В некоторых случаях достаточно обдумать предложение, но выполнять его совершенно не обязательно. Поэтому Линь Цюши, решив, что никаких дельных советов от Гу Лунмина не дождётся, выключил компьютер и вернулся в кровать, уснув только к самому рассвету. Ночь напролёт он размышлял над тем, как будет завтра общаться с Жуань Наньчжу, но в итоге, спустившись на завтрак, узнал, что тот ранним утром покинул коттедж.

– Куда поехал Жуань-гэ? – не увидев Жуань Наньчжу за завтраком, поинтересовался Линь Цюши.

–Ночью в Белом олене кое-что случилось, он уехал ещё засветло, – ответил Чэн Исе, который наверняка знал, что произошло.

– В Белом олене? – стоило упомянуть Белый олень, Линь Цюши вспомнил Ли Дунъюаня. – Что там стряслось?

– Внутренний конфликт, – ответил Чэн Исе. – Кажется, оказались замешаны несколько старых игроков, дело нешуточное.

Линь Цюши понимающе покивал, осознавая, что сам тут ничем помочь не смог бы, и продолжил завтракать.

На самом деле его знания о Белом олене ограничивались знакомством с Ли Дунъюанем, после гибели которого Линь Цюши больше не пересекался с этой организацией. А даже если что-то слышал, то от других членов Обсидиана.

Жуань Наньчжу вернулся в коттедж только к полудню.

Он привёл с собой девушку. Девушку с равнодушным спокойствием на лице. Линь Цюши помнил её – это она, когда Ли Дунъюань выбросился из окна и разбился насмерть, упала на колени перед телом и громко зарыдала. Она запомнилась Линь Цюши, потому что из присутствующих там людей страдала явно сильнее всех.

Девушка вошла в дом вместе с Жуань Наньчжу и сразу представилась:

– Здравствуйте, меня зовут Чжуан Жуцзяо.

Жуань Наньчжу, обращаясь к Линь Цюши, пояснил:

– Ты её знаешь.

Посмотрев на девушку, Линь Цюши вспомнил поход за дверь вместе с Ли Дунъюанем.

– Она… Ся Жубэй? – У него остались воспоминания о девчонке, пугливой и слабой, которая была с Ли Дунъюанем. Но сейчас он не мог связать тот образ с человеком перед собой.

Чжуан Жуцзяо изменилась настолько разительно, что Линь Цюши, даже называя то имя, сомневался в собственном предположении.

– Ага, – подтвердил догадку Жуань Наньчжу. Он выглядел утомлённым. – Приготовьте для неё чего-нибудь поесть, а мне нужно передохнуть.

– Иди, – сказала Лу Яньсюэ. – Мы о ней позаботимся.

Жуань Наньчжу поднялся на второй этаж, оставив Чжуан Жуцзяо стоять одну в гостинной. Лу Яньсюэ приветливо пригласила девушку за стол и приготовила ей поздний завтрак.

Та ела молча, ни слова не говоря.

– Что случилось в Белом олене? – спросил её Чэнь Фэй.

– Ничего особенного, – наконец заговорила Чжуан Жуцзяо. – Убила нескольких предателей, только и всего. – От детской наивности и слабости девушки не осталось и следа, на смену им пришли хладнокровие и равнодушие. – Просто кое-кто выступил против.

– Это связано с Ли Дунъюанем?

Девушка не ответила, только усмехнулась.

Видя, что она не хочет говорить, остальные перестали задавать вопросы. Всё равно, если понадобится, Жуань Наньчжу сам обо всём им расскажет.

Жуань Наньчжу проспал до вечера, и, лениво потягиваясь, спустился вниз в домашнем костюме, когда уже начало темнеть.

– Голоден? – спросил его Линь Цюши. – Лу Яньсюэ оставила тебе еды с обеда, я подогрею.

Жуань Наньчжу кивнул.

Вернувшись с кухни, Линь Цюши застал Жуань Наньчжу за разговором с Чжуан Жуцзяо. Впрочем, это больше походило на серьёзные переговоры, чем на простую беседу – лица у обоих были совершенно каменные.

Прислушавшись, Линь Цюши понял, что Жуань Наньчжу обсуждает с девушкой возможность присоединения к Обсидиану, и Чжуан Жуцзяо, кажется, уже приняла предложение.

– Приятного сотрудничества, – Жуань Наньчжу протянул руку.

– Приятного сотрудничества, – Чжуан Жуцзяо пожала ладонь мужчины в ответ.

Поставив тарелку перед Жуань Наньчжу, Линь Цюши посмотрел вслед Чжуан Жуцзяо, которая отправилась на второй этаж со своим рюкзаком, как будто уже в свою комнату.

– Она… разве не из Белого оленя? – удивлённо спросил он.

Жуань Наньчжу потёр пальцами уголки глаз.

– Смерть Ли Дунъюаня не была случайностью.

Линь Цюши застыл.

– Его подставили, что повлекло за собой смерть. – Жуань Наньчжу откинулся на диване, спокойным тоном рассказывая шокирующие вещи. – Чжуан Жуцзяо узнала правду и в конце концов отомстила за Ли Дунъюаня. – Он перевёл взгляд на Линь Цюши.

Тот не понял, почему Жуань Наньчжу так смотрит, и уже хотел спросить, когда услышал вопрос:

– Если бы тем, кто выпрыгнул из окна, был я… что бы ты сделал?

Линь Цюши выдавил улыбку:

– Не шути так.

Он не видел себя со стороны и не мог знать, что его лицо пугающе застыло, и никакая улыбка не могла бы скрыть внутреннюю панику. Линь Цюши никогда не пытался представить ничего подобного, но стоило Жуань Наньчжу заговорить об этом, страх накатил волной, заставляя почувствовать, как стало трудно дышать.

Наверное, реакция Линь Цюши была настолько бурной, что Жуань Наньчжу слегка нахмурился и, понизив голос, сказал:

– А я думал об этом.

– А?! – Линь Цюши хотел задать ещё много вопросов, но Жуань Наньчжу уже поднялся, махнул ему рукой и ушёл.

Глядя ему вслед, Линь Цюши так и не понял, что тот имел в виду и почему сейчас его поведение кардинально отличалось от вчерашнего.

Неужели случившееся с Чжуан Жуцзяо и Ли Дунъюанем так сильно на него повлияло?

Не в состоянии понять смысла сказанного и не имея ни единой догадки, Линь Цюши чувствовал себя несколько удручённо. Как будто он подготовился сразу к нескольким вариантам развития событий, но оппонент вдруг первым свернул позиции и отступил…

Чжуан Жуцзяо официально присоединилась к Обсидиану, стала членом их команды, даже несколько раз сходила за дверь вместе с Лу Яньсюэ.

После передышки в несколько недель Линь Цюши снова решил отправиться в задверный мир.

– Мне пойти с тобой? – только и спросил Жуань Наньчжу, узнав об этом желании Линь Цюши.

– Нет, – ответил тот. – Я хочу набраться опыта.

– Хорошо, – ответил Жуань Наньчжу. – Если подсчитать время, скоро должна открыться пятая дверь твоего знакомого, Гу Лунмина. Вы поддерживаете связь? Если да, лучше иди с ним.

– Да, мы иногда списываемся.

Жуань Наньчжу кивнул, и это означало, что вопрос решён.

Глядя на него, Линь Цюши открыл было рот, чтобы сказать что-то ещё, но всё же промолчал.

Жуань Наньчжу постепенно восстановился и сразу же сделался ужасно занятым. Как во времена, когда Линь Цюши только-только вступил в Обсидиан, тот практически не появлялся в коттедже.

– Какие-то вопросы ко мне? – спрашивал он иногда.

– Нет, ничего, – отвечал Линь Цюши. – Спокойной ночи.

Он желал Жуань Наньчжу приятных снов, поворачивался и уходил к себе, даже не подозревая, что тот долго смотрел ему вслед и молчал.

Пятая дверь Гу Лунмина открывалась в конце следующего месяца. Парень уже начал переживать о том, что ему придётся искать проводника, но к его удивлению Линь Цюши сам связался с ним и предложил помочь с походом за дверь.

«Ты такой добрый, мой дорогой Линьлинь!», с благодарностью восклицал Гу Лунмин. «Ты подарил надежду на новую жизнь беспомощной пятнадцатилетней старшекласснице».

Линь Цюши: «Пожалуйста, забудь о своём амплуа старшеклассницы».

Гу Лунмин: «Ну тогда увидимся за дверью!»

«Увидимся за дверью», ответил Линь Цюши.

 

***

В последнее время в Обсидиане стало довольно людно. Прибавилась не только присоединившаяся к команде Чжуан Жуцзяо, но и Чжо Фэйцюань, который, похоже, привязался к Чэн Исе и частенько захаживал в коттедж.

Каждый день, спускаясь к завтраку, Линь Цюши видел в гостинной ссорящихся фанатов собственных брата и сестры. Обычно предметом ссоры становилась какая-то незначительная мелочь, причём по большей части Чжо Фэйцюань выдавал гневную тираду ни о чём, а Чэн Исе время от времени вставлял издевательские фразочки, бьющие точно в цель.

В итоге двое, так и не достигнув мирного соглашения, разозлили Чэнь Фэя, любящего тишину и покой. И тот прямо заявил Чжо Фэйцюаню, что за каждый час пребывания в коттедже нужно платить.

Но этот тип, Чжо Фэйцюань, сразу же вынул из-за пазухи несколько толстых пачек юаней, хлопнул их на стол и заявил:

– Для начала вот тебе двадцать тысяч.

Чэнь Фэй:

– …

Пожалуйста, уйди уже…

Иногда Чэн Исе, устав от препирательств, заставлял Чэн Цяньли притворяться собой, всё равно Чжо Фэйцюань не умел их различать. Однако, если Чжо Фэйцюань не отличал близнецов, Линь Цюши и всем остальным это давалось с лёгкостью, и они каждый раз бросали на Чэн Цяньли сочувственные взгляды, пока тот, обнимая своего толстенького корги, обиженно морщился, похожий на свежеиспечённую баоцзы, но не решался ослушаться старшего брата.

Чжо Фэйцюань всё разорялся:

– Чего молчишь, а, Чэн Исе? Сказать нечего?

Линь Цюши, не выдержав того, с какой мольбой на него смотрел Чэн Цяньли, обратился к юноше:

– Я иду за продуктами, хочешь со мной?

– Хочу, хочу! – сразу поднялся Чэн Цяньли.

– Эй, я же с тобой разговариваю, куда ты собрался? – возмутился Чжо Фэйцюань.

Чэн Цяньли сказал ему:

– Дружище, давай поговорим в другой раз, сегодня я занят. Занят! – Затем бросил Тоста и по-быстрому слинял.

Линь Цюши на машине привёз Чэн Цяньли в ближайший гипермаркет, и пока они бродили по рядам, Чэн Цяньли задал ему вопрос:

– Линьлинь, что в последнее время происходит между тобой и Жуань-гэ?

Линь Цюши, изучая срок годности йогурта, переспросил:

– А что между нами происходит?

– Вы почему-то перестали разговаривать.

– И ничего не перестали, мы разговариваем, – возразил Линь Цюши. – Почему ты спросил?

– Да так, просто… с тех пор, как появилась эта Чжуан Жуцзяо, вы как-то странно стали вести себя друг с другом. – Он почесал затылок. – Наверное, мне показалось?

– Разве?..

Глядя на растерянного Линь Цюши, Чэн Цяньли повторил:

– Наверное, мне всё-таки показалось. Эй, мне нравится клубничный, возьми побольше…

Линь Цюши, больше ничего не сказав, положил в корзину ещё бутылку клубничного йогурта.

Когда они вернулись в коттедж, Чжо Фэйцюань уже ушёл, и Чэн Цяньли выдохнул с огромным облегчением:

– Не знаю, какая муха укусила брата! Зачем он связался с этим болтуном Чжо Фэйцюанем? Он же говорит без умолку, просто кошмар…

Лин Цюши, вспомнив кое о чём, глянул на Чэн Цяньли и спросил:

– Скоро откроется твоя седьмая дверь, верно?

– Ага, – подтвердил Чэн Цяньли. – Череза два месяца.

– Уже подготовился?

– А чего мне готовиться? – немного растерялся Чэн Цяньли. – Подсказка у брата, он пока мне её не давал. Сказал, что покажет, когда будем внутри…

– Вы идёте только вдвоём?

– Да, только вдвоём.

Линь Цюши понимающе покивал.

В общем, за это время в Обсидиане произошло ещё много чего, от всяческих дел у обитателей коттеджа голова шла кругом. Жуань Наньчжу тоже был очень занят, постоянно пропадал где-то, иногда по несколько дней не возвращаясь в коттедж.

Линь Цюши даже не знал, чем конкретно он занимается. Хотел спросить, но подумал, что у них пока не те отношения, чтобы интересоваться каждым шагом, и ещё тот поцелуй… Линь Цюши прикасался к своим губам и невольно вспоминал то ощущение тёплой мягкости, а осознавая, какие мысли его посещают, чуть пошевеливал ушами, которые мгновенно заливались краской, и чувствовал некую досаду от сложившегося положения…

Фильм, в котором снялась Тань Цзаоцзао, вышел в кинотеатрах, билеты продавались не очень хорошо, но в актёрских кругах работа получила хорошую оценку. Режиссёр преследовал цель заполучить какую-то международную награду, которой удостаивались лучшие фильмы в конце года.

Вот только, насколько помнил Линь Цюши, следующая дверь Тань Цзаоцзао тоже долна была открыться где-то как раз к концу года.

А пока на улице стоял август, и летнее тепло превратилось в невыносимую жару.

Жуань Наньчжу передал Линь Цюши подсказку для пятой двери, чтобы тот подготовился к походу в задверный мир вместе с Гу Лунмином в конце месяца.

Фраза на записке гласила: «Око за око, зуб за зуб». Подобные подсказки, в которых не за что зацепиться, считались более сложными, но у Жуань Наньчжу не оказалось других подходящих, так что он выбрал меньшее из зол.

Глядя на бумажку в своих руках, Линь Цюши осознавал, что никаких особых приготовлений сделать не сможет, и вообще, скорее всего, узнает смысл этих слов, только войдя за дверь.

– Ты точно решил идти один? – спросил его Жуань Наньчжу, когда отдавал подсказку.

– Да, так будет лучше, – ответил Линь Цюши. – Мне стоит научиться самостоятельности.

Жуань Наньчжу, посмотрев на него долгим взглядом, сказал:

– И то верно.

– У тебя… в последнее время всё в порядке? – подумав, поинтересовался Линь Цюши. – Я вижу, ты не в настроении.

– Всё нормально, – заверил Жуань Наньчжу. – Со мной всё в порядке.

Слишком простой ответ прозвучал слишком быстро, ясное дело, Жуань Наньчжу что-то скрывал.

– Что тебя тревожит? – не отступал Линь Цюши.

– Что ты думаешь о Чжуан Жуцзяо?

Вопрос застал Линь Цюши врасплох.

– Чжуан Жуцзяо… А что с ней не так?

– Тебе нравится, какой она стала?

– Не вижу ничего плохого, хотя… и раньше не видел.

Чжуан Жуцзяо повзрослела, перестала быть пугливой девчонкой, которая пряталась за чужими спинами. Разумеется, цена за подобное взросление оказалась страшной – потеря самого любимого и самого надёжного человека. Когда жизнь содрала с неё кожу, Чжуан Жуцзяо наконец изменилась, стала такой, какой её хотел видеть погибший возлюбленный.

– Дай мне ещё время, я должен подумать, – это было последнее, что сказал Жуань Наньчжу в том разговоре.

Линь Цюши казалось, что его собственная голова заполнилась туманом. Он и раньше плохо разбирался в человеческих чувствах, а столь странное поведение Жуань Наньчжу и вовсе окончательно его запутало.

Впрочем, раз Жуань Наньчжу попросил, нужно дать ему ещё немного времени, так подумал Линь Цюши. У всех бывают моменты, когда не можешь разобраться в чём-то.

Заранее отправив Гу Лунмину браслет и оговорив пароль для встречи, Линь Цюши стал ждать открытия двери.

За окном не смолкали цикады, жара вновь набирала обороты, и Линь Цюши сидел на диване под кондиционером и поедал арбуз. Чэн Цяньли прилёг рядом вздремнуть.

Линь Цюши в любой момент был готов отправиться за дверь, которая открывалась в ближайшие пару дней: везде носил с собой рюкзак и не снимал оговоренную одежду.

Примерно в три часа дня его посетило то самое, уже знакомое, чувство – дверь открылась.

Сопевший рядом Чэн Цяньли, как и полагается, исчез. Линь Цюши подошёл к выходу из коттеджа, толкнул дверь и увидел перед собой вместо привычного пейзажа чёрный коридор, а в нём – двенадцать чёрных дверей, навечно запечатлившихся в памяти.

Линь Цюши вошёл в коридор, приблизился к пятой двери и потянул за ручку.

Перед глазами пролетел круговорот красок, и обстановка переменилась: Линь Цюши обнаружил себя на широкой дороге, а оглядевшись, по виду окружающих строений понял, что попал в кампус университета.

Здесь уже начало темнеть, и Линь Цюши, направившись дальше по дороге, вскоре увидел высокий учебный корпус, возле которого уже собрались несколько человек. Кто-то из них переговаривался, кто-то изучал окружение.

Пробежав взглядом по группе людей, Линь Цюши очень скоро нашёл того, кого искал – Гу Лунмина.

Тот стоял в белой футболке с принтом в виде тигриной головы и чёрных джинсах с огромными дырками на коленках. Только непонятно было, он их купил или специально порвал по такому случаю.

Линь Цюши подошёл к парню сзади и хлопнул по плечу.

Тот обернулся.

– Ой, привет!

– Юй Линьлинь, – Линь Цюши протянул руку.

– Гу Лунмин, – представился Гу Лунмин.

Оба по умолчанию согласились на использование напарником выдуманного имени. В случае связи с клиентом по интернету сохранение настоящей личности в тайне – обычное дело.

– Это какое-то учебное заведение? – спросил Линь Цюши. – Что-нибудь уже известно?

– Ничего, – ответил Гу Лунмин. – Пока никаких сведений. Насколько я понял, это университет, причём из таких, которые занимают огромную территорию.

Линь Цюши покивал.

Пятая дверь не считалась особенно трудной, это к шестому открытию уровень сложности совершал качественный скачок. Поэтому Линь Цюши не так уж сильно волновался, можно даже сказать, чувствовал себя спокойно.

Здесь тоже оказались двое новеньких – мужчина и женщина, оба проявили себя на редкость хладнокровно, по крайней мере, никто не истерил. Конечно, судя по их лицам, они были напуганы до чёртиков, но по сравнению с подавляющим большинством новичков вели себя сносно.

– Когда я впервые попал за дверь, чуть не заплакал от страха, – решил поддержать тему Гу Лунмин. – Думал, меня затащили для участия в какой-то «королевской битве»…

– И чем же двери лучше «королевской битвы»? – поинтересовался Линь Цюши. – По крайней мере, там против тебя выступают такие же люди.

– С чего ты взял? – возразил Гу Лунмин. – Когда убиваешь людей, остаётся психологическая травма. А тварей убил – и забыл, всё равно они и так уже мёртвые.

Подумав, Линь Цюши согласился с его рассуждениями. По крайней мере, двери запрещали напрямую убивать членов собственной команды, иначе, как подозревал Линь Цюши, кто-нибудь точно проносил бы с собой нож и пытался бы избавиться от всех «конкурентов» ещё в месте общего сбора. Конечно, при должном умении это правило можно было обойти, главное – чтобы ты сам оказался достаточно везуч, а жертва – достаточно глупа.

Пока они разговаривали на эту тему, к ним подошёл пожилой мужчина в очках, который тихо сказал:

– Вы прибыли так поздно, скоро уже стемнеет.

Никто не ответил ему, все молча смотрели на неигрового персонажа.

– Идёмте, я провожу вас к общежитию.

Мужчина повёл их за собой, по пути рассказывая о происходящем в университете. В этом мире Линь Цюши и остальные члены команды исполняли роль частных детективов.

В последнее время в университете начали происходить трагические события – сразу несколько студентов покончили с собой. Способы самоубийства они выбирали самые разные, и большинство были особенно кровавыми.

Среди студентов поползли слухи, что самоубийцы разозлили некую тёмную сущность, которую злить не следовало, и во всём университете из-за этих слухов воцарилась неспокойная обстановка.

Ректору пришлось обратиться к частным детективам и попросить их в течение двух недель разузнать правду о происходящем, чтобы наконец прекратить череду трагедий.

Похоже, им установили временное ограничение в полмесяца, что в общем-то было довольно щедро со стороны задверного мира.

Преподаватель привёл их к общежитию, выдал ключи и ушёл.

Разумеется, Линь Цюши поселился с Гу Лунмином в одной комнате. Кто-то ещё хотел присоединиться к ним, но этот тип Гу Лунмин, крепко схватившись за руку Линь Цюши, захныкал:

– Ах, нетушки, нам нужно пространство только для двоих.

И другой соискатель отстал, не выдержав настолько отвратительной картины.

Линь Цюши подивился изобретательности Гу Лунмина и подумал, как хорошо, что парень не нарядился в мини, как в прошлый раз. Иначе его представление обрело бы ещё большую разрушительную силу.

Здание насчитывало два этажа, и практически все члены команды в количестве четырнадцати человек расселились по двое, хотя кто-то решил жить и втроём. Наверху располагалось пять комнат, и внизу пять. Линь Цюши выбрал комнату на втором этаже, открыл ключом дверь и осмотрел обстановку, которая показалась ему… приемлемой.

Гу Лунмин сразу развалился на кровати и спросил:

– Какая подсказка для этой двери?

– Око за око, зуб за зуб.

– Только эта фраза?

– Ага, – кивнул Линь Цюши. – Полагаю, как-то связано с местью.

– Слишком просто…

– Наверняка есть и другой смысл, просто мы пока его не знаем. Завтра попытаемся выяснить что-нибудь. – Линь Цюши снял рюкзак, наскоро умылся, переоделся и приготовился ко сну.

– Кстати… как твои дела с той девушкой?

– С которой?

– Блин, у тебя что, несколько девушек?! Конечно, с той, о которой ты мне рассказывал!

Линь Цюши задумался, глядя в потолок, и пробормотал:

– Её отношение ко мне изменилось, и я никак не могу понять, что ей нужно…

– Изменилось?

– Сам не знаю, в чём дело. Её как будто что-то беспокоит, – продолжал Линь Цюши. – Я спрашивал, но она отказалась говорить.

– Ох, девушки… Попробовал бы поговорить с ней ласково, хуже уж точно не сделаешь. Всё-таки мы все ходим по краю, не удивительно, что её это беспокоит, – пробормотал Гу Лунмин. – На её месте я бы тоже поостерёгся заводить отношения.

Ведь если тебя неожиданно настигнет смерть, насколько страшным ударом это станет для твоего возлюбленного?



Комментарии: 12

  • Тьфу, блин. Забыла, что главы называются по количеству пройденых дверей, а не по качеству. Аж испугалась, когда это он до 11 уровня дойти успел 😅
    Радует, что не одна я такая)

  • Вот Лунмин и разложил все по полочкам~
    Спасибо за главу!

  • Спасибо за перевод)))

  • И опять легкая дверь. А я надеялась, что 11 дверь реальн 11, чтобы страшно было.

  • Спасибо за главу

  • Жуань Наньчжу беспокоится о Линь Цюши. Поэтому и боится развивать отношения.

  • "Когда жизнь содрала с неё кожу, Чжуан Жуцзяо наконец изменилась, стала такой, какой её хотел видеть погибший возлюбленный." - такая яркая метафора, здорово.
    Очень нравится читать ваш перевод, видно, как много усилий вы в него вкладываете. Спасибо за ваш труд!

  • Ох, как я удачно решила проверить обновление. Спасибо переводчикам как обычно за их труд!

  • Охох... Полагаю, наш глава сильно беспокоится, что погибнет за 11 дверью и оставит Цюши одного...

  • Спасибо большое. С каждой главой интерес только нарастает. Жаль, что в неделе всего одна среда ))))

  • Большое спасибо за перевод!

  • Ну почему я упорно вижу Жуань-гэ в Гу Лунмине?! Огромное спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *