Линь Цюши крайне потряс тот факт, что Ло Цяньшуй — не живой человек. Зато на лицах Жуань Наньчжу и Чэн Исе удивления он не заметил — казалось, они давно привыкли к подобным вещам.

Жуань Наньчжу вернулся к ним и произнёс:

— Я поговорил с ними, ничего страшного. Ло Цяньшуй умерла за другой дверью.

— Такое часто случается? — глядя на него, спросил Линь Цюши.

— Разумеется, нет, — спокойно ответил Жуань Наньчжу.

— Но как Ло Цяньшуй, умерев за дверью, всё ещё может…

— Это не важно. По крайней мере, за этой дверью. — вместо ответа Жуань Наньчжу перебил его, при этом голос мужчины звучал немного сурово, как будто он не хотел, чтобы Линь Цюши вникал в эту тему, и лучше всего — чтобы вообще не задавал вопросов.

Линь Цюши ничего другого не оставалось, как согласно кивнуть. Поведение Жуань Наньчжу казалось ему довольно странным. Однако в словах мужчины он не уловил ничего необычного, ведь смерть Ло Цяньшуй действительно не имела никакого отношения к этому миру.

Узнав правду о Ло Цяньшуй, Жуань Наньчжу сразу согласился сотрудничать с братом и сестрой. Они стали обсуждать ночную вылазку за ключом.

Жуань Наньчжу предложил:

— Мы не можем идти туда все вместе. Вы будете ждать снаружи.

Но Линь Цюши не согласился с ним:

— Я считаю, что лучше всего пойти мне. — Помолчав, он высказал то, о чём думал уже давно: — Всё-таки мы не можем знать наверняка, враги они или друзья, эти Ло. И даже если внутри я столкнусь с неприятностями, ты ведь обязательно что-нибудь придумаешь, чтобы помочь мне справиться с ними.

А вот если неприятность случится с Жуань Наньчжу, даже Чэн Исе, возможно, окажется бессилен.

Жуань Наньчжу задумался над этим предложением, но идея явно ему не очень понравилась.

— Жуань-гэ, — бесцветным тоном позвал Чэн Исе. — Ты ведь не сможешь всю жизнь защищать Цюши.

Линь Цюши так и застыл, услышав эти слова, и посмотрел на Чэн Исе. Ему показалось, что в них есть некий скрытый смысл.

— Откуда тебе знать, что я смогу, а что не смогу? — без всякого выражения на лице парировал Жуань Наньчжу.

Чэн Исе промолчал.

Линь Цюши нарушил воцарившуюся неловкую тишину:

— Наньчжу, позволь мне пойти. Всё будет хорошо.

Постучав пальцем по столу, Жуань Наньчжу всё-таки согласился с планом Линь Цюши и решил отправить его за ключом в одиночку, пока они вдвоём с Чэн Исе будут следить за братом и сестрой Ло, во избежание непредвиденного.

Всего за несколько дней погибла половина команды.

Одним из отличий этой двери от предыдущих была невозможность без специального приспособления узнать, кто перед тобой — соратник или уже мертвец. Вполне возможно, что тот, кто сидит с тобой за одним столом или спит на одной кровати, умер несколько дней назад.

Примерно в три часа после полудня Жуань Наньчжу снова решил обсудить детали ночной вылазки с Ло Цяньшанем и Ло Цяньшуй.

— Я войду в зазеркалье и отвлеку мать с ребёнком. У вас будет около пяти минут. — Похоже, Ло Цяньшуй давно приняла факт собственной смерти и относилась к этому совершенно спокойно. — Это ваш лимит. Вы должны выйти из комнаты до истечения времени.

— Ага, — кивнул Жуань Наньчжу. — Вы нашли местоположение двери?

— Пока нет. — С того момента, как Жуань Наньчжу узнал о смерти Ло Цяньшуй, мягкая улыбка исчезла с лица Ло Цяньшаня и больше не появилась. Её место заняла холодная серьёзность, будто ему стало лень притворяться милым. — Но выход наверняка на тридцать четвёртом этаже.

Жуань Наньчжу о чём-то задумался.

— А что у вас? Решили, кто пойдёт? — спросил Ло Цяньшань.

— Я, — Линь Цюши огласил их решение.

— Ты? Кто это предложил? Твоя подруга? — Услышав ответ, Ло Цяньшань перевёл взгляд на Жуань Наньчжу.

— Нет, я сам решил, — ответил Линь Цюши. — Что-то не так?

Ло Цяньшаня удивил ответ Линь Цюши. Ну кто в здравом уме согласится на такой риск добровольно? Во взгляде мужчины появился некий подтекст.

— И ты не боишься?

— Чего?

— Смерти, конечно, — усмехнулся Ло Цяньшань.

Линь Цюши его вопрос показался странным.

— Думаю, в мире нет людей, которые не боятся смерти.

— Нет, — Ло Цяньшань покачал головой. — Ты просто не видел людей, которые боятся по-настоящему.

Те, кто боится смерти по-настоящему, не выдерживают давления своих страхов. В итоге в первой же двери некоторые игроки совершают поступки, ведущие к необратимым последствиям. Разумеется, Ло Цяньшань не стал вдаваться в подробности перед Линь Цюши. Только интуиция подсказала ему, что этот Юй Линьлинь в некотором роде особенный, отличается от других.

Обговорив все детали, они впятером стали ждать наступления ночи.

В восемь вечера в комнату вновь просочился сильный запах гари.

Линь Цюши, согласно договорённости, вышел в коридор, где увидел ожидающих его брата и сестру Ло.

Ло Цяньшань, посмотрев на часы, заговорил:

— В восемь сорок Цяньшуй войдёт в зеркало и уведёт их. В восемь сорок пять ты должен выйти оттуда. Ключ висит в комнате, прямо на стене. Его будет легко отыскать.

— Ло Цяньшуй видела его через зеркало? — уточнил Жуань Наньчжу.

Ло Цяньшань, глянув на него, кивнул.

Выходит, в самый первый раз они солгали — дверь не была открыта. Брат и сестра узнали о местоположении ключа благодаря способности Ло Цяньшуй перемещаться между двумя мирами.

До восьми сорока оставалось ещё три минуты. Жуань Наньчжу протянул Линь Цюши кроваво-красный браслет.

Он ничего не сказал, но Линь Цюши послушно принял вещицу и надел на запястье.

— Твоя главная цель — выжить, — тихо произнёс Жуань Наньчжу. — Если не сможешь достать ключ, чёрт с ним. Ты должен выйти оттуда.

Линь Цюши кивнул в ответ.

Прозвенело напоминание в телефоне — восемь часов сорок минут. Ло Цяньшуй сразу исчезла в зеркале на стене. Линь Цюши успел заметить на её запястье красную нить, которая связывала девушку с братом.

Мать и дочь в конце коридора, два обугленных трупа, среагировали мгновенно — как и сказала Ло Цяньшуй, они посмотрели в зеркало на стене и прошли сквозь него, освобождая проход к комнате.

Линь Цюши бросился бегом и очень скоро оказался перед горящим номером.

Невыносимый запах гари ударил в нос, мужчина приложил к лицу приготовленное заранее влажное полотенце и потянул ручку двери, которая уже начала деформироваться от жара.

Комната, представшая перед ним, не имела ничего общего с тем, что они видели днём.

Всё вокруг было чёрным. Мебель, стены — всё почернело от огня. Единственное, что выбивалось из этой картины — зеркала, развешанные повсюду.

Они по-прежнему оставались целыми. Почти каждый уголок комнаты отражался в них.

Линь Цюши не мог медлить. Он вбежал в комнату и поискал взглядом стену, на которой, по словам Ло Цяньшаня, должен был висеть ключ.

Однако во всём номере ему никак не удавалось найти ничего похожего; только войдя в спальню, мужчина увидел то, что искал.

— Бл*ть, — Линь Цюши редко ругался вслух, но это был именно тот случай, когда не выругаться невозможно.

Одна из стен в спальне… была сплошь увешана ключами. Абсолютно одинаковыми — все они были сделаны из бронзы и имели вид того самого, спасительного ключа.

Навскидку, их здесь висело как минимум две сотни.

Линь Цюши посмотрел на часы. У него оставалось ещё три минуты. Но как выбрать нужный ключ? На лбу мужчины выступили капли холодного пота, он с трудом смог сохранить хладнокровие.

Пока он раздумывал, позади неожиданно раздался треск. Линь Цюши повернулся и увидел в зеркале за своей спиной человеческую фигуру. Несмотря на другую одежду и наполовину почерневшее в огне тело, Линь Цюши узнал этого человека по лицу — того самого служащего отеля.

Он с ненавистью смотрел на Линь Цюши из зеркала.

Этот взгляд настолько ужасал, что Линь Цюши невольно отшатнулся.

Треск повторился — это мужчина начал бить в зеркало кулаком с такой силой, что по стеклу поползли трещины. Казалось, оно вот-вот разобьётся.

Он стоял вплотную к зеркалу, чуть не уткнувшись наполовину обгоревшим лицом в прозрачную преграду, а изо рта его вылетали невнятные проклятия.

Линь Цюши увидел его глаза.

В отличие от пугающего, уродливо скривившегося лица, глаза были подобны поверхности озера, по которому не пробегают волны. В них отражался тусклый свет.

Посмотрев в глаза мужчине, Линь Цюши почувствовал лёгкое помутнение рассудка. Он будто услышал крики женщины и плач ребёнка.

А ещё ругань мужчины и звон разбивающегося зеркала.

— Уходи! Уходи! И не смей возвращаться! — кричала женщина. — Я тебя ненавижу! Ненавижу!

— Ты меня ненавидишь? С какой это стати? — отвечал мужчина. — Кем ты себя возомнила?!

— А-а-а!!! — какой-то предмет упал на пол и разбился, а потом из него полыхнул огонь.

Женщина пронзительно завизжала, но потом, вместе со звуками разбивающихся зеркал, её крики постепенно стали затихать.

Так и детский плач — такое ощущение, будто нечто забирало у них способность кричать… Нет. Вероятно, сразу забирало их жизни.

Затем хлопнула дверь и раздался звук торопливых шагов.

Будто во сне, Линь Цюши ощутил, что действие переместилось в другое место. Он увидел огромное зеркало, в котором отразился мужчина. Но когда он собрался сбежать, из зеркала протянулись две чёрные от копоти руки, которые схватили его за ноги и силой утащили в зазеркалье.

Линь Цюши вдруг почувствовал резкую боль в запястье. Его лицо посуровело, он заметил, что в какой-то момент приблизился к зеркалу в комнате. Ещё шаг — и он врежется в него.

А вместо отражения на него смотрел мужчина с озлобленным взглядом.

Линь Цюши закашлялся и наконец смог вырваться из плена иллюзии. Он посмотрел на часы — восемь сорок четыре… Осталась всего минута!

Ключ, ключ, ключ… Где же настоящий ключ?

В тот миг Линь Цюши даже померещилось, что он на самом деле стоит среди пожара в горящей комнате. А потом он услышал своим чувствительным слухом шаги, которые послышались от зеркала… Время истекало, мать и дочь возвращались!

Но приближающаяся опасность сделала сознание Линь Цюши, напротив, предельно чистым и сосредоточенным. В его памяти возникли строки подсказки:

Бронзовое зеркало они нашли. Зеркало истории — тоже. В таком случае, где же последнее?

И что означает «человек станет зеркалом»? Что он должен был найти, а что — потерять?

Линь Цюши снова посмотрел на мужчину и вдруг вспомнил слова Жуань Наньчжу, который как-то сказал, что за дверью существуют правила. Что двери — это новая жизнь, а не смерть. И потому не бывает безвыходных положений, всегда есть шанс выжить.

В таком случае, может быть, этот мужчина, заключённый в зеркале, тоже имеет какое-то назначение?

Линь Цюши подошёл ближе и начал внимательно изучать человека перед собой.

Тот неотрывно пялился на Линь Цюши полным ненависти взглядом чёрных глаз. Именно в его глазах Линь Цюши кое-что заметил. Там отражалась какая-то маленькая картинка.

Но вовсе не эта комната, а что-то другое.

Это был маленький прикроватный столик, на котором стояла фотография троих членов семьи. Тут-то Линь Цюши и осенило.

Он подбежал к кровати и перевернул рамку с семейным фото, под которой и нашёлся блестящий бронзовый ключ.

Линь Цюши наконец понял, что означали слова «где найдёшь, где потеряешь».

У него остались какие-то жалкие секунды на выход, и Линь Цюши, схватив ключ, бросился прочь, ему больше нельзя было здесь оставаться.

Пять, четыре, три… Линь Цюши увидел выход из номера и уже было обрадовался, однако улыбка на его лице тут же застыла. На пороге появились два силуэта.

Высокий и низкий, держащиеся за руки, обгоревшие до черноты. Женщина одной рукой вела за руку ребёнка, другой схватилась за дверь. А потом криво улыбнулась Линь Цюши.

Она вот-вот закроет дверь! В голове Линь Цюши что-то щёлкнуло, он среагировал мгновенно — замахнулся и что было силы бросил ключ в проём.

Щёлкнул замок — дверь захлопнулась.

Линь Цюши упал на колени и громко закашлялся.

Температура в комнате повышалась, отовсюду сочился густой дым. Сознание Линь Цюши стало постепенно затуманиваться, однако он очень чётко осознал, что, похоже, вот-вот умрёт.

Перед лицом смерти Линь Цюши почувствовал покой, который невозможно описать словами. Он упал, щекой ощутив горячий пол, уставившись на угольно-чёрную стену. В голове, подобно карусели, замелькали бесчисленные картинки.

Там был он сам, Каштан, его друзья и ещё… Жуань Наньчжу.

Каким же красивым Жуань Наньчжу был в этом круговороте памяти! Линь Цюши закрыл глаза и подумал, что об этом даже стыдно рассказать кому-то. Перед смертью думать о другом мужчине…

Темнота поглотила Линь Цюши. Последнее, что он ощутил, — как расслабилось и обмякло всё тело.

 

***

Кап, кап. Это был звук капающей воды.

Линь Цюши ужасно захотел пить. Он приоткрыл рот и с трудом выдавил:

— Воды…

Следом его губ коснулось что-то влажное и мягкое. Линь Цюши медленно открыл глаза и увидел свет над собой.

— Проснулся? — спросил знакомый голос.

Линь Цюши закашлялся, а потом наконец разглядел, что рядом с его кроватью сидит Чэн Исе.

Тот держал в руке ватную палочку, с которой капала вода.

— Исе? — Линь Цюши не мог поверить своим глазам. — Я… я не умер? — Он ещё помнил картину, увиденную перед тем, как потерять сознание.

Теоретически, в том положении, как ни крути, он не мог спастись от смерти.

— Я Цяньли. — Второй из пары близнецов обиженно округлил глаза. — Цюши, как ты мог меня не узнать? Только о моём брате и думаешь?

Линь Цюши:

— …

Но ведь в этом нет ничего необычного! Почему из твоих уст это звучит так двусмысленно?

— Я выбрался? — Линь Цюши чувствовал боль в каждой части тела, даже его голос звучал ощутимо слабее. — Я уж думал, мне конец…

— С тобой всё хорошо, — ответил Чэн Цяньли. — Зато Жуань-гэ чуть не умер.

Линь Цюши сразу же сел на кровати.

— Что?!

— Ну… сейчас он тоже уже в порядке, не волнуйся. Главное, не умереть за дверью по-настоящему, и организм опытного игрока восстановится очень быстро.

— Нет, нет, постой… Что могло случиться с Наньчжу? — Он ведь помнил, как выбросил ключ в коридор!

— Это уж я не знаю, он до сих пор не пришёл в сознание.

Линь Цюши размял виски.

— Как давно мы вышли?

— Два дня назад.

Линь Цюши тяжело выдохнул и спросил:

— А твой брат? С ним всё хорошо?

— Да, — ответил Чэн Цяньли. — Он придёт в обед. Если хочешь что-то узнать, лучше тебе самому у него спросить.

Линь Цюши кивнул.

После полудня Чэн Исе приехал в больницу, чтобы привезти Чэн Цяньли еды.

— Очнулся? — обратился он к Линь Цюши. — Как себя чувствуешь?

Линь Цюши лежал на кровати и смотрел на иглу капельницы в своей руке.

— Более-менее. Какой у меня диагноз?

— Такой же, как у Жуань-гэ. Большая кровопотеря.

Линь Цюши хмыкнул «понятно». Несмотря на «большую кровопотерю» он, тем не менее, не чувствовал, чтобы где-то болело особенно сильно. На самом деле, кроме нечеловеческой слабости в теле, никаких жалоб у него не было.

— Что с Наньчжу? — Линь Цюши всё ещё очень переживал за него. — И как я выбрался оттуда?

— Он в порядке. Через несколько дней сможет выписаться. — Чэн Исе помолчал немного и тихо добавил: — Это Жуань-гэ вошёл в номер и спас тебя.

— Он вошёл в номер? — поразился Линь Цюши. — Но ведь вход охранялся тварями?

— Долгая история.

— Так рассказывай. Я всё равно никуда не спешу.

Чэн Исе кивнул и вкратце поведал, что произошло после того, как закрылась дверь номера. Увидев, что мать и дочь вернулись раньше оговоренного времени, Жуань Наньчжу вышел из себя, выхватил оружие и направил его на Ло Цяньшаня, тем самым заставив Ло Цяньшуй снова войти в мир зеркал и отвлечь тварей ещё раз. Потом он ворвался в номер и вытащил Линь Цюши.

К тому времени уже весь коридор занялся огнём, и Жуань Наньчжу, вышедший из комнаты с Линь Цюши на руках, практически превратился в огненного человека, получил ожоги по всему телу.

К счастью, эти раны остались за дверью, в реальности они бы привели к смертельному исходу.

Затем огонь стал распространяться дальше, однако им удалось отыскать дверь и спастись, прежде чем пламя добралось до них.

Конечно, действия Жуань Наньчжу окончательно разрушили сотруднические отношения между ними и семьёй Ло. Чэн Исе, впрочем, не придал этому особого значения, сказал только, что за дверью не бывает друзей навечно. Неизменно только стремление к личной выгоде.

— Но ведь мы же будем друзьями навечно? — смеясь, спросил Линь Цюши.

Чэн Исе сначала застыл на секунду, потом на его лице без эмоций появилась лёгкая безысходность, но юноша всё же едва заметно кивнул.

Линь Цюши рассмеялся от ощущения, что подшучивает над маленьким ребёнком.

Под вечер Жуань Наньчжу тоже пришёл в себя. Как и Линь Цюши, он попал в больницу из-за серьёзной кровопотери, однако у него остались настоящие раны, как будто порезы от стекла. Врач даже поинтересовался, не нужно ли заявить в полицию.

Чэн Исе отвёз Линь Цюши, усевшегося в инвалидное кресло, повидать Жуань Наньчжу.

Тот, ужасно бледный, но всё ещё прекрасный, с кислородной маской на лице лежал на кровати и выглядел в крайней степени ослабшим. Только чёрные глаза сияли пугающе ярко, подобно звёздам в ночном небе, отчего казалось, что в них сейчас затянет душу.

Линь Цюши позвал его по имени:

— Наньчжу.

Жуань Наньчжу шевельнул губами и тихо-тихо хмыкнул в ответ.

— Спасибо тебе, — сказал Линь Цюши.

Однако эти слова сразу же показались ему неподходящими. Такую благодарность невозможно было высказать. Ведь если бы не Жуань Наньчжу, он, скорее всего, никогда не вышел бы из той двери. И сейчас уже выпрыгнул бы из окна в реальности или нашёл бы другой способ умереть.

— Это я должен тебя благодарить. — Голос Жуань Наньчжу звучал совсем тихо, словно парящее в воздухе пёрышко.

— Не говори ничего. Набирайся сил. Всё остальное подождёт.

Жуань Наньчжу сейчас был слишком слаб, и даже на то, чтобы произнести пару слов, уходили все силы.

Взгляд Линь Цюши переместился на руки Жуань Наньчжу. Его прекрасные, бледные и изящные руки с чётко очерченными мышцами бессильно лежали поверх одеяла. И сейчас они были без единого просвета забинтованы. Похоже, так в реальности воплотились раны, полученные за дверью. Трудно вообразить, сколько таких ран скрывалось под больничной пижамой мужчины.

Линь Цюши отвёл взгляд и попросил Чэн Исе увезти его.

Уходя, он услышал, что дыхание Жуань Наньчжу выровнялось. Похоже, тот уснул.

Линь Цюши остановил Чэн Исе на пороге палаты, послушал немного, потом вдруг прошептал:

— Стоило ли того?

Чэн Исе, стоя за его спиной, прекрасно понял, что Линь Цюши имел в виду, пусть ни начала, ни конца у этого вопроса не было.

Юноша ответил:

— Если он пошёл на это, значит, стоило.

— И ведь верно, — улыбнулся Линь Цюши.

— Идём, — сказал Чэн Исе. — Тебе тоже нужно как следует отдыхать и поскорее поправляться.

Лнь Цюши кивнул, и Чэн Исе отвёз его в палату.



Комментарии: 15

  • Да, странно, что не обьяснили местонахождение двери, кто отец в итоге? Как так происходи, что сестра Ло мертвая передвигается по дверям. Слишком много вопросов и мало ответов

  • Наверно, я очень плохо поняла условия этой двери, или что-то не дочитала, но почему нельзя было закрасить зеркала, в которых были мать и дочь? Это открытый мир, в чем проблема купить распылители с краской и какую-никакую защиту от огня? Может даже нормальную униформу пожарных, или хотя бы такие противопожарные штуки, которые похожи на тканевую фольгу и используются в готовке? Они все равно день целый ничего не делали, прежде, чем идти на дело

  • Большое спасибо за перевод!

  • По моему Линь Цюши уже сдвинулся с места, после осознания что: "... стыдно рассказать кому то. Перед смертью думать о другом мужчине..."

  • Глава очень эмоциональная и захватывающая (аж булки напряглись). С нетерпением жду продолжения~

    Благодарю за перевод!

  • Очень эмоциональная глава, большое спасибо за перевод и редактуру этой прелести!~

  • Nanami, будь готов(а), я чувствую, что скоро наши жопы всё-таки отвалятся, потому что Цюши нЕпРоБиВаЕмЫй, блин.

  • Эта арка одна из самых странных. Дверь должна была быть наисложнейшей, однако была пройдена легче других. Живые мертвецы. Необъяснимое поведение Цдши. Необъяснимое повеление Жуань. Местоположение двери.... столько вопросов, ответов нет, а главу ещё ждать и ждать. Спасибо большое переводчикам за главу. Вы невероятны

  • Спасибо за главу

  • На пороге смерти я думаю о мужчине... Почему бы это??? Спасибо за главу

  • Если после этой двери они не признаются в обоюдных чувствах, у меня отвалится жопа

  • Спасибо за труд! :)

  • Боже! этот Линь Цюши...когда он поймет уже?

  • Сколько загадок осталось в этой главе.
    Спасибо за перевод, подождем следующую неделю и может узнаем, как мертвые оживают. Ну и как дверь нашли☺

  • Странная глава. От этой двери я ожидала большего. Зато спасение Линя очень трогательное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *