крайне плохо, поэтому девушка перевела взволнованный взгляд на Линь Цюши.

 Тот сделал глубокий вдох, встал, повернулся к ящику, прицелился и нажал на курок.

 «Бам, бам, бам!» — прозвучало три выстрела, а с ними жуткий пронзительный визг – пули прошли насквозь, и теперь сбоку ящика зияли три чёрные дыры, из которых сочилась кровь. Её натекла уже целая лужа.

Жуань Наньчжу, словно напуганный выстрелами и криком, немного замедлил шаг, но всё же продолжил идти к ящику.

У Линь Цюши внутри всё похолодело, он стиснул зубы и рванул к тому же ящику первым.

 Глядя на происходящее, Лян Мие на миг замерла, вначале не понимая, что собирается сделать Линь Цюши, но потом девушку осенило, и она потрясённо позвала:

— Линьлинь… ты… ты что…

Но договорить не успела – Линь Цюши уже схватился за крышку и, ещё до того, как Жуань Наньчжу приблизился к ящику, открыл его первым.

Стоит сказать, что Линь Цюши уже приготовился морально ко всему, но в ту секунду, когда крышка открылась, его сердце всё-таки на миг замерло. Затем он увидел то, что пряталось в ящике… нет, скорее, того, кто прятался. Это оказался скрюченный человек, все конечности которого были переломаны и втиснуты в крайне ограниченное пространство в неестественной позе. Глаза, распахнутые в нежелании покориться страшной судьбе, что его постигла, заволокло жутким серым цветом, отчего они стали походить на два тёмных провала… А во лбу несчастного зияла огромная дыра, явно оставшаяся от пули, которую в него выпустил Линь Цюши. Сам же Линь Цюши только через две секунды осознал, что остался жив. Мужчина испустил долгий вздох облегчения, его напрягшееся тело расслабилось, затем он повернулся и посмотрел на Жуань Наньчжу, который наконец остановился. Стоя неподвижно, Жуань Наньчжу растерянно смотрел перед собой, словно только что его вытянуло из какого-то не нормального состояния. Ещё пару мгновений спустя он хрипло проговорил:

— Что… я только что сделал?

Лян Мие, услышав его голос, поняла, что действие способности призрака сошло на нет. Как и Линь Цюши, девушка выдохнула с огромным облегчением и осела на пол.

— Чжу Мэн, тебя только что чуть не прикончили!

Жуань Наньчжу с лёгким недоверием прошептал:

— Я… — потом замолчал ненадолго и наконец окончательно высвободился из-под влияния Хако Онна: — Я попался в её западню?!

— Да, — подняв голову, Линь Цюши посмотрел на него. – Повезло, что я взял с собой оружие…

Раньше Линь Цюши не приходилось по-настоящему испытать, насколько важен за дверью полезный инвентарь. Но теперь мужчина наконец почувствовал, что эти предметы могут спасти жизнь: не окажись у Линь Цюши пистолета, один из них – либо он сам, либо Жуань Наньчжу, обернулся бы хладным трупом. Жуань Наньчжу тем временем потёр уголки глаз и, увидев, что Линь Цюши открыл ящик, почти сквозь зубы прошипел:

— Даже если я попался в западню, ты не должен был первым открывать ящик…

Что если бы пистолет оказался бесполезен? Линь Цюши уже бы не стало! Но тот намеренно принялся строить из себя дурачка:

— Я ведь уже убедился, что марионетка мертва, почему бы и не открыть…

— Не держи меня за Чэн Цяньли, – Жуань Наньчжу не был идиотом, его не так просто провести. Разве мог он не догадаться, что Линь Цюши собирался сделать? Не будучи уверенным, что пули убьют марионетку, он поставил на карту свою жизнь, намереваясь обменять её на жизнь Жуань Наньчжу в том случае, если пистолет не сработает.

— Это оскорбление для Чэн Цяньли, я пожалуюсь на тебя его брату. – Линь Цюши поднялся с пола и, бросив взгляд на ящик, спросил: — Может, куда-нибудь это вынесем? Нельзя же теперь оставлять его в нашей комнате.

— Согласно принятой за дверью практике, когда мы выйдем из комнаты, всё исчезнет само по себе. – Лян Мие имела опыт в данном вопросе.

— Ладно, тогда пойдёмте поговорим в другом месте, — предложил Линь Цюши.

Жуань Наньчжу всё ещё смотрел на него с мрачным видом, и Линь Цюши поспешил быстренько обнять его и поцеловать, сказав, что ужасно перепугался, и добавив, что без нужного инвентаря всё закончилось бы намного хуже. Но тот всё молчал и мрачнел, как бы Линь Цюши ни утешал его. Очевидно, был крайне недоволен поступком Линь Цюши, когда тот решил самовольно открыть ящик.

Делать нечего, Линь Цюши подумал, что через какое-то время Жуань Наньчжу всё-таки перестанет на него сердиться. Они ушли в другую комнату и начали обсуждать произошедшее.

— Помните правило настольной игры? – хмуро произнёс Жуань Наньчжу. – О разглашении сведений.

– Помним, – ответила Лян Мие. – Хочешь сказать…

– Я подозреваю, что за дверью действует это же правило.

– В смысле?

Во время настольной игры, когда все игроки сидят за одним столом, а один из них что-то находит в ящике, он может как рассказать о находке, так и умолчать о том, что именно обнаружил. В первом случае существует огромное преимущество, ведь остальные игроки узнают о новом инвентаре, но проблема в том, что играющий за Хако Онна также будет знать, какой предмет они заполучили.

— То есть, ты считаешь, что Хако Онна тоже может узнать о сведениях, которыми мы делимся с другими? – Лян Мие округлила глаза. – Верно, мы ведь обменивались информацией в столовой, а она рядом с кухней!

— Она наверняка всё знает, иначе не выбрала бы меня своей жертвой, —подтвердил предположение девушки Жуань Наньчжу. – По крайней мере, на данный момент, я – единственный, кто знает правила и рассказал об этом остальным.

Избавившись от Жуань Наньчжу, Хако Онна сильно упростила бы себе задачу, ведь по её мнению больше никто из игроков не смог бы даже понять, что означают части её тела или какой-нибудь особый инвентарь.

— Но разве это не нарушение правил? – нахмурился Линь Цюши.

За дверью не бывает заведомо безвыходных положений, а в настольной игре незнание правил практически означает полное неведение.

— Верно, поэтому я считаю, что мы упустили весьма и весьма важную деталь, — продолжил Жуань Наньчжу. – Не окажись меня, наверняка был бы какой-то ещё способ узнать о правилах игры. И либо мы пока не нашли книгу с правилами, либо…

— Либо кто-то уже нашёл её, но не захотел делиться находкой со всеми! – поняла Лян Мие. — Так?

Жуань Наньчжу кивнул.

— Но почему этот человек решил скрыть правила от остальных? – недоумевал Линь Цюши.

— Иными словами, почему он так уверен, что сам сможет выбраться…

— Тут дело в простой вероятности, — сказал Жуань Наньчжу. – Ему не нужно быть уверенным, что он сможет выбраться. Достаточно стать последним выжившим, и всё. Когда за дверью останется один живой человек, сработает правило мира за дверью, и тогда, какие бы ящики тот ни открывал, ему ничего не будет угрожать, поскольку он станет непобедимым.

Лян Мие и Линь Цюши молча слушали рассуждения Жуань Наньчжу. Тот развёл руками:

— Разумеется, это лишь мои догадки. Возможно, я ошибаюсь, и всему причиной лишь уровень сложности двери.

— Ох… — вздохнула Лян Мие. – Мне даже не хочется думать о том, что пришлось бы войти в десятую дверь без подсказки…

Не говоря уже об одиннадцатой.

Они как раз обсуждали, что делать дальше, когда из коридора кто-то вдруг позвал Чжу Мэн и Юй Линьлиня, спрашивая, всё ли с ними в порядке. Видимо, люди на первом этаже услышали выстрелы и пришли посмотреть, что случилось.

— Я выйду к ним, — поднялась Лян Мие.

— Иди, скажи, что мы в порядке, — согласился Жуань Наньчжу. – Мне нужно поболтать с ним наедине, — он указал на Линь Цюши.

Что-то подсказало Лян Мие, что Жуань Наньчжу сердится на Линь Цюши за его рискованный поступок, и девушка усмехнулась:

— Ладно, только давайте по-быстрому.

Она вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Конечно, Линь Цюши знал, что ему скажет Жуань Наньчжу, но, прежде чем тот открыл рот, жестом попросил подождать и заговорил первым:

— Наньчжу, пока ты не сказал мне то, что хотел, я задам тебе только один вопрос.

— Хм?

— Если бы это случилось со мной, ты бы открыл ящик вместо меня?

Жуань Наньчжу погрузился в молчание. Ответ на этот вопрос знали оба. У него была только одна шоколадка, и половину он отдал Линь Цюши, а другую спрятал, чтобы завтра снова отдать её Линь Цюши.

— Так что не сердись на меня. Мы оба прекрасно понимаем, как поступил бы другой, — попытался успокоить Линь Цюши. – Ладно, Наньчжу?

— Я лишь хочу, чтобы ты выжил, — ответил тот. – По крайней мере, не умирай из-за меня.

Глядя ему в глаза, Линь Цюши шёпотом спросил:

— Такое уже случалось?

Жуань Наньчжу поджал губы, и когда Линь Цюши уже решил, что тот не ответит, кивнул:

— Да.

Не зная, какие подобрать слова, Линь Цюши обнял его.

— У него осталась трёхлетняя дочь, — сказал Жуань Наньчжу. – Тогда я был ещё слишком слаб.

Жуань Наньчжу никогда не делился с Линь Цюши этой стороной своей жизни, наверное, она очень долго была спрятана в самой глубине его души. Сейчас любые слова казались банальными, поэтому Линь Цюши молчал и крепко обнимал Жуань Наньчжу, словно хотел передать ему силу.

Послышался стук в дверь и голос Лян Мие снаружи:

— Вы двое уже всё? Я могу войти?

— Всего три минуты прошло, о каком «уже всё» может идти речь? – отозвался Жуань Наньчжу. – Ты меня за своего шэфа принимаешь?

Лян Мие:

— …

Дружище, мне кажется, ты слишком много знаешь.

Впрочем, они всё-таки открыли дверь, увидев в коридоре Лян Мие и Сунь Юаньчжоу. Оба были несколько смущены. Особенно Сунь Юаньчжоу – он то и дело косился на Жуань Наньчжу, словно в поисках каких-то подтверждений своим догадкам.

Жуань Наньчжу, впрочем, не обратил на это внимания, просто прижался к груди Линь Цюши и спросил:

— Что-то случилось?

— Кое-кто нашёл в ящике инвентарь, — ответил Сунь Юаньчжоу. – Хотели спросить тебя, как им пользоваться.

— Что именно нашли?

— Ножницы.

В тот же миг глаза всех троих чуть расширились.

— Это что-то полезное? – Сунь Юаньчжоу тоже заметил необычную реакцию.

— Конечно, — ответил Жуань Наньчжу. – При помощи ножниц можно прервать один ход Хако Онна.

— В каком смысле? – не понял Сунь Юаньчжоу. – Объясни конкретнее.

— Приведу пример. Я только что стала жертвой Хако Онна, — поведал Жуань Наньчжу. – Призрак использовала против меня левую руку, чтобы заставить открыть ящик.

Лицо Сунь Юаньчжоу дёрнулось:

— Что ты сказала? Но как тебе удалось… Вы нашли другой инвентарь?

— Нет, воспользовались кое-чем из собственных запасов, — уклончиво ответил Жуань Наньчжу. – Ты же слышал выстрелы.

— Хм, — Сунь Юаньчжоу успокоился. – Продолжай.

— Если применить ножницы, способность Хако Онна сойдёт на нет, — разъяснил Жуань Наньчжу. – То есть, по крайней мере, на этом круге её способность будет обезврежена.

— И сколько раз Хако Онна может применять свои способности? – задумался Сунь Юаньчжоу.

— Это пока точно неизвестно, — покачал головой Жуань Наньчжу. – В настольной игре она применяет способность только один раз, после чего карточка возвращается в колоду. Чтобы применить ту же способность, придётся снова вытянуть ту же карту. – Он задумчиво постучал пальцем по подбородку. – Но как всё устроено здесь, я сказать не могу.

Сунь Юаньчжоу с пониманием кивнул.

— Кстати, — добавил Жуань Наньчжу. – Один из нас действительно обнаружил новый предмет, только об этом никто не должен знать.

— Что? – Сунь Юаньчжоу не ожидал услышать от Жуань Наньчжу нечто подобное.

— Это красный гребень, любимая вещь Хако Онна, — рассказал Жуань Наньчжу. – С её помощью можно убить призрака… Но если она об этом узнает, у нас будут неприятности.

— Но почему ты мне об этом рассказываешь? – Сунь Юаньчжоу хмуро огляделся по сторонам. – Не боишься, что она прячется где-нибудь поблизости?

— Мы думаем, что она сейчас в кухне, поэтому решили рискнуть, — сказал Жуань Наньчжу. – Если найдёшь другие части тела Хако Онна, обязательно сообщи нам. Тогда мы сможем убить её и выбраться отсюда.

— Хорошо, — кивнул Сунь Юаньчжоу.

Обменявшись сведениями, они разошлись.

Дождавшись, пока Сунь Юаньчжоу уйдёт, Линь Цюши удивлённо повернулся к Жуань Наньчжу:

— Когда ты нашёл гребень?

Гребень был любимой вещью Хако Онна при жизни и одним из важнейших предметов в настольной игре, при помощи которого, собрав все останки призрака, а затем ударив гребнем по ящику, где прячется Хако Онна, игроки могли убить её.

— Я не нашёл, — Жуань Наньчжу развёл руками.

Линь Цюши удивлённо застыл, но потом сразу понял, что тот задумал.

— Ты подозреваешь…

— Тсс, — Жуань Наньчжу приложил палец к губам.

И Линь Цюши не стал договаривать.

Лян Мие вообще ничего не поняла из их разговора. Она тоже прекрасно знала, какую функцию несёт гребень, но для неё осталось загадкой, для чего Жуань Наньчжу соврал о том, что уже заполучил его. Впрочем, Жуань Наньчжу не выглядел как человек, который собирается что-то объяснять, так что девушка поленилась расспрашивать. Всё равно Жуань Наньчжу не станет намеренно вредить напарникам.

Так и прошёл целый день, после обеда больше никто не открывал ящики, поэтому никаких происшествий не случилось. Правда, за ужином Линь Цюши отчётливо ощутил, что в комнате царит странная атмосфера. Люди, которые уже два дня ничего не ели, смотрели на ужинающих с явной завистью во взгляде.

Сяо Цзи первым не выдержал этих взглядов, раздражённо бросив:

— Ну и чего вы на нас уставились? Лучше бы шли открывать ящики, тогда ещё успеете поужинать.

Два дня они точно продержатся, а вот третий станет испытанием. Нельзя не отметить, что дверь умеет заставить людей совершать активные действия. Линь Цюши рассчитывал, что люди смогут продержаться самое большее ещё день, но потом кто-то точно не выдержит и откроет свой ящик.

— Вэй Сюдэ, ну и сволочь же ты! – скрипнув зубами от злости, выкрикнул один из безумно голодных новичков, глядя, как Вэй Сюдэ уплетает за обе щеки. – Ты притащил нас сюда и просто бросил! Ты же называл себя опытным проводником!

Вэй Сюдэ проигнорировал выпад, только спокойно произнёс:

— За дверью запрещено убивать людей, и если кто-то захочет поднять руку на товарища по команде, сам станет жертвой этого же товарища, превратившегося в призрака.

Очевидно, этим он хотел напомнить всем, что если кто-то хочет прикончить его, сначала следует хорошенько оценить собственные силы.

Новичкам, которых Вэй Сюдэ с собой привёл, явно хотелось разорвать его на мелкие кусочки, но они ничего не могли с ним поделать.

После ужина все разошлись по своим комнатам.

Линь Цюши и компания тоже вернулись к себе, улеглись в кровати и приготовились ко сну.
Сейчас в особняке осталось двадцать живых человек, из которых только одиннадцать открыли ящики, а остальные девять всё ещё упорствовали. Трое погибших превратились в марионетки, но поскольку Линь Цюши днём убил одну, их стало две.

Сегодня среди людей, открывающих ящики, не было потерь, однако Линь Цюши предчувствовал, что завтра точно что-то случится. Голод способен свести людей с ума, а Хако Онна наверняка не упустит представившейся возможности.

Пока что они открыли две способности призрака и три полезных предмета: слуховой аппарат, зажигалку и ножницы. Кроме того, днём они раздобыли одну цифру из шифра к часам.
Упорядочив все сведения, Линь Цюши наконец устроился спать, и Жуань Наньчжу снова нырнул к нему под одеяло, обнял за талию и по-хулигански прошептал:

— Линьлинь, у тебя такая тонкая талия!

Линь Цюши:

— …

Жуань Наньчжу:

— Её так приятно потрогать.

Линь Цюши опустил голову и поцеловал его, затем сказал:

— Спи.

Жуань Наньчжу улыбнулся, закрыл глаза и погрузился в сон.

Они наивно полагали, что тем же составом команды смогут дожить хотя бы до следующего утра. Но не тут-то было: – посреди ночи с первого этажа раздался надрывный плач.

Линь Цюши, разбуженный плачем, на мгновение замер, потом почувствовал, что Жуань Наньчжу проснулся тоже, и спросил:

— Кто-то открыл ящик?

— Скорее всего, – Жуань Наньчжу потёр глаза. – Я думал, потерпят до завтра.

В холодильнике на кухне хранилась еда, недоступная, впрочем, для тех, кто не открывал ящики. Видимо, кто-то не смог дождаться рассвета и от голода всё-таки решился открыть ящик, да только удача его подвела.

Плач раздавался именно с кухни, и когда Линь Цюши туда вошёл, увидел девушку, которая практически лежала на ящике, рыдала и звала:

— Сяо Цянь, Сяо Цянь…

Линь Цюши помнил, что это одна из новеньких, которых привёл за дверь Вэй Сюдэ. С мужчиной по имени Сяо Цянь их явно связывали близкие отношения, возможно, в реальности они были парой влюблённых.

— Сяо Цянь, Сяо Цянь! – девушка с силой колотила по ящику, уже трясясь от слёз.

Рядом на полу лежала окровавленная часть тела и наполовину съеденный ломтик хлеба.
Сомневаться не приходилось, их предположения оправдались – влюблённые, не в силах терпеть голода, пробрались на кухню, выбрали два ящика и открыли их. После чего одного из двоих утащила Хако Онна или её марионетка.

Жуань Наньчжу приблизился к девушке и разглядел на полу два окровавленных глаза. Ещё одна способность Хако Онна.

Линь Цюши, тоже заметив глаза, расстроенно вздохнул:

— Всё-таки открыли эту способность.

— Это был лишь вопрос времени, — Жуань Наньчжу, впрочем, остался спокоен и убрал глаза в карман.

Девушка всё продолжала плакать, и вскоре в кухне собралась почти вся команда. Сунь Юаньчжоу тоже пришёл и тотчас обратился к девушке:

— Он открыл ящик с марионеткой или с Хако Онна?

Та не ответила, продолжая колотить по ящику.

Сунь Юаньчжоу схватил девушку за плечи и поднял на ноги со словами:

— Да очнись же ты! Если хочешь отправиться следом за ним, просто открой ящик, и дело с концом!

Девушка медленно обернулась к нему и наконец перестала плакать.

— Внутри была марионетка или Хако Онна? – мужчина повторил свой вопрос.

— Я не знаю, — ответила девушка.

— Как это – не знаешь? – нахмурился Сунь Юаньчжоу.

— Я ела, — объяснила она, — а когда повернулась, он уже исчез. – Когда девушка замолчала, из ящика раздались крики её возлюбленного.

— Помогите! Как больно! Сяо Мэй, мне так больно, помоги мне… — голос принадлежал человеку, и Сяо Мэй при первых же его звуках дёрнулась к ящику, но Сунь Юаньчжоу успел её удержать.

— Вэй Сюдэ, это ведь твои люди, тебе что, чёрт подери, совсем на них наплевать? – разъярился мужчина.

Вэй Сюдэ в ответ лишь усмехнулся:

— Они все взрослые люди, почему это я должен за них отвечать?

— Твою мать… — Сунь Юаньчжоу закатал рукава, явно собираясь проучить подлеца, но его удержали напарники.

— Оставь его, себе дороже связываться с такой скотиной, — с отвращением в голосе сказал один из друзей Сунь Юаньчжоу. – Рано или поздно он сам выроет себе яму.

Сунь Юаньчжоу со злостью сплюнул.

Беспомощно осев на пол, Сяо Мэй уставилась на ящик. Видя её состояние, Жуань Наньчжу медленно подошёл и что-то сказал девушке на ухо. Только после этого выражение лица Сяо Мэй оживилось – вместо скорби на нём отразилась злость, и она бросила вслед уходящему Вэй Сюдэ такой взгляд, от которого по спине Линь Цюши пробежал холодок.

— Что ты ей сказал? – поинтересовался он у Жуань Наньчжу.

— Ничего такого, — ответил тот. – Человеку всегда необходим стимул, чтобы продолжать жить. Не важно, будет это радость или гнев.

Линь Цюши погрузился в молчание, не зная, что на это сказать.



Комментарии: 7

  • Недай божЕ наньжу умереть. Я просто не выдержу этого.
    Спасибо за перевод ♥️♥️♥️

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо за главу

  • Ржу не могу,3 минуты-это максимум главы Шефа Лян Мие,тц,тц....
    Спасибо за перевод!

  • Какая же интересная дверь, спасибо~~~

  • Как хорошо, что Линьлинь спас Наньчжу. У Наньжу уже план есть, как разоблачить подлых товарищей по игре. Парни, вы супер-команда, болеем за вас!

  • Спасибо за перевод✨

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *