Линь Цюши обладал мягким и спокойным характером. Но когда этот мягкий и спокойный человек по-настоящему сердился, Жуань Наньчжу не понимал, с какой стороны к нему подступиться, чтобы вымолить прощение. Впрочем, поскольку они находились за дверью, Линь Цюши не стал из-за личного конфликта мешать общему делу.

Он со всей серьёзностью и ответственностью пересказал Жуань Наньчжу события, произошедшие после того, как Жуань Наньчжу оказался заперт в комнате, уделив особое внимание реакции других членов команды, а также каждому слову и действию Сяо Цзи.

Внимательно выслушав доклад, Жуань Наньчжу поинтересовался:

— Он первым спросил тебя о местоположении ключа?

— Да, — кивнул Линь Цюши.

Именно в этом и заключалась странность: перейдя на сторону призрака, Сяо Цзи должен был всей душой желать уничтожения ключа, на деле же оказался первым неравнодушным, даже решился просить Жуань Наньчжу отдать ключ, не боясь негативной реакции Линь Цюши.

Не будь Сяо Цзи предателем, подобные действия не вызвали бы подозрений, но теперь, когда всё раскрылось, поступок выглядел по меньшей мере нелогично, будто мужчина чего-то опасался.

— Я думаю, этому Сяо Цзи известно ещё что-то, — Жуань Наньчжу намеренно провоцировал Линь Цюши на разговор. — Как ты считаешь, Линьлинь?

— Гм, — спокойно ответил тот. — Предполагаю, что ему известно, где находится вход в тоннель.

При наличии ключа, обнаружив тоннель, они смогут покинуть особняк. Сяо Цзи, должно быть, оставил себе путь к отступлению на случай, если Хако Онна в итоге окажется в проигрыше.

— Боюсь, он не скажет, — присоединилась к обсуждению Лян Мие, сидящая на соседней кровати. — Не знаю, сможет ли Сяо Мэй заставить его говорить.

Жуань Наньчжу погрузился в раздумья.

Они обсудили ещё некоторые детали, поднялись с кроватей, умылись и отправились на завтрак.

Вчера они оставили связанного Сяо Цзи в столовой, приставив в качестве охраны Сунь Юаньчжоу и его напарника. Ночь прошла спокойно, без каких-либо происшествий.

Перед завтраком Линь Цюши наведался в место, где, по словам Сяо Цзи, тот спрятал ножницы. Прослушав ящик, Линь Цюши понял, что внутри уже прячется марионетка.

— Там марионетка, — заключил он.

Подумав, Жуань Наньчжу сказал:

— Мие, позови Жэнь Жуюаня.

Лян Мие кивнула и сходила на второй этаж за Жэнь Жуюанем, который оказался довольно понятливым — пришёл со своей зажигалкой.

— Я поджигаю ящик?

— Давай, — кивнул Жуань Наньчжу.

Жэнь Жуюань чиркнул зажигалкой. Дерево в один миг занялось огнём, повалил чёрный дым, и почти сразу изнутри послышались пронзительные крики; затем крышка ящика открылась, и из него выползло мертвенно-бледное существо, всё ещё напоминающее человека. Его конечности были изломаны и искривлены, сам он сжался в комок, непрерывно извиваясь и дёргаясь в конвульсиях. Но пламя уже охватило его целиком, и от тела начал исходить отвратительный запах горелого мяса.

Другие обитатели особняка собрались на шум, глядя на это жуткое зрелище.

Линь Цюши, кое-что заметив, с немного помрачневшим видом облизнул губы.

Спустя несколько минут крики марионетки постепенно стихли, тело обгорело почти до неузнаваемости.

Остальные, глядя на неподвижный труп, погрузились в долгое молчание, пока не прозвучал вопрос, который задала Сяо Мэй, стоявшая в дверях:

— Это же Вэй Сюдэ, да?

— Точнее, марионетка, в которую он превратился. — Сунь Юаньчжоу бросил взгляд на девушку и добавил: — А раз он стал марионеткой, значит, уже не может считаться человеком.

— Вот как, — неуверенно пробормотала Сяо Мэй.

Линь Цюши, задержав дыхание, приблизился к ящику и заглянул внутрь. Как и ожидалось, в глубине спокойно лежали ржавые ножницы. Мужчина достал инвентарь из ящика и протянул Сунь Юаньчжоу.

Однако тот отказался:

— Лучше вы возьмите. Используете, когда понадобится. Всё равно эта штука нужна, чтобы спасти нас всех.

Линь Цюши перевёл взгляд на Жуань Наньчжу, удостоверившись, что тот не возражает, и забрал ножницы себе.

Комната заполнилась запахом гари, и заполучив ножницы, все поспешили покинуть помещение. Только Сяо Мэй ещё долго стояла в дверях и не двигалась с места.

Линь Цюши, посмотрев на девушку, хотел было что-то сказать, но всё-таки прошёл мимо.

Когда все собрались в столовой, обнаружилось, что из одиннадцати человек не хватает двоих. К девяти часам те двое так и не появились, и все поняли, что больше их не увидят. Линь Цюши помнил, что бедняги голодали три дня подряд, но, видимо, не выдержали больше и утром решили открыть ящики…

Теперь в живых осталось всего девять человек, особняк же заполонили созданные призраком марионетки.

Страх, голод и отчаяние способны повредить рассудок, человек в таком состоянии способен натворить что угодно.

Сяо Цзи, уже сутки ничего не евший и почти не спавший, выглядел явно хуже, чем вчера.

Вот только Сяо Мэй, посмотрев на него, нисколько не посочувствовала. Первое, что она сделала, войдя в столовую, — пнула стул, к которому был привязан мужчина, так что тот упал на пол.

Остальные не высказали по этому поводу никаких замечаний. Наверняка не раскрой они Сяо Цзи как предателя, он бы поступил с ними с ещё большей подлостью.

Жуань Наньчжу, усевшись неподалёку от Сяо Цзи и жуя ломтик хлеба, спросил:

— Сяо Цзи, говори, что ещё ты решил от нас утаить?

Тот молчал, с ненавистью глядя на всех.

— Думаю, ты должен уяснить кое-что, — продолжил Жуань Наньчжу. — Сейчас твой враг — это не мы, а Хако Онна. Мы не можем тебя убить, а она — может. — Он поиграл вилкой в руке. — Как думаешь, следующий открытый тобой ящик окажется пустым или с сидящим внутри мертвецом?

Сяо Цзи рефлекторно хотел огрызнуться, но слова, едва подступив к горлу, там и застряли, поскольку мужчина понял, что Жуань Наньчжу прав.

Если в его существовании не останется никакой пользы, Хако Онна ни в коем случае не сжалится над ним. Так же, как она поступила с Тянь Гусюэ, когда ту раскрыли…

— Вы обещаете, что не тронете меня? — заговорил Сяо Цзи. — Если пообещаете, я всё расскажу.

— Конечно, — улыбнулся Жуань Наньчжу. — Ведь за дверью нельзя убивать людей, тебе это прекрасно известно…

Сяо Цзи погрузился в раздумия.

Зато Линь Цюши заметил, как на лице Сяо Мэй, слушающей их диалог, мелькнула ненависть. Он ожидал от девушки какой-нибудь реакции, но та продолжила хранить молчание.

— Хорошо, я расскажу вам, где находится вход в тоннель, — произнёс Сяо Цзи. — Но… я не могу утверждать, что его местоположение не изменилось.

— Когда ты его обнаружил?

— Давно, — ответил Сяо Цзи. — Наверное, в первый же день. — Его тон звучал спокойно. — Поэтому я всё время пытался отыскать ключ… — Стоило ему заполучить ключ, и он мог бы первым уйти отсюда, не пришлось бы продолжать опасное сотрудничество.

Но так вышло, что ключ оказался в руках Жуань Наньчжу.

— Пошли, покажешь, где нашёл проход.

Все направились в указанную Сяо Цзи комнату, — кухню на первом этаже, где стояло всего восемь ящиков, три из которых были отмечены стикерами, а значит, уже открыты по разу. Сяо Мэй, остановившись у одного из этих ящиков, дотронулась до него рукой, и Линь Цюши вспомнил, что её возлюбленный попрощался с жизнью, открыв именно его.

— Который? — спросил Жуань Наньчжу.

— Вот этот, — Сяо Цзи указал на ближайший к двери ящик.

— Раз ты говоришь, что тоннель внутри, открывай ящик первым, — ледяным тоном процедила Сяо Мэй.

— За дурака меня держишь? — вспылил Сяо Цзи. — Хако Онна наверняка спрятала внутри мертвеца, это верная смерть! У вас ведь есть инструмент, чтобы выяснить, сидит ли внутри марионетка? Доставайте и проверьте сами!

Сунь Юаньчжоу приложил к ящику слуховой аппарат, который они вчера забрали у Сяо Цзи, прислушался и заключил:

— Внутри слышен звук.

— Ничего страшного, — равнодушно сказал Жуань Наньчжу. — Главное — убедиться, что это тот самый ящик, и вбить в него кол. — Он вынул деревянный гвоздь из кармана.

Гвоздём можно было убить даже саму Хако Онна, не говоря уже о её марионетках.

— Да это же раз плюнуть, — обрадовался Сяо Цзи. — Вы вобьёте гвоздь в ящик, тем самым исключив вероятность присутствия внутри опасной твари, и мы выберемся из особняка! — Он взволнованно засмеялся. — Мы прямо сейчас можем уйти отсюда!

Сейчас в особняке осталось девять человек, кроме Сяо Цзи и Сяо Мэй, все — опытные игроки.

И хотя обоих новичков за дверь заманил Вэй Сюдэ, стоит им выбраться отсюда, выгода для них будет огромной: перепрыгнув сразу через девять дверей, они смогут долгое время жить без забот. Риск окупится сторицей.

— Будем пробовать? — Сунь Юаньчжоу вопросительно посмотрел на Жуань Наньчжу.

— Погодите, — ответил Жуань Наньчжу, глядя на ящик в углу. Затем повернулся к Сяо Цзи: — Ты нашёл выход уже на второй день, так?

— Да, а что?

— А тебе известно, когда конкретно Тянь Гусюэ нашла правую ногу?

— Кажется, сразу же, как попала за дверь… — Сяо Цзи застыл, словно подумав о чём-то, и невольно содрогнулся. — Что ты хочешь сказать?

— Что я хочу сказать? А то, что вероятность применения призраком этой способности крайне высока.

Сяо Цзи погрузился в молчание.

Такая вероятность действительно существовала. Поскольку в первый же день их прибытия в особняк крест уже перевернулся один раз. Просто тогда никто не обратил на это внимания, да и в книге правил говорилось, что некоторые способности Хако Онна действуют и без перевёрнутого креста, при этом могут использоваться на протяжении нескольких ходов, например, её рот.

В реальной игре рот Хако Онна считался пассивной способностью, какие бы вопросы игроки ни задавали призраку, ответ мог быть как правдивым, так и ложным.

Стоило Сяо Цзи всё это осознать, на лбу мужчины выступила испарина, и он нервно сглотнул:

— Хочешь сказать, что она подменила ящики?

— Да, — подтвердил Жуань Наньчжу. — Вероятность велика. — Он добавил: — Разумеется, также возможно, что я излишне беспокоюсь.

Но когда речь шла о жизни и смерти, излишнее беспокойство не считалось излишним. Всё-таки даже малейшая вероятность могла привести к стопроцентной гибели.

Остальные, слушая диалог Сяо Цзи и Жуань Наньчжу, молча уставились на ящик перед ними.

Хако Онна могла использовать свою правую ногу на ящике со входом в тоннель. В комнате находилось восемь ящиков. Это значит, вероятность наткнуться на марионетку была крайне велика.

— Что нам делать? — несколько встревоженно спросила Сюань Цзыхуэй. Её напарника тоже не стало, сама девушка уже два дня ничего не ела и понимала, что не продержится ещё день, и завтра ей придётся открыть ящик. Однако, чтобы открыть ящик, нужно встретиться лицом к лицу с риском погибнуть от лап марионетки.

Сяо Цзи отупело застыл на месте, как будто не ожидал, что в итоге сам выроет себе яму. Он произнёс:

— И что теперь? Может, попробуем открыть ещё пару ящиков, посмотрим, не попадётся ли что-нибудь полезное?

Жуань Наньчжу вздохнул:

— Сейчас осталось не так много неоткрытых ящиков, а марионеток набралось ровно четырнадцать. Вместе с Хако Онна — пятнадцать. И они все наверняка прячутся в нетронутых ящиках.

Если ящик ещё ни разу никто не открывал, значит, внутри могли храниться полезные вещи. Но Хако Онна ни за что не позволит им так просто заполучить их.

— Что дальше? — голос Сунь Юаньчжоу немного охрип. — Неужели придётся ждать смерти?

Жуань Наньчжу молчал.

Сложность десятой двери была очевидна: невозможно пройти её, не прикладывая никаких усилий. И теперь перед ними стояла крайне сложная задача: продолжать тратить время или пойти на риск с вероятностью успеха один к восьми.

Конечно, они могут угадать, где находится тоннель, но если ошибутся…

Все молчали, а деревянный ящик перед ними словно обернулся демоном, питающимся человеческими жизнями.

В итоге Жуань Наньчжу предложил:

— Давайте дождёмся завтра. Утром мы снова сможем воспользоваться слуховым аппаратом и узнать, какие из ящиков безопасны.

Похоже, другого выхода не оставалось. Люди, решившие было, что всё закончилось, вновь помрачнели, комната погрузилась в атмосферу отчаяния.

Все разошлись по разным углам особняка, оставив в столовой только связанного Сяо Цзи.

Лян Мие посетовала:

— Неужели эта дверь хочет всех нас убить?

Осталось девять живых людей и восемь ящиков. Если каждый рискнёт жизнью, они в самом деле смогут найти выход путём проб и ошибок, только вот кому захочется ставить на кон собственную жизнь, чтобы стать трамплином для других?

Жуань Наньчжу бесстрастно ответил:

— Это вполне нормально, — затем посмотрел на Линь Цюши, который кое-что обдумывал.

— Линьлинь, почему ты молчишь?

— А что говорить? — Линь Цюши бросил на него взгляд.

— Ну скажи хоть что-нибудь.

— Мне нечего сказать.

— Ты…

Линь Цюши, как будто догадываясь, что Жуань Наньчжу ему скажет, сделал знак «стоп» и опередил:

— Мы же договорились, что сейчас будем обсуждать только важные дела.

Жуань Наньчжу тут же состроил обиженный вид:

— Линьлинь…

Линь Цюши, не дав ему возможности выйти на сцену, поднялся со словами:

— Я пойду поищу Сяо Мэй.

Жуань Наньчжу тяжко вздохнул, отвернулся и как раз заметил выражение лица Лян Мие, которая с явным удовольствием наблюдала за его мучениями.

— Нравится? — поинтересовался Жуань Наньчжу.

Лян Мие захихикала:

— Очень.

Такой неприступный и высокомерный в реальности, Жуань Наньчжу ничего не мог поделать с Линь Цюши за дверью. Этот спектакль пришёлся девушке очень по душе.

Линь Цюши прошёлся по особняку и отправился в столовую первого этажа.

В сравнении с несколькими днями ранее особняк совершенно изменился: ближе к вечеру всё здание погружалось в мёртвую тишину. Но Линь Цюши, приблизившись к столовой, увидел Сяо Мэй, которая сидела внутри и медленно пила пиво из бутылки.

Напротив неё сидел Сяо Цзи с кляпом во рту, в его взгляде на девушку отражался ужас.

— Сяо Мэй? — Линь Цюши позвал её по имени. — Почему не идёшь спать?

Услышав голос Линь Цюши, Сяо Мэй посмотрел на него и улыбнулась:

— Не спится. — Затем отхлебнула ещё пива.

Линь Цюши подошёл к ней и сел рядом.

Сяо Мэй предложила ему тоже выпить, но Линь Цюши отказался.

— Что ты подумал, когда понял, что Чжу Мэн погибла?

— Что хочу за неё отомстить.

— Убить этого предателя, верно?

Линь Цюши, бросив взгляд на Сяо Цзи, кивнул.

— На самом деле мне тоже этого хотелось, — сказала Сяо Мэй. — Если бы не Сяо Цзи, мы, возможно, уже вышли бы отсюда. Он не только помогал этой твари, но ещё и спутал нам все ходы. Такие люди заслуживают смерти. — Она говорила совершенно спокойным тоном, будто рассказывая о чём-то обыденном, но сидящий напротив неё Сяо Цзи задёргался на своём стуле, бросая на Линь Цюши умоляющие взгляды.

Но тот лишь равнодушно посмотрел на мужчину и не дал никакого ответа.

Линь Цюши не был святым. Только подумав, что Жуань Наньчжу мог погибнуть в одиночестве из-за этого подонка, он был не в состоянии заставить себя сочувствовать ему.

Это всё он сам натворил, пусть теперь и расхлёбывает.

— Иди спать, — сказала Сяо Мэй. — Уже поздно.

— А ты?

— Мне не спится. Выпью ещё немного. Ты должен беречь Чжу Мэн, она тебя очень любит. — Девушка добавила: — И ты, конечно же, тоже её очень любишь. — Говоря это, Сяо Мэй утёрла слезу в уголке глаза.

Линь Цюши поднялся.

— Он бы хотел, чтобы ты продолжала жить дальше, — он говорил о возлюбленном Сяо Мэй.

— Да, знаю, — девушка улыбнулась. — Кто бы не хотел? Я посижу ещё немного и пойду. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — Линь Цюши развернулся и ушёл.

Ему всё думалось, что такая Сяо Мэй кажется ему знакомой, и подумав, он решил: наверное, девушка напоминает его самого, потерявшего Жуань Наньчжу. Тот не зря беспокоился, что Линь Цюши не сможет хладнокровно принять смерть любимого человека. Линь Цюши вернулся в комнату и увидел Жуань Наньчжу, уже забравшегося в постель.

Тот, услышав его шаги, открыл глаза и шёпотом произнёс:

— Ты вернулся.

— Вернулся.

Жуань Наньчжу поднял край одеяла:

— Поспишь со мной? Без тебя я не могу уснуть.

Линь Цюши приблизился к нему.

— В следующий раз не смей меня обманывать.

Жуань Наньчжу застыл.

— Пообещай, что больше меня не обманешь. Играешь ты или правда собираешься умереть, ты должен всё мне рассказать, — продолжил Линь Цюши. — Я — твой любимый человек. У меня есть право знать всё, мне не нужно пресловутое «ради твоего же блага».

Жуань Наньчжу притянул Линь Цюши к себе за шею, оставив в уголке его глаза утешительный поцелуй.

— Хорошо, — сказал он. — Я обещаю, что впредь ничего не буду от тебя скрывать.

— Давай спать.

Жуань Наньчжу остался доволен, хоть и не понял, что заставило Линь Цюши его простить. Но раз тот наконец согласился обратить на него внимание, Жуань Наньчжу пообещал больше не делать ничего подобного. Всё-таки из них двоих Жуань Наньчжу считал именно себя тем, кого их встреча осчастливила больше.

Линь Цюши прижал Жуань Наньчжу к себе покрепче, они сплелись конечностями и погрузились в крепкий сон.

На следующий день, около шести часов утра, из столовой раздался жуткий крик, который разбудил Линь Цюши. Открыв глаза, он увидел перед собой сонное лицо Жуань Наньчжу.

— В чём дело? — спросил тот.

— Что-то случилось, — ответил Линь Цюши. — Спустимся проверить.

Они поднялись с кровати и вместе с Лян Мие поспешили на первый этаж. У входа на кухню их встретила перепуганная Сюань Цзыхуэй.

— Что произошло? — задал ей вопрос Жуань Наньчжу.

Но та лишь покачала головой, указав в кухню.

Линь Цюши заглянул туда, обнаружив стоящую в центре Сяо Мэй. Её лицо было совершенно спокойным, в руке девушка держала кухонный тесак, всё вокруг покрывали следы крови. И если бы только это. Самое страшное — на полу возле Сяо Мэй были разбросаны части тела и даже какие-то ошмётки плоти, срезанные этим же тесаком в её руке.

Привязанный к стулу Сяо Цзи исчез, но Линь Цюши уже догадался, какая участь его постигла.

— Сяо Мэй! — потрясённо проговорил Линь Цюши. — Ты убила Сяо Цзи?!

Сяо Мэй вместо ответа на вопрос спокойно произнесла:

— Четыре ящика пусты, в них нет прохода. В этом сидит марионетка, но прохода тоже нет. Осталось ещё три.

Линь Цюши мгновенно понял, что она сделала. Сяо Мэй заставила Сяо Цзи открывать ящики, чтобы найти тоннель ценой его жизни.

— Сяо Мэй! За дверью нельзя убивать людей! — хрипло сказал Линь Цюши. — Ты же…

— Я знаю, что убивать нельзя, знаю, — Сяо Мэй улыбнулась, — но я сама не собираюсь выходить отсюда живой.

Она посмотрела на три уже открытых ящика, затем на один закрытый, из которого раздавались душераздирающие крики Сяо Цзи, и её лицо озарилось счастливой улыбкой.

— Постой… — Линь Цюши понял, что она хочет сделать, но не успел удержать, девушка уже приблизилась к ящику и с умиротворением на лице схватилась за крышку.

— На самом деле меня зовут не Сяо Мэй, — улыбнулась она. — Просто в его имени есть иероглиф Мэй, вот я и взяла себе такой псевдоним. — Она тихонько вздохнула. — Прошу, дай мне последний шанс.

С лёгкостью отбросив крышку с ящика, девушка лицом к лицу встретилась со скрывающейся внутри него марионеткой.

В тот же миг лицо Сяо Мэй озарилось счастьем и спокойным удовлетворением, и когда бледные руки мертвеца схватили её, она даже не думала сопротивляться, а наоборот, обняла его в ответ и позволила себя утащить.

Линь Цюши видел всё своими глазами. Он знал, почему Сяо Мэй была так счастлива. Марионеткой из ящика оказался её возлюбленный.

Стоящий рядом Жуань Наньчжу вдруг спросил его:

— Разве это лучший исход?

— Да, — спокойно ответил Линь Цюши. — По крайней мере, для меня это так.

Жуань Наньчжу больше не произнёс ни слова, только крепче сжал ладонь Линь Цюши.



Комментарии: 12

  • Ах! Как томительно ждать новую главу!...

  • Эх, что-то главушки нет... Скучаем...

  • Я прочитала все за два дняяяяя, и почти умерла от обезвоживания, особенно на последних главах 😭😭😭
    Огромное спасибо за перевод!
    С нетерпением жду следующей главы))
    *скучает по примечаниям автора*

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо большое, грустно конечно, но так они скорее выберутся.

  • Такая самоотверженность достойна уважения...и себе и другим..жаль что таким печальным образом

  • "— Разве это лучший исход?
    — Да, — спокойно ответил Линь Цюши. — По крайней мере, для меня это так."

    Вот это урок!

    "Жуань Наньчжу больше не произнёс ни слова, только крепче сжал ладонь Линь Цюши."

    Думаю, Жуань Наньчжу многое понял.

    Спасибо за перевод!

  • Жуткое утро. Сяо Мэй, я плачу 😢

  • Плачу т_т
    Спасибо за перевод

  • Эта глава мне показалась мега тяжёлой... Это бесконечное чувство печали и отчаяния, которое ты вбираешь от персонажей, просто душит. Кошмар...

  • Спасибо за главу

  • Внезапно, это было весьма трогательно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *