Смерть Ли Дунъюаня как будто стала незначительной интерлюдией в жизни Белого оленя. Вскоре всё вернулось в прежнее русло, если не считать того факта, что недовольные новым лидером члены организации оказались реальной угрозой главенству Цзинь Юйжуй. Немного погодя до Линь Цюши дошли слухи, что Белый олень разделился на две фракции. Одну возглавила Цзинь Юйжуй, а другая покинула базу старого Белого оленя и назвала себя Новым белым оленем.

Жуань Наньчжу нисколько не удивился случившемуся разладу. Похоже, он предвидел, что так и произойдёт.

— Для Цзинь Юйжуй это даже хорошо, — так он отозвался о произошедшем расколе. — Пока её положение неустойчиво, и удержать в своих руках власть над всеми членами Белого оленя ей будет очень сложно. А чем держать при себе людей, представляющих угрозу, лучше позволить им съехать и найти себе другое место.

Линь Цюши понимающе хмыкнул. На самом деле сложившаяся ситуация казалась ему немного невероятной: все они стояли на пороге смерти, но зачем-то ещё держались за возможность получить какую-то выгоду в жизни. Сколько бы они ни захапали себе власти и денег, в конечном итоге всё обернётся лишь горстью могильной земли.

Послушав его мнение, Жуань Наньчжу, похоже, развеселился. Он покачал головой и просто ответил:

— Людям свойственна алчность.

Сколько бы они ни получили, никогда не будут полностью удовлетворены.

Линь Цюши казалось, он понял смысл слов Жуань Наньчжу, однако сам он не ощущал того же, что эти люди, — ему было трудно поставить себя на их место. Сравнивая реальность с мирами за дверью, он никогда в жизни не чувствовал себя более живым, чем сейчас, и удовлетворение, полученное от обладания чем-то ещё, кроме этой прекрасной жизни, постепенно меркло.

Так человек, выбравшийся из пустыни, по-настоящему понимает ценность воды и истинную жажду.

Сейчас Каштан вёл себя с хозяином как раньше: часто с мяуканьем запрыгивал Линь Цюши на грудь, ложился и мурчал, тёрся щекой о его подбородок — мило до невозможности.

Глядя, как Каштан ластится к нему, Линь Цюши растекался весенней лужицей, чесал пальцами мордочку кота и приговаривал:

— Милый котик, послушный котик.

Чэн Цяньли при виде такой картины однажды отметил:

— Цюши, ты знаешь, что похож на любящую мать, когда сидишь в обнимку со своим котом?

— Почему не на отца? — озадаченно спросил Линь Цюши.

Чэн Цяньли:

— …

А ты уловил самую суть.

Что ж, мать так мать. Линь Цюши не стал цепляться к такой мелочи.

Уже минуло три месяца с тех пор, как они вышли из двери, и Линь Цюши практически пришёл в норму. Только Жуань Наньчжу по-прежнему выглядел ослабшим, хоть и намного лучше по сравнению с его состоянием тремя месяцами ранее.

В один солнечный день после полудня Жуань Наньчжу вдруг позвал Линь Цюши, чтобы о чём-то поговорить.

Линь Цюши пришёл в его комнату и застал мужчину сидящим на кресле у окна. Мягкий солнечный свет золотистой вуалью окутывал Жуань Наньчжу, отчего казалось, что он сам светится золотым.

— Наньчжу, — позвал Линь Цюши.

Жуань Наньчжу открыл глаза, в которых не было ни капли сна, только спокойствие, глубокое, словно озеро.

— Присядь, — велел он.

Линь Цюши подошёл и сел рядом.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Жуань Наньчжу.

Линь Цюши кивнул:

— Практически пришёл в норму.

На этот раз Жуань Наньчжу окинул Линь Цюши изучающим взглядом, как будто оценивал его состояние. Вскоре оценка завершилась, и он вынес вердикт:

— Ты можешь пойти за дверь один.

Линь Цюши нисколько не удивился. На самом деле в последнее время он и сам подумывал об этом. С тех пор как он впервые попал за дверь, они с Жуань Наньчжу не разлучались, и тот всегда защищал его, всё время был рядом. А остальные обитатели коттеджа, кроме Чэн Цяньли, могли ходить за двери в одиночку.

Линь Цюши не хотел становиться обузой Жуань Наньчжу. И чем быть для него кем-то, кого нужно оберегать, Линь Цюши охотнее стал бы тем, кто сражается с ним плечом к плечу.

— Как ты на это смотришь? — спросил Жуань Наньчжу.

— Положительно, — ответил Линь Цюши. — Мне тоже кажется, что я могу попробовать пойти один.

Он опустил глаза, и так получилось, что взгляд упал на ключицы Жуань Наньчжу. Прекрасные, изящные и настолько идеальные, что казалось, только античные статуи могут иметь такие. Но теперь идеал был испорчен тёмно-красным шрамом прямо под ключицей. Следы, оставшиеся на его теле после выхода из девятой двери, не исчезли до сих пор. Линь Цюши вдруг ощутил сожаление — Жуань Наньчжу был совершенством. И на его совершенном теле не должно было появиться таких следов.

Изучая выражение лица Линь Цюши, Жуань Наньчжу спросил:

— Ты не боишься?

Линь Цюши покачал головой.

— Правда?

— Не боюсь, — он в самом деле не боялся.

Жуань Наньчжу, помолчав немного, медленно заговорил:

— Когда я впервые пошёл за дверь один, мне было очень страшно. — Кажется, теперь это казалось ему смешным. — Я до смерти боялся. Но от этого ничего не менялось, ведь никто не стал бы водить меня через двери всю жизнь… Линь Цюши. — Он вдруг позвал Линь Цюши по имени.

Тот посмотрел Жуань Наньчжу в глаза. Их взгляды встретились, и Линь Цюши услышал тихий голос Жуань Наньчжу:

— Но если ты пожелаешь, — он говорил очень ровно и спокойно, при этом твёрдо и уверенно, — если пожелаешь… я могу оберегать тебя всю жизнь. И не важно — всю твою жизнь или всю мою жизнь.

От этих слов сердце Линь Цюши забилось как бешеное, уши покраснели. По непонятной причине он испытал крайнюю неловкость.

— Что скажешь? — Жуань Наньчжу чуть наклонил голову вбок. — Одно твоё слово, и…

— Нет. Я хочу пойти один.

Жуань Наньчжу замолчал, и вся томность, исходящая от него, вмиг исчезла, на смену ей пришла суровая холодность, подобная снежной буре.

Линь Цюши испугался, что тот не так понял его отказ, и поспешил объяснить:

— Дело не в том, что я не хотел бы… Просто я так не могу, — он говорил искренне, а взгляд его снова переместился к шраму на ключице Жуань Наньчжу. — Я не хочу, чтобы ты снова пострадал. Если бы тогда я был чуточку сильнее… Мы оба выбрались бы оттуда целыми и невредимыми. К тому же, ты ещё не до конца выздоровел…

Он, запинаясь, сказал ещё очень много чего, походя при этом на болтливую тётушку в возрасте. Но Линь Цюши должен был объяснить всё как следует, он боялся, что если не сделает этого, Жуань Наньчжу может неправильно его понять.

Вообще-то он очень хотел продолжать ходить за двери вместе с Жуань Наньчжу. Но не мог поступить настолько эгоистично. Жуань Наньчжу ещё не поправился, и Линь Цюши не имел права просить его пойти с ним.

Вначале на лице Жуань Наньчжу не отражалось ни единой эмоции, но потом в глазах всё же мелькнула безысходность, и он вздохнул:

— Ладно, я понял, — его брови изогнулись изящной дугой. — И почему я раньше не замечал, что ты такой болтливый?

— Может быть, потому что тогда я ещё не был настоящим любящим отцом?

Жуань Наньчжу:

— …

Линь Цюши:

— Я пошутил…

Жуань Наньчжу поднялся с кресла и сверху вниз посмотрел на него.

— Пошутил?

Линь Цюши невольно захотелось спрятаться от ауры мощного давления, исходящей от Жуань Наньчжу, однако он сдержался. А Жуань Наньчжу добавил:

— Да уж, сейчас ты стал бы по-настоящему хорошим папой.

Линь Цюши захотелось рассмеяться, однако он не посмел.

Разница между Жуань Наньчжу за дверью и в реальности была слишком велика, так что у Линь Цюши иногда случалось раздвоение восприятия.

Жуань Наньчжу подошёл к сейфу в углу комнаты, взял ключ, открыл дверцу и вынул из ящика записку.

Затем вернулся к Линь Цюши и протянул бумажку ему:

— Это подсказка для четвёртой двери. Ты можешь сам найти клиента на сайте, или же я для тебя его найду. Когда будешь готов пойти за дверь, сообщи мне. — Он сделал акцент на следующей фразе. — На этот раз ты будешь один.

Линь Цюши уверенно кивнул и взял записку из рук Жуань Наньчжу.

— Ступай, — вручив ему подсказку, Жуань Наньчжу махнул рукой.

И Линь Цюши направился прочь из комнаты, только уже на пороге обернулся и увидел, что Жуань Наньчжу опять уселся в кресло и закрыл глаза, — видимо, устал немного. Он осторожно закрыл за собой дверь, про себя желая тому приятных снов.

Затем Линь Цюши прочёл подсказку. Там было написано целое стихотворение:

Растревожится земля, небо растревожится,

Моё малое дитя никак не успокоится,

Кто мимо пройдёт, пусть трижды прочтёт,

Тогда мой малыш до рассвета уснёт.

Линь Цюши припомнил, что это, похоже, странный способ успокоить ребёнка, каким пользуются в народе. Если у кого-то в доме дитя всё время плачет, родные пишут этот стишок на бумаге и вешают как объявление на перекрёстке, где часто ходят люди. Чем больше народу прочтёт стишок, тем быстрее ребёнок успокоится и перестанет плакать.

Впрочем, о действенности способа Линь Цюши не мог судить. Он убрал записку в карман и задумался, получится ли у него найти клиента в интернете.

Нельзя не отметить, что по интернету искать работу гораздо проще — не нужно встречаться лично и можно быстро решить любые вопросы.

Вознамерившись найти клиента, Линь Цюши очень скоро достиг цели. Девушка шестнадцати лет опубликовала пост о поиске провожатого за дверью, но с уточнением об отсутствии средств для оплаты работы и просьбой рассрочки.

Просмотрев её анкету, Линь Цюши написал девушке, чтобы узнать подробности. Девушка ответила, что она — учащаяся второго класса старшей школы, и её четвёртая дверь открывается через две недели.

Тогда Линь Цюши решил показать её анкету Жуань Наньчжу и узнать, подойдёт ли ему такой клиент.

Тот, прочитав анкету, как-то странно сощурился.

— Ты выбрал именно её?

— Мне показалось, — ответил Линь Цюши, — что лучше взять девушку, чем парня, это ведь безопаснее. К тому же она ещё совсем юная… — И если выяснится, что она замыслила недоброе, будет проще с ней разобраться.

— Ну хорошо, — сказал Жуань Наньчжу. — Она зарегистрировалась на сайте полгода назад, и если уж возникнут проблемы, думаю, не слишком большие…

— Какие проблемы могут возникнуть?

— Самые разнообразные, — уклончиво ответил Жуань Наньчжу. — Обратись к Чэнь Фэю, он преподаст тебе пару уроков.

Линь Цюши кивнул:

— Хорошо.

— И не забудь взять свой инвентарь, когда отправишься за дверь, — напомнил Жуань Наньчжу. — Даже если не знаешь, для чего он нужен, в критической ситуации что угодно может спасти тебе жизнь.

Линь Цюши понимающе хмыкнул.

После Чэнь Фэй рассказал Линь Цюши в общих чертах, какие проблемы чаще всего возникают при поиске клиентов на форуме. Во-первых, искатель проводника может солгать о количестве собственных дверей — это самый проблематичный вариант, поскольку у многих, кто идёт за дверь, нет специальных браслетов, и приходится заходить вместе с тем, кому дверь принадлежит. А когда выясняется, что уровень не тот, уже поздно. Бывали случаи, когда просящий о помощи говорил, что пойдёт в третью дверь, а на самом деле должен был войти в пятую.

— И что же делать? — Линь Цюши и не подозревал о том, что может столкнуться с подобным обманом. — Придётся войти в дверь?

— Да, придётся, — спокойно ответил Чэнь Фэй. — Прежде чем я пришёл в Обсидиан, тоже однажды так попался. Чуть не убил того пройдоху, когда всё выяснилось. Но теперь у меня есть браслет, и об этом беспокоиться не нужно. Если поймёшь, что тебя надули, и дверь по счёту совсем не четвёртая, просто сними его, и всё.

— Хорошо!

— Ещё один момент, от которого невозможно застраховаться.

— Какой?

— Они могут предоставить ложную информацию о себе.

Мужик ростом метр восемьдесят притворяется девчонкой на две головы ниже, чтобы другие спокойно соглашались с ним работать. Чэнь Фэй сказал, что такие случаи — самые распространённые, и порекомендовал Линь Цюши морально подготовиться к чему-то подобному…

— Неужели «он», если это «он», не боится, что я «его» не узнаю?

Чэнь Фэй похлопал Линь Цюши по плечу и вздохнул:

— Не стоит переживать, на самом деле мы тоже часто путаем клиентов. Например, Жуань-гэ. Для него это уже вошло в привычку.

Линь Цюши:

— …

Он вспомнил их первую встречу с Жуань Наньчжу.

— И ещё, самое главное — ни в коем случае не выдавай своей настоящей личности за дверью, — добавил Чэнь Фэй. — Это очень опасно.

— Я понял.

— Когда собираешься за дверь? — видимо, Жуань Наньчжу уже сказал Чэнь Фэю, что в этот раз Линь Цюши собирается пойти один. — Всё-таки первый раз, стоит это дело отметить.

Линь Цюши:

— Может, не надо…

Чего тут отмечать? Это же не праздник.

— Нет, нет, — возразил Чэнь Фэй. — Отметить нужно обязательно.

Линь Цюши:

— …

Вначале он не понял, почему Чэнь Фэй так настаивал на празднике, но позднее до него дошло: одиночный поход за дверь — дело опасное, и может получиться так, что он не выберется оттуда. Чем назвать это празднованием, наверное, лучше подобрать слово «прощальная вечеринка». Если за дверью с ним что-то случится, по крайней мере, будет не жаль, что остальные обитатели коттеджа не попрощались с ним как положено.

Чэн Цяньли, этот придурок, вообще разрыдался прямо за столом:

— Цюши, можешь идти и ни о чём не беспокоиться. Я обещаю, что буду присматривать за Каштаном.

— Ты не мог бы просто ничего не говорить?

— Ладно, не буду. Но с этого дня Каштан — всё равно что моя невестка! Я буду как следует о нём заботиться!

— Каштан — кот.

— А Тост — кобель, и что?

Не найдясь с ответом, Линь Цюши лишь испытал жгучее желание дать пару раз Чэн Цяньли по голове. Всё равно тот уже настолько глуп, что хуже точно не будет. А может даже станет лучше, ведь иногда получается починить телевизор, просто ударив по нему.

Впрочем, Линь Цюши видел: помимо Чэн Цяньли, остальные обитатели коттеджа тоже очень переживают за него, хотя стараются этого не показывать.

До похода за дверь оставалось две недели. Линь Цюши надеялся прожить их спокойно, без происшествий, однако кое-что необычное всё-таки случилось. Хотя, возможно, не такое уж необычное… Линь Цюши удалось увидеться с Ло Цяньшанем. Именно, с тем самым Ло Цяньшанем, который повстречался им за дверью вместе с сестрой, Ло Цяньшуй.

Только в реальности он носил имя Чжо Фэйцюань1, а сестру звали Чжо Минъюй2.

1Фэйцюань — водопад.

2Минъюй — поющий нефрит.

Оба имени были взяты из названия стихотворения «Водопад и поющий нефрит» и вместе звучали явно красивее, чем у близнецов Чэн.

— Наверное, в таких вещах и проявляется важность образования, — Чэн Цяньли, прознав об этом, ходил вне себя от горя. — Кому охота иметь брата по имени Исе, когда самого зовут Цяньли?

Чэн Исе:

— Я не понял, у тебя шея зачесалась?

У Чэн Цяньли инстинкт самосохранения работал на отлично:

— Ну конечно, мне охота! Ведь мой брат такой милашка.

Чэн Исе:

— Хм.

На самом деле, выбравшись из девятой двери, Жуань Наньчжу поискал информацию о брате и сестре Ло и узнал лишь, что те не принадлежат ни к одной организации.

Эти двое были очень необычной парочкой. Брат прошёл через девятую дверь, да ещё потерял кого-то из родни… Если бы он присоединился к какой-либо организации, наверняка стал бы там не последним человеком. И даже, вполне возможно, занял бы высшую руководящую позицию. В Китае крупные организации можно было по пальцам пересчитать, и люди, прошедшие через девять дверей, в них также встречались нечасто. Поэтому Жуань Наньчжу очень быстро выяснил, что Ло Цяньшань и Ло Цяньшуй — свободные игроки.

Сам Жуань Наньчжу не питал особого интереса к этим двоим, а вот Чэн Исе, кажется, явно озаботился их судьбой и даже успешно разузнал их настоящие имена в реальности.

Как именно Чэн Исе удалось это сделать, Линь Цюши не спрашивал. Просто однажды он вернулся в коттедж из города и увидел на диване в гостиной молодого мужчину лет двадцати, который яростно о чём-то спорил с одним из близнецов.

Линь Цюши издалека послушал суть их спора и резюмировал, что мужчина предостерегает собеседника от дальнейшего расследования касаемо его личности, а иначе пусть пеняет на себя.

Чэн Исе ничего не отвечал, только как дурачок пялился на мужчину, все своим видом говоря «А я что, я ничего».

Понаблюдав за сценой, Линь Цюши понял, что это не Чэн Исе, а Чэн Цяньли попал под раздачу.

Линь Цюши:

— …

— Чэн Цяньли, не думай, что если прикинешься невинным барашком, я поверю тебе, — говорил мужчина. — Решил сбить меня с толку притворной глупостью? Слишком зелен ещё, чтобы со мной в такие игры играть!

Линь Цюши в тот момент очень хотел сказать ему, что юноша не притворяется барашком, он и есть барашек…

Чэн Цяньли, на которого накричали ни за что, оскорбился до глубины души:

— Чжо Фэйцюань, у тебя вообще совесть есть? Я же сказал, что я тут ни при чём! Иди разбирайся с моими братом, наверняка это он тебя нашёл.

— Не думай обмануть меня, — ехидно усмехнулся Чжо Фэйцюань. — Юноша на фото — вылитый ты!

— Но ведь мой брат — тоже вылитый я!

— Вы не можете быть настолько похожими! Нас с сестрой никто никогда не путал! — Видимо, он не знал, что Чэн Исе и Чэн Цяньли — близнецы, а думал, что они просто братья разного возраста.

От обиды Чэн Цяньли готов был расплакаться. Раньше за многие его поступки приходилось отдуваться Чэн Исе, но вот этого человека на самом деле не он разозлил. Тут как раз кстати на глаза юноше попался Линь Цюши.

— Цюши, — сразу позвал он, — ну скажи ты ему! У него же явно с головой проблемы!

— А где твой брат? — спросил Линь Цюши.

— Откуда я знаю, шатается где-нибудь неизвестно с кем.

Пока они спорили, открылась дверь, и Чэн Исе вошёл в коттедж с полной корзиной овощей. Увидев, что происходит в зале, он и бровью не повёл.

Зато Чжо Фэйцюань, убедившись, что Чэн Цяньли и Чэн Исе похожи как две капли воды, тут же переменился в лице:

— Вы что, правда близнецы?

— Я тебе это триста раз повторил! — обиженно воскликнул Чэн Цяньли.

Чжо Фэйцюань явно почувствовал себя неловко.

— И правда очень похожи…

Чэн Цяньли:

— Как близнецы могут быть непохожими?! — он зыркнул на своего брата, явно рассерженный, но в итоге столкнулся со взглядом Чэн Исе и струсил, лишь добавив: — Посмотри, посмотри, какого чёрта из табакерки ты выпустил.

Чжо Фэйцюань, удостоившийся звания чёрта из табакерки:

— …

Чэн Исе отнёс покупки на кухню, вымыл руки и наконец преспокойно вышел к ним.

— Проблемы? — обратился он к Чжо Фэйцюаню.

— Это ты собирал обо мне сведения?

Чэн Исе сел напротив.

— Да.

— А ты не мог бы…

Однако Чэн Исе не дал ему закончить фразу, перебив:

— Не мог бы, — сейчас он совсем не выглядел как шестнадцатилетний парень, голос его звучал холодно: — Какое право ты имеешь что-то от меня требовать?

Взгляд Чжо Фэйцюаня помрачнел, он больше ничего не сказал, поднялся и ушёл.

Когда он проходил мимо, Линь Цюши заметил на его груди красивый кулон с чёрно-белой фотографией девушки. Видимо, это и была сестра Чжо Фэйцюаня… То есть, та самая Ло Цяньшуй из двери.

Разъярённый Чжо Фэйцюань удалился, и Чэн Исе не стал его задерживать, только сказал брату, чтобы в следующий раз тот не обращал на таких людей внимания и вообще не открывал им дверь.

— Зачем ты над ним издеваешься? — спросил Чэн Цяньли.

Чэн Исе язвительно усмехнулся:

— Из-за него чуть не погибли Жуань-гэ и Цюши. Я слишком добр к нему, ведь пока не замучил до смерти.

Может быть, за дверью Чжо Фэйцюань был очень крут, но в реальности он лишь обыкновенный человек, а самое главное — не принадлежит ни к какой организации, поэтому за ним нет никого, кто мог бы его защитить.

— Ну ладно, — сдался Чэн Цяньли. — Только не переусердствуй, а иначе Жуань-гэ тебя отругает.

Чэн Исе молча отправился на кухню, и вскоре оттуда донёсся запах готовящейся еды.

— Да что у вас случилось за той дверью? — полюбопытствовал Чэн Цяньли. — Я очень давно не видел, чтобы мой брат так относился к кому-либо.

— Да ничего особенного… — ответил Линь Цюши, которому поведение Чэн Исе тоже казалось немного странным.

На самом деле большую часть времени Чэн Исе не показывал вообще никаких эмоций и не походил на мстительного и злопамятного человека. Неужели Чжо Фэйцюань действительно разозлил его своим поступком?

Впрочем, Линь Цюши не стал задумываться над этим. Его самого скоро ждал очередной поход за дверь.

Он сделал все необходимые приготовления, обговорил пароль и внешность со своей клиенткой, после чего ему оставалось только дожидаться открытия двери.

Через несколько дней Линь Цюши почувствовал привычные изменения в окружающей обстановке, толкнул дверь своей комнаты и увидел тот самый коридор с двенадцатью чёрными железными дверьми.

 



Комментарии: 8

  • Я до чёртиков хочу новую дверь.... Надеюсь, что нашего Цюши не уведут!

  • А мне начинает нравится Чэн Исе )) ух, прям решил взяться всерьез за того, из-за кого друзья его пострадали.
    Линь... и Жуань... ну когда у вас уже все случится... прям исстрадалась вся...

  • Стойкое ощущение, что впереди нас ждёт огромная куча стекла высшего качества... Готовлю ложку и бумажные платочки...

  • Какие интересные события..... Будет интересно прочитать про поход Линь Цюши за дверь.
    Переживаю за него, слишком уж он добрый, как он будет без заботы Наньжу💜

  • Спасибо за Главу, Чэн справится, я в него верю!

  • Хорошая глава - не особо напряжная, отчасти весёлая~
    Спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод!

  • Да! Линь Цюши идёт один за дверь! Это так волнительно, но я за него не боюсь почему-то. Он справится.
    Жуань Наньчжу всё больше темнит, а это его предложение защищать Цюши до конца своей жизни заставило моё сердце сжаться... Поговорили бы они уже нормально, эх.
    Спасибо огромное за перевод! 💜

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *