Один студент сбежал, а из двоих оставшихся один от страха побледнел как бумага и затрясся, а другой обмяк и сполз на пол, словно готовый в любой момент потерять сознание.

Делать нечего – Гу Лунмину пришлось переключиться на того парня, который ещё, по крайней мере, мог стоять. Но от взгляда Гу Лунмина у того подкосились колени, и он едва не упал, так же, как его товарищ. К счастью, Гу Лунмин успел схватить студента за плечо, чтобы тот устоял.

— Чего ты испугался? – беспомощно спросил Гу Лунмин. – Я же не съем тебя. А вот та тварь, что за вами охотится, очень даже может! Так зачем меня бояться? Давай, братишка, успокойся и скажи нам, как тебя зовут?

— Меня… меня зовут… — студент походил на цыплёнка, которого Гу Лунмин схватил своими ручищами, и даже заплакать не мог от страха. – Меня зовут Ай Вэньжуй…

— Ай Вэньжуй, значит? – переспросил Гу Лунмин. – И чего вы втроём тут делали? Как это связано со всеми погибшими?

При упоминании погибших Ай Вэньжуй неподконтрольно задрожал от пяток до макушки и надолго замолчал, не решаясть встретиться взглядом с Гу Лунмином.

— Чего молчишь? – не выжержал Гу Лунмин. – Если сейчас всё нам расскажешь, у тебя появится шанс выжить. А если мы ничего не узнаем, как прикажешь тебе помогать?

От страха парень прерывисто дышал, и ещё нескоро наконец смог выдавить:

— Статуя…

— Что? – встрепенулся Гу Лунмин.

— Та странная статуя в зале собраний кружка… — продолжил Ай Вэньжуй. – Это всё из-за неё…

Видя, что парень согласен сотрудничать, Гу Лунмин отпустил его, чтобы тот стоял сам, и Ай Вэньжуй, скрестив руки на груди, добавил:

— Всё началось полгода назад, я тогда пошёл на занятия в кружок по скульптуре… — Пока он говорил, другой его товарищ медленно поднялся с пола. Только вот его лицо приняло очень странное выражение, как у человека, который после серьёзного потрясения стал заторможенным.

Линь Цюши, заметив это, позвал:

— Парень?

— Сяо Хэ? – Ай Вэньжуй тоже обратил внимание на странное поведение друга. – Сяо Хэ… что с тобой?

Взгляд судента, которого Ай Вэньжуй назвал Сяо Хэ, переместился к потолку, а из гортани раздался утробный рык. Линь Цюши с недобрым предчувствием проследил за взглядом парня и увидел на потолке нечто, красного цвета, «прилипшее» к штукатурке.

Раньше Линь Цюши ни за что не догадался бы, что это такое, но после стольких задверных миров мужчина очень легко определил суть увиденного – это было человеческое тело, с которого сняли кожу. Длинные волосы свесились вниз, а красное тело походило на костюм, но если приглядеться, можно было заметить, что это настоящие плоть и кровь.

— А-а-а-а!!! – пронзительно закричал Ай Вэньжуй при виде твари, затем развернулся и бросился наутёк. Гу Лунмин, почувствовав неладное, одной рукой схватил парня, но только одного – Ай Вэньжуя, а Сяо Хэ, которого никто не успел остановить, пошатываясь, оказался у выхода из аудитории и уже наполовину выскочил в коридор, как вдруг… Линь Цюши услышал жуткий грохот – дверь аудитории с силой захлопнулась.

Сяо Хэ, издав оглушительный вопль, оказался разрублен дверью на две части – одна повисла снаружи, другая осталась внутри. Но самое страшное, что даже со сломанным позвоночником парень не испустил дух, а всё размахивал руками, плевался кровью и душераздирающе кричал.

Не выдержав шока от увиденного, Ай Вэньжуй сразу потерял сознание, да и Гу Лунмин выглядел не очень, он явно не ожидал, что несчастного паренька постигнет такая причудливая смерть.

По логике, несмотря на то, что двери в аудиториях металлические, они не должны иметь острые края. И даже если кого-то прижало, самое большее – человеку переломает рёбра. Но миры за дверью обычно выходили за рамки привычного, поэтому произошло то, что произошло, пускай в это было трудно поверить.

Когда Линь Цюши снова поднял глаза наверх, тварь с потолка уже исчезла.

Сяо Хэ, разрезанный дверью, уже перестал дышать. Гу Лунмин, со скорбным видом посмотрев на труп снаружи, спросил:

— Что нам делать? Вызывать полицию?

— Первым делом нужно сообщить руководству университета, — ответил Линь Цюши.

— Хорошо, — согласился Гу Лунмин. Возможно, решение не очень подходящее, но, похоже, в данных обстоятельствах – единственно приемлемое.

Они отправились в ближайшую аудиторию, где проходили занятия, нашли первого попавшегося преподавателя и сообщили ему о происшествии. Тот ни капли не удивился, только спросил, как бы между делом:

— Ещё один труп?

— Ага, — ответил Линь Цюши. – Вызовите, пожалуйста, полицию.

— Ладно, — отозвался преподаватель. – Поменьше бы ходили по третьему корпусу. Там уже несколько человек с жизнью попрощались. И почему эти студенты нисколько не верят в призраков…

По расписанию как раз в третьем корпусе и проходили занятия злополучной третьей группы, студенты которой не имели иного выбора, кроме как посещать жуткое место.

Порасспрашивав ещё, Линь Цюши узнал, что все трое студентов третьей группы были найдены мёртвыми именно в третьем корпусе. Никаких других сведений добыть не удалось. Покинув аудиторию, Линь Цюши увидел сидящего снаружи Гу Лунмина, который поддерживал за плечи Ай Вэньжуя.

— Он до сих пор не очнулся? – спросил Линь Цюши.

— Неа, — отозвался Гу Лунмин. – Хлюпик какой-то попался.

— Я бы так не сказал. Никакой нормальный человек не выдержал бы того, что увидел он. – Возразил Линь Цюши. – Они что-то говорили про зал собраний, верно? Надо бы найти время наведаться туда.

— Не вопрос, можем пойти прямо сейчас, я понесу его на спине.

— Тебе не тяжело?

— Нет, такого мелкого поднять – раз плюнуть. – Гу Лунмин хлопнул себя по крепкому плечу, а потом взвалил на него Ай Вэньжуя, как мешок с картошкой. – Вперёд.

Линь Цюши кивнул.

Решив спросить у кого-нибудь по пути, где находится зал собраний, они направились к выходу из здания, но тут Ай Вэньжуй пришёл в себя и, едва разомкнув веки, принялся вырываться что есть сил и орать:

— На помощь! На помощь… Отпустите! Отпустите меня!

— Парень, поспокойнее, — прикрикнул на него Гу Лунмин. – Той твари здесь нет!

— Нет, нет, нет! Она преследует меня, это всё наша вина, это мы виноваты, мы не должны были, не должны были… — Ай Вэньжуй расплакался, окончательно теряя самообладание.

— В каком смысле? Что вы натворили? – поспешил спросить Линь Цюши.

Но Ай Вэньжуй отказался говорить, то и дело вырываясь из рук Гу Лунмина, чтобы убежать. В конце концов Гу Лунмин разозлился, хлопнул паренька по спине ладонью и сердито гаркнул:

— Попробуй дёрнись ещё раз, и я прихлопну тебя на месте! И никакой твари не придётся марать руки!

От хлопка по спине Ай Вэньжуй завопил как ненормальный, но угроза на словах подействовала – он немного пришёл в себя и захныкал:

— Я тогда лишь участвовал, но на самом деле ничего не знаю!

— Участвовал? В чём ты участвовал? – Линь Цюши первым делом подумал о случае травли, ведь подобное уже встречалось ему за дверью. Неужели эти студенты кого-то обидели, что привело к страшным последствиям?

Но Ай Вэньжуй, протерев лицо ладонью, дрожащим голосом спросил:

— Вы… слышали местную университетскую легенду?

— Чё? – спросил Гу Лунмин на чистом дунбэйском. – Эт чё такое?

— Ну, в каждом университете существуют свои легенды, — начал рассказывать Ай Вэньжуй. – Например, если встать под статуей ректора в три часа ночи, то время остановится. Или что на лестнице факультета искусств в полночь появляется лишняя ступенька… — Парень опять заплакал: — Я не знал, что так получится, они не говорили, что всё этим обернётся…

— Что вы сделали? О какой местной легенде идёт речь? – Линь Цюши уже примерно догадался, что имеет в виду Ай Вэньжуй. Должно быть, эти студенты решили проверить какую-то жуткую легенду и затронули сущность, которую трогать не следовало.

Юноша, видимо, от моральной усталости надолго замолчал. И только когда Гу Лунмин опять его потормошил, он продолжил печальным голосом:

— Сначала… Мы играли в «волшебную кисть».

«Волшебная кисть» — самая популярная игра призывания духов, особенно среди учащихся, из-за простоты и доступности необходимых для игры предметов1.

1 Для игры понадобятся любой писчий предмет, например, ручка, и лист бумаги с написанными на нём буквами. Несколько человек должны держать ручку над бумагой навесу, до тех пор, пока ручка не начнёт двигаться. Затем следует задать вопрос духу волшебной ручки, чтобы дух подтвердил своё присутствие, и можно задавать любые вопросы. Чем-то похоже на говорящую доску Уиджи.

Практически на каждом курсе попадались смельчаки, которые играли в «Волшебную кисть».

— О, эту игру я знаю, — вставил Гу Лунмин. – Рассказывай дальше.

— Тогда ничего не случилось, — продолжил Ай Вэньжуй. – Мы ничего не увидели, никого не вызвали. – Он вдруг снова расплакался. – Если бы мы тогда остановились на этом… если бы мы тогда остановились…

Похоже, студенты решили сыграть во что-то ещё.

— Что было потом? – Линь Цюши чувствовал, что парень вот-вот выдаст им ключевые сведения.

— Потом они сказали, что в зале собраний есть статуя с магическими способностями, — поведал Ай Вэньжуй. – И если мы все вместе что-нибудь у неё попросим, то это сбудется…

К тому времени трое уже приблизились к учебному корпусу.

Здание оказалось очень просторным, построенным по типу открытого колодца без потолка. Ничто не задерживало студентов на входе, так что, если внутри они на что-то наткнутся, можно будет свободно покинуть это место.

Но пока Ай Вэньжуй рассказывал им о случившемся, Линь Цюши посетило странное чувство, он поднял голову и огляделся, чтобы найти источник этого ощущения.

Гу Лунмин, заметив его движение, спросил:

— Что-то не так?

— Такое чувство… — взгляд Линь Цюши остановился на правом крыле здания.

Там располагалась аудитория с занавесками на окнах, внутри которой горел свет, а на ткани угадывался худой силуэт, стоящий против света. Силуэт принадлежал девушке в платье и с длинными волосами. Она стояла за тонкой занавеской и смотрела в их сторону.

Гу Лунмин взглянул в том же направлении, что и Линь Цюши. По логике вещей, в этом силуэте не должно было быть ничего пугающего, однако руки парня мгновенно покрылись гусиной кожей.

— Это… человек? – спросил он.

— Хм… — только и ответил Линь Цюши. – Что-то мне тут не нравится, подними-ка Ай Вэньжуя на спину, чтобы мы в любой момент могли покинуть здание.

Гу Лунмин кивнул и прижал Ай Вэньжуя к себе покрепче.

Студент, ростом где-то метр семьдесят, в руках Гу Лунмина выглядел как кукла. В обычных обстоятельствах он бы, наверное, принялся возмущаться, но когда жизни угрожает опасность, мало кто задумается о сохранении достоинства.

Поэтому Ай Вэньжуй без протестов позволил Гу Лунмину забросить себя на спину.

Но ровно в тот момент, когда это произошло, Линь Цюши услышал звон разбившегося стекла. Он среагировал мгновенно, крикнув Гу Лунмину:

— Беги!

Тот сорвался с места, за несколько секунд отбежав на десять с чем-то метров. Линь Цюши не отставал от него, а позади них вдруг раздался оглушительный звон стекла. Обернувшись, Линь Цюши увидел на месте, где они только что стояли, множество осколков. Тут и думать нечего – окажись они чуть медленнее — возможно, уже отправились бы к Небесному Владыке.

— Бл*ть! – выругался Гу Лунмин. – Кто это, мать его, сбросил?

Линь Цюши молча смотрел на разбитое стекло. Он был совершенно уверен, что видел, хоть и очень смутно, среди осколков один с кровавым отпечатком руки.

— Лучше нам отойти от здания подальше, — заключил Линь Цюши.

— Ага, — согласился Гу Лунмин. – Погоди-ка, Ай Вэньжуй, ты чего молчишь?

Осмотрев парня, Линь Цюши понял: тот опять потерял сознание от испуга. Бедный ребёнок пережил за день столько потрясений… Несколько раз оказывался на волосок от смерти.

Гу Лунмин и Линь Цюши, отойдя от учебного корпуса на безопасное расстояние, посадили Ай Вэньжуя и привели его в чувство.

Ранее парень вёл себя более-менее спокойно, но после такого удара явно потерял самообладание: – едва очнувшись, принялся неудержимо плакать, так громко, что у Гу Лунмина заболела голова.

— Хватит плакать, ну же, ты ведь мужчина, неужели не можешь проявить хоть каплю хладнокровия? – уговаривал Гу Лунмин.

— У-у-у-у, — рыдал Ай Вэньжуй. – Я хочу выплакать всю воду, которая затекла мне в мозг, когда я на это согласился2

2Вода затекла в мозг – разг. поехала крыша.

Гу Лунмин не нашёл, что на это ответить.

Линь Цюши почему-то стало смешно, но в сложившихся обстоятельствах смеяться было бы уж слишком неприлично. Поэтому он лишь сухо кашлянул, сдерживая улыбку, и произнёс:

— Заканчивай плакать, лучше расскажи нам, что всё-таки произошло.

Но Ай Вэньжуй продолжал лить слёзы. В итоге Гу Лунмин вышел из себя и заявил:

— Ладно, можешь ещё поплакать, а мы пока пойдём. Если доживёшь до завтра, встретимся, поговорим.

Испугавшись, что его оставят одного, Ай Вэньжуй схватился за локоть Гу Лунмина с мольбой:

— Пожалуйста, не уходите.

— Тогда прекращай ныть!

— Но мне так страшно… — захныкал Ай Вэньжуй.

— Блин, и что дальше? Думаешь, если будешь бояться, то и умирать не придётся? Давай, будь умницей и расскажи нам всё поскорее. Возможно, тогда у тебя появится шанс остаться в живых. А если не расскажешь, точно растеряешь все шансы!

Пока они разговаривали, мимо время от времени проходили другие студенты, бросающие на них странные взгляды. Линь Цюши отчётливо услышал, как одна девушка презрительно сплюнула и сказала своей спутнице:

— Опять какие-то альфачи-подонки нашли себе жертву? Бедный пассивчик, как горько плачет…

Линь Цюши погрузился в молчание, посмотрел на Гу Лунмина, затем на Ай Вэньжуя. И незаметно отодвинулся чуть подальше, всем своим видом пытаясь сказать «вообще-то мы не так уж хорошо знакомы».

Гу Лунмин же всё пытался договориться с Ай Вэньжуем, собрав в кулак всё своё терпение. Одному богу известно, что у него никогда не было столько терпения. В реальности Гу Лунмин давно бы закатал рукава и перешёл бы от слов к делу. Но поскольку они находились за дверью, грубой силой вряд ли получилось бы чего-то добиться. А вдруг, если этого студентика избить, он тут же и помрёт? А потом обернётся мстительным призраком и придёт их навестить… До чего неловкая получится встреча.

— Не плачь, будь умницей, наш Ай Вэньжуй самый классный, — старался Гу Лунмин. – Давай, посмелее, мы будем рядом, чтобы тебя поддержать! – Ему самому уже стало до смерти тошно от собственных слов.

К счастью, его старания не прошли даром – Ай Вэньжуй постепенно перестал плакать и сказал:

— Я могу вам всё рассказать, но вы должны защитить меня. Я не хочу умирать…

— Ладно, ладно, мы тебя защитим. Я привяжу тебя к себе и везде буду таскать с собой. – Пообещал Гу Лунмин. – Я не из тех безответственных парней, кто попользуется и бросит…

Линь Цюши незаметно отступил ещё на пару шагов.

Ай Вэньжуй, наплакавшись наконец, продолжил рассказ:

— Мы пошли поклониться той статуе, — всхлипывая, сказал он. – Так, как нас научила старшекурсница… После поклона мы загадали желание, но не думали… что оно правда исполнится.

— Что именно вы попросили? – Линь Цюши тут же припомнил выставленные в библиотеке статуи. – Неужели… получить награду за свои работы?

— Мы ведь просто развлекались… — объяснил Ай Вэньжуй. – Нас было много, никто и не подумал, что это всё всерьёз, мы правда думали, что это всего лишь шутка. – Похоже, он погрузился в воспоминания, потому что выражение его лица застыло. – Никто не мог подумать… что за исполнение этого желания мы заплатим такую огромную цену…

— И где теперь эта статуя?

— В зале собраний, — устало ответил Ай Вэньжуй. – После первой же смерти мы вернулись туда, чтобы заново загадать желание, но это не сработало – убийства не прекратились… — Говоря слово «убийства», он невольно поднял голову и посмотрел на окна учебного корпуса, словно ещё не оправился от испуга после того, как на них едва не упало стекло.

— Что ж, давайте сходим посмотреть, — предложил Линь Цюши. – На эту статую в зале собраний.

— Прямо сейчас? – Ай Вэньжуй задрожал. – Но я боюсь… ч-что даже идти не смогу. – Он указал на свои подгибающиеся колени.

— Ничего страшного, — заверил Линь Цюши. – Вот он понесёт тебя на спине.

Гу Лунмин немного обиженно отозвался:

— Но я же не буду всё время его на себе таскать?

— Потерпи, пожалуйста, — попросил его Линь Цюши.

— Моя спина – только для моей будущей девушки!

Линь Цюши безжалостно напомнил ему трагический факт:

— Но ведь он только что слез с твоей спины.

Гу Лунмин:

— …

Ай Вэньжуй слегка смущённо посмотрел на Гу Лунмина.

— Извините, но мне всё же нравятся девушки…

— Какая удача, — Гу Лунмин скрипнул зубами, — мне вот тоже, блин, нравятся девушки.

Но симпатия к девушкам никакой роли не играла, ведь девушек с ними всё равно не было, приходилось кое-как перебиваться парнями. Тяжело вздохнув, Гу Лунмин снова пожертвовал свою крепкую спину как средство передвижения для Ай Вэньжуя, который, устроившись поудобнее, показывал дорогу.

Они направились к злополучному залу собраний.

Зал собраний находился недалеко от спортплощадки, и по словам Ай Вэньжуя, раньше там было довольно оживлённо, поскольку кружок по скульптуре считался козырной картой университета – участники получали множество наград, и сам кружок неплохо спонсировался руководством. Многие первокурсники активно участвовали в деятельности кружка, и посещаемость там была очень высокая.

Но когда в университете начали происходить несчастные случаи, популярность кружка быстро снизилась. В университете об этом никто не говорил, но участники кружка сразу поняли, что большинство погибших посещали занятия в кружке, и к тому же присутствовали тем вечером в «шуточном» поклонении статуе.

— Кажется, внутри никого, — сказал Ай Вэньжуй, когда они добрались до зала собраний. – Нужно попросить учителя дать нам ключ от зала…

— Ключ нам не понадобится, — перебил его Линь Цюши.

— Но как же мы войдём без ключа…

Вместо ответа Линь Цюши подошёл к двери, вынул из кармана чёрную шпильку и склонился над замком.

Спустя несколько минут дверь со щелчком открылась.

Ай Вэньжуй так и вытаращил глаза:

— Разве детективы такое умеют?

Линь Цюши вздохнул:

— В жизни надо как-то крутиться, вот и приходится научиться всему понемногу.

Ай Вэньжуй:

— …

И замки вскрывать? Пареньку почему-то показалось, что где-то кроется подвох.

Как бы то ни было, дверь открылась, и все трое вошли в зал собраний. Ай Вэньжуй нажал на выключатель на стене, и в помещении посветлело.

Линь Цюши внимательно изучил окружающую обстановку. Он полагал, что зал собраний окажется очень маленьким, но такого размаха не ожидал: – довольно просторное помещение было заставлено разнообразными инструментами и готовыми скульптурами. Сразу становилось ясно, что студенты, посещавшие кружок, были истинными фанатами своего увлечения.

В самом центре зала стоял огромный деревянный стол, на котором лежали различные материалы, а также несколько бюстов и гипсовых голов.

Ай Вэньжуй нашёл в себе смелость, чтобы привести их сюда, однако по-прежнему очень боялся и долго топтался возле входа.

— Может, вы сами тут всё посмотрите, а я подожду снаружи?

— Давай с нами! – зыркнул на него Гу Лунмин. – А вдруг с тобой и снаружи что-нибудь случится? Мы тогда помочь не сможем.

— Снаружи ничего страшного нет, не думаю, что со мной что-то случится.

— Да как же? Забыл, как сегодня погиб твой товарищ? – Гу Лунмин хлопнул по двери зала, напоминая Ай Вэньжую, чтобы тот не ослаблял бдительность.

— Ну хорошо… — взвесив все аргументы, студент всё-таки послушался Гу Лунмина. Да и в целом, если бы он не считал их надёжными людьми, не привёл бы сюда. Но ведь они уже помогли ему несколько раз избежать смерти.

Вот бы у них правда получилось разрешить эту проблему… Всё-таки от потусторонней твари нигде не спрячешься.

Линь Цюши прошёл вглубь зала, окинул комнату взглядом и спросил:

— А где та статуя?

— Мы её закрыли, — ответил Ай Вэньжуй. – Кажется, вон в той кладовке. – Он указал на дверь в стене.

Линь Цюши подошёл к двери, за несколько минут управился с замком, в душе благодаря Жуань Наньчжу за обучение такому полезному навыку, иначе им бы пришлось столкнуться с кучей проблем.

Открыв дверь, он и в самом деле увидел внутри завёрнутую в белую материю статую.

— Это она?

— Да… — Ай Вэньжуй внимательно посмотрел на статую и почти кивнул, но потом обнаружил разницу. – Нет… кажется… что-то не то. – Он нервно сглотнул. – Эта… кажется, больше, чем та.

Линь Цюши:

— …

Неужели кто-то подменил статую?



Комментарии: 14

  • Спасибо за главу

  • — Что ж, давайте сходим посмотреть, — предложил Линь Цюши. – На эту статую в зале собраний.

    — Прямо сейчас? – Ай Вэньжуй задрожал. – Но я боюсь… ч-что даже идти не смогу. – Он указал на свои подгибающиеся колени.
    — Ничего страшного, — заверил Линь Цюши. – Вот он понесёт тебя на спине.
    Гу Лунмин немного обиженно отозвался:
    — Но я же не буду всё время его на себе таскать?
    — Потерпи, пожалуйста, — попросил его Линь Цюши.
    — Моя спина – только для моей будущей девушки!
    Линь Цюши безжалостно напомнил ему трагический факт:
    — Но ведь он только что слез с твоей спины.
    Гу Лунмин:
    — …
    Ай Вэньжуй слегка смущённо посмотрел на Гу Лунмина.


    Кха-а, боже))) Это самая яойная глава среди всех мною прочитанных)))
    Это просто нечто, меня вынесло и не заносит! Мне скоро мышцы живота сведёт :DDD
    Огромное спасибо переводчикам

  • Ужас и веселье в одной главе, прекрасно :D
    Спасибо за перевод! :3

  • Большое спасибо за перевод!

  • Что ж там за желание такое они загадали, что статуя их всех убивает?

  • Спасибо за перевод!🥰
    Как же я ржу с Цюши, когда он дистанцировался от этой парочки

  • "Но симпатия к девушкам никакой роли не играла, ведь девушек с ними всё равно не было, приходилось кое-как перебиваться парнями. " - хахаха, вот такая судьба альфачей)
    Статуя растёт от смертей? Прожорливая какая.

  • Спасибо за перевод.
    Ожидания так мучительны.

  • Спасибо за труд!~
    Не знаю почему, но возникает какое-то чувство дежавю. Будто я уже читала эту историю и примерно представляю как будут развиваться события... Поняла это на моменте, когда тварь убила первого человека в комнате.
    У нас уже была подобная история в начале?
    ( Ну... Или это уже мой внутренний бред )

  • Большое спасибо за перевод~~~

  • Уужаааас
    Я уже примерно предполагаю сюжет этой двери, но говорить тут ничего не буду, спасибо за перевод

  • Спасибо за перевод.) Мне определенно нравится весёлый дружеский дуэт Линь Цюши и Гу Лунмина, а конкретно эта дверь, как студенту искусства, особенно близка, но душа уже не просит, а просто требует романтики между главными героями! Я ТРЕБУЕЮ ЯОЯ! Ну или хотя бы приличного сенен-ая. Так что, Линь Цюши, ты давай это... поскорее завязывай с этой дверью и иди покорять Жуань Наньчжу, а то ишь ты, дошло до дела, а тот в кусты.

  • Теперь всю неделю в напряжении сидеть...

  • "— Опять какие-то альфачи-подонки нашли себе жертву? Бедный пассивчик, как горько плачет…"
    И на этом моменте меня окончательно вынесло. Спаси меня, боже. Это, конечно, прекрасно, но я прямо-таки не знала, смеяться или плакать, читая этот момент. Особенно когда Цюши начал постепенно отходить от них, апх.
    Спасибо за перевод~

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *