Жуань Наньчжу не рассказал, как именно собирается использовать предательницу. Но неизвестность пугала больше всего, и Тянь Гусюэ от страха готова была лишиться чувств, тряслась настолько, что не могла вымолвить ни слова.

— Что теперь? — спросил Сунь Юаньчжоу. — Оставим её так? Это безопасно?

— Она может помочь нам кое в чём другом, — спокойно ответил Жуань Наньчжу.

Сунь Юаньчжоу догадался:

— Открывать ящики?

— Да, — Жуань Наньчжу посмотрел на Тянь Гусюэ и тихо спросил: — Ты ведь сегодня ещё не открыла ни одного? Раз так, тебе должно быть известно местонахождение Хако Онна и её марионеток… я права?

Тянь Гусюэ в панике завопила:

— Я ничего не знаю!

— Не знаешь? — с угрозой переспросила Лян Мие. — Как же ты открывала ящики, не зная, где сидят марионетки и Хако Онна? Не боялась нарваться на них?

— Дело в том, что перед тем, как открыть ящик, я прислушивалась, и если внутри сидела марионетка или призрак, они издавали звук… — Голос Тянь Гусюэ дрожал. — Тогда я выбирала другой ящик, а ещё Хако Онна велела мне открывать их, когда рядом никого не будет, поэтому…

Жуань Наньчжу приподнял бровь:

— Сегодня ты уже открывала ящики?

Тянь Гусюэ осторожно кивнула.

— Ну хорошо, тогда мы проверим твои слова завтра.

Если Тянь Гусюэ не лжёт, она сослужит им неплохую службу, поскольку таким образом они смогут использовать её как детектор, который поможет им вычислить местонахождение Хако Онна и мёртвых марионеток.

Жуань Наньчжу выспросил у девушки ещё некоторые детали, к примеру, как она связывалась с Хако Онна. Когда разговор зашёл о книге правил, Тянь Гусюэ сказала, что в день открытия двери нашла книгу в столовой на первом этаже, книга лежала в углу, и это Хако Онна сообщила ей, где нужно искать.

— Но почему я не видела никакой книги? — спросила другая девушка из команды. Она первая услышала плач Хако Онна, который доносился с кухни, и потому первой отправилась туда, чтобы проверить, что происходит.

— Но я же зашла раньше тебя, — с осторожностью ответила Тянь Гусюэ. — Когда ты заглянула в столовую… я уже забрала книгу.

Такая вероятность действительно существовала, и объяснение Тянь Гусюэ выглядело правдоподобно. Однако, слушая девушку, Линь Цюши чуть нахмурился… Он почувствовал в её словах некую странность. Что-то было не так.

Жуань Наньчжу тоже молчал, как будто размышляя о чём-то. В итоге он так и не поделился своими измышлениями, а сразу перешёл к обсуждению вопроса о том, как поступить с предательницей.

Тянь Гусюэ больше всего пугала возможность быть убитой, но видя, что остальные не собираются лишать её жизни, девушка стала заметно спокойнее.

В результате команда решила запереть Тянь Гусюэ в её же комнате и приставить охранника. Всё равно с ней ничего не случится, если она не сможет открыть ящики, а в наборе способностей Хако Онна не хватало шестой части тела.

Пока все обсуждали данный вопрос, Жуань Наньчжу стоял в стороне и не вмешивался. Его взгляд был направлен на Тянь Гусюэ, но словно сквозь неё, куда-то вдаль.

— Что с тобой? — Линь Цюши почувствовал, что Жуань Наньчжу ведёт себя необычно.

— Ничего, — спокойно ответил тот. — Вспомнил кое-что из прошлого.

Линь Цюши не стал допытываться, просто взял Жуань Наньчжу за руку и легонько сжал, передавая тому тепло своей ладони.

Пока они так стояли, Сунь Юаньчжоу то и дело кидал на них странные взгляды, в которых крылся неясный смысл… Линь Цюши совершенно не понимал, в чём дело, и очень хотел узнать, что же такого сказал мужчине Жуань Наньчжу.

Решив, как поступить с девушкой, остальные условились не обсуждать случившееся в других местах, чтобы Хако Онна не услышала их разговоры.

Сунь Юаньчжоу отвёл Тянь Гусюэ в её комнату и приставил охранника.

Затем они установили последовательность смены «охраны», чтобы каждые два часа кто-то заменял предыдущего человека на этом посту.

Определив план действий, все разошлись по своим делам.

Линь Цюши прошёлся по особняку и осмотрел все ящики, которые открывала Тянь Гусюэ, осторожно делая на них пометки. Разумеется, он не решился клеить на них ещё стикеры, чтобы Хако Онна ничего не заподозрила.

Жуань Наньчжу сделался каким-то молчаливым, его задумчивый вид заставил Линь Цюши забеспокоиться.

— О чём думаешь? — спросил он Жуань Наньчжу.

— Я вспоминаю о своей предыдущей десятой двери, — ответил тот.

— Было страшно? — Линь Цюши казалось, что когда Жуань Наньчжу заговаривает о десятой двери, у него портится настроение.

— Не страшно, — признался тот. — Но лучше бы было страшнее.

— В смысле?

Жуань Наньчжу хотел что-то сказать, но потом вдруг осёкся, искоса глянул на Линь Цюши и произнёс:

— Ничего такого, просто там погиб мой друг, и мне было нелегко принять это.

Линь Цюши нахмурился, почувствовав, что Жуань Наньчжу намеренно что-то скрывает.

Осталось пережить этот день, а завтра Тянь Гусюэ поможет им открыть три новых ящика, да ещё в обход марионеток и призрака. Для них это может обернуться серьёзной выгодой.

Жуань Наньчжу должен был охранять девушку с девяти до одиннадцати вечера, время не самое позднее. Линь Цюши хотел остаться с ним, но Жуань Наньчжу велел ему возвращаться в комнату.

— Иди поспи, ночью тебе придётся меня сменить, — сказал Жуань Наньчжу. — Иди же.

— Но я беспокоюсь за тебя.

В ответ Жуань Наньчжу вдруг усмехнулся и, ухватив Линь Цюши за кончик уха, спросил:

— О чём ты беспокоишься? Что я добавлю твоим волосам зелени? — Он прильнул к уху Линь Цюши и обжёг его своим горячим дыханием. — Не волнуйся, у меня встаёт только на тебя.

Линь Цюши:

— …

Залившись краской, от смущения Линь Цюши позабыл, что хотел сказать. Жуань Наньчжу всё-таки прогнал его в их комнату, а сам вошёл в комнату к Тянь Гусюэ.

Лян Мие, к слову, ни о чём не беспокоилась — девушка уже умылась и лежала в своей кровати. Увидев Линь Цюши, она спросила:

— Ой, ты не останешься с Мэнмэн?

— Он велел мне идти спать.

— У вас такие прекрасные отношения, — Лян Мие надела на лицо косметическую маску. — Я завидую.

— Ты даже за дверью делаешь маски? — посмотрел на неё Линь Цюши.

— А почему нет? — поморгала Лян Мие, оживляясь: — Ты вот не знаешь, а все девушки говорят, что за дверью эффект от масок лучше всего! В реальности ты наносишь маску только на лицо, а за дверью — прямо на душу! Это же настоящая душевная косметология, цена и качество соответствуют.

Линь Цюши:

— …

Он некоторое время молчал, не зная, что на это сказать.

Лян Мие, глядя на онемевшего Линь Цюши, захихикала:

— Красота — это вторая жизнь женщины!

Линь Цюши поднял руки:

— Спорить не буду.

Потом он пошёл в туалетную комнату, умылся и лёг в постель, но не стал играть в телефон, а погрузился в размышления о словах Тянь Гусюэ. Его голова была занята этими мыслями, когда со второго этажа послышался скрип, который он не спутал бы ни с чем, — так переворачивался крест. При первых же звуках по телу бежали мурашки.

Линь Цюши и Лян Мие рефлекторно поднялись с кроватей.

— Она опять собирается применить способность? — спросила Лян Мие.

Линь Цюши кивнул и воскресил в памяти все способности, открытые на данный момент, и те из них, которые Хако Онна уже применяла. Ему почему-то показалось, что здесь что-то не так.

Сейчас Хако Онна не воспользовалась лишь правой ногой, остальные способности, применённые по разу, «вернулись в колоду», и до второго их применения должно было пройти какое-то время. Получается, призрак использует правую ногу?

Нет… что-то не сходится… Они что-то упустили. Пришедший к такому выводу Линь Цюши немного заволновался. Судя по происходящему в этом мире, Хако Онна нисколько не глупее игроков, с какой стати ей вдруг применять самую бесполезную способность без всякой на то причины?

— Что с тобой? — спросила Лян Мие, видя, что Линь Цюши переоделся снова в повседневную одежду. — Куда-то собираешься?

— Да, посмотрю, как там Мэнмэн. — Он по-настоящему забеспокоился, второпях толкнул дверь и вышел.

Лян Мие только успела понимающе хмыкнуть вслед.

Линь Цюши пришёл к комнате Тянь Гусюэ и постучал:

— Чжу Мэн? Чжу Мэн? — Он думал, что Жуань Наньчжу сразу же откроет ему, но изнутри не раздалось ни звука.

— Чжу Мэн? — Линь Цюши позвал ещё несколько раз, чувствуя неладное, и уже собрался открыть дверь с помощью шпильки, но тут услышал голос Жуань Наньчжу, который прозвучал тише, чем обычно.

— Линьлинь, со мной всё хорошо, иди спать, не нужно заходить.

— В чём дело? — спросил Линь Цюши. — Что-то случилось?

— Ничего, просто я запер дверь, чтобы никто не входил.

Линь Цюши молчал.

— Я правда в порядке, иди спать, потом придёшь сменить меня.

Линь Цюши опустил взгляд и посмотрел на дверной замок. Затем молча вынул шпильку и начал его открывать.

Жуань Наньчжу, похоже, понял, что он делает, и в его голосе послышалось раздражение:

— Я держу дверь, ты не сможешь войти, Юй Линьлинь, неужели сложно послушаться меня хоть раз? — судя по тону, он нервничал. — Это очень важно, ты не должен вмешиваться, Юй Линьлинь, ты меня слышишь?

Линь Цюши, не обращая на него внимания, продолжил возиться с замком.

— Линьлинь!!! — Жуань Наньчжу, похоже, рассердился, в его голосе послышался гнев: — Я велел тебе не открывать!!!

Линь Цюши прекратил попытки и медленно прижался к двери руками и лбом. Его голос хрипел, будто в горле застрял комок:

— Чжу Мэн. Ты мне лжёшь.

Жуань Наньчжу мгновенно затих. Он понял, что Линь Цюши обо всём догадался.

— Дело не твоём нежелании меня впускать. Это ты не можешь выйти… — Линь Цюши не мог выразить своё состояние в ту секунду. Он словно стоял на краю тёмной бездны и смотрел, как Жуань Наньчжу падает вниз, но ничем не мог этому помешать. — Предатель не один.

Жуань Наньчжу молчал.

— Хако Онна заполучила шестую часть тела, — продолжал Линь Цюши. — Так?

Голова, глаза, рот, левая рука, правая нога — они считали, что на данный момент собрано всего пять частей тела призрака. Но Жуань Наньчжу оказался в ловушке из-за шестой части — торса Хако Онна.

Своим торсом призрак намертво блокировал дверь, и ни войти, ни выйти из комнаты было уже невозможно. Это и была способность, связанная с этой частью тела — запертая дверь.

В то же время Хако Онна собрала все шесть частей тела, а это значит, когда наступит завтра, она сможет снова сделать ход и применить свою голову, просто уничтожив всех, кто находится в комнате.

Вне всяких сомнений, её целью был Жуань Наньчжу.

Предатель был не один, Тянь Гусюэ оказалась лишь дымовой шашкой, брошенной призраком для отвода глаз. Кто-то ещё в команде спрятал карточку способности и навёл Хако Онна на комнату, в которую вошёл Жуань Наньчжу.

Ключ находился при нём, и если его не станет, единственный путь к спасению будет отрезан для всех. Заодно погибнет уже обнаруженная предательница, Тянь Гусюэ. Хако Онна убьёт двух зайцев одним выстрелом.

Линь Цюши заговорил:

— Не волнуйся, я что-нибудь придумаю, подожди, я приведу помощь!

В комнате воцарилась тишина, только послышался тихий-тихий вздох Жуань Наньчжу.

Линь Цюши помнил, что Сунь Юаньчжоу нашёл ножницы, поэтому направился прямиком в его комнату и с силой забарабанил в дверь, не в силах сдержать волнения.

Через несколько секунд Сунь Юаньчжоу открыл ему и, увидев тяжело дышащего Линь Цюши, удивился:

— Что случилось?

— Где ваш ножницы? — сразу перешёл к делу Линь Цюши. — Чжу Мэн заперта в комнате, завтра Хако Онна применит свою голову… Где ножницы? Ключ у Чжу Мэн, она не может умереть.

Сунь Юаньчжоу так и оторопел:

— Что… Что? Заперта в комнате? — Он сразу вспомнил описание одной из способностей Хако Онна. — Кто-то нашёл последнюю часть тела?

— Об этом поговорим после, где ножницы? — ножницы использовались для прерывания хода Хако Онна, это был единственный способ спасти Жуань Наньчжу.

Сунь Юаньчжоу невольно поджал губы и виновато проговорил:

— Мы… их потеряли. И тоже как раз ищем, но не можем найти.

Линь Цюши:

— …

Двое напарников Сунь Юаньчжоу тоже вышли к Линь Цюши, и девушка, услышав их разговор, тихо произнесла:

— Простите… Я всё время носила их с собой в сумке, но сегодня обнаружила, что ножницы пропали…

— Вы серьёзно? — Линь Цюши сделал глубокий вдох, заставляя себя успокоиться. — Вы должны осознать, что если Чжу Мэн погибнет, ключ достанется призраку, и тогда мы лишимся одного способа покинуть это место. — Он всеми силами старался объяснить им это с точки зрения стороннего наблюдателя, не вовлекая слишком много личных эмоций.

— Я понимаю. Будь у нас ножницы, мы бы отдали их тебе. Если хочешь, можешь сам обыскать комнату, хоть всё вверх дном переверни, — беспомощно сказала девушка. — Но их правда здесь нет, мы только что сами это обсуждали.

Непохоже, чтобы девушка лгала. Она даже отступила, позволяя Линь Цюши войти в комнату, и тот понял, что они, должно быть, не лгут. Сжав кулаки, он хриплым голосом бросил:

— Простите за беспокойство, — и собрался уйти.

Но Сунь Юаньчжоу окликнул его:

— Юй Линьлинь! Ты сказал, что Чжу Мэн попала под действие способности Хако Онна, но ведь это означает, что среди нас есть ещё один предатель?

— А разве это не очевидно? — Линь Цюши бросил на Сунь Юаньчжоу раздражённый взгляд. — Иначе с какой стати ваши ножницы вдруг пропали?

— Но ведь их мог украсть и не предатель! — заметил Сунь Юаньчжоу. — А просто какой-нибудь алчный член команды…

Не сказав более ни слова, Линь Цюши просто ушёл.

Раз они потеряли ножницы, Линь Цюши не собирался тратить время на разговоры с ними. Он посмотрел на часы. До двенадцати оставалось ещё два часа, и за это время он должен был найти способ спасти Жуань Наньчжу.

Кто-то под давлением стресса теряет способность здраво мыслить, кто-то, напротив, становится ещё хладнокровнее, и Линь Цюши принадлежал ко второму типу. В его мозгу быстро пронеслись все имеющиеся на данный момент сведения и подсказки, и он начал обдумывать возможные варианты.

Лян Мие, которая так и не дождалась возвращения Линь Цюши, вышла из комнаты, застав того сидящим на корточках возле другой двери в коридоре, с крайне сосредоточенным выражением лица.

Девушка подбежала к нему.

— Что случилось?

— Он попался в ловушку Хако Онна, — ответил Линь Цюши. — Заперт внутри и не может выйти.

Лян Мие испуганно забормотала:

— В какую ещё ловушку… Среди нас ещё один предатель?! — Она никак не ожидала подобного развития событий, полагая, что на Тянь Гусюэ все их беды закончатся, но это было только начало…

Предалетей оказалось двое. Тянь Гусюэ была лишь пешкой для отвода глаз.

— И что теперь делать?! — запаниковала Лян Мие.

— Найди ножницы, — Линь Цюши вкратце пересказал ей разговор с группой Сунь Юаньчжоу, чтобы Лян Мие прошла по всем комнатам в поисках ножниц. У них оставалось только два часа, а особняк был таким большим, что тот, кто выкрал ножницы, наверняка спрятал их в очень потайном месте. Поэтому поиски этого инвентаря были не самым разумным способом.

Но другого выхода у них не оставалось, Линь Цюши пришлось отправить Лян Мие на поиски, а самому погрузиться в размышления.

— Чжу Мэн, — заговорил он с Жуань Наньчжу. — Подумай как следует, нет ли ещё какого-то способа? — Жуань Наньчжу умнее его, он наверняка что-нибудь придумает.

Но за дверью воцарилась тишина, и только после того, как Линь Цюши повторил свой вопрос несколько раз, Жуань Наньчжу наконец произнёс:

— Линьлинь, это смертельная ловушка.

Линь Цюши замер, приник к двери и, не веря своим ушам, переспросил:

— Что ты говоришь?

— Это смертельная ловушка.

— Что…

— Ты ведь ходил искать ножницы, верно? И как, нашёл?

Линь Цюши молчал, ответ был известен им обоим — если бы он нашёл, не сидел бы сейчас сложа руки.

— Тот человек очень умён, и раз уж собрался действовать, должен был продумать всё, до последней мелочи, — продолжил Жуань Наньчжу. — Я недооценил противника. Подойди поближе, я хочу сказать тебе кое-что.

Линь Цюши прилип щекой к двери. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не дрожать всем телом.

— Ключ не у меня, — прошептал Жуань Наньчжу. — Я незаметно спрятал его в щель между стеной и прикроватным столиком в нашей комнате. Не забудь достать его оттуда.

Линь Цюши ничего не говорил.

— Линьлинь, я очень счастлив, что встретил тебя, — сказал Жуань Наньчжу. — И надеюсь, что ты сможешь выбраться живым.

— Нет.

— Что?

— Я, мать его, сказал, что не собираюсь выбираться отсюда один. Чёрт бы тебя побрал, Чжу Мэн, из чего сделано твоё сердце? — Линь Цюши крайне редко ругался вслух. — Как ты можешь бессовестно говорить мне такое?

Жуань Наньчжу будто онемел.

— Я собираюсь тебя спасти, ты слышишь? Я собираюсь вытащить тебя оттуда! — Он развернулся, схватил попавшуюся под руку статуэтку, служащую украшением в коридоре, и начал наносить ею удары по двери.

Но деревянная дверь, на вид не такая уж крепкая, сейчас будто была выкована из железа — не двигалась ни на сантиметр, на ней даже следов не оставалось. Линь Цюши скоро понял, что это не сработает, и сказал:

— Подожди немного.

Сейчас в коридор уже высыпало немало людей, они растерянно наблюдали за попытками Линь Цюши выбить дверь, но когда стоящий чуть поодаль Сунь Юаньчжоу объяснил, в чём дело, на их лицах отразилось удивление и страх. Очевидно, все поняли, что среди них затерялся ещё один помощник Хако Онна.

Линь Цюши бросил статуэтку, выражение его лица сделалось пугающе ледяным. Он нашёл в толпе нужного человека и сказал ему:

— Жэнь Жуюань, дай мне зажигалку. — Он не просил, а приказывал, и каждый видел по его лицу, что если Жэнь Жуюань откажет, Линь Цюши, весьма вероятно, просто набросится на него с кулаками.

— Хорошо, — удивительно, но Жэнь Жуюань спокойно согласился и задал вопрос: — Ключ ведь у неё, верно?

— Да, — сказал Линь Цюши. — Не спасём её, и умрём здесь все вместе. — Он говорил совершенно ровным тоном, не похожим на угрозу, но от этих его слов по спине всех присутствующих пробежал холодок. Потому что это не звучало как преувеличение и совсем не походило на шутку.

Линь Цюши вернулся к комнате с зажигалкой.

— Наньчжу, я достал зажигалку.

— И как ты собираешься мне её передать? — в голосе Жуань Наньчжу звучала лёгкая безысходность.

— Через щель, под дверью есть щель. Я уже посмотрел, зажигалка пройдёт, — пояснил Линь Цюши. — А ты вытянешь её с той стороны.

— Хорошо, — согласился Жуань Наньчжу.

Линь Цюши просунул зажигалку под дверь. Он не знал, сработает ли это, ему оставалось только прилагать все усилия и делать то, что он мог сделать.

Потом Линь Цюши велел всей команде заняться поисками ножниц, но как и предполагал Жуань Наньчжу, инвентарь оказался хорошо спрятан — никому не удалось его отыскать.

Когда Линь Цюши протолкнул зажигалку под дверь, до полуночи оставалось меньше двадцати минут. Глядя на собственные перепачканные бензином руки, мужчина впервые ощутил вкус беспомощности и отчаяния.

Он просто никчёмная дрянь. Ему не под силу спасти Жуань Наньчжу.



Комментарии: 14

  • Большое спасибо за перевод!

  • *много истеричных матов*

  • Начинаю считать часы до следующей среды.

  • Спасибо за перевод! Клиффхэнгер отборный, высшего качества.

  • Присоединяюсь к предыдущим комментариям и жду следующую среду.

  • Ух какая глава
    Напряженно, люблю такое
    Главное чтобы закончилось все хорошо)

  • Остается надеяться, что они таки смогут выбраться...

  • Онет, погодите-погодите, ВЫ ЧТО, я не готова к стеклу. Линь Цюшми, а ну-ка быстро прояви смекалку!

  • Какое зло плохое я вам сделала? Почему так больно?? Нет, это не слезы, это простт дождь...
    Пожалуйста, пусть Жуань Наньчжу выживет... Он не может умереть, он же гг....

  • Блин...
    Вся на нервах.
    Как дожить до следующей среды? 🤔

  • Спасибо за главу

  • Ох какая эмоциональная глава! Как же теперь дожить до среды?!

  • Боже...его, конечно, спасут, но, как дышать...?

  • Т_Т
    Спасибо Т_Т

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *