Пока они ужинали, снаружи стемнело.

Все члены команды вернулись в свои комнаты, чтобы готовиться ко сну, и Линь Цюши с Гу Лунмином не стали исключением. Линь Цюши, наскоро умывшись, не торопился на боковую. Он подошёл к окну и принялся наблюдать за комнатами напротив.

Именно возле тех комнат вчера плакал скелет ребёнка. В них поселились две пары, то есть, четверо человек. И там же находилась комната, из которой вчера переехал Линь Цюши.

Днём он не обнаружил в комнате ничего необычного, кроме маленьких дырочек в бумажном окне, которые легко было не заметить.

Окно в комнате делилось деревянной перекладиной на верхнюю часть, застеклённую, и нижнюю, закрытую бумагой. Стоя можно было разглядеть всё, что происходит снаружи, но если сесть, уже ничего не увидишь.

— На что смотришь? — спросил Гу Лунмин, уже устроившись в кровати.

— Хочу узнать, чем отличаются те комнаты от нашей, — ответил Линь Цюши. — А ты пока поспи.

— Так давай вместе посмотрим?

— Меня одного достаточно. Я не буду наблюдать слишком долго. Засыпай, всё равно ничем не сможешь помочь.

Гу Лунмин, ещё немного поглазев на Линь Цюши, всё-таки не смог бороться со сном, широко зевнул, отвернулся к стене и уснул, пары минут не прошло.

Глядя на него, Линь Цюши невольно вспомнил Жуань Наньчжу… Тот точно так же засыпал, едва коснувшись подушки. Хотя, стоит заметить, что все, кто входил за дверь вместе с Жуань Наньчжу, засыпали ещё быстрее него, даже Чэн Исе не стал исключением.

Спустилась тёмная ночь, по веранде пролетел порыв ветра, от которого закачались красные фонари под стрехой.

Они давали довольно тусклое освещение, и Линь Цюши с трудом мог различать, что происходит снаружи. Посмотрев на часы, он заметил, что стрелка приближается к полуночи.

Линь Цюши решил дождаться двенадцати, а потом, если ничего так и не произойдёт, ложиться спать.

Размышляя об этом, он поднял взгляд и вдруг заметил в конце коридора на веранде напротив какие-то красные фигуры, которые медленно перемещались в темноте. Когда неизвестная процессии оказалось под светом фонаря, Линь Цюши наконец смог рассмотреть, что же это такое.

Несколько маленьких детей в красных одёжках, положив руки друг другу на плечи и склонив головы, медленно передвигались по веранде. Издалека Линь Цюши не мог разглядеть, как именно они выглядят, но по их походке можно было судить — это точно не живые дети.

Они медленно шли друг за дружкой, а когда добрались до окна одной из комнат, вдруг остановились. На мертвенно-бледном лице первого ребёнка показалась жуткая улыбка, он развернулся к окну, приподнялся на цыпочках, вытянул тоненький палец и проделал в бумаге маленькую дырочку, затем заглянул в неё.

У Линь Цюши от этого зрелища спина покрылась потом. Теперь-то он понял, откуда взялись маленькие дырочки в окне комнаты, из которой они переехали… Если бы он не послушался предостережения скелета и не выехал из той комнаты, мелкие демоны сейчас смотрели бы на них прямо через дырку в окне.

Кажется, ребёнок понял, что в этой комнате никого, и направился к следующей, где точно кто-то жил, насколько помнил Линь Цюши. А потом случилось и вовсе невероятное: проделав дырку в окне и заглянув в неё, ребёнок обернулся лужей крови и просочился в комнату через отверстие, а его «товарищи» последовали за ним!

Всё произошло совершенно бесшумно, спустя мгновение веранда вновь погрузилась в полнейшую тишину.

Линь Цюши припомнил случившееся днём и шёпотом начал читать стишок из подсказки. Прочитав три раза, он решил пойти спать, но тут увидел во дворе женский силуэт в длинном красном платье с длинными чёрными волосами, похожий на хозяйку двора.

Она стояла лицом к комнате, в которую проникли дети. Холодный силуэт казался настоящей статуей посреди двора.

Не желая больше смотреть, Линь Цюши осторожно развернулся и пошёл к кровати. Однако стоило ему усесться на край постели, перед глазами вдруг вспыхнул свет. Немало удивившись, Линь Цюши понял, что это сама по себе зажглась масляная лампа на столе.

Свет лампы озарил всю комнату. В темноте ночи он, несомненно, привлекал внимание всех и вся, и не важно, хорошего или плохого.

Линь Цюши среагировал мгновенно — бросился к столу, схватил крышку от лампы и быстро накрыл её.

Лампа вмиг погасла, а Линь Цюши застыл как вкопанный. Он почувствовал на себе взгляд, направленный со стороны окна. Мужчина тут же присел, не решаясь выпрямиться и опасаясь, что некая тварь снаружи могла его увидеть.

Может быть, Линь Цюши просто слишком переволновался, но до его ушей даже донёсся лёгкий шелест юбки.

Потом что-то потёрлось о бумагу на нижней части окна, а спустя мгновение палец с ярко-красным ногтем проделал в бумаге дыру.

Линь Цюши присел прямо возле окна, как раз чтобы попасть в слепую зону. Но даже если человек за окном его не видел, сам Линь Цюши прекрасно разглядел чёрный глаз, злобно рыскающий взглядом по комнате, будто в поисках жертвы.

Гу Лунмин на кровати мерно дышал, даже не пошевелившись от шума.

Линь Цюши задержал дыхание, стараясь свести к минимуму ощущение собственного присутствия.

Глаз наблюдал за комнатой очень долго, однако, так и не заметив притаившегося в углу на корточках Линь Цюши, женщина с сожалением вздохнула и медленно удалилась.

Но Линь Цюши не осмеливался пошевелиться. Он чувствовал, что она всё ещё где-то рядом…

И в самом деле — спустя несколько секунд чёрный глаз возник снова. Если бы Линь Цюши поверил, что женщина ушла, сейчас наверняка попался бы, и что бы тогда произошло, даже представить страшно.

Во взгляде женщины, так и не обнаружившей его, проявился гнев и недовольство. Линь Цюши услышал вдалеке стук объявления ночной стражи, при звуках которого женщина наконец исчезла.

Просидев ещё около часа на месте и окончательно убедившись, что тварь не вернётся, Линь Цюши медленно поднялся и на ватных ногах добрался до кровати.

Гу Лунмин крепко спал, совершенно не заметив, что только что случилось.

Линь Цюши выдохнул и улёгся рядом, обдумывая появление мёртвых детей и хозяйки двора. Ему всё казалось, что именно здесь и спрятаны ключевые подсказки.

Обычный человек после пережитого ни за что не смог бы уснуть, но Линь Цюши заполучил достаточно богатый опыт походов за двери, чтобы стать абсолютно нечувствительным к подобного рода вещам. Он закрыл глаза и попытался вспомнить то ощущение умиротворения, которое возникало, когда рядом с ним спал Жуань Наньчжу. Удивительно, но это сработало — очень скоро мужчина погрузился в сон.

Видимо, Жуань Наньчжу и правда настоящий дух снотворного: — только подумаешь о нём — и сразу засыпаешь.

На следующий день Гу Лунмин, проснувшись, разбудил и Линь Цюши, который, открыв глаза, услышал громогласное:

— Доброе утречко! Ну как, ночью ничего не случилось?

— Случилось. Чуть не стал трупом.

— Ты это серьёзно?

— Конечно, — Линь Цюши поднялся с кровати и вкратце рассказал обо всём, что видел этой ночью.

Гу Лунмин вначале не особенно испугался, но услышав, что какая-то тварь пялилась на него через окно, пока он спал, в ужасе выругался:

— Мать её! Она что, всю ночь на меня смотрела?

— Можно и так сказать.

— Хорошо, что я был в одежде, — Гу Лунмин смутился. — Если бы я спал раздетым, как у себя дома…

Линь Цюши:

— …

Наверное, ты бы уже умер.

Отшутившись, Гу Лунмин сделался серьёзным:

— Так что, сегодня мы снова переедем?

— Давай сначала позавтракаем, — подумав, предложил Линь Цюши.

На завтраке они обнаружили, что в команде не досчитались двоих. Именно тех, которые жили в комнате, куда ночью проникли дети.

— Те двое вчера вечером возвращались? — все начали тихо обсуждать пропавших товарищей.

Быстро управившись с завтраком, Линь Цюши сделал знак Гу Лунмину.

Тот ещё не наелся, но, запихав в рот маньтоу, отозвался:

— Иду, иду.

Линь Цюши встал и направился к выходу.

— Вы куда? — спросил кто-то.

— Хотим проверить комнату, где остановились те двое, — ответил Линь Цюши. — Посмотрим, там ли они.

— Так пойдёмте вместе.

Янь Шихэ, которого Линь Цюши и Гу Лунмин вчера встретили возле храма, тоже поднялся. Его напарница, Сяо Цянь, явно не хотела идти с ними, но всё-таки не стала возражать и отправилась следом.

Пока они шли по веранде, Янь Шихэ спросил, не слышали ли они ночью странных звуков.

— Неа! — прямо заявил Гу Лунмин. — Я проспал до самого рассвета и ничего не слышал.

Линь Цюши тоже покачал головой.

— Хм, — кивнул Янь Шихэ. — А вот я вчера слышал детский плач… Примерно с той стороны, где расположена ваша комната. Будьте осторожны ночью.

Линь Цюши ничего не сказал на это. Вчера он не слышал никаких странных звуков, а с его-то слухом… Если даже Янь Шихэ смог бы что-то расслышать, Линь Цюши точно этого бы не пропустил.

Значит, тот либо обманывал их, либо детский плач слышал он один.

За разговором они как раз добрались до комнаты двоих пропавших членов команды.

Линь Цюши постучал, но спустя несколько минут, как и ожидал, не услышал никакого ответа.

— Войдём без разрешения? — спросил он.

— Давай, — Янь Шихэ не возражал. — Только мне кажется, что дверь заперта изнутри.

— Попробую что-нибудь сделать.

В реальном мире Линь Цюши уже начал постигать искусство вскрытия замков, Жуань Наньчжу лично обучал его. Правда, процесс давался крайне медленно, сложные замки Линь Цюши пока открывать не умел. Впрочем, такой старый замок, как на этой двери, проблемой не станет — если его не получится взломать, можно просто выбить дверь. В общем, попасть внутрь не составит большого труда.

Спустя минуту замок с щелчком открылся.

Гу Лунмин наградил Линь Цюши восхищенным взглядом.

— Дружище, ты такой крутой! Теперь я готов поверить, что ты правда безработный.

Линь Цюши:

— …

Почему-то ему эта фраза не показалась комплиментом.

Янь Шихэ толкнул дверь рукой, и их взглядам предстало то, что находилось в комнате. Небольшое помещение оказалось сплошь залито кровью. Вот только было не похоже, чтобы кровь «разбрызгали», скорее «размазали» широкими разводами.

Вне всяких сомнений, тех, кто здесь проживал, они уже не увидят живыми.

Линь Цюши переступил порог комнаты и, притворяясь, что изучает обстановку, медленно переместился к окну. Он снова увидел маленькие дырочки, проделанные в бумаге. Только теперь он смотрел на них с несколько иным настроением, нежели вчера.

Янь Шихэ тоже оказался внимательным наблюдателем — он очень скоро обнаружил дырочки в окне, однако никак не мог понять, откуда они взялись. Тогда Гу Лунмин, как бы между прочим, сказал:

— Я почему-то вспомнил удушающий дым, который применяют убийцы в сериалах жанра уся1. Но ведь не может быть, чтобы их убили люди?

1Уся — приключенческий жанр китайского фентези.

Янь Шихэ бросил взгляд на Гу Лунмина.

В комнате была ещё одна деталь, на которую Линь Цюши обратил внимание. В масляной лампе на столе закончилось масло. Когда они только поселились здесь, лампы были наполнены до краёв, масло не могло прогореть всего за два вечера. Однако эта лампы практически высохла. Только неизвестно, кто-то вылил из неё всё масло или тому была иная причина.

— Но где же их тела? — обыскав комнату, Янь Шихэ не обнаружил трупов, что заставило его задуматься. — Пусть они умерли, но ведь тела должны были остаться?

Однако тела пропали. В небольшой комнатке не было места, чтобы спрятать два трупа.

— Не знаю, — проговорила Сяо Цянь. — Может, их что-то сожрало?

Янь Шихэ нахмурился, но промолчал. На самом деле такой вариант нельзя было отвергать, всё-таки за дверью могло произойти что угодно.

Линь Цюши тоже подумал о телах, но гораздо больше ему хотелось узнать, где сейчас хозяйка двора.

Похоже, больше никаких зацепок в комнате не осталось. Впрочем, Гу Лунмин обнаружил в неприметном углу кровавый след детской ладошки, но не стал говорить об этом при Янь Шихэ, а сообщил Линь Цюши чуть позже, когда они разделились.

— Хорошо, я понял, — кивнул Линь Цюши. — Как думаешь, куда могли деться тела?

— Не знаю… Но разве твари, подобные этим, оставляют после себя тела жертвы?

— Трудно сказать.

На самом деле Гу Лунмин рассуждал довольно логично, однако Линь Цюши чувствовал где-то подвох. Интуиция подсказывала ему, что непременно нужно узнать, куда делись трупы. Но лишь интуиция, без каких-либо иных причин. Возможно, это и был тот «опыт», о котором часто говорил Жуань Наньчжу — его трудно описать конкретными словами.

— Если это так важно, может, обыщем двор? — Гу Лунмин заметил, что Линь Цюши никак не перестаёт хмуриться. — Мы ведь ещё не всё здесь осмотрели.

— Давай поищем, — согласился Линь Цюши.

И они отправились осматривать территорию.

Нельзя не заметить, что двор оказался по-настоящему огромным, а тропинки в нём переплетались так, что было очень легко заплутать. К счастью, Линь Цюши обладал отличной памятью, чтобы с лёгкостью вести Гу Лунмина по этим тропинкам.

Зато парень явно окончательно запутался.

— Мы разве здесь не проходили? — Ему казалось, что пейзаж вокруг вообще не меняется.

— Не проходили, — заверил Линь Цюши. — На той тропинке камни были чуть меньше.

Гу Лунмин:

— …

Глядя на камни, он не замечал разницы, хотя так старался, что перед глазами поплыли цветные круги. Он снова восхищённо уставился на Линь Цюши и пробормотал:

— Ты и правда очень крут. Даже такую мелочь подметил…

Линь Цюши усмехнулся, но промолчал.

Раньше он не мог похвастаться хорошей памятью, но с походами за дверь всё изменилось, и теперь ему не составляло труда запоминать статичные картины, подобные этим.

Двор, казалось, специально устроили так, чтобы в нём можно было заблудиться. Многие постройки повторяли друг друга практически в точности, даже растения и декоративные камни расположились в одинаковом порядке.

Они до самого полудня бродили по двору, когда наконец обнаружили то, что искали — домик, в котором проживала хозяйка.

Как они поняли, что это именно её дом? Линь Цюши увидел висящее на ветке и развевающееся от ветра длинное красное платье. Он вспомнил, что именно это платье женщина надевала вчера ночью.

— Ты не чувствуешь этот странный запах? — Гу Лунмин вдруг нахмурился и поморщился. — Ну и вонь!

Линь Цюши тоже ощутил это. Запах, который трудно описать словами. Похожий на кровь, но в то же время с примесью гнили. От этой вони становилось дурно.

К счастью, здесь не было Чэн Исе, иначе ему бы точно нелегко пришлось.

Жилище хозяйки сейчас отделяла от них только железная дверь, которая оказалась не заперта. Через неё просматривалась обстановка внутреннего двора.

Линь Цюши вначале решил понаблюдать снаружи.

Очень большой внутренний двор оказался пустым. Кроме огромных высохших деревьев, здесь больше ничего не росло. Как раз на верхушке одного такого дерева и развевалось платье хозяйки.

Прислушавшись и убедившись, что внутри никого нет, Линь Цюши осторожно толкнул дверь, и двое проникли во двор.

Оглядевшись, Линь Цюши быстро заметил в углу двора кровавые следы, очень похожие на увиденные ими ранее в комнате пропавших членов команды, как будто что-то тащили по земле.  

Гу Лунмину, похоже, ужасно не понравился двор — он даже зажал нос, всем своим видом выражая неприязнь.

— В чём дело? — поинтересовался Линь Цюши.

— Тут отвратительный фэншуй. Это просто-напросто жилище для мертвеца.

— Но ведь и наше жилище такое же, нет?

— Здесь всё намного хуже, — покачал головой Гу Лунмин. — Обычно дома строятся прямоугольными фигурами, здесь же не хватает одного угла, будто нарочно…

Приглядевшись внимательнее, Линь Цюши тоже увидел, что у постройки недостаёт угла — на привычном месте угол скошен дугой, что выглядит крайне странно.

Обсуждая обнаруженную необычность с Гу Лунмином, Линь Цюши вдруг изменился в лице:

— Прячемся. Кто-то идёт.

Они нашли какой-то уголок, где и притаились вдвоём.

Спустя несколько мгновений на пороге двора показалась хозяйка в красном платье. С равнодушным выражением на прекрасном лице, она явно не заметила присутствия Линь Цюши и Гу Лунмина, направившись сразу в дом.

Когда женщина исчезла внутри, Гу Лунмин вздохнул с облегчением и прошептал:

— Напугала до смерти… Пойдём отсюда?

— Нет, — ответил Линь Цюши, — проследим за ней.

— Проследим? Но это же так опасно!

Линь Цюши приложил палец к губам и прошипел «тсс». Вскоре после того, как хозяйка вошла в дом, они услышали очень неприятный звук. Как будто острым тесаком рубили что-то твёрдое. Удар за ударом, стук раздавался из дома.

Гу Лунмин, хоть и не одобрял предложение Линь Цюши, всё же не стал протестовать и послушно последовал за ним, ступая на носочках. В его исполнении это выглядело очень смешно и нелепо.

Оказавшись возле входа в дом, Линь Цюши прислонился к стене и осторожно заглянул внутрь.

Женщина стояла к ним спиной, держа в руке тесак с длинным и широким клинком. Она что-то им рубила. Линь Цюши пригляделся и увидел большие куски мяса… И судя по виду рёбер, это была человечина.

Очевидно, хозяйка разделывала пропавшие вчера ночью трупы.

Но было и ещё кое-что, привлекшее внимание Линь Цюши. Ряды полок вокруг заполняли масляные лампы. Какие-то были уже пусты, какие-то заполнены маслом.

Тем временем женщина, хмыкая под нос какой-то мотив, рубила мясо. Линь Цюши разглядел ещё руки и ноги, что подтвердило его догадку о человечине. Затем женщина разожгла огонь и поставила на печь большой железный вок.

Гу Лунмин в ужасе посмотрел на Линь Цюши, в его глазах застыл вопрос — «Что она собирается делать?»

Линь Цюши развёл руками, как бы говоря, что сам пока не знает.

Гу Лунмин, в глазах которого отразилась паника, прошептал:

— Бл*ть, мы что, сегодня днём наелись…

— Не думаю… — ответил Линь Цюши.

Но даже в его голосе прозвучали сомнения, он не был уверен в своих словах до конца. Гу Лунмин припомнил запах съеденных сегодня мясных блюд и выпитого вчера бульона на косточке, и его чуть не вывернуло на месте. С трудом сдержавшись, парень сказал себе, что впредь за дверью будет есть только какие-нибудь галеты или другой сухпаёк, так намного безопаснее…

Женщина тем временем уже разогрела вок и принялась кусок за куском класть в него мясо.



Комментарии: 8

  • Спасибо за главу

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод!)) Думаю Лу Гунмин неплохой кандидат в их команду!)

  • Довольно пугающая арка))
    Спасибо за перевод :3

  • Оооо, да... Определённо, ужастики надо читать по ночам! Совсем другие ощущения. Раньше мне эта дверь особо жуткой не казалась, зато сейчас прям мороз по коже пробежал. А интересно то как! Спасибо за перевод, жду не дождусь следующей главы:))

  • ох, как же мне нравится эта дверь! огромное спасибо за перевод ❤️

  • Вау... Мне кажется, это самая жуткая дверь из всех, что были....

  • Вот как раз мясо жарю.… Отрубали от свиной туши! Я видела!. Приятного аппетита)
    Спасибо за перевод, страсти-ужасти нагнетаются👹

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *