Вскоре после наступления Нового года ожидалось открытие следующей двери Гу Лунмина.

Жуань Наньчжу выбрал подсказку для шестой двери — на записке значилось слово, о котором все неоднократно слышали. Минотавр. Монстр с телом человека и головой быка, страж лабиринта из древнегреческого мифа.

Мифическое сказание гласило, что он был рождён от союза женщины с белым быком и обладал несравнимо свирепым нравом. Чудище заключили в огромном лабиринте на острове Крит, и каждый год оно съедало семь пар девственных юношей и девушек. Впоследствии монстра убил внебрачный сын правителя Афин, Тесей. В целом, по одному лишь содержанию мифа нельзя было получить достаточно сведений о задверном мире. Только попав за дверь и разобравшись с происходящим внутри, они смогут понять смысл посказки.

Линь Цюши передал подсказку Гу Лунмину, получив в ответ глубочайшую благодарность. Однако сразу предупредил, что за этой дверью не гарантирует полную безопасность парня, чтобы тот сам взял на себя все возможные риски.

Гу Лунмин заверил, что уже приготовился к вероятной гибели.

Время открытия двери выпало на десятый день Нового года, почти на конец каникул, когда все хорошо отдохнули и вновь приступали к повседневным делам.

Линь Цюши приготовил всё необходимое в ожидании похода за дверь.

Время пролетело незаметно. В тот погожий день в коттедже не осталось почти никого, кроме Линь Цюши, который, сидя в гостиной, поедал тыквенные семечки, пожаренные Лу Яньсюэ. Девушка владела прекрасными навыками в кулинарии: семечки, пожаренные с пятью приправами, на вкус были пряными; Линь Цюши, взяв сразу горсть, мог просидеть так до самого вечера.

Жуань Наньчжу уже переоделся и ушёл наверх, и Линь Цюши, посмотрев на время, тоже отправился к нему, взяв с собой набитый до отказа рюкзак.

Из-за опыта с прошлой дверью на этот раз Линь Цюши взял с собой немало съестных припасов. Некоторые бытовые предметы из реальности также позволялось брать с собой; исключением являлось только оружие, например, огнестрельное — такое за дверь проносить запрещалось.

    Разумеется, в задверном мире иногда устанавливались особые ограничения, как, например, в жутком санатории, когда неигровой персонаж запретил игрокам есть то, что они принесли с собой из реальности. На самом деле в большинстве случаев такого правила не существовало, и Линь Цюши решил, что лучше приготовиться ко всем неожиданностям. Слишком серьёзной травмой для него стала десятая дверь, где, чтобы поесть, приходилось сначала рисковать жизнью.

Линь Цюши зашёл в спальню Жуань Наньчжу и немного посидел с ним на кровати, прежде чем почувствовал мимолётные изменения в окружающей обстановке, после чего Жуань Наньчжу, сидящий рядом с ним, исчез. Тогда Линь Цюши и сам поднялся, толкнул дверь комнаты и увидел, что в коридоре коттеджа возникли двенадцать железных дверей, уже такие знакомые.

Приблизившись к шестой двери, он потянул за ручку, и в следующее мгновение его затянуло внутрь непреодолимой силой. Картинка вокруг изменилась до неузнаваемости: вновь открыв глаза, он почувствовал, как пол под ногами немного покачивается.

Присмотревшись, Линь Цюши понял, что оказался на огромном старинном корабле. Время клонилось к закату, тёмные тучи нависали пугающе низко, словно ещё немного — и продавят собой горизонт. За бортом бурлила чёрная морская вода, брызги от порывистого ветра взлетали высоко ввысь.

В нос ударил солёный запах моря, корабль под ногами непрестанно качало из-за сильного ветра и волн. Линь Цюши, опустив взгляд, увидел деревянную палубу и прилипшие к ней ошмётки водорослей, от вида которых становилось очень неуютно.

Мужчина прошёл несколько шагов и заметил впереди мигающий тусклый огонёк. Спустившись в трюм, он услышал раздающиеся внутри плач и крики:

— У-у-у-у, как я здесь оказалась? Что вы со мной сделали?! — Уже давным-давно не слышавший истерик новичков, Линь Цюши даже немного удивился. Он сразу увидел плачущую девушку, которая рыдала, утирая слёзы руками: — Вы — толпа извращенцев, наверняка это вы меня похитили! Я позвоню в полицию, и вас всех арестуют!!!

Остальные молча слушали её угрозы. Всё равно реакция новичков почти всегда была похожей: большинство плакали, меньшинство пытались сбежать, были и такие, чья нервная система не выдерживала потрясения, и они сразу теряли всяческое самообладание.

Линь Цюши остановился на месте и огляделся. Возле новенькой он заметил ещё нескольких человек с испуганными лицами — очевидно, они не были готовы к такому событию, как попадание за дверь. Должно быть, тоже новички. Впрочем, в сравнении с девушкой, они вели себя довольно спокойно, по крайней мере, не плакали.

Линь Цюши пробежал взглядом по толпе и очень быстро нашёл того, кого искал, — женщину, которая стояла в углу и улыбалась ему.

На ней было длинное платье, в точности такое, как на Жуань Наньчжу перед походом за дверь.

Линь Цюши медленно приблизился и по оговоренному сценарию протянул ей руку:

— Юй Линьлинь.

— Чжу Мэн, — женщина пожала руку и улыбнулась. — Даже в мире за дверью судьба приведёт суженого как за нитку. Дорожи этой судьбой.

Линь Цюши не сдержал улыбки:

— Верно, дорожи этой судьбой.

Его домашний «король драмы» сам организует себе сцену даже там, где нет сцены.

Пока они разговаривали, в трюм ворвался молодой парень, лицо его было Линь Цюши незнакомым, но одежда раскрыла истинную личность. Это прибыл Гу Лунмин.

Парень, промокший с ног до головы, принялся ругаться, едва вошёл:

— Бл*ть, она закинула меня на спасательную шлюпку! А что же сразу не в море?! Красоте моей позавидовала?!

Он говорил очень тихо, но Линь Цюши с его феноменальным слухом прекрасно расслышал ругань и почему-то захотел рассмеяться.

Конечно же, он не стал этого делать, только сухо кашлянул и прикрыл рот рукой, чтобы скрыть улыбку. Гу Лунмин пошарил взглядом вокруг и очень быстро нашёл в толпе Линь Цюши и Жуань Наньчжу. Улыбаясь, парень подошёл к ним и поздоровался, прикидываясь, что видит их впервые.

На самом деле подобное притворство имело смысл только в задверных мирах низкого уровня. Чем дальше, тем опытнее становятся игроки, и ненужное внимание привлекают, напротив, именно те, кто пришёл без напарника.

И если раньше Линь Цюши ещё переживал, что кто-то узнает, что они с Жуань Наньчжу знакомы в реальности, то теперь ему по большей части стало всё равно.

Старый корабль оказался не таким уж большим, но очень тёмным — источником света здесь служили только несколько маленьких старых ламп под потолком трюма, которые время от времени покачивались и моргали.

Снаружи совсем стемнело, а люди всё прибывали, пока не набралось четырнадцать человек.

    Кто-то изучал обстановку, кто-то разговаривал со своим напарником. Вскоре команда поделилась на несколько групп, только новенькие остались одиночками, поэтому тоже решили держаться вместе.

В разгар шумных обсуждений снаружи вошёл мужчина средних лет с тусклой лампой в руке, одетый как средневековый пират.

— Добро пожаловать на «Чёрный риф», — заговорил мужчина. Его голос так хрипел, что казалось, табак и алкоголь нанесли его горлу непоправимый вред. — Желаю вам отлично провести время. — С этими словами он оскалился в безумной улыбке и рассмеялся скрипящим смехом, похожим на скрежет ногтями по грифельной доске. От подобных звуков немела кожа на голове.

— Через десять дней «Чёрный риф» прибывает в порт, — продолжил мужчина. — На этом ваше путешествие закончится. Наслаждайтесь прекрасным времяпрепровождением.

Едва моряк закончил свою речь, как кто-то тут же выбежал из трюма наверх. Линь Цюши вначале решил, что это от испуга, но вскоре до его ушей донеслись мощные рвотные позывы… Видимо, бедняга страдал от морской болезни.

— Что же это за место? — пропищала досмерти перепуганная видом моряка девчонка. — Мы снимаемся в каком-то реалити-шоу? Мне правда очень страшно, я хочу отказаться, можно? Я не хочу играть в эту игру, прошу вас…

Старый моряк, не обращая на её причитания никакого внимания, окинул людей равнодушным взглядом.

Тогда девчонка кинулась к нему, наверное, чтобы схватить за руку, но спустя мгновение застыла на месте, побледнела и отшатнулась прочь, словно увидела нечто до жути пугающее.

Линь Цюши не обладал таким острым зрением, как Жуань Наньчжу, и в тусклом свете лампы не видел ничего необычного. Тогда Жуань Наньчжу шёпотом объяснил ему, в чём дело:

— Он весь кишит чёрными насекомыми.

   Гу Лунмин поёжился и спросил:

— Так он живой или уже мертвец?

— Не знаю, — пожал плечами Жуань Наньчжу. — Во всяком случае, выглядит он не очень хорошо.

Обычно неигровые персонажи, предоставляющие ключевую информацию, принимали нормальный вид, и если уж выглядели ненормально, значит, в этом мире вообще не было ничего нормального.

Линь Цюши не ожидал, что они попадут на старый корабль, однако им, похоже, уже выставили дедлайн — десять дней до прибытия в порт.

— Идёмте, я покажу, где вы будете ночевать, — сказал моряк. — Скоро стемнеет… и пойдёт дождь. — Он снова засмеялся как сумасшедший, отчего игрокам сделалось неспокойно на душе.

Проводив людей наверх, моряк раздал им ключи от кают.

Большинство комнат оказались двухместными, но нашлось и несколько трёхместных, и когда Линь Цюши досталась комната на двоих, Гу Лунмин, отбросив стеснение, выменял их ключ у какого-то мужчины на комнату с тремя кроватями.

— Ты даже здесь торгуешься без зазрений совести? — Линь Цюши посмотрел на Гу Лунмина с уважением.

— Просто я не хочу умирать… — Ему совсем не хотелось ночевать одному, и хотя роль третьего лишнего не самая приятная, всё же гораздо лучше стать третьим лишним, чем мертвецом.

Жуань Наньчжу с полуулыбкой заметил:

— И не поспоришь.

Они хотели осмотреть корабль, но уже наступила ночь и оставаться снаружи было небезопасно, поэтому трое решили пойти спать и отложить принятие решений до завтра.

Получив ключи от своей каюты, они наскоро умылись и улеглись по кроватям, приготовившись ко сну.

Пока Жуань Наньчжу переодевался в уборной, Гу Лунмин ткнул Линь Цюши под рёбра и прошептал:

— Дружище, ну ты и тип! Отхватил такую красотку, а мне ничего не сказал?

— Гм… — уклончиво ответил Линь Цюши.

— Она потрясная. — Гу Лунмин вздохнул. — Будь у меня такая девушка, я бы тоже не хотел отлипнуть от неё ни на минуту.

Он с завистью посмотрел на Линь Цюши.

Линь Цюши, глядя на Гу Лунмина, попытался представить его реакцию, когда он узнает, что Жуань Наньчжу на самом деле девушка «с сюрпризом». Конечно, мужчина не собирался сообщать парню об этом прямо сейчас, всё-таки Гу Лунмин пока не являлся членом Обсидиана, а пристрастие главного босса к переодеванию в женские наряды было самым главным секретом их организации…

Тем временем Жуань Наньчжу переоделся и вышел к ним.

— О чём это вы тут говорили?

— Ни о чём, — просто сказал Линь Цюши. — Он сказал, что ты красивая.

Жуань Наньчжу многозначительно хмыкнул.

Гу Лунмин:

— …

По его спине вдруг пробежал холодок…

Постельное бельё на корабле отсырело от морского воздуха, лежать на нём было крайне некомфортно. Волны и ветер за окном усилились, и даже кровати начали немного шататься. Линь Цюши вспомнил о парне с морской болезнью, которого так и не перестало тошнить, и подумал, что ему за этой дверью точно придётся нелегко.

За окном стемнело окончательно, и остался только завывающий ветер и шум ударяющихся друг о друга волн. Линь Цюши закрыл глаза, постепенно погружаясь в сон, однако заснуть так и не успел — его разбудил удар грома, который будто бы взорвался прямо над их головами. От этого оглушительного грохота все трое в комнате пробудились ото сна.

Затем послышался шум дождя, такого сильного, что казалось, вместе с этим ветром ливень разрушит всё в этом мире.

Каюту закачало ещё сильнее, и Линь Цюши сел на своей кровати.

Выглянув из окна в темноту ночи, мужчина к своему немалому удивлению смог разглядеть палубу корабля, освещённую двумя масляными лампами. Из чего же были сделаны эти лампы, раз продолжали гореть в такую бурю… Линь Цюши как раз думал об этом, когда вдруг заметил некую странность, а потом услышал голос севшего рядом Жуань Наньчжу:

— Не смотри.

— Хм?

— Это не лампы, — пояснил тот. — Это глаза.

Пара жёлтых глаз, явно принадлежащих нечеловеческому существу. Обладатель этих глаз злобно рыскал в ночи, словно дикий зверь в поисках добычи.

Линь Цюши моментально отвёл взгляд.

— Что это за тварь?

— Не знаю, не могу рассмотреть, — покачал головой Жуань Наньчжу. — У него человеческий силуэт, но на человека оно не похоже.

Линь Цюши задумчиво нахмурился, но когда снова посмотрел в окно, глаза уже исчезли.

Гром прозвучал ещё и ещё раз, солёный запах морской воды и рыбы в воздухе усилился.

Жуань Наньчжу перебрался в кровать Линь Цюши, они прижались друг к другу и вскоре снова погрузились в объятия сна. Только Гу «одинокий пёс» Лунмин оказался гораздо менее везучим — он лежал на соседней кровати и скорбно пялился в потолок, размышляя о том, что за эти дни ему, должно быть, придётся до отвала наесться собачьего корма.

Дождь прекратился только к утру, но даже тогда небо не прояснилось ни на миг. Чёрные тучи по-прежнему висели над кораблём, и когда прозвенел будильник, Линь Цюши даже решил, что ещё не рассвело, но посмотрев на часы, увидел цифру восемь.

— Доброе утро, — поприветствовал его Жуань Наньчжу.

— Доброе утро. Сегодня так пасмурно.

— Думаю, дождь продолжится.

Трое вышли на палубу и увидели за бортом чёрные волны, накрывающие друг друга.

Вокруг не было ни единого намёка на сушу, только бескрайнее море. Единственной реальностью остался корабль под ногами.

Такое ощущение изолированности с лёгкостью оказывает негативное влияние на человеческую психику. Даже Линь Цюши почувствовал себя неуютно от представшей перед ними картины.

— Пойдём, сходим на завтрак, — позвал их Гу Лунмин.

— А у тебя крепкие нервы, — задумчиво произнёс Жуань Наньчжу, обращаясь к Гу Лунмину.

— Да, — подтвердил Линь Цюши. — Психическое состояние неплохое.

За дверью ты можешь не быть умником, но смельчаком быть обязан. В некоторых особенно жутких случаях страх способен заставить человека растерять всю способность к здравомыслию. И каким бы умным ни являлся человек, без силы духа за дверью он превратится по эмоциональному диапазону в Чэн Цяньли.

Трое отправились на завтрак, обнаружив в столовой атмосферу, которую можно было охарактеризовать словом «мёртвая».

Вначале Линь Цюши не понял, почему все сидят с такими лицами, но посмотрев на «меню» он и сам невольно пал духом.

Из еды на корабле была только рыба, причём не особенно свежая. Гу Лунмин палочкой потыкал рыбью голову, которая пялилась на него мёртвым глазом, и спросил:

— Это можно есть?

От одного взгляда на эту рыбу становилось дурно.

— Выглядит ужасно невкусно, — констатировал Линь Цюши. — Попробуешь?

Гу Лунмин зацепил палочками немного мяса с жабров, попробовал и скривился:

— Блин, этой двери, наверное, урезали расходы на питание игроков… На вкус отвратно! Она как будто пролежала тут трое суток. Хочешь кусочек?

— Нет уж, спасибо.

Гу Лунмин:

— …

Большинство блюд на столе были сделаны из несвежей рыбы, кроме этого на завтрак подали безвкусные на вид лапшу и бобы. Обстановка и без того царила гнетущая, а подобная еда только усиливала чувство отвращения.

Впрочем, Линь Цюши нисколько не расстроился. Поняв, что завтрак есть невозможно, он потихоньку вернулся в их комнату и достал из рюкзака заготовленный паёк.

Гу Лунмин, глядя как тот ставит на стол банку «Старой крёстной»1, выпучил глаза:

1«Старая крёстная» — марка острого соуса.

— Ты даже «Старую крёстную» прихватил? Как будто в поход собирался!

— Будешь? — Линь Цюши полил соусом принесённую с завтрака лапшу.

— Буду, буду, налей побольше, — с наглым видом покивал Гу Лунмин.

Наконец решив проблему с завтраком, они приготовились осматривать корабль.

Здесь имелось три «этажа», корабль походил на средневековое судно эпохи великих открытий, только очень старое — повсюду виднелись следы времени.

Кроме вчерашнего старика, они не увидели на корабле других моряков, вероятно, неигровой персонаж здесь был только один. Он велел им оставаться на корабле и ждать обратного рейса, но Линь Цюши посетила абсолютная уверенность, что если они за десять дней не отыщут дверь, их путешествие просто повторится сначала — придётся прожить здесь ещё десять дней.

Они поднялись на второй этаж, где до Линь Цюши донёсся странный стук. Не уверенный, что остальные тоже это заметили, он спросил:

— Вы слышите?

— Что? — Гу Лунмин, похоже, не слышал.

Зато Жуань Наньчжу кивнул:

— Кажется, да, но не очень чётко.

— Стук идёт из угла… — Линь Цюши направился вперёд на звук. — Посмотрим, что там.

По мере приближения к источнику звука, Линь Цюши ощутил сильный запах тухлой рыбы, настолько отвратительный, что его начало мутить. Как хорошо, что с ними не пошёл Чэн Исе, который, наверное, просто задохнулся бы здесь.

И звук, и запах шли из одной каюты. Стоило мужчинам подойти ближе, Жуань Наньчжу и Гу Лунмин тоже расслышали стук.

Они медленно подобрались к маленькому окошку в двери и заглянули внутрь.

Это оказалась кухня — повсюду висели различные кухонные принадлежности, но больше всего в глаза бросалась дохлая рыба, подвешенная на множестве крюков к потолку.

В комнате находился человек в поварском фартуке, он стоял к ним спиной и что-то рубил огромным тесаком. Гу Лунмина от такой картины чуть не вырвало, парень пробормотал:

— Только не говорите, что он готовит для нас еду…

— Вполне возможно! — Жуань Наньчжу сохранял хладнокровие.

Гу Лунмин:

— Буэ!..

Ведь он за завтраком попробовал кусочек этой рыбы.

Линь Цюши сочувственно похлопал беднягу по спине.

Впрочем, кое-что новое они всё-таки выяснили: — повар стал вторым увиденным на корабле живым персонажем.

Они ещё немного понаблюдали за ним, но тот, кроме разделывания рыбы, больше ничего не делал, и трое отправились дальше.

Скоро им на пути снова попалась довольно странная комната, запертая, со шторкой на дверном окошке. Изнутри не доносилось никаких звуков, только стоял ужасный смрад. Сначала Линь Цюши решил, что этот запах прицепился к ним с кухни, но принюхавшись, понял, что вонь исходила именно из этой комнаты.

— Войдём и осмотримся? — Гу Лунмин заглянул в занавешенное окошко, но ничего не разглядел.

Жуань Наньчжу, подумав, сказал:

— Попробуем, — и вынул из кармана шпильку, чтобы открыть замок.

Глядя на его отточенные действия, Гу Лунмин вытаращил глаза от удивления, затем повернулся к Линь Цюши с вопросом:

— Это… ваше базовое умение?

— Ага, — решил пошутить Линь Цюши. — Хочешь вступить в наши ряды, сначала придётся научиться вскрывать замки.

Пока он это говорил, послышался щелчок — Жуань Наньчжу в самом деле справился с замком. Но вот что странно: толкнув дверь, он заметил, что её изнутри держит цепочка, так что войти в комнату не получается, только заглянуть внутрь через образовавшуюся щель.

Жуань Наньчжу уже собирался толкнуть дверь и выбить её, но…

— Стой, — вдруг остановил его Линь Цюши. — Подожди, за дверью какой-то шум.

Жуань Наньчжу немедленно застыл, а через мгновение из щели высунулась покрытая чешуёй лапа с острыми когтями, а за ней сверкнула пара жёлтых глаз, недобрым взглядом зыркнув на людей.



Комментарии: 10

  • Спасибо за перевод! Ох, после кошмара прошлой двери, эта по крайней мере должна быть полегче и поспокойнее... Надеюсь.

  • Спасибо, очень захватывающе !)

  • С нетерпением жду реакции Гу Лунмина на изюминку нашей прекрасной Чжу Мэн.
    Спасибо за перевод, он прекрасен. (◍•ᴗ•◍)

  • Какая вонючая дверь. Плохой обслуживание на этом корабле.
    Обожаю Гу Лунмина. Готовит местный повар плохо, зато собачьего корма вдосталь)

  • Спасибо за продолжение ))

  • Спасибо за главу

  • Спасибо за труд~~~

  • Главы выходят теперь раз в две недели?

  • Большое спасибо за перевод!

  • Ах...спасибо...жизнь прекрасна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *