— И что не так с моим слуховым аппаратом? — резко переспросил Сяо Цзи, который, похоже, нисколько не испугался обвинений.

— Ты ведь уже пользовался им сегодня утром?

Сяо Цзи не подтвердил этого, но и отрицать не стал, он явственно почувствовал, что своим вопросом Линь Цюши расставил для него западню, поэтому не собирался отвечать.

Но зато сидящая рядом с ним Сяо Мэй равнодушно произнесла:

— Да, сегодня утром он открыл ящик при помощи слухового аппарата. Остальные тоже это видели, — она указала на другого человека в комнате.

Тот, на кого девушка указала, кивнул в знак подтверждения слов Сяо Мэй:

— Утром я проходил мимо гостиной и видел, как Сяо Цзи открывал ящик. Он прослушал его слуховым аппаратом.

— О, выходит, твоим слуховым аппаратом в самом деле можно пользоваться без опаски? — поинтересовался Линь Цюши. — Раз с ним всё в порядке, могу я на него взглянуть?

— Мне уже интересно, что за интригу ты тут развёл, — ехидно усмехнулся Сяо Цзи, снимая с шеи слуховой аппарат и бросая его Линь Цюши.

Тот, поймав инвентарь, обратился к Сяо Мэй:

— Сяо Мэй, ты сегодня ещё не ела?

Девушка кивнула и всё так же равнодушно ответила:

— Нет. Вчера Сяо Цзи услышал в ящике марионетку, и я не стала открывать. — Подобное не выходило за рамки ожидаемого, всё-таки сейчас количество марионеток по сравнению с числом людей увеличилось. Не обнаружь до сих пор Сяо Цзи ни единого мертвеца, это как раз и вызвало бы подозрения.

— Хм, раз он смог услышать в ящике присутствие марионетки, получается, слуховой аппарат работает, — заключил Линь Цюши. — Что ж, давайте испытаем его. — Он вставил слуховой аппарат в ухо, при этом не уловил ни единого звука, в наушнике по-прежнему было тихо. Предмет, который должен был служить для усиления слуха, напротив, делал человека глухим. Впрочем, этого Линь Цюши и ожидал.

— Ничего не слышу, — констатировал Линь Цюши. — Вы тоже можете попробовать. — Он бросил слуховой аппарат остальным.

Внимательно изучив инвентарь, все игроки убедились, что с его помощью нельзя ничего услышать.

Сяо Цзи заметно помрачнел.

— Считаешь, что это доказывает мою вину?

— Твой слуховой аппарат сломан, — развёл руками Линь Цюши. — Так как же тебе удаётся распознавать звуки внутри ящиков?

Сяо Цзи вздёрнул подбородок:

— А я всё гадал, как ты собираешься доказать мою вину. Уж прости, но я проверил это раньше — слуховой аппарат после трёх использований перестаёт работать, в этом его особенность.

Линь Цюши странно улыбнулся:

— О? Ты уверен?

— Инвентарь за дверью всегда отличается от реального. Юй Линьлинь, ты же просто хочешь оклеветать меня, а потом присвоить мой слуховой аппарат! — Мужчина с силой постучал по столу, раздражаясь, словно незаслуженные обвинения вот-вот выведут его из себя.

— Ты уверен, что слуховой аппарат не работает после трёх использований?

— А ты как думаешь? Или ты лучше меня знаком с моим инвентарём? — Сяо Цзи зубами вцепился в этот аргумент. Всё-таки слуховой аппарат всё это время принадлежал ему, и он мог сказать что угодно, а другие не могли ничего этому противопоставить.

— Вот ведь какая жалость, — Линь Цюши со вздохом взял слуховой аппарат в руки. — Если бы ты этого не сказал, я бы и впрямь не знал, что мне делать. — С такими словами он принялся разбирать слуховой аппарат.

Приспособление легко разбиралось, Линь Цюши нажал на какую-то кнопку и снял маленькую крышку, а когда показал всем то, что было внутри, остальные так и застыли. В отделении для батареек не оказалось ничего, пусто. Слуховой аппарат всё это время был отключен!

Неудивительно, что они ничего не услышали.

Сяо Цзи, увидев пустоту, сначала застыл, потом переменился в лице и заорал:

— Кто тебе позволял ломать мой инвентарь… — Он тут же кинулся к Линь Цюши, чтобы отобрать вещицу, но давно готовый к чему-то подобному Сунь Юаньчжоу сразу скрутил мужчину.

Видя, что вернуть слуховой аппарат не получится, Сяо Цзи разразился грязной бранью. Столь бурная реакция уж точно не выглядела нормальной.

Линь Цюши, не обращая никакого внимания на ругань и угрозы в свой адрес, спокойно вынул из кармана батарейки и собрал слуховой аппарат заново. На этот раз, стоило ему вставить наушник в ухо, он отчетливо услышал удивлённые разговоры остальных членов команды.

— И вот с этой штукой ты и выяснял, сидит ли в ящике марионетка или Хако Онна? — усмехнулся Линь Цюши. — Непросто же тебе пришлось.

Сяо Мэй тоже прыснула со смеху. С тех пор как девушка потеряла возлюбленного, с ней произошли необратимые изменения — не осталось ни капли трусости и неуклюжести, присущей новичкам, осталось лишь безграничное хладнокровие.

Глядя на молчаливое взаимодействие Линь Цюши и Сяо Мэй, Сяо Цзи наконец всё понял и бросил на девушку злобный взгляд:

— Это ты подставила меня? Вонючая шлюха… Ты вынула батарейки из моего слухового аппарата?!

Сяо Мэй, скрестив руки на груди, равнодушно ответила:

— Допустим, и что с того?

— Какого хрена ты меня продала? — разъярился Сяо Цзи. — Это ведь я помог тебе убить Вэй Сюдэ…

Сяо Мэй в голос рассмеялась, да так, что у неё заслезились глаза. Вытирая выступившие слёзы рукой, девушка ответила:

— Как можно быть таким наивным? Ты? Помог мне? А не себе ли ты помогал? К тому же… — в её голосе послышалась злость, будто она хотела бы содрать с Сяо Цзи кусок кожи, — Хако Онна убила моего любимого человека, а ты помогаешь ей? Ты заслуживаешь смерти!!!

Сяо Цзи от гнева весь раскраснелся и тяжело задышал.

Чтобы мужчина не вырвался, остальные уже связали его верёвкой. Линь Цюши, собрав слуховой аппарат, положил его на стол и холодно произнёс:

— Хочешь ещё что-нибудь сказать?

Сяо Цзи ехидно усмехнулся сквозь зубы:

— Даже если это я — что дальше? Попробуйте убить меня, раз такие смелые! — Он действительно выяснял, есть ли в ящике марионетка, без помощи слухового аппарата. Поскольку ему каждый день приходилось открывать по три ящика, он должен был слушаться указаний призрака, чтобы ни в чём не ошибиться.

Если бы Сяо Цзи не упомянул, что вчера Сяо Мэй не открыла ящик из-за обнаруженной внутри марионетки, возможно, у него ещё осталась бы возможность оправдаться. Но теперь стало очевидно: — его уже давно подозревали.

— Бедный, бедный Сяо Цзи, — Линь Цюши поднялся и приблизился к связанному. — Думаешь, я не посмею тебя прикончить? — Опустив взгляд, Линь Цюши посмотрел ему в глаза. — Способ всегда найдётся.

От этого взгляда Сяо Цзи пробрало дрожью, но потом, как будто собственная реакция рассердила его, он стиснул зубы и злобно рассмеялся:

— Ха-ха-ха-ха, это тебя стоило бы пожалеть! Убьёшь меня, и что дальше? Разве это поможет воскресить твою любимую? Она уже мертва — умела этой ночью от руки Хако Онна. Ты ведь хочешь узнать, где ножницы? Я скажу тебе. Я их спрятал, спрятал в ящике, и вам никогда их не найти!

Линь Цюши не сдвинулся с места, а вот стоявшая рядом Сяо Мэй отвесила Сяо Цзи пинок, от которого тот повалился на пол, затем яростно наступила предателю на руку с криком:

— Всё из-за тебя, это из-за тебя она умерла, ты монстр, монстр, который связался с задверной тварью! Ты заслуживаешь смерти!

— Сяо Мэй, успокойся! — Сунь Юаньчжоу обхватил девушку за плечи, опасаясь, что та совершит какой-нибудь опрометчивый поступок. И хотя таким образом выпустит пар, навлечёт на себя беду.

— Знаю, — замерла Сяо Мэй, спокойно повторяя: — Знаю. Я не умру. Я буду жить, жить вместо него. — Она утёрла слёзы и шёпотом добавила:

— Это я должна была открыть тот ящик…

Сяо Цзи, слушая Сяо Мэй, только посмеялся, потом с ненавистью уставился на Линь Цюши, видимо, собираясь сказать ещё что-то, чтобы вывести его из себя, но тут со стороны входа послышались лёгкие шаги, а потом раздался смеющийся голос:

— Кто сказал, что я мертва?

Все потрясённо обернулись и увидели перед собой Жуань Наньчжу, который должен был погибнуть в злополучной комнате. Тот, с улыбкой оглядев собравшихся, медленно подошёл к Линь Цюши.

— Дорогой, я вернулась.

Линь Цюши бросил на него молчаливый взгляд.

А вот Сяо Цзи, в отличие от Линь Цюши, завизжал как ошпаренный:

— Не может быть! Это невозможно! Как ты выжила? Этого не может быть!!! — Убийство Жуань Наньчжу было венцом его успеха — он избавился от ключа и одновременно от предмета, с помощью которого можно убить Хако Онна! Но теперь человек, который должен быть мёртв, появился перед ним, целый и невредимый!

— Дружок, знаешь, почему старые игроки обычно не берутся помогать новичкам перепрыгнуть через много дверей сразу? — с жалостью посмотрел на него Жуань Наньчжу. — Потому что только прошедшие через все предыдущие двери игроки имеют козыри в рукаве. Ты правда считал, что я зря проходила через все свои двери?

Линь Цюши, стоя рядом с Жуань Наньчжу, заметил, что у того на руке появилась отметина, которой раньше не было, — красный кружок, как будто вытатуированный на бледной коже, сильно бросался в глаза.

— Смотри, со мной до сих пор всё в порядке, — продолжал Жуань Наньчжу злить Сяо Цзи. — Неожиданно, правда? Ты рад?

От злости Сяо Цзи весь затрясся, казалось, он вот-вот потеряет сознание.

— Чёрт, Чжу Мэн, как тебе удалось спастись? — Лян Мие тоже поразилась внезапному появлению Жуань Наньчжу и задала вопрос, который мучил всех: — А может, ты уже…

— Я же сказала, у меня есть козыри в рукаве, — ответил Жуань Наньчжу. — Не стоит беспокоиться… — С такими словами он незаметно глянул на Линь Цюши, но тот стоял с совершенно бесстрастным выражением лица, не удостаивая его вниманием. Жуань Наньчжу в душе невольно забил тревогу.

— Сначала нужно выяснить, где он спрятал ножницы, — сказал Линь Цюши. — Это важный инвентарь.

— Предоставьте это мне, — проворковала Сяо Мэй, заправив прядь волос за ухо. — Обещаю, что он останется в живых после допроса.

— Что ты задумала?! — Сяо Цзи перепугался от одного взгляда девушки и выдал целую тираду из самых грязных ругательств, но когда та не повела бровью, решил надавить на жалость: — Сяо Мэй, ты мне правда очень нравилась! Иначе я бы не стал помогать тебе убить Вэй Сюдэ!

— Ха-ха, — усмехнулась Сяо Мэй. — Убить Вэй Сюдэ? — равнодушно переспросила она. — Ну конечно, ведь глупым новичком гораздо проще управлять, чем опытным игроком. К тому же, я не верю, что ты в итоге оставил бы меня в живых.

Сяо Цзи заключил сделку с призраком, но чтобы быть уверенным в том, что Хако Онна не убьёт его в последний момент, он должен был избавиться от всех членов команды и оказаться под защитой правил двери.

Сяо Мэй была бы идиоткой, если бы ему поверила.

Девушка прекрасно поняла, какая участь её ожидает, это и стало причиной, по которой она решила сотрудничать с Линь Цюши. Сяо Мэй повернулась к Жуань Наньчжу:

— Я думала, ты на самом деле умерла.

Жуань Наньчжу лишь улыбнулся, ничего не объяснив.

Другие игроки приступили к допросу Сяо Цзи, чтобы узнать, где тот спрятал ножницы. Линь Цюши сидел в сторонке и молчал. Фактически он не перекинулся с Жуань Наньчжу и словом с тех пор, как тот вернулся.

Сначала Жуань Наньчжу подкалывал его, потом всё-таки понял — что-то не так, и сразу позвал Линь Цюши на разговор с глазу на глаз.

Они вышли в соседнюю комнату, и Линь Цюши равнодушно сказал:

— Говори. Что ты хотел мне сказать?

— Линьлинь, ты сердишься? — Жуань Наньчжу изобразил жалостливое выражение на своём прекрасном лице и тихонько захныкал: — Не сердись на меня, пожалуйста!

Стоит сказать, что в иных обстоятельствах Линь Цюши, возможно, давно перестал бы сердиться при виде такого Жуань Наньчжу. Но сегодня он лишь холодно хмыкнул, не соглашаясь, но и не возражая.

— Линьлинь, ну Линьлинь… — продолжал Жуань Наньчжу. — Не сердись на меня, мне так плохо, когда ты сердишься. — Он взял Линь Цюши за руку и осторожно поцеловал в губы. — Не сердишься?

Линь Цюши не дрогнул.

— Я задам тебе только один вопрос, — сказал он.

— Хм?

— Ты был на сто процентов уверен, что останешься в живых?

— Конечно же, я был…

Но Линь Цюши не дал ему договорить, резко перебил, с трудом сдерживая рвущийся наружу гнев и выкрикивая его настоящее имя:

— Жуань Наньчжу, даже в такой момент ты, чёрт подери, лжёшь мне?!

— Линьлинь, у меня правда был козырь, помнишь красный браслет, который я дал тебе за дверью с зеркалами? С его помощью можно отразить три атаки нечеловеческих тварей… — Жуань Наньчжу поднял руку, показывая ту ярко-красную метку на запястье. — Видишь, со мной ведь всё хорошо!

— Он примиряюще улыбнулся Линь Цюши.

Но тот, выслушав объяснение, лишь горько усмехнулся.

— Если бы ты был уверен, что выживешь, разве отдал бы мне ключ вместе с деревянным гвоздём? — Чем дальше Линь Цюши говорил, тем сильнее злился, и в конце концов почти зарычал: — Решил обвести меня вокруг пальца как последнего идиота?

Жуань Наньчжу хотел объяснить ещё что-то, но Линь Цюши уже не желал слушать.

— Поговорим об этом, когда выйдем из этой двери. Сейчас я не в настроении. Если продолжим разговор, я опять на тебя рассержусь. — Сказав это, он развернулся и направился прочь, не давая Жуань Наньчжу ни единого шанса оправдаться.

Тот хотел бы заплакать, но слёз не было.

Тогда Линь Цюши решил было, что Жуань Наньчжу действительно попался в западню, до тех пор, пока не услышал его прощальную фразу «Юй Линьлинь, я люблю тебя». Это она привела Линь Цюши в чувство, он мгновенно кое-что осознал.

Если бы Жуань Наньчжу действительно решил, что вот-вот умрёт, то он, в последнюю секунду признаваясь Линь Цюши в любви, по крайней мере, назвал бы того настоящим именем, а не каким-то Юй Линьлинем.

Это озарение помогло Линь Цюши взять эмоции под контроль, но гнев на Жуань Наньчжу так и остался подавленным в глубине его души.

Тем временем допрос привёл к результату: Сяо Цзи выдал место, где спрятал ножницы. Что до методов, которыми воспользовалась Сяо Мэй, Линь Цюши не стал у неё интересоваться. Он не был добр настолько, чтобы простить человека, едва не погубившего Жуань Наньчжу. Для Линь Цюши высочайшим проявлением терпения стало то, что он не тронул Сяо Цзи лично, своими руками.

Подлец признался во всём, рассказал, что Хако Онна обольстила его, как только он оказался здесь. Мужчине повезло гораздо больше, чем погибшей Тянь Гусюэ, — он сразу забрал инвентарь, лежащий на столе, а потом спрятал книгу правил.

Разумеется, чтобы отвлечь от себя подозрения, он положил инвентарь в ящик, а книгу, предварительно прочитав и запомнив правила, подбросил в какой-то угол в столовой.

Потом на глазах у всех Сяо Цзи открыл сразу три ящика, где «нашёл» слуховой аппарат, а заодно помог призраку обзавестись первой способностью.

Ну а Тянь Гусюэ стала самой настоящей «уткой», подброшенной для отвода глаз. Жуань Наньчжу почуял неладное, ещё когда они заподозрили Тянь Гусюэ — её умственных способностей не хватило бы, чтобы справиться с задачей, поставленной призраком. Так и вышло — за спиной девушки обнаружился предатель более высокого уровня, настолько высокого, что никто его даже не заподозрил.

Ну а внезапно случившееся с Жуань Наньчжу происшествие как раз и заставило Линь Цюши задуматься обо всём этом. Он тайно договорился с Сяо Мэй, чтобы та вынула батарейки из слухового аппарата, а потом удача сыграла в их пользу, и Сяо Цзи сам прокололся, позволив убедиться в своём статусе предателя.

Всё получилось как нельзя лучше… если не считать одного человека, который солгал ему.

Жуань Наньчжу наверняка давно догадался о наличии ещё одного предателя, даже предвидел, что тот сделает ход против него. Чтобы не впутывать в это Линь Цюши, он скрыл все свои догадки, в одиночку приняв на себя удар сразу двух способностей Хако Онна. Фактически каждое его решение содержало в себе серьёзный риск, и даже при наличии восьмидесятипроцентной уверенности, что тот браслет его спасёт, всё же оставалась двадцатипроцентная вероятность провала. Поэтому он решил оставить Линь Цюши ключ вместе с деревянным колом и в одиночку войти в комнату, где они оставили Тянь Гусюэ.

Линь Цюши прекрасно понимал его мотивы, но всё же не мог сдержать собственный гнев. Стоило ему подумать, что Жуань Наньчжу мог умереть там, а он бы даже тела не увидел, ему становилось дурно.

— У вас всё хорошо? — обеспокоенно спросила Лян Мие, когда они вернулись в столовую. Девушка тоже почувствовала накалившуюся атмосферу между Линь Цюши и Жуань Наньчжу.

— Всё нормально, — равнодушно ответил Линь Цюши. — Что у нас может случиться?

Лян Мие:

— …

Не похоже, что у вас всё нормально.

Она впервые видела на лице Жуань Наньчжу такое выражение мольбы о прощении.

— Дорогой, ты не голоден?

— Нет.

— А может, хочешь пить?

— Нет.

— Дорогой…

— Не называй меня так.

— Линьлинь…

— Помолчи.

На лицах тех, кто слышал этот диалог, появилось выражение неловкости. Сунь Юаньчжоу, сдерживая смех, сухо кашлянул и сказал:

— Вы, ребята, конечно, очень интересная парочка, но сейчас не время выяснять отношения. Давайте вернёмся к вопросу, как нам справиться с задверной тварью.

Сейчас главнейшим вопросом оставался способ убийства Хако Онна и выхода из этой двери с имеющимся набором инвентаря.

— У нас в запасе самое большее шесть дней, — заговорил Жуань Наньчжу. — Потом Хако Онна снова сможет использовать свою голову, и если до того момента мы отсюда не выйдем… боюсь, уже и не получится.

— Сейчас мы можем убить призрака с помощью деревянного гвоздя, главное — найти, где она прячется, и можно действовать. Перед применением способности она должна заплакать, — Сунь Юаньчжоу тоже озвучил свои размышления. — Нам нужно всего лишь подождать…

— Верно, — согласился Жуань Наньчжу. — Но гвоздь можно применить лишь единожды, и если мы ошибёмся, потеряем очень важный инвентарь. — Гвоздь необходимо было вбить в ящик перед тем, как его открывать. — Зажигалка, которую вы передали мне под дверью, тоже осталась неиспользованной. Она ещё может пригодиться.

— Да, но мы пока не знаем, чем отличаются ящики с марионетками от того, где сидит Хако Онна, — добавил Линь Цюши. — Хорошо, если это можно выяснить с помощью слухового аппарата, и очень плохо, если нет.

На данный момент по плачу призрака они могли определить лишь комнату, где та прячется, но выяснить, в каком именно ящике, пока не представлялось возможным.

Поэтому на самом деле их положение всё ещё оставалось довольно рискованным.

— Хорошо бы найти ещё какой-нибудь полезный инвентарь, — вздохнул Жуань Наньчжу. — Но время не станет нас ждать.

Остальные погрузились в раздумия.

Похоже, сегодня Хако Онна заметила, что события развиваются не в её пользу, поэтому ни разу не заплакала, чтобы применить способность. Линь Цюши лишь мог констатировать, что призрак находится на первом этаже, но конкретное место не знал никто.

Хако Онна не плакала, и они нисколько не продвинулись в поисках, оставалось только ждать.

В процессе ожидания Жуань Наньчжу бессовестно разговаривал с Линь Цюши, будто бы всё в порядке, и поначалу тот даже что-то отвечал, но потом это ему надоело, и мужчина просто склонил голову над телефоном, не желая удостаивать провинившегося вниманием.

Жуань Наньчжу состроил обиженное лицо, сожалея, что не может обернуться какой-нибудь вещью, которую Линь Цюши держал бы в руках.

Глядя на их так называемое взаимодействие, Лян Мие в стороне едва сдерживала улыбку. Глава Обсидиана, Жуань Наньчжу, высокомерный и бесстрастный в реальности, оказался за дверью таким… Конечно, девушка не решалась смеяться вслух, вдруг Жуань Наньчжу рассердится и заточит на неё зуб, чтобы скрыть собственный позор… Она уж точно не дождётся такого же обращения, как с Линь Цюши.

А Линь Цюши, очевидно, всё ещё сердился, и к тому же очень сильно.

Жуань Наньчжу смотрел на него со страдальческим лицом. Ему казалось, что если за дверью не получится задобрить Линь Цюши в образе Чжу Мэн, а это весьма серьёзное преимущество, то вне двери и подавно ничего не выйдет.

Поэтому, когда ночью все легли спать, Жуань Наньчжу тихонько забрался в постель к Линь Цюши.

— Линьлинь, мне страшно, — перед Линь Цюши возникли огромные прекрасные глаза, невинно глядящие на него. — Можно я посплю с тобой?

— Тебе страшно? — без всякого выражения переспросил Линь Цюши.

— Да!

— Какое совпадение, мне тоже. — Он поднялся с кровати, оставив Жуань Наньчжу в своей постели, а сам улёгся в его пустующую кровать.

Жуань Наньчжу:

— …

Плохо дело, очень плохо… Мой Линьлинь по-настоящему сердит, и никак не получается его задобрить.



Комментарии: 7

  • Поступок Жуань Наньджу вполне можно оправдать. Но Линь Цюши от такого шока отойти, конечно, непросто. Однако, на то она и любовь, что всегда простишь любимого.
    А когда следующая главушка?

  • Большое спасибо за перевод!

  • Рада, что Жуань Наньжу жив. Линь Цюши, прости его. Ваша команда должна быть сплочённой. Потом, за дверью разберётесь. Здесь слишком опасно.

  • Спасибо за перевод.
    Я не сомневался что он жив╮(. ❛ ᴗ ❛.)╭

  • Если честно, мне бы хотелось, чтобы Линь Цюши подольше на него позлился... Я как подумаю обо всей этой ситуации, так злость саму пробирает. Что уж о Цюши тут говорить...
    Жуань Нанчжу сам виноват, блин, уффф, настолько заботится о возлюбленном, что аж перегибает... Я вроде и понимаю его мотивы, но поступил он однозначно не совсем правильно. Это дверь слишком высокого уровня для таких приколов (да и история с его другом, который в прошлом умер за 10й дверью, лучше не делает).
    Спасибо за перевод~

  • Охохо)) Огромное спасибо за перевод! Моей радости нет предела)))

  • Спасибо за главу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *