Выяснив, какую функцию выполняет зонт, Жуань Наньчжу спрятал важный инвентарь в шкафу в их комнате и нырнул под одеяло к Линь Цюши. В этом мире он постоянно мёрз — видимо, так сказывались последствия полученных за предыдущей дверью ран. Линь Цюши позволил ему прижаться к своей груди и погрузился в дрёму, полуприкрыв глаза.

Дождь снаружи ужасно шумел, но Линь Цюши решил не затыкать уши, боясь пропустить что-нибудь важное. Поэтому он почти не высыпался, большую часть ночи находясь в полусне.

Сегодняшняя ночь не стала исключением. Жуань Наньчжу, свернувшись калачиком, очень быстро уснул, а когда Линь Цюши и сам уже почти решил, что погружается в сон, его из этого состояния выдернул пронзительный крик ужаса.

— В чём дело? – Жуань Наньчжу открыл глаза, явно тоже услышав крик.

— Кто-то пострадал, — ответил Линь Цюши.

На самом деле он услышал не только крик, но и стук катящегося по коридору предмета, очень похожий на звук, с которым мяч жуткой девочки вчера ударился в их дверь, только… Этот предмет казался тяжелее мяча.

Жуань Наньчжу поднялся, подошёл к двери и осторожно приоткрыл её, выглянув в маленькую щель.

Линь Цюши последовал за ним и тоже посмотрел через щёлку в коридор, увидев наконец источник звука в углу.

Это оказалась кукла Тэру-тэру-бодзу. Каким-то образом верёвочка, которой кукла была привязана к потолку, порвалась, голова упала и покатилась по полу. Нарисованные на ткани черты лица жутковато искривлялись, рот широко разевался, из него слышались вопли:

— Как больно… помогите… на помощь… кто-нибудь, спасите меня…

Этот голос показался Линь Цюши знакомым, и, подумав как следует, он припомнил, что голос принадлежал мужчине из команды, пропавшему на второй день. То есть, несчастному, чью голову вчера отрубили и подвесили вместо куклы-амулета.

— Помогите… помогите… — голова так и каталась по коридору, а тем временем во дворе снова зазвучала детская песенка.

В темноте появились дети, держащиеся за руки, и напевающие жуткую считалочку:

Такеко, такеко, птичка в клетке,

Хочет птичка улететь до самого рассвета.

Покатилась черепаха, и журавль упал.

Кто стоит за тобой? А ну-ка отвечай!

Дети водили хоровод вокруг человека, стоящего в центре. Тоненькие детские голоса добавляли жути дождливой ночи.

Видимо, крики головы разбудили ещё кого-то, Линь Цюши услышал, как тихо раздвинулись створки дверей, по крайней мере три-четыре раза.

Катаясь по коридору, Тэру-тэру-бодзу очень скоро подкатилась к их комнате. Жуань Наньчжу среагировал мгновенно – сразу задвинул створку, и скоро снаружи опять послышались пронзительные стенания:

— Спасите… спасите… Где моё тело?.. Где же моё тело?..

Линь Цюши хотел бы рассказать ему, что тело во дворе, играет с детьми, но не решился – никто не знал, что тогда может произойти.

Кукла так и каталась по полу, пока, судя по звуку, не натолкнулась на что-то. После чего её крики стихли. А когда Линь Цюши и Жуань Наньчжу снова осторожно открыли дверь, в коридоре уже ничего не было. Только дети остались во дворе под дождём весело играть в свою игру.

— Только что кто-то ходил по коридору, — сказал Линь Цюши. Он отлично расслышал шаги, когда кукла-амулет наконец замолчала.

— Куда он направился?

— В сторону хозяйской комнаты, – Линь Цюши обладал достаточно чувствительным слухом, чтобы заполучить больше сведений, даже не пользуясь зрением.

— Ага. Понятно, — кивнул Жуань Наньчжу. – Давай спать.

Легко сказать – спать. Линь Цюши никак не мог заснуть, всё размышляя о связи куклы-амулета с этим двориком, и ещё о зонтике и детях, играющих в игру…

Только ближе к рассвету ему удалось ненадолго уснуть, но вскоре он пробудился от шороха, когда Жуань Наньчжу встал с кровати.

— Опять не спал? – спросил тот.

— Нет, — ответил Линь Цюши. – Никак не спалось. – Впрочем, он не чувствовал себя уставшим. Умывшись холодной водой, мужчина практически пришёл в себя. – Сегодня пойдём через бамбуковый лес?

— Помнишь, что поют дети? – вместо ответа спросил Жуань Наньчжу. – Такеко, такеко… — Он наклонил голову. – Вообще-то в оригнальном варианте первые слова не «такеко» — «бамбук», а «кагомэ» — «птица в клетке». Просто существует масса различных переводов песни, и вначале я решил, что это всего лишь один из вариантов. Но теперь мне кажется, что…

— Это подсказка? – закончил мысль Линь Цюши.

— Верно, подсказка, — кивнул Жуань Наньчжу. – Во всём посёлке бамбук растёт только в том лесу. Сегодня отправимся туда. – Он указал на зонт. – Раз уж мы добыли зонт, ничего страшного, если вернёмся чуть позже.

Линь Цюши согласно кивнул.

— Пойдём вместе.

Вчера он убедился, что пространство, которое образуется под зонтом, вполне может вместить двоих, да и боязно было отправлять Жуань Наньчжу в одиночку. Вдвоём они, по крайней мере, смогут позаботиться друг о друге в случае чего.

— Хорошо, — Жуань Наньчжу кивнул, согласившись с предложением.

По пути в столовую они увидели в коридоре новую куклу-амулет… То, что кукла новая, было ясно по другому рисунку лица, будто бы кто-то таким образом сообщал им, что внутри завёрнута голова новой жертвы.

Вчерашние крики не услышать было невозможно, поэтому большая часть команды сидела на завтраке с мрачными лицами.

Линь Синпин, впрочем, как всегда приветливо помахала двоим.

Линь Цюши в ответ кивнул.

Все говорили только об одном:

— Видели новую куклу? Кто станет следующим? Получается, стоит только промокнуть под дождём, и превратишься в Тэру-тэру-бодзу?

Жуань Наньчжу и Линь Цюши не участвовали в обсуждении. Вместо этого два «уродца» кормили друг друга завтраком, с огромным удовольствием вызывая у зрителей приступы отвращения.

Разумеется, главной «целевой аудиторией» была группа Линь Синпин.

— Ой, любимый, у тебя рис остался на губах. – Жуань Наньчжу приблизился и чмокнул Линь Цюши в уголок рта. – Ты такой неуклюжий.

— Детка, если бы не твоя забота, не знаю, как бы я вообще выжил.

Линь Синпин, по всей видимости, не в состоянии больше на это смотреть, решила заговорить с ними о деле:

— Вы вчера ночью что-нибудь слышали?

— Слышали, — Жуань Наньчжу состроил обеспокоенный и испуганный вид. – Что это так жутко кричало? Кошмар… Я потом не могла уснуть из-за этих воплей.

На самом деле вторую половину ночи Жуань Наньчжу спал, как всегда, прекрасно, на зависть любому.

— Мы приоткрыли дверь, чтобы посмотреть, что происходит, и увидели, как та кукла-амулет катается по коридору и верещит. Не знаю, куда она в итоге укатилась, — рассказала Линь Синпин. – Проявляйте крайнюю осторожность, держитесь подальше от подобных вещей…

— Хорошо, хорошо, Линь-цзе, спасибо за предупреждение, — с благодарностью затараторил Жуань Наньчжу.

— И вот ещё что, сегодня мы идём на поиски подсказок, вы можете отправиться с нами, а можете поискать в бамбуковом лесу…

Только Линь Синпин заговорила об этом, Цуй Сюэи её перебил:

— Зачем ты зовёшь их с нами? Они же ничего не делают. В следующий раз ни за что не возьму с собой таких бесполезных напарников. Линь-цзе, и не думай меня уговаривать. Ты уже проявила к ним достаточно доброты. Нельзя же всё время тащить их на своём горбу!

В общем-то, он рассуждал разумно, и если бы простые новички услышали нечто подобное в свой адрес, наверняка почувствовали бы угрызения совести и согласились бы сами пойти в бамбуковый лес на разведку.

Линь Цюши не мог не восхититься их приёмами.

— Ну ладно, мы с моим любимым пойдём в бамбуковый лес, — тихо сказал Жуань Наньчжу, чтобы задобрить Линь Синпин. – Линь-цзе, не сердись, мы очень постараемся что-нибудь найти! Только проведи нас и через следующую дверь!

— Если хорошо себя проявите, мы вас не бросим, — заулыбалась Линь Синпин.

Жуань Наньчжу ответил довольной улыбкой.

Линь Цюши же не стал вмешиваться в разговор, только с виноватым видом продолжил поедать свой завтрак.

Сяо Ча, которая вчера не допустила произвола Линь Синпин, похоже, слышала их разговор, и, кажется, даже собиралась что-то сказать, но в конце концов всё-таки промолчала, только незаметно вздохнув.

Впрочем, её винить нельзя – мир за дверью сам по себе опасное место, и выжить самому – уже довольно трудная задача, мало у кого возникает желание проявлять заботу ещё и о каких-то незнакомцах.

После завтрака они вместе выдвинулись в путь. Линь Цюши и Жуань Наньчжу, пообещав, что отправятся на разведку самостоятельно, взяли с собой рюкзаки и под внимательным взглядом Линь Синпин направились по каменной тропе вглубь бамбукового леса.

— Ха, надеюсь, они больше не вернутся, — со злостью бросил им вслед Цуй Сюэи.

— Ага, уверена, что так и будет, — Линь Синпин повернулась к Гу Юаньсы, перепуганному как перепёлка. – А тебе следует как можно скорее привыкнуть к подобным вещам за дверью. Мы сможем вести тебя только через двери низкого уровня, но дальше – полагайся только на себя.

Гу Юаньсы неловко усмехнулся и покивал, но не проронил ни слова.

Линь Синпин тоже не стала больше читать ему нотации. Всё равно они брали в свою организацию далеко не каждого удачного «заместителя». Такие как Гу Юаньсы были просто клиентами.

Тем временем Жуань Наньчжу и Линь Цюши шли вперёд по тропинке, погружаясь всё дальше в густые заросли бамбука.

Тропа всё время поднималась наверх, и Жуань очень скоро устал, поэтому Линь Цюши пришлось понести его на спине. Пристроив подборок у него на плече, Жуань Наньчжу спросил:

— Я тяжёлый?

— Нет, — Линь Цюши смотрел вперёд. – Лёгкий как пёрышко. Боюсь, как бы тебя ветром не унесло.

Жуань Наньчжу расплылся в улыбке.

Казалось, у тропинки нет конца, да и пейзаж вокруг почти не менялся, Линь Цюши даже померещилось, что они ходят по кругу. Но Жуань Наньчжу прекрасно видел перемены в окружающем пейзаже, он с уверенностью сказал:

— Мы не ходим кругами, а точно продвигаемся вперёд. Несмотря на то, что картинка практически всегда та же самая…

— Долго ещё? – Линь Цюши поднял глаза к небу. Солнце уже стояло в зените, и они как минимум шли всё утро.

— Не знаю, — отозвался Жуань Наньчжу. – Но мы можем не бояться, ведь у нас есть зонт.

К счастью, Линь Цюши уже прошёл через несколько дверей, и его физические данные превосходили обычных людей, в противном случае такой долгий путь в гору по-настоящему вымотал бы его. Теперь же, даже с Жуань Наньчжу на спине, он почти не ощущал усталости.

Они всё шли и шли… При этом разговаривали, и когда темы для разговора уже закончились и Жуань Наньчжу пригрозил, что если они сейчас не дойдут до места назначения, он перейдёт к историям из своего детского сада, впереди наконец кое-что показалось… Тропа под их ногами поворачивала.

— Ну наконец-то! – вздохнул Жуань Наньчжу. – А я уже хотел рассказать, как меня отругал воспитатель за то, что я отобрал у другого ребёнка конфету.

Линь Цюши подумал, что эту историю он бы с удовольствием послушал, но вслух говорить не стал. Свернув по тропе, они увидели перед собой старинный храм.

По одному виду здания становилось ясно, что сюда уже давно никто не наведывался, место казалось заброшенным. Рядом виднелся колодец, судя по всему, высохший.

Линь Цюши подошёл к двери в храм и осторожно толкнул створку.

Дверь со скрипом открылась, и Линь Цюши, заглянув в тёмное помещение, невольно издал вздох удивления.

Под потолком весь храм оказался увешан куклами Тэру-тэру-бодзу. Стоило порыву ветра проникнуть внутрь, и они закачались, подобные висельникам, улыбаясь Линь Цюши жуткими улыбками нарисованных ртов.

Линь Цюши очень хотел бы обмануться и решить, что это обыкновенные куклы, однако, судя по размеру, обычными они быть не могли. Так же как куклы-амулеты, висящие у них во дворе, эти были сделаны из человеческих голов.

Жуань Наньчжу, медленно переступив порог храма, цокнул языком.

— Так много амулетов от дождя… А дождь всё равно идёт.

— Наверное, одна кукла действует только один день, — предположил Линь Цюши. – А потом… теряет силу.

Тогда становится понятно, почему за дверью нет временного ограничения. На самом деле оно есть, просто это ограничение скрытое.

Каждая кукла – это человеческая жизнь. Если нужна хорошая погода, нужно сделать Тэру-тэру-бодзу из головы умершего члена команды. Ну а если никто не найдёт зонт, или дожди не прекратятся, до храма никто так и не доберётся… Тогда придётся ждать, когда останется последний выживший.

Пройдя вглубь храма, они обнаружили на постаменте небольшую статую.

На вид очень старая, статуя имела одну особенность – у неё отсутствовала голова.

Линь Цюши, изучив внешний вид статуи, заметил, что перед ней установлен специальный чан для подношения благовоний, а само изваяние по одежде напоминает древнего монаха, при том совершенно обыкновенного.

Жуань Наньчжу констатировал:

— Голова исчезла.

— Может, она где-то в храме?

— Давай поищем.

Храм был не таким уж большим, они обыскали его вдоль и поперёк, но упавшей головы статуи не нашли. В итоге Жуань Наньчжу, глядя на изваяние, вдруг сказал:

— Может, просто приставим к нему первую попавшуюся голову?

Линь Цюши:

— Ты это серьёзно? – потом он сразу добавил: — Да ладно, я понял, что ты пошутил.

Жуань Наньчжу, у которого отобрали его текст, наградил Линь Цюши очень недовольным взглядом.

Линь Цюши развел руками как бы говоря «я не специально».

— Линьлинь, ты испортился, — пожаловался Жуань Наньчжу.

Линь Цюши:

— …

— Но таким ты мне тоже нравишься, испорченный мальчишка.

Линь Цюши:

— …

Глядя на Жуань Наньчжу, он с тоской подумал о его реальном образе.

Они вышли из храма и принялись обследовать округу. Линь Цюши приблизился к замеченному ранее высохшему колодцу, однако не решился подходить вплотную, а только заглянул внутрь, стоя чуть поодаль.

Но внутри было слишком темно, так разглядеть ничего не получилось, поэтому Линь Цюши включил фонарик на телефоне и посветил в колодец.

В итоге, когда дно колодца оказалось освещённым и Линь Цюши увидел, что там находится, он едва не выронил телефон прямо вниз.

— Твою мать, – тихо выругался Линь Цюши, потом повернулся и позвал Жуань Наньчжу: — Скорее, посмотри сюда!

— В чём дело? – Жуань Наньчжу подошёл к нему и тоже заглянул в колодец, после чего последовала реакция, подобная реакции Линь Цюши минутой ранее: — Твою мать.

Колодец оказался заполнен мёртвыми телами, уже истлевшими до скелетов. Но у всех без исключения отсутствовала голова.

И что больше всего потрясло Линь Цюши – это поза, в которой скелеты застыли.

Если кто-то бросил трупы в колодец, они должны были лежать на дне, но эти почему-то будто бы столпились у стен, да ещё протягивали руки вверх, словно в любой момент могли выбраться наружу. Создавалось впечатление, что когда людей сбрасывали вниз, они ещё могли двигаться…

Линь Цюши сухо усмехнулся:

— Только не говорите, что эти скелеты способны оживать.

Жуань Наньчжу, потерев подбородок, спокойно проанализировал:

— Ничего страшного, пусть оживают, никакой угрозы они не представляют, это же просто кости. Рассыплются от одного пинка.

Только он это сказал, как из колодца послышался шум – Линь Цюши своими глазами увидел, как скелеты, прилипшие к стенам, повалились на землю и рассыпались.

— Ну вот, они тебя услышали… — сказал Линь Цюши.

— Ну и пусть слушают. Раз такие обидчивые, давно бы уже вылезли оттуда и отомстили своему убийце, зачем людей пугать?

Линь Цюши восхитился рассуждениями Жуань Наньчжу… Логика идеальная, не придерёшься.

— Пойдём назад? – спросил он, посмотрев на небо.

— Пойдём, конечно. Если оставаться здесь ночевать, неизвестно, что с нами может случиться. Это небезопасно, — ответил Жуань Наньчжу. – Дай мне свой телефон.

Линь Цюши выполнил просьбу, не понимая, что тот задумал, но Жуань Наньчжу сразу же включил камеру и нащёлкал несколько фотографий храма.

— Зачем ты его снимаешь? – не понял Линь Цюши.

— Разумеется, чтобы сделать ещё несколько кукол Тэру-тэру-бодзу, — улыбнулся Жуань Наньчжу. – Ну всё, пойдём обратно.

— Хорошо, — кивнул Линь Цюши.

И они направились в посёлок по той же тропе.

Как и предполагал Жуань Наньчжу, когда они прошли большую часть пути, погода совсем испортилась. Они раскрыли зонт, и скоро с неба западали крупные как фасолины капли дождя, отскакивающие от промасленной бумаги зонта. Жуань Наньчжу сидел на спине Линь Цюши, держа в руках зонт и защищая их обоих от капель, а Линь Цюши медленно продвигался вперёд.

Примерно около восьми вечера они вернулись к своему жилищу.

Вне всяких сомнений, Линь Синпин, поняв, что они не вернулись, от радости расцвела как весенний цветок. Интересно, удастся ли ей завтра утром, когда она увидит Жуань Наньчжу и Линь Цюши целыми и невредимыми, не уронить челюсть от удивления?

Двое вернулись в свою комнату, умылись и легли спать, чтобы поскорее дождаться следующего дня.

Этой ночью они опять слышали жуткие крики Тэру-тэру-бодзу, однако уже не так сильно удивились, поскольку морально подготовились к чему-то подобному из-за вчерашнего прецедента.

На следующий день, перед тем как отправиться в столовую, Жуань Наньчжу достал тетрадь, порвал один листок на маленькие бумажки и на каждой написал: «Сегодня днём пойдёт дождь, не выходите со двора».

Линь Цюши вначале не понял, для чего он это делает, но, вспомнив вчерашние фотографии храма, наконец осознал и похвалил:

— Круто.

— Не круче всех, но я стараюсь. Может, наградишь меня?

— Чем?

— Поцелуем, например?

Линь Цюши посмотрел на Жуань Наньчжу, потом указал на своё лицо:

— Уверен, что хочешь, чтобы я тебя поцеловал?

Тот погрузился в молчание, после чего расстроено произнёс:

— Ладно, не нужно. Вернёмся к этому, когда выберемся отсюда.

Взяв с собой записки, они отправились в столовую. Линь Синпин, увидев Жуань Наньчжу и Линь Цюши, улыбнулась, зато Гу Юаньсы заметно напрягся.

— Вы пришли! – сказала женщина. – Ну, как прошёл вчерашний день?

— Прекрасно, мы нашли кое-что очень важное! – ответил Жуань Наньчжу. – Сейчас всё вам расскажем.

Потом Жуань Наньчжу радостно приступил к завтраку, при этом несколько раз выходил в туалет и перекидывался парой слов с другими членами команды.

Когда он вернулся в последний раз, все записки из его кармана, похоже, пропали. Линь Цюши так и не понял, когда он успел их раздать.

После завтрака они нашли укромное место, и Жуань Наньчжу, напустив на себя нетерпение, поделился новостью:

— Вчера мы кое-что нашли в самом конце тропы!

Линь Синпин немало удивилась, но быстро скрыла это и ответила:

— Ну вот, мы же говорили, что вы обязательно вернётесь не с пустыми руками!

— Да, мы даже специально сфотографировали то место, — радостно вещал Жуань Наньчжу. – Как хорошо, что вы рассказали нам о нём. Вы такие хорошие!

Линь Цюши заметил, как на этой фразе скривилось лицо Цуй Сюэи.



Комментарии: 10

  • Спасибо за главу

  • Обожаю эту новеллу! Спасибо огромное за каждую новую главу - эти истории захватывают всецело!

  • "Жуань Наньчжу и Линь Цюши не участвовали в обсуждении. Вместо этого два «уродца» кормили друг друга завтраком, с огромным удовольствием вызывая у зрителей приступы отвращения."

    Мне кажется, что Жуань Наньжу и Линь Цюши получают от этого удовольствие, заставляя всех кривиться от того, как они строят из себя "сладкую" парочку)))
    Это очень забавно, у меня это уже вызывает приступ хохота :DDD
    Я уже начинаю получать моральное удовольствие от их издёвок вместе с ними)))

    "...Вернёмся к этому, когда выберемся отсюда."
    Звучит многообещающе))) но, мне кажется, что Линьлиню будет легче поцеловать Наньжу, когда тот будет перебывать в женском облике, хотя кто его знает (¬‿¬))
    В ожидании новой главы~

    Огромное спасибо переводчикам за труд!

  • Такого же разговора не было случайно в первой арке?

    《— Я тяжёлый?

    — Нет, — Линь Цюши смотрел вперёд. – Лёгкий как пёрышко. Боюсь, как бы тебя ветром не унесло.》

    Звучит знакомо. Может кто-то помнит?

  • Спасибо за перевод)))

  • "...Вернёмся к этому, когда выберемся отсюда."
    О-хо-хо, дожить бы до этого момента))

  • "Вернёмся к этому, когда выберемся отсюда" - ждём с нетерпением. 😁 Хорошо сыгрались, Оскара им с глобусом на пальмовой ветви. Спасибо за перевод!

  • скелетов в колодце даже жалко...
    удивительно, но это даже не первые несчастные скелеты в новелле с ужасами, которых я жалею...
    уже жду этого обещанного поцелуйчика после окончания двери~~
    огромное спасибо за главу!!!!💋

  • Боже, как же я обожаю их взаимодействие! Они невероятно прекрасны!

  • Большое спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *