Ключ они добыли, осталось отыскать дверь.

Всё-таки по причине низкого уровня двери и условия смерти оказались довольно щадящие: твари не стали преследовать их так, как это могло случиться за дверью высокого уровня. Однако Гу Лунмин почему-то сделался молчаливым и выглядел так, словно у него испортилось настроение. Наверное, причиной тому послужило понимание, что Чжоу Ханьшань оказался вовсе не таким невинным, как он себе представлял.

— Ох, если бы Чжоу Ханьшаню попались не мы, а кто-то другой… — наконец вздохнул Гу Лунмин. – Если бы Чжу Жуюань сразу его убила.

— Мы бы всё равно нашли выход, — Линь Цюши держал руку в кармане, спокойно сжимая ключ, который скользил в его ладони, принося ощущение прохлады.

Если бы Чжоу Ханьшань в самом начале погиб от руки Чжу Жуюань, они бы наверняка отыскали другой способ всё закончить. Впрочем, возможно, это оказалось бы намного труднее.

Теперь им нужно найти дверь.

На обширной территории кампуса ключевых локаций всего несколько, и на следующий день Линь Цюши с Гу Лунмином после обеда обнаружили в неприметном углу в библиотеке железную дверь, открыли её ключом и покинули этот мир через коридор света.

Перед тем как уйти Линь Цюши намекнул Цзо Сысы, что они заполучили ключ, чтобы она тоже поискала дверь. Девушка поняла намёк и немало удивилась, но не стала ничего расспрашивать, только восхищённо пробормотала:

— Ты ведь наверняка прошёл через множество высокоуровневых дверей, верно?

Линь Цюши не ответил, только поулыбался и ушёл.

На самом деле, если подумать, его уже тоже можно было считать опытным игроком, ведь тех, кто вышел из девятой двери, не так уж много. Линь Цюши же удалось зацепиться за удачу Жуань Наньчжу и проскочить сразу так далеко. Свет спасительного коридора смывал тьму, которая окружала их в задверном мире. Линь Цюши и Гу Лунмин разошлись в разные стороны, а когда Линь Цюши пришёл в себя, то уже вернулся в коттедж.

Чэн Цяньли до сих пор дремал рядом на диване, арбуз на столе всё ещё был холодным. Линь Цюши медленно взял кусочек и продолжил есть.

Проснувшийся Чэн Цяньли потёр заспанные глаза и промямлил:

— Ты что, до сих пор не ушёл? – Он тоже знал, что Линь Цюши должен пойти за дверь с Гу Лунмином, но не ожидал увидеть его рядом, едва продрав глаза.

— Нет, я уже вернулся.

— А? – Чэн Цяньли слегка растерялся. – Ты вернулся из двери?

— Ну да, а что? – Линь Цюши выплюнул пару арбузных косточек.

— Ничего… — шмыгнув носом, Чэн Цяньли наклонил голову набок. – Просто мне кажется, что ты слишком спокоен.

Линь Цюши поморгал и рассмеялся:

— Что значит – слишком спокоен?

— Мне обычно нужно несколько дней приходить в себя, когда я выбираюсь из двери, — посетовал Чэн Цяньли. – А ты просто берёшь и продолжаешь есть арбуз?

Линь Цюши глянул на прохладное лакомство.

— Но он же такой вкусный…

Чэн Цяньли:

— …

Суть не в том, что он вкусный, ладно?

— А когда откроется твоя дверь? – Линь Цюши отложил арбуз, который показался ему слишком холодным, после такого может заболеть живот.

— Скоро, — уклончиво ответил Чэн Цяньли. – Брат не разрешает мне об этом болтать…

— Ну ладно.

Раз уж Чэн Исе запретил Чэн Цяньли говорить с кем-то о дверях, Линь Цюши решил не спрашивать. Поднявшись, он сообщил, что отправится в свою комнату, чтобы принять душ и отдохнуть.

Чэн Цяньли покивал, глядя ему вслед, пока тот поднимался по лестнице.
Линь Цюши быстро освежился и проспал до самого ужина, когда все обитатели коттеджа собирались вместе внизу.

Сегодня готовила Лу Яньсюэ, и блюда вышли довольно изысканные, но внимание Линь Цюши было сосредоточено не на еде. Он всё оглядывался по сторонам, но так и не увидел того, кого ожидал.

— Наньчжу нет дома? – спросил он Чэнь Фэя.

— Выехал по делам, — ответил тот. – Наверное, вернётся поздно.

Линь Цюши хмыкнул «понятно».

После ужина он отправился на террасу посидеть в кресле, охладиться и дождаться Жуань Наньчжу. Но тот никак не возвращался – стрелка на часах уже приблизилась к двенадцати, а Линь Цюши до сих пор его не видел. Ему захотелось спать, и он задремал прямо в кресле, а когда проснулся, уже рассвело. Жуань Наньчжу так и не пришёл. Наверное, сегодня он тоже не покажется в коттедже, так подумал Линь Цюши, вздохнул и вернулся в свою комнату досыпать.
В последнее время обстановка в коттедже царила довольно странная, наверное, из-за того, что Жуань Наньчжу всё время был занят, а Чэн Цяньли скоро предстояло войти в свою следующую дверь.

Чэн Исе тоже всё время где-то пропадал – встретить его хотя бы раз в три дня уже считалось невероятной удачей.

Что до младшего брата, Чэн Цяньли держался молодцом – снова начал смотреть ужастики, съёжившись на диване в гостиной. Только иногда вскрикивал как курица, которую схватили за шею.

— Если ты так сильно пугаешься, зачем смотришь? – спросил его Линь Цюши.

— Мне скоро за дверь, я же не могу всё время быть обузой для брата, — обиженно ответил Чэн Цяньли. – Все говорят, что надо потренироваться, и привыкнешь.

Линь Цюши со вздохом взъерошил парню волосы. Тому не исполнилось и восемнадцати, он был ещё совсем ребёнком. Но задверные твари не делают скидку на возраст. Для них все люди равны.

На улице стояла такая жара, что делать совершенно ничего не хотелось.
На четвёртый день после выхода из двери Линь Цюши наконец увидел Жуань Наньчжу… Тот поругался с Чэн Исе. Это случалось уже не в первый раз, однако Линь Цюши впервые лицезрел Жуань Наньчжу в такой ярости. Он орал:

— Чэн Исе, ты играешь собственной жизнью! Это не шутки!

Чэн Исе стоял напротив, его лоб покрывала испарина, а губы сжались в тонкую прямую линию, напоминая устричную раковину, которую нельзя открыть. Вот и Жуань Наньчжу, похоже, ничего не смог сделать с этой упрямой устрицей, разве что применить силу и разбить её.

— Чэн Исе, — по слогам выдавил Жуань Наньчжу. – Почему ты никогда не слушаешь, что я тебе говорю?

Близнецы Чэн выглядели словно вылепленными по одному эскизу, но характерами поразительно отличались. Чэн Исе опустил глаза и на вопрос Жуань Наньчжу лишь тихо вздохнул и пробормотал:

— Прости, Жуань-гэ.

— Ты лишь усугубляешь положение, не думая о последствиях, — в итоге бросил Жуань Наньчжу, которого упорство Чэн Исе стало несколько раздражать. Он махнул рукой: — Иди.

Юноша открыл было рот, но промолчал.

А Жуань Наньчжу уже не намеревался продолжать – развернулся и пошёл в коттедж, оставив Чэн Исе одного на солнцепёке. Линь Цюши услышал, как Жуань Наньчжу громко хлопнул дверью.

Чэн Исе тоже отправился к себе.

В душе Линь Цюши уже начал смутно догадываться о предмете этих ссор. Но он не решался заговорить об этом ни с кем из них, ведь некоторые тайны, стоит их раскрыть, обратно уже не закроются, как бы этого ни хотелось.

Подслушав ссору, Линь Цюши ещё немного посидел в комнате, потом поднялся со стула и постучал в дверь Жуань Наньчжу.

— Наньчжу, — позвал его по имени Линь Цюши, когда дверь открылась и за ней показалось прекрасное лицо мужчины.

— Ага, ты что-то хотел? – спросил тот.

— Да так, ничего… — протянул Линь Цюши. – Ты несколько дней не появлялся в коттедже.

— Был занят работой, — ответил Жуань Наньчжу. – Жил у клиента.

Линь Цюши собирался что-то ещё сказать, но отношение Жуань Наньчжу заставило его почувствовать себя неуютно. Людям свойственна алчность – привыкнув к чему-то хорошему, они ощущают пустоту, лишившись этого.

Уже открыв рот, Линь Цюши помедлил, и Жуань Наньчжу не дал ему заговорить:

— Я немного устал.

Линь Цюши:

— …

— Спокойной ночи, — Жуань Наньчжу захлопнул дверь перед носом Линь Цюши, будто отрезав связь, установившуюся между ними.

Линь Цюши ещё долго стоял под дверью совершенно растерянный и не понимающий… что же случилось с Жуань Наньчжу.

В октябре Чэн Цяньли предстояло войти в свою следующую дверь.
Точного времени Линь Цюши не знал, но это должно было случиться в ближайшие пару дней.
И однажды, когда все сидели за обедом, близнецы Чэн внезапно исчезли. Остальным стало понятно, что они вдвоём отправились за дверь. За столом стихли все разговоры, на лицах отразилось волнение.

Всего чуть больше десяти минут, но какими же они оказались долгими… Лу Яньсюэ то и дело смотрела на часы, держа в руках палочки и машинально тыкая ими в тарелку перед собой.
Когда оба брата вернулись обратно, все выдохнули с облегчением, вот только состояние близнецов оставляло желать лучшего – только появившись, оба сразу потеряли сознание. Но на этот случай всё было готово – их подхватили на руки и увезли в ближайшую больницу.
Линь Цюши, который нёс Чэн Исе, заметил, что хоть тот и выше младшего брата, а всё же очень лёгкий. С плотно закрытыми глазами и сведёнными вместе бровями он и вовсе казался слабым и хрупким ребёнком.

Это заставило Линь Цюши ощутить горечь в сердце.

Врачи сработали быстро – диагностировали братьям высокую температуру и поставили жаропонижающее. Состояние обоих братьев стабилизировалось, и хотя оба до сих пор не пришли в себя, по крайней мере, можно было утверждать, что хуже им не станет.
Двое – Линь Цюши и Чэнь Фэй – остались приглядеть за больными, остальные вернулись в коттедж.

Мужчины сидели в палате и смотрели на спящих Чэн Исе и Чэн Цяньли.

— Наньчжу так и не возвращался? – спросил Линь Цюши.

Чэнь Фэй уклончиво хмыкнул и добавил:

— Он в последнее время очень занят…

Линь Цюши услышал в его голосе нежелание говорить, и проглотил все слова, которые собирался сказать.

Но Чэнь Фэй со вздохом произнёс:

— Цюши, если честно, Жуань-гэ всегда так себя вёл. Только когда ты появился в коттедже, всё изменилось в лучшую сторону.

Глядя на Чэнь Фэя, Линь Цюши не совсем понимал, что тот имеет в виду.

— До твоего появления он постоянно был занят, как сейчас, — продолжал Чэнь Фэй. – Просто в последнее время он вдруг вернулся к прежнему ритму… — Он беспомощно заключил: — Я и сам не знаю, что с ним случилось.

Линь Цюши хмыкнул «понятно», перевёл взгляд на близнецов и погрузился в молчание.
Чэнь Фэй открыл было рот, но промолчал.

— Я понял, благодарю тебя, — кивнул Линь Цюши.

Близнецы очнулись через три дня. Чэн Цяньли, едва придя в себя, первым же делом принялся со слезами звать Чэн Исе:

— Брат… брат… где ты…

Линь Цюши сразу подсел ближе и успокоил:

— Твой брат в соседней палате, не волнуйся, с ним всё в порядке.

Увидев и услышав Линь Цюши, Чэн Цяньли вытаращил глаза:

— Я должен его увидеть!

Делать нечего, пришлось вести его в палату Чэн Исе.

Только убедившись, что со старшим братом всё хорошо, Чэн Цяньли выдохнул с огромным облегчением и пробормотал, глядя в потолок:

— Я думал, что больше его не увижу.

Линь Цюши погладил юношу по голове:

— Разве твой брат мог оставить тебя одного?

Тот вымученно улыбнулся и больше ни слова не проронил, да и Линь Цюши не знал, как его утешить.

Очнувшись, близнецы восстановились очень быстро и уже через несколько дней смогли вернуться в коттедж.

Линь Цюши всё собирался вызвать Жуань Наньчжу на откровенный разговор, но тот всё время где-то скрывался, подобно священному дракону, который показывал то, голову, то хвост, но никогда не появлялся целиком. Не удавалось ухватить даже его тени. А когда у Линь Цюши всё-таки получилось его поймать, Жуань Наньчжу вёл себя отстранённо, всем своим видом давая понять, что очень занят. Подобное поведение даже немного рассердило Линь Цюши – ведь это же именно Жуань Наньчжу первым начал заигрывать с ним! А наигравшись, точно так же первым проявил равнодушие. Неужели считает, что раз уродился красавцем, то может творить, что вздумается?

В самый разгар этой эпопеи пришло приглашение от Тань Цзаоцзао.
Декабрь наступил в мгновение ока, и женщина, зная о разладе в отношениях Линь Цюши и Жуань Наньчжу, пригласила обоих на большое мероприятие по вручению кинонаград.

— Я закажу вам номер, после вручения отведёшь его туда, выпьете немного вина, поговорите по душам… Для любой проблемы можно найти решение! – уговаривала Тань Цзаоцзао, словно заботливая мамочка. – Вы же оба – взрослые люди, неужели нельзя решить вопрос по-взрослому? Эта молчаливая ссора ни к чему хорошему не приведёт…

— Он первый начал меня игнорировать, — пожаловался Линь Цюши.

— Ты что, не знаешь, какой он? С его-то эксцентричным характером…

Линь Цюши вздохнул и решил сменить тему:

— Как твои двери?

— Я обратилась к другому проводнику, — рассказала Тань Цзаоцзао. – Он, конечно, не такой надёжный, как Жуань-гэ, но всё же лучше, чем ничего.

— Уверена, что всё будет в порядке? – Линь Цюши, поколебавшись секунду, добавил: — Если нужно, я могу помочь тебе…

Женщина, глядя на него, поняла, что Линь Цюши искренне предлагает помощь, но всё же рассмеялась и сказала:

— Не стоит! Ценник за двоих проводников я точно не потяну.

Линь Цюши знал, что Тань Цзаоцзао просто отшучивается, и сказал:

— Обязательно возвращайся.

Тань Цзаоцзао кивнула, но в её глазах проявилась растерянность, словно женщину беспокоил страх перед неопределённостью будущего. Впрочем, такой взгляд встречался у всех, кто попадал за дверь.

Один из двух пригласительных билетов Линь Цюши отдал Жуань Наньчжу, позвав его вместе сходить на вручение кинопремии. Но когда тот сослался на отсутствие времени, Линь Цюши впервые рассердился на него по-настоящему.

— Жуань Наньчжу, что творится у тебя в голове?

Тот помолчал, жуя конфетку, а потом, не удостаивая Линь Цюши и взглядом, равнодушно бросил:

— У меня правда нет времени. В тот день я должен пойти за дверь, есть работа.

— Ты что, даже один день не можешь никуда не ходить?

— Не могу.

— Ну и ладно, — Линь Цюши развернулся и ушёл, не оборачиваясь, приняв твёрдое решение больше не бегать за Жуань Наньчжу.

Тот посмотрел ему вслед, достал из кармана ещё одну конфетку, развернул из фантика и положил в рот.

 

***

В итоге Линь Цюши всё-таки пошёл на награждение Тань Цзаоцзао. Один.
Но поскольку женщина являлась вип-гостем, её посадили в первом ряду, и им с Линь Цюши не удалось как следует поговорить.

Критики высоко оценили фильм, в котором снялась Тань Цзаоцзао, картина стала первым претендентом на премию, и когда ведущий, объявляя приз за лучшую женскую роль, назвал имя Тань Цзаоцзао, зал взорвался аплодисментами. Одетая в шикарное красное платье, женщина с улыбкой поднялась на сцену.

Со слезами счастья на глазах она произнесла:

— Спасибо всем вам…

И тут вдруг запнулась и исчезла со сцены. Так это могли видеть те, кто имел собственные двери. Для людей, которые не имели понятия о существовании дверей, Тань Цзаоцзао просто замерла, молча уставившись перед собой.

Сначала ведущий решил, что актриса просто переволновалась, и пытался поддержать её, но Тань Цзаоцзао не произносила ни слова, глядя в пустоту.

В зале поднялся шум, зрители удивлённо зашептались, обескураженные странным поведением Тань Цзаоцзао, а Линь Цюши немного занервничал, даже невольно сжал руки в кулаки.

Долго так продолжаться не могло – замершая на сцене Тань Цзаоцзао выглядела как чья-то затянувшаяся шутка. Она простояла так больше десяти минут, и ведущему ничего не осталось, как позвать охрану, чтобы увели женщину со сцены.

Но тут Тань Цзаоцзао пошевелилась и вновь обрела осознанный взгляд, вот только в глазах её не осталось ничего, кроме ужаса. Женщина издала пронзительный крик, словно маленький зверёк, ощутивший на своей шее чьи-то клыки. Пасть убийцы сомкнулась.
Линь Цюши услышал звон стекла – огромная люстра, висящая прямо над головой Тань Цзаоцзао, рухнула на хрупкое тело актрисы. Капли крови, подобные распустившемуся бутону, повергли зрителей в ужас. Зал заполнился криками, плачем и гневной руганью.
Линь Цюши неподвижно сидел на своём месте. Он видел глаза Тань Цзаоцзао, открытые чёрные глаза, полные боли, страха и нежелания смириться со своей участью. Она умерла.
Тань Цзаоцзао умерла. Умерла на церемонии вручения премии, которой так и грезила. Линь Цюши казалось, что его собственная душа будто погрузилась в ледяную воду. Он не мог произнести ни слова, даже дышать стало тяжело.

Скорая приехала быстро, но все уже понимали, что Тань Цзаоцзао не спасти. Никто бы не выжил после такого.

Медленно согнувшись, Линь Цюши закрыл лицо ладонями. Его дыхание сбилось, а перед глазами возникла последняя улыбка Тань Цзаоцзао.

Зазвонил телефон, но Линь Цюши не взял трубку.

Но звонящий не желал сдаваться – мелодия заиграла снова, отчего у Линь Цюши заболела голова. Он медленно вынул из кармана телефон и взглянул на экран. Звонил Жуань Наньчжу.
Опустив взгляд, Линь Цюши ответил на звонок и услышал в трубке голос Жуань Наньчжу:

— Где ты?

Линь Цюши не ответил.

— Цюши, где ты? – обеспокоенно повторил Жуань Наньчжу. – Ты ведь был там?

По-прежнему храня молчание, Линь Цюши собирался что-нибудь ответить, но не мог найти в себе сил.

— Цюши, Цюши, не бойся, я сейчас приеду, — говорил Жуань Наньчжу. – Не бойся, я здесь, с тобой, скажи, где ты?

Линь Цюши шевельнул губами и ответил:

— Я на месте.

— Хорошо, жди меня там, — велел Жуань Наньчжу.

Линь Цюши отключил звонок и откинулся на спинку кресла. Он предполагал, что Тань Цзаоцзао может погибнуть, но не ожидал, что это случится так трагично, на глазах у всех её поклонников. Точно как её киногероиня, женщина покинула этот мир в самый прекрасный момент своей жизни.

В день, когда распустились кусты малины1.

1Строка из стихотворения поэта эпохи Сун, Ван Ци, «Прогуливаясь по садику на закате весны», перевод М. Кулишовой.

    Стёрли с щёчек пудру ветви сливы,

    Яблоня уж новые румяна нанесла.

    В день, когда распустятся кусты малины,

    Покрывается колючками замшелая стена.

Образно поэт сравнил день, когда распускаются кусты малины, с окончанием лучшего времени в жизни человека.

Вокруг воцарился полнейший хаос, Линь Цюши поднялся и вышел из зала, протиснувшись сквозь толпу. Он ощущал спокойствие, но довольно странное, будто все его чувства оказались чем-то отгорожены, а он наблюдал за ними со стороны. Все эмоциональные порывы ударялись о тонкий экран, защищая Линь Цюши от потрясения.

Выйдя на улицу, Линь Цюши не знал, куда ему идти. Жуань Наньчжу сказал, что приедет за ним, и мужчина просто сел на обочине, вынул телефон и стал играть в судоку.
Спустя несколько минут впереди посигналила машина, а затем чья-то тень накрыла Линь Цюши.

Подняв голову, он увидел перед собой Жуань Наньчжу. По его лицу катился пот, но мужчина по-прежнему выглядел красавцем. В чёрных глазах кипели сильнейшие эмоции.

— Цюши, — позвал он.

Линь Цюши убрал телефон и ответил:

— Наньчжу.

Жуань Наньчжу протянул руку, одним движением заключил Линь Цюши в объятия и прижал так крепко, что казалось, он пытается таким образом передать Линь Цюши свою силу.
Тот послушно подчинился объятию, положив подбородок на плечо Жуань Наньчжу, и прошептал:

— Тань Цзаоцзао умерла.

Жуань Наньчжу хмыкнул «я знаю».

— У Ци тоже умер, — произнёс Линь Цюши. – Я знаю, чего ты боишься.

Жуань Наньчжу, не зная, что сказать, опустил глаза и легко поцеловал Линь Цюши в лоб.

— Я выдержу, — наконец заговорил он. – Я боюсь, что не выдержишь ты.

Он не хотел, чтобы Линь Цюши стал свидетелем его смерти, по крайней мере, не хотел, чтобы это произошло, если их отношения зайдут слишком далеко. Не важно, гибель У Ци или Тань Цзаоцзао… Смерть стала для членов Обсидиана обычным делом. Но Жуань Наньчжу не мог допустить, чтобы Линь Цюши стал таким, как Чжуан Жуцзяо. Он не мог расстаться с таким Линь Цюши, которого сейчас держал в своих объятиях, тёплым, светлым. Он просто был не в состоянии. Именно поэтому отважный и непобедимый Жуань Наньчжу впервые в жизни выбрал… отступить. Пока ещё не поздно, пока Линь Цюши ещё не настолько сильно его полюбил. Но внезапная смерть Тань Цзаоцзао пустила насмарку все старания Жуань Наньчжу.

Подумав о том, что Линь Цюши был прямо там, в зале, где всё произошло, Жуань Наньчжу показалось, будто кто-то схватил его за сердце. Он в панике набрал номер Линь Цюши и поспешил сюда, только чтобы обнять его и помочь легче пережить случившееся. Линь Цюши поднял голову и заглянул в глаза Жуань Наньчжу. Его чёрные глаза полнились печалью, подобно тихим озёрам в глубине леса. Задумавшись на секунду, Линь Цюши прижался ближе и запечатлел мягкий поцелуй на ледяных губах Жуань Наньчжу.

— Я стараюсь не думать наперёд. Я думаю только о том, что есть сейчас.

Жуань Наньчжу встретился с ним взглядом.

— И сейчас я хочу быть с тобой, — Линь Цюши говорил это очень искренне, от самого сердца, но в тоже время осторожно. – Ты так и будешь прятаться от меня?

Жуань Наньчжу понял – ему не сбежать, но ему и не хотелось больше бегать. Он ответил:

— Не буду, — затем склонил голову, углубляя поцелуй.



Комментарии: 20

  • Боль в груди, вот что принесла мне эта глава, я пустила слезу, не смогла сдержаться. Спасибо автору за это произведение и спасибо за перевод

  • была днюха 19 и вот подарочек, со слезами на глазах)) Спасибо за труд)

  • Блин эта глава по эмоциям сопоставима с любовью бессмертного и смертного, такая же безысходность просто убивает... Мне жаль ту девушку, очень жаль...

  • Так тяжело на сердце, не смотря на то, что Линь Цюши и Наньчжу признались друг другу.
    Страшно думать о том, что будет дальше и что с ними может случится, если кто-то из них умрет - я не переживу(

  • Эта глава, по-моему, самая сложная в эмоциональном плане, чем вся новелла до этого. Мне сложно представить, что будет дальше... Боже, как же это сильно описано, но как же грустно... (╥﹏╥)

  • Спасибо за перевод! В момент смерти Тань Цзаоцзао слезы навернулись, так это описано... Очень печальная глава, надеюсь, что главные герои пройдут через все это вместе и выживут (по закону жанра должны же, да??)

  • :__________________________________________________)

  • Мысли в хаосе, эмоции зашкаливают.
    Спасибо. Огромное спасибо!

  • Аааааааа
    Ну и ну

  • Так. Дайте мне минутку, надо отдышаться.
    *набирает воздух в лёгкие* ААААААААААА!!!
    Столько всего случилось, я не ожидала.
    Тань Цзаоцзао так внезапно умерла... Безумно печально.
    Но как бы ни было иронично, именно эта смерть помогла Наньчжу определиться, что для него важнее. Столько эмоций! Одновременно и грустно и радостно и страшно... Но последую совету Линь Цюши: не забегать вперёд, а жить прямо сейчас. А сейчас я вся в любви!
    Спасибо огромное автору за главу, а переводчикам за чудесный перевод! 💜
    Я вас всех люблю
    *ушла плакать*

  • Наконец-то!

  • Большое спасибо за перевод!

  • Я возлагала большие надежды на эту главу, и они полностью оправдались! Господа, это прекрасно! Очень грустно, но невыразимо прекрасно.

  • Очень жаль Тань Цзаоцзао. (( Не ожидала, что автор ее так быстро выпилит. Спасибо за перевод!

  • аоаоаоаоа

  • От этой главы меня бросило в дрожь. Почему-то стало страшно за будущее нашей парочки, бр-р. 🤧

    Благодарю за Вашу работу. 🙏

  • Так жаль Тань Цзаоцзао, такая страшная смерть😱

  • Спасибо за главу

  • Наконец дождались, но грустно-то как. Огромное спасибо за перевод.

  • если слышите дикий визг-это я

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *