Целых двадцать минут, но в сложившемся положении они пролетели в мгновение ока.

В мозгу Линь Цюши проносилось множество мыслей, но он понимал, что ни одна из них не поможет спасти Жуань Наньчжу. Единственная вещь, с помощью которой можно убить Хако Онна, — деревянный гвоздь — находилась при Жуань Наньчжу, но никто не знал, сработает ли он во время хода призрака. И поможет ли зажигалка, которую он просунул под дверью… Линь Цюши ничего не знал, и ценой за это незнание могла стать жизнь Жуань Наньчжу.

Он почувствовал себя невыразимо беспомощным перед задверными правилами, слабым и беспомощным, как богомол, пытающийся остановить колесницу, ничего более. И эта колесница вот-вот раздавит Линь Цюши и прямо на его глазах убьёт Жуань Наньчжу.

— Юй Линьлинь, — вдруг послышался рядом голос, в какой-то момент к Линь Цюши подошёл Сяо Цзи. — Ты в порядке, Юй Линьлинь?

Линь Цюши бросил на него взгляд, настолько холодный, что выражение лица Сяо Цзи на миг застыло.

— Ключ, который мы достали из часов… всё ещё у неё? — Сяо Цзи не слишком любезно указал на ключевую проблему. — Если Хако Онна заберёт ключ, мы окажемся в крайне невыгодном положении, поэтому…

— Что ты предлагаешь? — мрачно спросил Линь Цюши.

— Я имею в виду, ты ведь можешь попросить её просунуть ключ под…

Линь Цюши не дал ему договорить:

— Не могу.

Сяо Цзи, которому бесцеремонно заткнули рот, неловко усмехнулся:

— Ну ладно, не можешь… ничего страшного.

Он сказал «ничего страшного», но остальные члены команды, которые стали свидетелями их разговора, явно не обрадовались такому ответу Линь Цюши. Всё-таки речь шла о ключе от двери, и если Хако Онна его уничтожит, шансы покинуть это место значительно снизятся. Поэтому во взглядах, направленных на Линь Цюши, кроме сочувствия, проявились и другие эмоции.

Линь Цюши и сам это заметил, но не дал им никакой реакции. Сейчас в его голове возникла другая, совершенно безумная, мысль.

За дверью существовало правило: если в живых останется только один человек, он окажется под защитой самой двери, и задверные твари уже не смогут причинить ему никакого вреда. А чтобы остался один Жуань Наньчжу… Линь Цюши заставлял себя отбросить эту идею, однако страх потерять Жуань Наньчжу, подобно змее, опутывал его всё сильнее.

— Вы хотите что-то сказать? — Линь Цюши и сам не заметил, но в момент, когда он это произнёс, остальные будто бы испугались его взгляда и голоса.

— Линьлинь, — первым заговорил Сунь Юаньчжоу, он явно собирался что-то предложить, но в итоге так и не решился, лишь вздохнул: — Ладно, заставлять не буду.

— С какой это стати? — в толпе вдруг послышался резкий возглас.

Линь Цюши увидел Сюань Цзыхуэй, которая всё время выступала против Жуань Наньчжу.

— Если она умрёт, мы лишимся ключа! — возмутилась девушка. — Юй Линьлинь, подумай как следует, если она любит тебя, то сама отдаст тебе ключ! И не позволит тебе вот так погибнуть здесь!

Когда Линь Цюши бросил взгляд на неё, его глаза походили на заледеневшие глубокие озёра.

Вначале Сюань Цзыхуэй напустила на себя грозный вид, но под зловещим взглядом Линь Цюши отчего-то струсила, даже невольно отступила на два шага назад и, сглотнув, проговорила:

— Я… я просто предложила.

— Хм, — хмыкнул Линь Цюши, — значит, у меня есть право не принимать твоё предложение?

Сюань Цзыхуэй не нашла слов в ответ, только прикусила губу, явно не в состоянии смириться с происходящим.

Голос Линь Цюши звучал очень тихо, тон тоже был ровным:

— Если с ней правда что-то случится, и мы не найдём предателя, мы все попрощаемся с жизнью за этой дверью. — Он дёрнул уголком губ, а в его зрачках словно отразились чёрные воды океана перед бурей. — Я не позволю тому, кто её погубил, живым выйти из этой двери.

Все понимали, что Линь Цюши абсолютно серьёзен, и не решились больше уговаривать. Оставалось только смотреть, как по капле утекает драгоценное время.

Линь Цюши вновь припал к двери:

— Чжу Мэн… Ты же такая умная, подумай… подумай, нет ли ещё какого-то способа…

Жуань Наньчжу, даже не видя Линь Цюши, чувствовал, что тот находится на грани срыва, и поэтому сказал:

— Линьлинь, не волнуйся, дай мне подумать, возможно… какой-то способ найдётся, не волнуйся.

Линь Цюши стиснул зубы:

— Ты лжёшь мне, ты, чёрт возьми, мне лжёшь! — Сейчас он понимал, что Жуань Наньчжу, вероятно, давно это предусмотрел.

Он уже днём вёл себя как-то странно, и Линь Цюши решил, что Жуань Наньчжу просто вспомнил о прошлом, но теперь стало ясно: — Жуань Наньчжу не просто вспомнил прошлое. Он догадался о существовании второго помощника призрака.

Но что он мог сделать? Только отделиться от остальных членов команды. Ведь стоит Хако Онна применить способность, и и число жертв значительно увеличится.

Сделавшись главной целью призрака, Жуань Наньчжу приложил все усилия, чтобы, по крайней мере, заставить Хако Онна истратить опасную способность и не позволить Линь Цюши попасть в западню вместе с ним.

В комнате стало тихо, и Линь Цюши, не желая тратить время, спустился на первый этаж и начал открывать ящики.

Если найти ещё какой-нибудь полезный инвентарь, Жуань Наньчжу, возможно, получит шанс на выживание.

Лян Мие, похоже, догадалась о его намерении, и последовала за Линь Цюши. На её глазах мужчина открыл два ящика, но оба оказались пусты, так что он потянулся к третьему.

— Линьлинь, приди в себя, — Лян Мие понимала, что лучше сейчас не злить Линь Цюши, но от его действий у девушки волосы шевелились на голове. — Не открывай третий ящик, мы не можем гарантировать, что это безопасно, а если с тобой что-то случится, для Жуань… для Чжу Мэн это будет ужасным ударом.

Линь Цюши, совершенно не обращая на её слова внимания, скинул крышку с третьего ящика. Но его последняя надежда улетучилась в тот же миг: — в ящике не оказалось ничего, ни инвентаря, ни карточек, ни мертвецов — вообще ничего.

В ту секунду в сознании Линь Цюши даже возникла крамольная мысль: — он хотел бы найти в ящике марионетку, чтобы уйти раньше, чем Жуань Наньчжу, по крайней мере тогда ему не придётся переживать то, что случится далее.

Когда оставалось ещё чуть больше десяти минут, он вернулся к комнате, где был заперт Жуань Наньчжу, прислонился к двери и уткнулся лицом в колени.

Жуань Наньчжу, похоже, услышал шум за дверью:

— Линьлинь, это ты?

— Я не знаю, что мне делать, — произнёс Линь Цюши. — Я слишком слаб, я не могу тебя спасти. — Он закрыл лицо руками, находясь на грани эмоционального взрыва. Плечи трясло мелкой дрожью.

У Жуань Наньчжу сжалось сердце от отчаяния, звучащего в голосе Линь Цюши. Он припал на колени у двери, прижался к дереву лбом и попытался успокоить любимого человека:

— Линьлинь, не нужно переживать, не надо плакать… — тут он горько усмехнулся, чувствуя, что никакие уговоры сейчас не подействуют.

— Кто он? Кто предатель? Ты знаешь? — спросил Линь Цюши, затем назвал имя и переспросил: — Это он?

В ответ Жуань Наньчжу утвердительно хмыкнул:

— Вероятность очень велика, но всё же нужно убедиться… Я знаю способ… Просто сделай, что я скажу. — Он начал объяснять Линь Цюши, как действовать дальше.

Линь Цюши некоторое время молча слушал, и когда Жуань Наньчжу уже решил, что тот немного успокоился, Линь Цюши вдруг сказал:

— Если они все умрут, ты останешься в живых, верно?

— Нет, — возразил Жуань Наньчжу. — Потому что «все» означает «включая тебя», в этом случае и я не буду жить дальше.

— Нет. Ты будешь. Это шанс, который я выменяю для тебя ценой собственной жизни. Ты должен будешь ценить его.

— Тебе не убить их всех, со мной в комнате есть ещё одна, — ведь Жуань Наньчжу оказался в комнате вместе с Тянь Гусюэ, но когда девушка поняла, что дверь заблокирована, с ней случилась истерика, поэтому Жуань Наньчжу просто звязал её простынями, чтобы не мешалась, заодно заткнул рот кляпом. По отношению к предательнице он не собирался проявлять сочувствия.

— Что же ты хочешь от меня! — заорал Линь Цюши, от гнева и злости колотя кулаками в дверь. — Мне не нужна твоя жертва, я, чёрт побери, хочу быть с тобой! Пусть даже в смерти! Жуань Наньчжу, ты не задумывался о том, что я чувствую?!!

Жуань Наньчжу молчал.

Линь Цюши затих и пробормотал, обращаясь к самому себе:

— Я думал, у нас ещё много времени…

Как наивно.

Какими бы способностями ни обладал Жуань Наньчжу, против целенаправленной атаки задверной твари он оказался всего лишь обычным человеком, и несмотря на понимание происходящего, единственное, что он мог сделать, — изолировать себя, чтобы не вовлечь в это остальных.

Жуань Наньчжу вдруг тихо сказал из-за двери:

— Юй Линьлинь, я люблю тебя.

Линь Цюши долго молчал, прежде чем прозвучал его хриплый голос:

— Я тоже люблю тебя. Пожалуйста, останься в живых, хорошо?

Жуань Наньчжу как будто хотел сказать что-то ещё, но тут из-за двери раздался заунывный плач — этот голос был знаком Линь Цюши, и принадлежал Хако Онна. Посмотрев на часы, Линь Цюши увидел, что стрелка только что указала на двенадцать. Призрак снова получил возможность сделать ход.

В комнате воцарилась тишина, и как бы Линь Цюши ни звал, ответа так и не дождался.

Тогда он, покачиваясь, поднялся на ноги и медленно покинул то место. Сейчас у него оставалось ещё одно незаконченное дело: — он должен был отомстить за Жуань Наньчжу.

Остальные всё ещё искали ножницы, но никому так и не удалось обнаружить никакого полезного инвентаря до полуночи.

Вернувшись к себе в комнату, Линь Цюши сел на стул и долго не шевелился.

Лян Мие очень переживала за его душевное состояние, но не решалась вмешиваться, только осталась с Линь Цюши в комнате и молча сидела рядом.

Около трёх ночи она наконец осторожно спросила:

— Линьлинь, может, поспишь хоть немного?

Линь Цюши поднял на неё глаза, и от этого взгляда девушка вздрогнула и торопливо сказала:

— Ну… если не хочешь спать, ничего страшного… — Подумав, она решила, что если бы ей самой пришлось испытать то же, что испытал Линь Цюши, она, наверное, была бы совершенно разбита.

— Хорошо, — заговорил Линь Цюши. — Я немного посплю.

Он в самом деле лёг в кровать и сразу уснул.

Лян Мие же, наоборот, запереживала ещё сильнее. Ей приходилось видеть немало случаев, когда кто-то терял возлюбленных, и лучше бы Линь Цюши сейчас как следует наплакался, потому что на самом деле люди, которые всё держат в себе, гораздо вероятнее способны сотворить что-то нехорошее.

Но девушка побоялась что-то ему говорить, просто отвернулась и легла на свою кровать.

В итоге Линь Цюши уснул по-настоящему, а к Лян Мие сон никак не шёл — она так и проворочалась до пяти утра, только потом ей удалось-таки вздремнуть немного.

На утро, когда Лян Мие проснулась, Линь Цюши в комнате уже не было. Девушка в панике побежала на первый этаж, даже не умывшись, и увидела Линь Цюши там — он сидел в столовой и завтракал.

По нему нельзя было сказать, что он чем-то опечален, напротив — мужчина выглядел крайне спокойным.

Растрёпанная и в пижаме, Лян Мие, под странными взглядами остальных, неловко поздоровалась:

— Линьлинь, доброе утро!

— Доброе утро, — ответил Линь Цюши.

Поскольку вчера Линь Цюши сам открыл сразу три ящика, сегодня Лян Мие не могла поесть. Впрочем, для неё это не имело значение. Самое страшное — это то, что теперь с ними не было Жуань Наньчжу.

Девушка вернулась к себе и, проходя мимо комнаты, где всё случилось, попробовала открыть дверь, ожидаемо обнаружив, что комната по-прежнему заперта. Снаружи её отворить не получилось.

И изнутри не доносилось ни звука…

Перед глазами Лян Мие возник образ Жуань Наньчжу, девушка вздохнула про себя: всегда тяжело прощаться с кем-то навсегда.

Смерть Жуань Наньчжу и утеря ключа стала для остальных серьёзным потрясением.

Хуже всего, что этим же утром нескольким членам команды ужасно не повезло — они открыли три ящика, и все с марионетками. Так что количество игроков снова уменьшилось, вместе с погибшими вчера Тянь Гусюэ и Жуань Наньчжу в особняке осталось всего тринадцать человек, только половина от количества вошедших за эту дверь.

Когда Лян Мие переоделать и вернулась в столовую, там кто-то уже заливался слезами. Девушка, разобравшись, поняла, что плакал новичок, потерявший свою напарницу. Так же, как Линь Цюши.

— Почему ты не забрал ключ? Если бы ключ был у нас, мы бы, возможно, смогли бы выйти отсюда! — Сяо Цзи, который вначале спокойно завтракал, вдруг вспылил. Он и раньше говорил со всеми не особенно вежливо, и сегодня ничего не поменялось — мужчина мгновенно перевёл все стрелки на Линь Цюши.

С его подачи все остальные взгляды, направленные на Линь Цюши, сделались недружелюбными.

Линь Цюши ехидно усмехнулся:

— Что же ты не вызвался хранителем ключа, когда мы открыли часы? А теперь решил языком чесать?

— Да ты вообще дружишь с головой…

— Не дружу, и что дальше? — грубо бросил Линь Цюши. — Что ты сделаешь, убьёшь меня?

Сяо Цзи молча бросил то, что держал в руках, закатал рукава и пошёл на Линь Цюши, но его удержала сидящая рядом Сяо Мэй:

— Сяо Цзи, не надо, всё и так плохо, зачем делать хуже? — Она понизила голос: — Босой не боится того, кто в ботинках… Он только что потерял свою девушку, не стоит с ним конфликтовать.

Тогда Сяо Цзи всё же умерил свой гнев.

Пока тот распалялся, Линь Цюши спокойно смотрел — он нисколько не боялся драки с Сяо Цзи. На самом деле ему даже очень хотелось с кем-нибудь подраться, чтобы хоть немного ослабить боль в сердце.

Из-за смерти Жуань Наньчжу кое-как сплотившаяся команда окончательно раскололась. Предателя, погубившего Жуань Наньчжу, никто не нашёл, поэтому игроки больше не решались делиться друг с другом сведениями — большая часть после завтрака сразу уходила из столовой.

Сунь Юаньчжоу пытался спасти положение, но оказался бессилен — все его уговоры объединиться столкнулись со стеной непонимания. Даже Чжу Мэн не переиграла предателя, какой смысл им теперь объединяться? К тому же, кто знает, вдруг они окажутся следующими жертвами, раскрыв перед всеми карты?

Сунь Юаньчжоу ничего не оставалось, как обратиться к Линь Цюши с вопросом, нет ли у того каких-то идей.

Но и тут он столкнулся с недружелюбием:

— Идей? Сначала найдите ножницы, которые вы потеряли, потом спрашивайте, нет ли у меня идей.

Сунь Юаньчжоу:

— …

Тут он действительно признавал вину: — если бы у них не украли ножницы, ничего подобного не случилось бы, и Чжу Мэн осталась бы жива…

Глядя вслед уходящему Линь Цюши, Сунь Юаньчжоу только и мог, что тяжко вздохнуть.

Смерть Чжу Мэн окончательно разбила и без того хрупкий союз игроков, каждый обитатель особняка начал играть сам за себя.

Лян Мие весь день ничего не ела и даже не видела Линь Цюши, который вернулся в комнату только к вечеру.

— Линьлинь, куда ты ходил? — спросила девушка, когда тот переступил порог.

— По делам, — уклончиво ответил Линь Цюши.

Лян Мие, понимая, что он не в настроении, не решилась допытываться, и в комнате воцарилась тишина.

Обоих одолевали размышления. Лян Мие грустно думала о том, что они оба умрут в этом особняке. Линь Цюши же, в отличие от неё, выглядел намного спокойнее, чем вчера, только неизвестно, как ему удалось привести эмоции в порядок. Пришлось признать, что в Обсидиане люди действительно умеют держать себя в руках — окажись Лян Мие на месте Линь Цюши, наверное, уже давно сошла бы с ума.

День прошёл в гнетущей атмосфере отчаяния, особняк словно превратился в кладбище, где всех игроков уже похоронили заживо.

Утром следующего дня Линь Цюши и Лян Мие первым делом открыли по ящику, которые оказались пустыми. Оба ощутили некоторое разочарование по этому поводу.

Явившись в столовую, они обнаружили, что из тринадцати человек не хватает ещё двоих, и теперь уже марионеток в особняке, если считать вместе с Хако Онна, стало ровно тринадцать. Твари оказались в подавляющем большинстве.

Перед угрозой гибели даже еда приобрела отвратительный вкус, Лян Мие поела без особого аппетита, потом увидела Сяо Цзи и Сяо Мэй, которые вошли в столовую явно в хорошем настроении — они с улыбкой что-то обсуждали.

Наблюдая за этими двоими, девушка не без удивления отметила, что Сяо Мэй, усевшись за стол, как бы невзначай посмотрела на Линь Цюши. И хотя они встретились взглядами лишь на мгновение, Лян Мие сразу же это заметила, поскольку всё её внимание было сосредоточено на вошедших. Девушка задумалась: неужели Линь Цюши и Сяо Мэй о чём-то договорились?

Она как раз обдумывала этот вопрос, когда сидящий рядом с ней Линь Цюши вдруг положил палочки на стол и спокойно произнёс:

— Раз все уже в сборе, я бы хотел кое о чём вам поведать.

— О чём? — сразу спросил Сунь Юаньчжоу.

— Я нашёл предателя.

Стоило этой фразе прозвучать, и в комнате поднялся шум — все изумлённо уставились на Линь Цюши, явно потрясённые его заявлением.

Он нашёл предателя? Но ведь прошёл только день, как же ему это удалось?

— Ты серьёзно? — Лян Мие тоже была поражена. Она не видела Линь Цюши всего день, а он уже раскопал что-то о предателе?!

— Разумеется, серьёзно, — холодно усмехнулся Линь Цюши.

— И кто же это? — взволнованно спросил Сунь Юаньчжоу.

Линь Цюши вместо ответа перевёл взгляд на одного из присутствующих, который, заметив это, мгновенно вспылил и громко заорал:

— Ты на кого пялишься, мать твою? Я — предатель? Да ты же просто мстишь мне за то, что я просил тебя забрать у неё ключ! Стоит ли из-за этого возводить на меня напраслину? — говорил не кто иной как Сяо Цзи, находящийся в постоянном разногласии с Линь Цюши.

— Это правда Сяо Цзи? — засомневались остальные. Всё-таки они были свидетелями конфликта между Сяо Цзи и Линь Цюши, и если у последнего нет доказательств своим словам, у него точно не получится убедить команду.

— Разумеется, это он, — язвительно усмехнулся Линь Цюши. — Среди нас он — единственный, кто может спокойно открывать ящики и при этом не навлекать на себя подозрения.

— Чего? И это, по-твоему, доказывает, что я — предатель? — возмутился Сяо Цзи. — Мне просто повезло, что я нашёл полезный инвентарь. Завидуешь — завидуй молча!

— Этот полезный инвентарь в самом деле нашёл ты? — Линь Цюши повернулся ко всем. — Вы ведь читали книгу правил?

Остальные покивали.

— В целом здешние правила совпадают с настольной игрой в реальности, — продолжал Линь Цюши. — С её усовершенствованной версией.

Едва появившись в продаже, игра Хако Онна отличалась особой сложностью, поскольку игрокам не предоставлялось никакого полезного инвентаря. Но в усовершенствованной версии играть стало проще. Самым важным изменением являлась возможность выбора игроками до начала игры нескольких предметов и их дальнейшее применение во время игры. Среди этих предметов находился и слуховой аппарат, который достался Сяо Цзи, а также найденный Линь Цюши компас.

Вначале Линь Цюши считал, что правила за дверью отличаются от реальных правил, но сейчас понял — ничего подобного.

И слуховой аппарат, которым завладел Сяо Цзи, открыл вовсе не он. Возможно, он просто лежал вместе с книгой правил, как инвентарь, предоставленный игрокам с самого начала. Вот только Сяо Цзи спрятал его в ящик, а затем открыл на глазах у свидетелей.

Слушая доводы Линь Цюши, Сяо Цзи, впрочем, выглядел довольно расслабленным.

— Это всё — голословные утверждения, — заявил он. — Все знают, что ты зол на меня, а теперь парой слов пытаешься вынести мне смертный приговор? Юй Линьлинь, не слишком ли ты наивен?

Линь Цюши развёл руками, спокойно отвечая:

— Это всё лишь мои умозаключения. Конечно, не будь у меня доказательств, я бы не стал начинать этот разговор.

Сяо Цзи помрачнел и ехидно усмехнулся:

— Прекрасно, тогда поделись с нами своими доказательствами! Но скажу сразу, я больше всего ненавижу, когда меня незаслуженно обвиняют в чём-то. И если ты не сможешь предоставить убедительных фактов…

Линь Цюши смерил его презрительным взглядом:

— Хватит болтать попусту. Доказательство, которое ты требуешь, висит на твоей собственной шее.

Остальные, посмотрев, что же такое висит на шее Сяо Цзи, увидели тот самый слуховой аппарат, с помощью которого мужчина выяснял, не спряталась ли внутри ящика мёртвая марионетка.



Комментарии: 16

  • Спасибо за главу

  • Ну у него там вроде бы ещё и гвоздь какой-то был.
    Должен выжить. Просто обязан!!!

  • Большое спасибо за перевод!

  • Нененененененененене, не верю! Не верю и не поверю! Жуань должен быть жив! Иначе никак! Цюши же не выдержит... Он эту ханаку голыми руками разнесёт от злости... Страшно. #ЖуаньЖиви

  • "Как дожить до среды?!" Дубль два.

  • Нет, я не верю! Жуань не мог так умереть! Буду ждать воскрешения в следующей главе

  • Неудели Жуань и правда...того...самого....

  • Онет... о боже, скажите, что та зажигалка помогла... и Жуань Нанчжу на самом деле жив. Господи, ну не может же быть иначе, правда..?

  • Что за ужасающая глава...
    Я не верю, что Жуань Наньжу погиб.

  • ААААААААА НЕЕЕЕТ НЕТНЕТНЕТНЕТНЕТ НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ ЖУАНЬ НАНЬЖУ Я НЕ ВЕРЮ НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТТТ😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭😭

  • Кааак??? Не может быть!!!!

  • Я буду верить в лучше... Я буду верить в лучше.. я спокойна.... Совершенно спокойна....
    Да кому я заливаю, я рыдаю!!! Господи, вот в принципе не верю, что он умер, но все равно.... Рыдаю

  • Извините пожалуйста, но что за ***ня?? Я рыдаю?! Но нет нет нет, я не верю, что Жуань Наньчжу умер. Я отказываюсь, я вас не слышу ля-ля-ля
    У меня похоже истерика...
    А ещё, мне безумно нравится такой жестокий и холодный Линь Цюши....
    *плак*

  • Боже... Нет... Не надо... 😧

  • Ешкин кот! 1000% Чжу Мэн жива! Зажигалка подействовала?

  • До прочтения: *целый день на нервах в ожидании главвы*
    После прочтения: *целую неделю на нервах в ожидании развязки главы, в ожидании которой была на нервах весь день*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *