Жуань Наньчжу выглядел абсолютно серьёзным и вовсе не походил на шутника. Он медленно положил куклу на каменную лавку и потянул за нитку, которая перевязывала «голову». Когда нитка развязалась, Линь Цюши увидел на развернувшемся полотне распухшую и побелевшую человеческую голову.

Создавалось впечатление, что голова довольно долгое время пробыла в воде, кожа стала практически цвета мёртвой рыбы – синевато-бледной. Только глаза были широко распахнуты с застывшим в них ужасом, удивлением и неспособностью поверить в случившееся. Казалось, выпученные глаза вот-вот выпадут из орбит.

Жуань Наньчжу убрал руки от куклы, голова упала, покатилась по полу, со стуком ударилась о стену и застыла на месте.

Глядя на голову, Линь Цюши спросил:

— Кто-то из команды?

— Возможно, — ответил Жуань Наньчжу. – Ты слышал легенду о Тэру-тэру-бодзу?

— Слышал, но только в общих чертах.

Линь Цюши знал, что в Японии и Китае ходят легенды о куклах-амулетах, останавливающих дождь. Только в Китае они называются Сао-цин-нян, а в Японии – Тэру-тэру-бодзу.

Жуань Наньчжу начал неторопливый рассказ:

— В Японии бытует легенда о монахе, который проходил через одну деревню. Он сказал жителям этой деревни, что способен остановить дождь, но после его чтения молитв дождь так и не перестал идти. Разгневанные жители деревни отрубили монаху голову, обернули белой тканью и подвесили повыше… И тогда дождь прекратился.

Линь Цюши, глядя на распухшую от воды голову, погрузился в молчание.

— В японском фольклоре также существует детская песня о Тэру-тэру-бодзу… — Жуань Наньчжу тихо зачитал смысл слов песни: — Тэру-тэру-бодзу, пусть завтра будет ясно, как в моём прекрасном сне, золота я дам тебе. Тэру-тэру-бодзу, пусть завтра будет ясно, сделаешь, как я прошу, и вина тебе налью. Тэру-тэру-бодзу, пусть завтра будет ясно, а если снова пойдёт дождь, головы ты не снесёшь.

Когда Жуань Наньчжу закончил читать стишок, Линь Цюши услышал шум воды и выглянул во двор, где крупные капли размером с фасолины разбивались о землю. Дождь хлынул стеной, которая, казалось, отделила этот дворик от целого мира.

— Так вот для чего предназначена голова, — понял Жуань Наньчжу. – Это и правда амулет от дождя.

Стоило снять с потолка куклу, и с просветлевшего неба снова пошёл дождь.

— Если мы повесим её обратно, это спасёт положение? – без особой надежды спросил Линь Цюши.

— Давай попробуем.

Жуань Наньчжу снова завернул голову в белую ткань, перевязал ниткой и повесил на прежнее место. Как они и думали – стоило голове вновь закачаться под потолком, и вскоре погода вновь сделалась ясной, плотные тёмные облака мгновенно рассеялись.

— Как интересно, — глядя на Тэру-тэру-бодзу, произнёс Жуань Наньчжу.

— Давай узнаем, кто же стал первой жертвой, — Линь Цюши посмотрел на часы.

— Давай, — кивнул Жуань Наньчжу.

И они отправились в столовую.

Большая часть команды уже собралась на завтрак, Линь Цюши увидел за столом и Линь Синпин с остальными. И дня не прошло, а они уже замечательно сдружились с новеньким по имени Ван Жунхуа. Тот практически считал Линь Синпин единственным человеком, которому здесь можно доверять.

Заметив Линь Цюши и Жуань Наньчжу, женщина приветливо помахала им, приглашая за стол.

Жуань Наньчжу, разумеется, сразу же прильнул к Линь Цюши и прощебетал:

— Линьлинь, я проголодалась!

С ростом Жуань Наньчжу в реальности подобное поведение выглядело бы крайне неестественно. Но за дверью мужчина сильно уменьшился, и теперь такая картина не вызывала неприязни.

Линь Цюши погладил его по волосам со словами:

— Милая, пойдём кушать.

Жуань Наньчжу, улыбаясь до ушей, радостно закивал.

Глядя на их воркования, Цуй Сюэи всем своим видом выразил отвращение, наверняка подумав, что эти двое – истинное воплощение фразы «чем уродливее человек, тем сильнее он стремится привлечь к себе внимание». Всё потому, что образ Линь Цюши, созданный в реальности, за дверью вовсе не исчез, и мужчина остался сальным типом, от которого даже у Чэн Цяньли пропадал аппетит.

Двое сели на свободные места и за завтраком пересчитали людей. Как они и предполагали, количество человек в команде сократилось до тринадцати.

— Нас что, стало меньше? – кто-то ещё обнаружил недостачу. – Кто-то ещё не пришёл? До сих пор спит?

— Тот… человек, который поселился со мной, он… пропал, — запинаясь, проговорил мужчина, сидящий в углу. – Вчера ночью он куда-то вышел и с тех пор не вернулся…

— Почему ты сразу не сказал? – спросила какая-то девушка, а услышав ответ, рассердилась: — Какого чёрта он отправился искать неприятностей вместо того чтобы спать? Теперь-то он уж точно труп.

— Я… я и сам не знаю… Я пытался его отговорить, но он сказал, что услышал какие-то голоса, — ответил напарник пропавшего. – Я же не знал, что он больше не вернётся…

Девушка, усмехнувшись, больше ничего ему не сказала.

В столовой сразу воцарилась тишина, все присутствующие замолчали.

— Ну ладно, ладно, не ссорьтесь, — заговорила Линь Синпин. – На этот раз неигровой персонаж не обозначил нам временных ограничений, думаю, условия не такие уж жёсткие. Не стоит так переживать. Всё наладится. – Женщина, стоит сказать, была довольно симпатичной и обладала приятным голосом, умела убеждать. Высказавшись в момент всеобщего волнения, она легко заполучила главенство в команде.

Разумеется, причиной тому был и низкий уровень двери. В более сложном мире старые игроки даже не обратили бы на неё внимания.

— Давайте-ка лучше поищем подсказки, пока погода хорошая, — предложила Линь Синпин. – Мы ведь даже не осмотрели окрестности дворика.

— Да, давайте пойдём все вместе после завтрака, — поддержал Цуй Сюэи. – Объединимся и быстрее отыщем подсказки и дверь. Это самое верное решение.

Так все и решили после завтрака отправиться на поиски.

Но когда люди вышли в коридор, кто-то всё-таки заметил висящую под потолком до странного огромную куклу-амулет.

— Что это такое? – поинтересовался кто-то.

— Это амулет от дождя? – Линь Синпин приблизилась к кукле. – Какой большой…

Женщина приподнялась на носочках и попыталась снять куклу, но, похоже, ей не хватило роста.

— Кто-нибудь снимет её? – спросила Линь Синпин.

Один мужчина из команды помог ей снять куклу.

Линь Цюши, глядя на представление, невольно приподнял бровь. А эта Линь Синпин вовсе не дурочка – не зная о назначении куклы и о том, не случится ли с ней чего-нибудь от прикосновения к ней, она с лёгкостью перебросила ответственность на неопытного участника команды, причём сделала это совершенно незаметно.

Мужчина, который снял куклу, сразу ощутил весь её немалый вес и переменился в лице.

— Внутри… кажется, завёрнута голова, — промямлил он.

— Голова? – все остальные с ужасом посмотрели на куклу.

Линь Синпин тоже состроила испуганное лицо:

— А ну… а ну, разверни, посмотрим!

Мужчина осторожно развернул белую тряпицу, и все увидели внутри распухшую от воды голову.

По коридору прокатился вздох ужаса.

Тот мужчина, который ранее рассказал об исчезнувшем соседе, тут же узнал погибшего:

— Да, это он! Как ушёл вчера ночью, так и не вернулся!

И, как видно, теперь уже не вернётся.

— Его больше нет, давайте же похороним голову, — печально произнесла Линь Синпин. – Пусть мы не видим тела, нельзя же оставить голову вот так висеть здесь?

Кто-то согласился с ней, кто-то просто промолчал, однако в итоге они выкопали во дворе яму и закопали в ней голову несчастного.

Линь Цюши ожидал, что после этого наверняка пойдёт ливень, но вот что странно – небо осталось чистым, без намёка на дождь.

Сначала Линь Цюши сильно удивился, но сразу вспомнил, что Жуань Наньчжу, сняв с потолка куклу, прочитал детскую песенку. Посмотрев на Жуань Наньчжу, он столкнулся с ним взглядом.

Тот, прильнув к Линь Цюши, лёгкий как нежная пушинка, прижался к его груди и нежно проворковал:

— Интересно, что произойдёт, если я прочитаю её сейчас?

  Амулет был снят, и если сейчас Жуань Наньчжу прочтёт стишок, вероятно, дождём зальёт весь двор, и ни один из тех, кто сейчас там находится, включая Цуй Сюэи, которому Линь Цюши так хотел отомстить, не укроется от ливня.

Линь Цюши пропустил сквозь пальцы прядь волос Жуань Наньчжу, глядя на склонившихся над «могилой» своего погибшего соратника людей. В конце концов он покачал головой.

Жуань Наньчжу заулыбался:

— Обожаю тебя, Линьлинь.

— Я тебя тоже.

За то, что спрашиваешь моё мнение и уважаешь его.

Похоронив голову, все отправились прогуляться по посёлку.

По улицам ходили местные жители, повсюду росла сакура, небольшой посёлок производил довольно приятное впечатление. Также в окрестностях имелся маленький парк и прозрачная река. В целом, если не знать, что находишься в мире за дверью, можно было решить, что это очень неплохое место для жизни.

Сначала Линь Синпин собиралась ходить с Жуань Наньчжу и Линь Цюши, но не выдержала тошнотворного зрелища их заигрываний и под каким-то предлогом быстренько смылась.

Жуань Наньчжу с пониманием проворковал вслед:

— Линь-цзе, ты, наверное, сама никогда не влюблялась! Если встретишь того, кто тебе понравится, тоже не сможешь держать себя в руках. – С такими словами он прильнул к Линь Цюши и чмокнул его в подбородок.

Линь Цюши охотно согласился, подыгрывая.

Женщина так и скривилась, явно стараясь сдержать рвущиеся наружу ругательства, что ей, надо сказать, всё-таки удалось.

— Я хочу осмотреть ещё другие места. А вы пока побудьте вдвоём.

— Ну ладно, — согласился Жуань Наньчжу. – Хочу немного поболтать с моим Линьлинем.

— Дорогая, давай найдём какой-нибудь маленький парк…

Затем они проводили взглядами Линь Синпин, которая от отвращения уже не могла оставаться с ними рядом.

Глядя женщине вслед, Линь Цюши не выдержал – рассмеялся и сказал:

— Ну ты извращенец.

— Я думал, она продержится подольше, — пренебрежительно бросил Жуань Наньчжу. – Честно говоря, я начинаю жалеть, что сделал тебя таким уродливым. Говорить всё это, глядя на такое лицо, и впрямь немного противно…

Ни в чём не повинный Линь Цюши подумал: «Но это же твоих рук дело, нечего меня обвинять…»

Они так и не успели осмотреть все окрестности — к несчастью, когда спустился вечер, небо помрачнело.

Из опасений попасть под дождь Линь Цюши и Жуань Наньчжу вернулись пораньше и теперь стояли на веранде в ожидании.

Вышло, как они и предполагали, – скоро с неба шумно западали крупные капли, и весь мир оказался накрыт завесой дождя.

Поскольку Линь Цюши и Жуань Наньчжу вернулись рано, на них даже брызг не попало, а вот нескольким возвратившимся позднее не повезло – они промокли до нитки.

Несколько человек вбежали во двор, мокрые с ног до головы.

— И почему дождь пошёл так неожиданно? – пожаловался кто-то, едва ступив на порог веранды и оставив на деверянном полу вереницу мокрых следов.

Линь Цюши вдруг заметил, что когда эти люди прошли в дом, встретивший их в первый день старик, который сейчас незаметно сидел в углу, бросил взгляд на эти следы и долго не отводил глаза. От этого взглядя Линь Цюши неожиданно почувствовал, как по телу побежали мурашки.

— Он ещё и зонт велел с собой брать! И где же его взять? Вот ведь… — Мужчина с недовольным ворчанием зашёл в свою комнату, его голос постепенно стих.

Вообще-то, перед тем как выйти со двора, они поискали зонт в доме, но не увидели ничего даже отдалённо похожего. Погода стояла неплохая, все решили, что дождя, скорее всего, не будет, и потому отправились без зонта. Но кто бы мог подумать, что дождь пойдёт так внезапно? Совершенно неподготовленные, люди попали под ливень.

Линь Цюши и Жуань Наньчжу после ужина тоже вернулись в свою комнату.

Снаружи опять лил дождь, и Линь Цюши, сев на татами, погрузился в судоку на телефоне. Жуань Наньчжу устроился рядом, о чём-то размышляя, и вдруг спросил:

— Мне всё кажется, что здесь что-то не так.

— Что? – повернулся к нему Линь Цюши.

— Обычно за дверью не бывает миров без временных ограничений. Здесь всё слишком спокойно, — пояснил Жуань Наньчжу. – Это подозрительно.

Линь Цюши, поразмыслив, пришёл к такому же выводу: обыкновенно за дверью устанавливаются временные рамки, но здесь неигровой персонаж не обозначил дедлайна. Это ненормально.

— Может, мы чего-то не заметили?

— Думаю, да, — согласился Жуань Наньчжу. – Впрочем, это только первый день, излишняя спешка ни к чему.

Некоторые закономерности выясняются со временем, и все догадки сейчас оставались только догадками.

Линь Цюши тем временем припомнил вчерашнюю песенку, услышанную сквозь шум дождя.

— Я… - сказал он, — хочу сегодня выглянуть наружу.

Жуань Наньчжу поморгал.

— Ты не боишься? Что если обнаружить их – это и есть условие смерти?

— Не думаю, — покачал головой Линь Цюши. – Если вчера кто-то вышел из комнаты, значит, другие тоже слышали песню. Но с ними всё в прядке.

— Какой-то смысл в твоих словах есть, — протянул Жуань Наньчжу. – Разбуди меня, когда услышишь песню снова. Мы посмотрим вместе. Если что-то случится, сможем прикрыть друг друга.

— Хорошо, — Линь Цюши принял предложение.

Для Линь Цюши с его чувствительным слухом непрекращающийся шум воды стал весьма раздражающим фактором. Даже Жуань Наньчжу, лежащий рядом, не мог сразу заснуть от этих звуков. Он предложил Линь Цюши чем-нибудь заткнуть уши, но тот отказался.

— Посмотрим после этой ночи. Не хочу проспать песню.

— Ладно, — Жуань Наньчжу не стал заставлять.

Они улеглись в постель, и Жуань Наньчжу очень скоро заснул, тогда как Линь Цюши остался между сном и явью, при этом увидел причудливый сон.

В голове мелькали какие-то картинки, не связанные логикой. Линь Цюши даже оказался на собственной свадьбе, но когда отбросил покров с лица невесты, обнаружил под ним Жуань Наньчжу. В тот же миг он резко пробудился и тяжело отдышался, круглыми глазами глядя в потолок. Затем до него издалека донеслась детская песенка: Такеко… такеко… птичка в клетке…

Линь Цюши сел и растолкал Жуань Наньчжу.

Тот открыл заспанные глаза, но сразу же проснулся и, понизив голос, спросил:

— Они поют?

Линь Цюши утвердительно хмыкнул и указал на дверь.

— Идём, — кивнул Жуань Наньчжу.

Они вдвоём медленно подобрались к двери и выглянули наружу через маленькую щель.

Из-за темноты Линь Цюши было трудно разглядеть, что происходит снаружи, однако он всё-таки увидел, что во дворе, держась за руки, водят хоровод дети. Присмотревшись внимательнее, он заметил в этом круге дрожащего человека.

Такеко, такеко, птичка в клетке,

Хочет птичка улететь до самого рассвета.

Покатилась черепаха, и журавль упал.

Кто стоит за тобой? А ну-ка отвечай!

Когда песенка подошла к концу, дети остановились. Их бледные лица были вспухшими, как у утопленников.

— Кто стоит за тобой? – повторили они.

Человек в круге молчал, а может, и говорил что-то, но Линь Цюши его не слышал.

Затем раздался стук – это голова несчастного отделилась от тела и покатилась по земле!

Дети, как будто это их ужасно обрадовало, звонко закричали:

— Теперь ты «демон»! Теперь ты «демон»!

Тело без головы медленно поднялось, так же медленно развернулось и заняло место ребёнка за своей спиной.

Тогда Линь Цюши и заметил в круге ещё одно безголовое тело, которое уже держалось за руки с другими детьми.

Убитые люди занимают место детей в круге… становясь «демонами».

В тот же миг Линь Цюши наконец прозрел.

Песенка зазвучала вновь, и твари, радостно кружась в хороводе, направились со двора, скрывшись за завесой дождя. Линь Цюши больше их не видел. Но тут дыхание Жуань Наньчжу, стоявшего рядом, участилось, и он спросил:

— Ты заметил?

— Что? – не понял Линь Цюши.

— Вон там, — Жуань Наньчжу указал в угол двора.

Посмотрев туда, Линь Цюши ничего не смог разглядеть своим, хоть и очень хорошим, но обычным зрением, которое не шло ни в какое сравнение с зоркостью глаз Жуань Наньчжу. Было слишком темно.

— Не вижу…

— Не видишь? – Жуань Наньчжу приподнял брови. – Ладно, тогда не важно.

— Что там такое?

— Там стоит человек с зонтом, — пояснил Жуань Наньчжу. – И, кажется, смотрит на нас.

Линь Цюши:

— …

— Ладно, забудь о них, давай спать, скоро начнёт светать.

— Хорошо, — кивнул Линь Цюши.

Они сдвинули створки двери и вернулись в постель. Но только собрались уснуть, как снаружи послышался стук.

Этот звук был Линь Цюши знаком, он тут же изменился в лице:

— По полу катится мяч.

Жуань Наньчжу сел на своём татами.

Мяч ударился в их их дверь с громким «бум», Линь Цюши и Жуань Наньчжу вскочили с постели и замерли. Тут дверь в их комнату отодвинулась маленькой ручкой, и сквозь щель показались чёрные глазки, заглянувшие внутрь.

Они услышали тоненький девчачий голосок:

— Вы не видели мой мячик?

Линь Цюши и Жуань Наньчжу молчали.

Тогда девочка повторила:

— Вы не видели мой мячик?

Девочка отодвинула дверь ещё немного, и Линь Цюши увидел её лицо: наполовину сгнившее, с обнажившимися белыми острыми зубами. С девочки ручьями лила вода, на полу тут же образовалась тёмная лужа.

— Вы не видели… — в третий раз заговорила девочка.

Но Жуань Наньчжу её перебил:

— Ты намочила пол.

Девочка мгновенно замерла, словно услышала что-то очень страшное, и исчезла за дверью. Линь Цюши услышал стук – словно живой, мяч остановился возле их комнаты, затем пара детских рук подобрала игрушку, и девочка убежала прочь вместе с мячом.

Воцарилась тишина.

— Можно спать, — сказал Жуань Наньчжу. – Ложись.

Линь Цюши согласно кивнул, только сначала поднялся и закрыл дверь. Замков здесь не имелось, открыть раздвижные створки не составляло труда. Но всё же найти более безопасное место для сна не представлялось возможным.

— Спи, — Жуань Наньчжу прикорнул на груди Линь Цюши.

Обнимая его, Линь Цюши почувствовал необычайное спокойствие. Он всё-таки заткнул уши маленькими комочками бумаги, дыхание мужчины выровнялось, и они оба погрузились в сладкие объятия сна.

На следующий день Линь Цюши проснулся поздним утром.

Первым, что он увидел, был Жуань Наньчжу, играющий в его телефон. Поднявшись, сонный Линь Цюши спросил:

— Который час?

— Одиннадцать, — ответил Жуань Наньчжу. – Проснулся?

Линь Цюши тут же подскочил:

— Так поздно? Почему ты меня не разбудил?

— Ты так устал, тебе нужно было поспать подольше, — объяснил Жуань Наньчжу. – Вставай.

Линь Цюши кивнул и стал одеваться. Жуань Наньчжу добавил:

— Они нашли новую куклу-амулет. Внутри была голова погибшего ночью мужчины.

Случившееся не вышло за рамки ожиданий, и Линь Цюши только вздохнул в ответ.



Комментарии: 11

  • Спасибо за главу

  • Он с собой зарядник берет и старый nokia.

  • Заметила, что телефон у Линь Цуши никогда за дверью не разряжается, сколько бы там ни были и сколько б в него не играл. Магия?

  • Большое спасибо за перевод!

  • Эта дверь не страшная, а какая-то... Уютная будто. Странное чувство.
    А сон-то был вещим, ахахаха〜
    Спасибо за перевод!

  • Спасибо, интересное продолжение истории.

  • Спасибо за перевод!
    С такой лёгкостью наша парочка вжилась в роль влюблённых, у Линь Цюши даже смущения не возникло и, мне кажется, он просто наслаждается возможностью прикасаться и болтать всю эту любовную чушь, хотя сам в этом себе не признается) Однако подсознание у него работает хорошо, какие сны подкидывает, видит себя мужем, значит)))

  • Спасибо за главу! Потрясающая новелла!
    Читать одно удовольствие!))
    Спасибо, что познакомили с ней 🤗🤗🤗

  • Вещий сон, Линь Цюши, вещий~
    Спасибо за перевод!

  • Спасибо! 😊😊😊

  • Спасибо за перевод.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *