В тёмном коридоре Жуань Наньчжу, не отрываясь, смотрел на часы.

Пять минут — это совсем немного, а в особенности за такой опасной дверью. Казалось, пролетят за один миг.

Линь Цюши уже вошёл в номер, и теперь снаружи не происходило совсем ничего, только время от времени мелькали языки пламени в отражении зеркал.

Стрелка на часах двигалась секунда за секундой. Один круг, второй третий… Когда пошёл четвёртый, Чэн Исе прошептал:

— Он ведь вернётся?

Жуань Наньчжу посмотрел на юношу. Он не сказал ни слова, но его взгляд ясно дал понять: — Линь Цюши непременно должен вернуться.

Чэн Исе промолчал, только тихо вздохнул про себя.

Уже оставалось всего тридцать секунд, а из номера по-прежнему никто не появлялся.

Зато в отражениях зеркал происходило всё больше действия — даже удалось разглядеть тень Ло Цяньшуй, которая перемещалась между ними. Видимо, пять минут для неё действительно были пределом.

Взгляд Жуань Наньчжу застыл над секундной стрелкой.

Стоящий рядом Ло Цяньшань вдруг произнёс:

— Цяньшуй, не надо рисковать.

До оговоренного времени оставалось ещё пятнадцать секунд, но Линь Цюши всё не появлялся. Видимо, он уже не жилец. Ло Цяньшань нисколько этому не удивился, ведь они затеяли весьма опасное предприятие, и к тому же… он рассказал им не всё.

Ключ действительно висел на стене. Только не один, а пара сотен. Ло Цяньшань был уверен, что в номер войдёт Чжу Мэн, и нисколько не сомневался — девушка сможет за пять минут отыскать нужный ключ. Однако, что касается этого парня по имени Юй Линьлинь… тут Ло Цяньшань уже не мог сказать наверняка, справится ли он.

Впрочем, это ведь Чжу Мэн принимала решение, так что Ло Цяньшань поленился вмешиваться.

Тик-так, тик-так. Короткие секунды, казалось, растянулись на целую вечность.

Ло Цяньшуй, явно измотанная, едва не падая, выбежала из зеркала. Похоже, она была ранена, но не очень серьёзно.

— Ну как, получилось? — спросила девушка.

При виде сестры Ло Цяньшань помрачнел и покачал головой в ответ.

Но в следующий миг они все услышали, как что-то тихо упало на ковёр в коридоре.

Остальные, возможно, не видели, но острое зрение Жуань Наньчжу помогло разглядеть, что за секунду до того, как дверь в номер закрылась, из неё вылетел бронзовый ключ. Ясно без объяснений, кто его выбросил. Вот только сам он остался заперт внутри.

Глаза Жуань Наньчжу, и без того чёрные, заволокло тяжёлой тьмой.

Он медленно подошёл к Ло Цяньшаню, который явно очень обрадовался, разглядев на ковре ключ. Тот хотел что-то сказать сестре, однако почувствовал за спиной неладное, но обернуться не успел — шеи коснулся холодный металл лезвия.

— Давай назад, — голос Жуань Наньчжу был ледяным.

— Что? — Ло Цяньшуй так и остолбенела. — Что ты делаешь… — Она удивлённо округлила глаза, ведь совершенно не ожидала ничего подобного от Жуань Наньчжу.

Но Жуань Наньчжу, посмотрев на часы, без колебаний прижал острый столовый нож сильнее к шее Ло Цяньшаня, так что по коже потекла струйка крови.

— Убей меня, если кишка не тонка! — крикнул Ло Цяньшань.

Жуань Наньчжу усмехнулся:

— Думаешь, мне не хватит духу?

Ло Цяньшуй замолчала. Она услышала в голосе Жуань Наньчжу такую решимость, что поняла — ему хватит духу. Он на самом деле способен вонзить этот нож в горло её брату.

Ло Цяньшань, в отличие от неё, оставался живым человеком, которого ещё можно поранить и убить.

Стиснув зубы, девушка прошипела:

— Даю вам ещё тридцать секунд…

Жуань Наньчжу язвительно усмехнулся:

— Минуту. Выйдешь на секунду раньше, и твой брат умрёт на месте.

— Ты…

Ло Цяньшань весь затрясся от гнева на внезапно взбесившегося Жуань Наньчжу. Он и не думал, что тот пойдёт на такой безрассудный поступок ради парня, который остался за дверью номера.

— Исе, иди сюда. — Жуань Наньчжу вложил нож в руку Чэн Исе. — Если что-то пойдёт не так, убей его. — Он говорил это абсолютно серьёзно, без намёка на шутку.

Тогда и Ло Цяньшань понял, что Жуань Наньчжу не шутит. Этот человек просто безумец, ведь его действия не объяснишь с точки зрения разума! Обычно люди, только увидев ключ, забывали о напарниках начисто, да и кто в здравом уме отправился бы спасать кого-то в таком опасном положении?

Брат сделал сестре знак взглядом, и она даже кивнула в ответ, но тут Жуань Наньчжу добавил:

— Смотри на часы. Должна пройти минута. Если Ло Цяньшуй выйдет из зеркала хоть секундой раньше, действуй без раздумий.

— Хорошо, — ответил Чэн Исе.

Ло Цяньшуй в ярости закричала:

— Чжу Мэн, ты обманщица! Ты не держишь своё слово!

Жуань Наньчжу язвительно усмехнулся:

— Обманщица? Тебе не стыдно называть меня так? Мы договорились на пять минут, но ты вышла раньше. Если он умрёт, вы оба отправитесь следом.

— Всего лишь на пять секунд раньше… Даже если бы у него были эти пять секунд…

Но ледяной взгляд Жуань Наньчжу оборвал её слова.

Ло Цяньшуй поняла, что иного выбора у неё нет, поэтому сердито развернулась и снова исчезла в зазеркалье.

Жуань Наньчжу следил за номером в конце коридора. И когда мать и дочь снова исчезли из виду, он что есть силы помчался туда, в комнату, где остался Линь Цюши.

Минута, всего одна минута.

Жуань Наньчжу распахнул дверь и, увидев недалеко от порога лежащего на полу Линь Цюши, издал в душе резкий выдох облегчения. Он ворвался в комнату, чтобы забрать Линь Цюши.

Вокруг уже полыхало пламя, жар обжигал так сильно, что в пору испугаться за свою жизнь, но Жуань Наньчжу, тихо кашляя, с трудом поднял Линь Цюши на руки и направился к выходу.

Несколько коротких шагов, казалось, превратились в переход по мосту сквозь ад.

Раскалённый пол и пляшущие вокруг языки пламени обжигали кожу Жуань Наньчжу. Говорят, боль от ожогов ощущается сильнее любой другой боли. И ему было больно. Но шаг остался уверенным и ровным.

Шаг, ещё шаг, спустя десять с чем-то секунд Жуань Наньчжу наконец покинул охваченную огнём комнату и вышел в коридор.

Линь Цюши лежал у него на руках без сознания. Жуань Наньчжу только опустил голову и увидел его лицо, тот будто спал, погрузившись в крепкий сон. Прикрыв глаза на миг, Жуань Наньчжу первым делом подумал: «Как хорошо, что Линь Цюши без сознания. Что бы я делал, если бы он меня увидел таким? Я ведь сейчас совсем не красив».

— Чжу Мэн! — Чэн Исе в ужасе содрогнулся.

Жуань Наньчжу, вышедший из комнаты, практически весь был объят огнём. Ему пришлось упасть и кататься по полу, чтобы потушить огонь на своём теле и одежде.

Но это истратило все его силы — очень долго он не мог пошевелиться.

Минута почти истекла, и когда Чэн Исе уже решил, что нужно бежать ему на помощь, Жуань Наньчжу с трудом поднялся с пола, нашёл на ковре ключ, поднял Линь Цюши себе на плечо и вернулся к ним.

Тик-так, тик-так, минута как раз подошла к концу.

Когда Ло Цяньшуй появилась из зеркала, её тело наполовину заливала кровь, девушка тоже была ранена. Но едва подняв глаза, она увидела обожжённого до неузнаваемости Жуань Наньчжу. Обычный человек, получивший такие ожоги, наверняка уже лежал бы без чувств, но Жуань Наньчжу всё ещё находился в сознании. Опираясь на стену, он суровым взглядом чёрных глаз посмотрел на Ло Цяньшуй.

— Ключ у нас, ищите дверь, — его голос тоже потерял прежнюю чистоту, охрип от дыма.

Ло Цяньшуй обеспокоенно посмотрела на брата.

Тот выглядел не менее ошарашенным, он впервые встречал такого человека как Жуань Наньчжу.

— Дверь… — ответил Ло Цяньшань, — мы не нашли. Придётся обыскивать каждый этаж.

Но с такими ранами Жуань Наньчжу вряд ли продержится достаточно долго, пока они будут обыскивать всё здание.

Жуань Наньчжу замолчал, и когда все почти решили, что он сейчас грохнется без сознания, вдруг заговорил снова. Только два слова:

— Пожарный выход.

Ло Цяньшань застыл.

— Поищем пожарный выход. — Голос Жуань Наньчжу звучал так тихо, что приходилось внимательно прислушиваться. — Дверь должна быть там.

Пока они совещались, температура в коридоре постепенно стала повышаться.

Чэн Исе вначале подумал, что ему показалось, но вскоре понял, что коридор на самом деле загорелся, и это не иллюзия.

Обои почернели, стены охватили языки пламени.

— Времени нет! — Ло Цяньшань явно не ожидал такого поворота. — И твари исчезли!

Чэн Исе обернулся и в самом деле увидел, что мать и дочь, охранявшие номер в конце коридора, ушли со своего поста, но зато в зеркалах на стенах тут и там замелькали их обгоревшие силуэты.

Другие члены команды тоже почувствовали неладное и стали выглядывать из своих комнат.

— Что такое? Что происходит? — послышались их обеспокоенные разговоры.

Жуань Наньчжу вдруг предостерёг:

— Исе, держись подальше от зеркал.

 Чэн Исе тут же отшатнулся от ближайшего зеркала и как раз вовремя — позади него раздался треск, из зеркала показалась пара чёрных рук, которые попытались схватить юношу.

— Скорее выбираемся отсюда. — Жуань Наньчжу, держась за стену, с трудом выпрямился и обратился к Чэн Исе. — Выведешь его…

Он, конечно же, имел в виду потерявшего сознание Линь Цюши.

Взгляд Ло Цяньшаня на троицу вдруг посуровел. Он запустил руку в карман, однако Ло Цяньшуй схватила его за плечо.

Девушка посмотрела на брата с мольбой и медленно качнула головой.

«Почему?» — В глазах Ло Цяньшаня отразился немой вопрос. — «Ведь ты же ненавидела её?»

Ло Цяньшуй приподнялась на цыпочки и прошептала брату на ухо:

— Глядя на неё, я вспомнила себя.

Ло Цяньшань немедленно замер, на его лице проявилась боль. Он посмотрел на сестру, затем на Жуань Наньчжу и в итоге ничего не сделал.

Пожарный выход находился в конце коридора, светящиеся зелёные буквы в темноте казались чересчур яркими.

Но добраться до него было той ещё задачей. Из зеркал по обеим сторонам коридора вытянулись бесчисленные обгоревшие руки. Они разбивали зеркала и пытались затащить живых людей в мир, принадлежащий мертвецам.

Ло Цяньшань поддержал Жуань Наньчжу под руку.

Тот кинул на него взгляд:

— Передумал убивать меня?

Ло Цяньшань промолчал, но судя по выражению его лица, он очень хотел бы это сделать.

— Ты должен радоваться, что не стал даже пытаться. — Жуань Наньчжу лишь посмеялся. Его лицо было обожжено до неузнаваемости, глаза, однако, горели пугающе ярко. — Иначе ещё неизвестно, кто из нас остался бы в живых.

Помолчав секунду, Ло Цяньшань спросил:

— Неужели ты не задумалась ни на миг, что можешь не выйти оттуда?

— Не задумалась.

Ло Цяньшань непонимающе нахмурил брови. Он так и не смог найти слов в противопоставление этой невероятной самоуверенности Жуань Наньчжу. Только спросил:

— Он настолько важен?

Жуань Наньчжу спокойным тоном ответил:

— Уж не знаю, насколько он важен, но одно мне известно наверняка — если бы я оказалась на его месте, он бы точно так же пошёл за мной.

Жуань Наньчжу нисколько не сомневался в этом, он знал, что Линь Цюши именно такой человек.

Ло Цяньшань промолчал.

Нескольких членов команды, которые выбежали в коридор, тут же схватили чёрные руки и утащили в мир зазеркалья.

Тела несчастных тут же занимались огнём, они душераздирающе кричали, так что невозможно было слушать.

К счастью, им четверым помогала Ло Цяньшуй — девушка проникала в зазеркалье и там расправлялась с чёрными руками.

— Я нашёл дверь! Она здесь!!! — вдруг закричал кто-то. — Она здесь, в комнате! Скорее, все сюда!..

— Дверь? — Ло Цяньшуй было обрадовалась, вопросительно посмотрев на брата.  

Тот не успел ответить, как Чэн Исе спокойно сказал:

— Это не живой человек. — Юноша помнил кричавшего, которого они ранее проверили с помощью бронзового зеркала. Его ступни в отражении смотрели в другую сторону.

— Ключ! Ключ у меня! — закричал другой мертвец. Их голоса звучали ясно и чётко посреди всеобщих криков ужаса, и кое-кто из членов команды в самом деле поддался на уловку.

— А вы? Не идёте? — спросил кричавший у компании Жуань Наньчжу и Ло Цяньшаня.

— Нет, — ответил Ло Цяньшань. — Развлекайтесь без нас.

Мужчина хотел было продолжить уговоры, но Ло Цяньшань бросил:

— Будь добр, отвали.

Собеседник недовольно скривился, но потом действительно развернулся и ушёл. Ему удалось заманить двоих членов команды в свою комнату, после чего дверь захлопнулась, и изнутри послышались жуткие стенания и запах горелого мяса.

Всё вокруг превращалось в настоящий ад.

С огромным трудом им всё же удалось добраться до двери пожарного выхода.

— Ты уверена, что дверь здесь? — спросил Ло Цяньшань, глядя на Жуань Наньчжу.

Жуань Наньчжу ослаб настолько, что не мог говорить. Услышав вопрос, он лишь закатил глаза, как бы намекая, что не настаивает, чтобы Ло Цяньшань ему поверил.

Впрочем, сам Ло Цяньшань уже не имел никакого желания спорить. Он с силой толкнул дверь пожарного выхода и в самом деле обнаружил за ней другую, железную, с огромным висячим замком. Это был их путь к спасению.

Ло Цяньшуй от радости даже заплакала.

Жуань Наньчжу протянул Чэн Исе ключ, чтобы тот открыл дверь.

Чэн Исе повиновался, и спустя пару секунд на них полился мягкий свет, означающий жизнь. Юноша склонился и поднял бумажку, выпавшую из замка.

— Мы пойдём первыми, — Ло Цяньшань глянул на Жуань Наньчжу. — Удачи.

— Удачи, — охрипшим шёпотом отозвался тот.

Брат и сестра приблизились к двери, но перед тем, как переступить порог, Ло Цяньшуй вдруг исчезла. Очевидно, что она могла обитать лишь в мире за дверью, а покидая его, исчезала до следующей двери.

Чэн Исе повернулся, чтобы позвать Жуань Наньчжу на выход, но обнаружил, что тот потерял сознание. Тихо вздохнув, юноша положил Линь Цюши рядом на пол, взял обоих за ноги и потащил через порог железной двери.

Тем временем огонь уже добрался до пожарного выхода. Промедли они ещё хоть секунду — и никому не удалось бы уйти живым. Кроме одного. Но кто знает наверняка, что именно он станет тем счастливчиком?

Чэн Исе дошёл до конца длинного коридора, и картинка перед глазами поменялась — он вновь очутился в коттедже.

Вернувшись в реальный мир, юноша сразу же отправился в комнаты Жуань Наньчжу и Линь Цюши. На стук никто из них не открыл, и Чэн Исе пришлось сбегать за запасными ключами, после чего он обнаружил в комнатах двоих полуживых мужчин.

Один, бледный как бумага, почти не дышал. Другой, лежащий в луже крови, похоже, не дышал на самом деле.

Чэн Исе немедленно вызвал скорую и повёз их в больницу.

Ну а потом оставалось только ждать, пока они придут в себя.

Жуань Наньчжу, можно сказать, достали с того света. И если бы не его отличная физическая форма, возможно, он бы скончался ещё по пути в больницу.

Состояние Линь Цюши было чуть лучше, но из-за кровопотери у него едва не случилась острая сердечная недостаточность.

В общем говоря, они выжили лишь благодаря нечеловеческому везению.

Чэн Исе обычно молчал, когда приходил проведать их. Сегодня Чэн Цяньли принёс брату обед и ткнул его пальцем в затылок со словами:

— Дружок, о чём думает твоя головушка, раз ты сидишь с таким лицом?

Брат ответил суровым взглядом, и Чэн Цяньли тут же сдулся:

— Ладно, ладно! Думай себе что хочешь. А я пока поем. — Потом ещё шёпотом добавил: — Ты такой злюка.

Чэн Исе не стал церемониться:

— Даже если скажу, ты же не поймёшь, с твоими-то мозгами.

— Ты же ещё не сказал, откуда знаешь, что не пойму?

Чэн Исе всем своим видом изобразил презрение.

Не в состоянии с ним спорить, Чэн Цяньли обиженно насупился. Ну кто ж виноват, что он и правда такой глупый…

Двое пострадавших два дня валялись без сознания. Сначала в себя пришёл Линь Цюши, затем — Жуань Наньчжу. В итоге обоим пришлось пролежать в больнице без малого два месяца, чтобы полностью восстановиться.

За это время ничего необычного не произошло. С целью хоть как-то разнообразить пребывание в больнице, Чэн Цяньли каждый день выкатывал Линь Цюши в инвалидном кресле, чтобы поиграть в гоночную машину. Юноша катал его с одного конца парка на территории больницы до другого, ловя на себе взгляды других больных и медсестёр, в которых читалась жалость к слабоумному.

В итоге Линь Цюши не выдержал и убедительно попросил Чэн Цяньли отпустить его с миром. Он ведь всего лишь несчастный больной, зачем же так с ним…

Но юноша бессовестно заявил:

— Двигательная активность помогает восстановить здоровье!

Линь Цюши чуть не сорвался на крик:

— Но ведь двигается кресло, а не я!

— Ты сидишь на кресле, разве это не означает, что ты тоже двигаешься?

Линь Цюши ничего не смог на это ответить. Просто наградил Чэн Цяньли многозначительным взглядом, потом сам поднялся с кресла и пошёл в палату.

— Э-э-э? Ты ходишь сам!.. — поразился Чэн Цяньли.

Линь Цюши выругался:

— Да ведь у меня же, мать его, ноги не сломаны! С какой стати мне не ходить самому?

Чэн Цяньли посмотрел ему вслед с явным сожалением.

Вечером Линь Цюши рассказал об этом Жуань Наньчжу.

Тот пока не встал с кровати, и несмотря на то, что чувствовал себя уже намного лучше, всё же выглядел по-прежнему ослабшим. Дослушав, он ответил:

— Только ты и мог согласиться играть с Чэн Цяньли.

Линь Цюши:

-…

Почему ему показалось, что это прозвучало как оскорбление?

Глядя на выражение лица Линь Цюши, как будто тот наелся помоев, Жуань Наньчжу не смог сдержать улыбки.

Он всё ещё не полностью поправился. Раны, полученные за дверью, серьёзно повлияли на состояние его здоровья, и мужчина до сих пор не мог встать с больничной койки. Линь Цюши за разговором вдруг опустил взгляд на руки Жуань Наньчжу.

— Линь Цюши? — увидев, что тот внезапно затих, Жуань Наньчжу позвал его по имени.

Линь Цюши пришёл в себя и ответил с извиняющейся улыбкой:

— Прости, задумался.

— О чём?

— Ни о чём. — Он замолчал и поджал губы.

— Говори, — голос Жуань Наньчжу звучал очень мягко, почти нежно.

Помолчав ещё немного, Линь Цюши наконец спросил:

— Очень больно было?

Посмотрев Линь Цюши в глаза, Жуань Наньчжу понял, что тот спрашивает, было ли ему больно за дверью. Мужчина наклонил голову набок, будто старательно вспоминая, а потом утвердительно хмыкнул.

Линь Цюши протянул руку и взял Жуань Наньчжу за запястье. Очень аккуратно, очевидно, боясь причинить боль.

Руки Жуань Наньчжу скрывали бинты, но когда ему меняли повязки, Линь Цюши удалось увидеть рану.

Порез был длинным и рваным, он выглядел как нечто чужеродное на бледной прекрасной коже. Линь Цюши увидел и другие шрамы. Они накладывались друг на друга, перекрещивались и переплетались. От одного только взгляда на них становилось больно самому.

Жуань Наньчжу нельзя назвать неженкой. И если уж он сказал, что было больно, значит, это на самом деле ужасная боль.

Линь Цюши провёл пальцами по его запястью, не зная, что сказать.

Жуань Наньчжу тоже молчал, они просто спокойно смотрели друг на друга.

Линь Цюши шевельнул губами, собираясь нарушить молчание, но тут как раз вернулся Чэн Цяньли. Юноша нёс в руках огромную корзину с фруктами.

— Жуань-гэ, Тань Цзаоцзао пришла тебя навестить.

Тань Цзаоцзао высунулась из-за спины Чэн Цяньли:

— Жуань-гэ! Как ты?

Едва переступив порог палаты, Тань Цзаоцзао сразу обратила внимание, что Линь Цюши держит Жуань Наньчжу за руку. Женщина цокнула языком и сказала:

— Цюши, как ты можешь в моё отсутствие пользоваться беспомощным положением Жуань-гэ? — Она без всякого стыда потянулась к руке Жуань Наньчжу. — Думаешь, мне не хочется потрогать Жуань-гэ за руку…

Жуань Наньчжу молча спрятал руки под одеяло.

На лице Тань Цзаоцзао отразилось явное сожаление.

Линь Цюши:

— …

Тань Цзаоцзао, ты не могла бы держать себя в руках хоть немного?

Чэн Цяньли поставил корзину с фруктами у кровати.

— Чего вы хотите поесть? Я схожу помою.

Тань Цзаоцзао, даже не поворачиваясь к нему, ответила:

— Выбери несколько штучек личи. Красоткам положено есть личи.

— Тань Цзаоцзао, — позвал Жуань Наньчжу.

— А?

— Думаешь, раз я болен, то не смогу прирезать тебя за твои шуточки?

— А я что, я ничего.

Просто никогда не видела Жуань Наньчжу таким слабым и беззащитным, вот и показалось, что он со мной одного пола!

— Погоди у меня.

Тань Цзаоцзао бесславно отступила и обиженно посмотрела на Линь Цюши, говоря:

— Линь-гэ, скажи ему! Он хочет меня прирезать!

Линь Цюши:

— Какой нож подать? Для фруктов подойдёт?

Тань Цзаоцзао:

— …

Сговорились! Бесстыжая парочка!



Комментарии: 13

  • Большое спасибо за перевод!

  • Так значит артефакт (красная нить) держит Ло Цяньшаня и Ло Цяньшуй вместе? Они могут видеться только за дверьми... как грустно.
    И судя по тому, что сказала Ло Цяньшуй о Жуань Наньчжу: "Глядя на нее, я вспомнила себя", она умерла за дверью, кого то спасая. Может даже брата. Черт бы побрал эти двери!

  • Сегодня будет новая глава?

  • Это теперь Жуань Гэ будет весь в шрамах? Бедный зайка. Спасибо за перевод

  • Какие они все безумно милые. Все без исключений. Смеюсь с них и умиляюсь. Спасибо за перевод)

  • Спасибо за главу

  • Огромное спасибо за перевод~

  • Эх, хочу больше таких действий со стороны Линь Цюши 🥺
    Нет,ну действительно видно же, что ты очень-очень-очень дорог Жуань Наньчжу.Так ответь же взаимностью,хватит строить из себя натуралиста....
    Тань Цзаоцзао чисто я,окажись я за дверью 😂 И смех и грех😞
    Спасибо за перевод!

  • Бож, мы еще не приблизились к концу, а эти двое уже смерть на чай приглашают!! Чем выше дверь, тем меньше у меня остаётся нервов.. и ногтей!! Слава богам, среди всего этого хаоса хоть булочка Исе остался целёхонек, тот, за кого читатели сильнее всего переживали - понес наименьшие потери, только собачьего корма наелся 🤣
    У наших уток-мандаринок настолько гармонично развиваются отношения, что появляется ощущение, будто кто-то вырезал момент с признанием, и мы уже просто наблюдаем их семейную жизнь!
    Спасибочки за перевод~

  • Спасибо за перевод)))

  • Тань Цзаоцзао, как же не вовремя появилась... Главы покороче стали или так кажется.
    Спасибо за перевод!

  • Ах! Какая глава! Загледение😍🥰

  • Даже понимая, что они выжили, было до боли страшно читать начало главы. Бедный Жуань-гэ, поражаюсь его выдержке... И мне немного жаль Чэн Цяньли, он может и глупенький, но не слабоумный, эх. Повеселила последняя сцена, ну а что? Нечего издеваться над Жуань Наньчжу, это чревато для здоровья хехе.
    Спасибо огромное за перевод! 💜

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *