Выпавшие из рюкзака лампы покатились по земле.

Развернувшись, Линь Цюши увидел с ненавистью глядящую на него хозяйку с тесаком в руке. Он тут же выдохнул с облегчением, когда понял, что она не может ступить за порог двора, вероятно, как раз из-за тесака, поэтому лишь издали смотрит на них. Впрочем, женщина могла лишь внушать ужас своим взглядом, но опасности для жизни не представляла.

Гу Лунмин хлопнул Линь Цюши по плечу и потрясённо выдохнул:

- Линьлинь, ты и правда невероятен…

Линь Цюши, не зная, что сказать, просто улыбнулся:

- Давай-ка соберём лампы в твою сумку.

- Хорошо, - кивнул Гу Лунмин и принялся быстро подбирать лампы с земли.

На нескольких лампах остался глубокий след от тесака, тут и думать не надо: если бы удар пришёлся на спину Линь Цюши, тело мужчины бы уже остывало. А лампы, хоть и пострадали, всё же выдержали. На глазах у хозяйки мужчины быстро собрали украденное и помчались прочь.

Всего они добыли семь ламп. Даже если случится что-то непредвиденное, с таким багажом удастся продержаться до конца. Впрочем, если догадки Линь Цюши верны, уже этой ночью они смогут покинуть этот мир.

Вернувшись к себе в комнату, мужчины спрятали лампы и решили больше никуда не выходить, остаться сторожить важные артефакты. Всё-таки лампы слишком тяжёлые, их невозможно постоянно носить с собой, а оставить в комнате без присмотра тоже не безопасно. Если Янь Шихэ снова решит их подменить или вовсе украсть, новые раздобыть будет негде.

Гу Лунмин всё ещё не оправился от пережитого потрясения.

- Линьлинь, - спросил он, - тебе часто приходилось сталкиваться с подобным?

Линь Цюши, припомнив все случаи, когда рисковал жизнью, кивнул.

- Охренеть… - восхитился Гу Лунмин. Не зная, как ещё похвалить Линь Цюши, он принялся активно жестикулировать и тараторить: - Ты даже не представляешь, как было страшно! Тесак длиной сорок метров!.. Хорошо, что ты успел пробежать тридцать девять!

Линь Цюши:

- …

Он не нашёлся с ответом.

Переживая за сохранность ламп, мужчины даже пообедали у себя в комнате. Линь Цюши одолела скука, поэтому он, достав родословную, принялся искать в ней новые подсказки.

И вот что удивительно: когда он зажёг лампу и пролистал книгу, обнаружил новую деталь. На нескольких фотографиях осталась одна лишь хозяйка, а дети, которых она держала в руках, исчезли.

Гу Лунмин, который стоял рядом, тоже увидел эти изменения и круглыми глазами уставился на Линь Цюши.

- Мы забрали лампы, и мелкие демоны пропали. Видимо, хозяйка в самом деле их заперла…

Линь Цюши кивнул:

- Думаю, так и есть.

Значит, они не ошиблись.

- Но… - засомневался Гу Лунмин, - а как же эти дети? – Он указал на фотографии, которые пока остались прежними.

- Храм предков.

Его слова сразу напомнили Гу Лунмину о храме, где было светло как днём от зажжённых масляных ламп. Очевидно, что в этом посёлке храм использовался не только для поклонения предкам, но и для того, чтобы сдерживать демонов, жаждущих мести.

Линь Цюши сначала задумывался, не выпустить ли и тех демонов на свободу, но став свидетелем страшной участи, которая постигла одного из членов команды, он решил, что без крайней на то необходимости не пойдёт на такой риск.

Вначале они оба так считали, но вскоре Линь Цюши понял, что всё не совсем так.

Поздним вечером женщина явилась к ним по окно.

Тесака при ней не было, она просто стояла на веранде, только глаза горели явной ненавистью. Она будто чего-то ждала.

Гу Лунмин первым её заметил и сразу позвал Линь Цюши.

- Что она там делает? – Гу Лунмин поёжился от страха и обнял себя за плечи. – Как будто выжидает момента, чтобы нас прикончить…

Линь Цюши нахмурился. Ему это тоже показалось очень странным. Подумав, он вышел из комнаты во двор.

Женщина всё так же неотрывно смотрела на него.

Тогда Линь Цюши в качестве эксперимента вышел со двора, однако хозяйка, к его немалому удивлению, направилась следом. Она двигалась неспешно, подобно призраку, но её полный злобы взгляд словно приклеился к спине Линь Цюши.

Гу Лунмин, посмотрев на Линь Цюши, спросил:

- Что нам делать?

Тот, поджав губы, поднял глаза к небу. Солнце уже почти закатилось за горы, и внезапные изменения в поведении хозяйки явно что-то предвещали. Поразмыслив, Линь Цюши сжал зубы и ответил:

- Идём. В храм предков.

- В… храм предков? – Гу Лунмина его предложение немного озадачило. – Но там же прячутся мелкие демоны?

- Ты видишь, как себя ведёт хозяйка?

Гу Лунмин кивнул.

- Тебе не кажется, что она ждёт наступления ночи?

Гу Лунмин:

- …

Лучше бы Линь Цюши этого не говорил, потому что на Гу Лунмина нашло внезапное озарение: хозяйка преследует их потому, что не хочет упустить, боится, что они сбегут. Но означает ли это, что ночью она собирается на них напасть?

Днём они выкрали и уничтожили все её лампы, и кто знает, что может случиться после заката?

- Идём, - посмотрев на темнеющее небо, Линь Цюши отбросил сомнения, запихнул все лампы в сумку Гу Лунмина, и они вдвоём направились к храму предков.

Покидая комнату, они натолкнулись на Янь Шихэ, который, заметив их спешку, с улыбкой спросил:

- Уже так поздно, куда это вы собрались?

Линь Цюши не стал тратить на него время, даже не остановился ни на секунду.

Храм предков находился довольно далеко от их жилища, и женщина весь путь неотрывно проследовала за ними, только когда до храма оставалось совсем немного, наконец остановилась.

Похоже, это место наводило на неё ужас: во взгляде, кроме ненависти, теперь читался страх, она даже медленно попятилась.

Напряжённые нервы Линь Цюши тут же расслабились.

- Ого, - удивился Гу Лунмин, - она правда уходит!

На их глазах хозяйка нехотя развернулась и медленно направилась прочь.

- Ага, - вздохнул Линь Цюши. – Отстала наконец.

Приблизившись к входу в храм, они обнаружили дремлющего на посту сторожа, который и не собирался их останавливать.

Линь Цюши помедлил на пороге, заглядывая внутрь храма. В стройных рядах горящих ламп виднелись пустые места – эти лампы забрали с собой Янь Шихэ и ещё двое членов команды.

- Зажжём три лампы, - велел Линь Цюши. – Восполним недостающее.

Гу Лунмин кивнул.

Они достали лампы, зажгли и поставили в храме, затем сели в углу, ожидая наступления ночи.

Нельзя не отметить, что проводить ночь в подобном месте – то ещё испытание смелости. Заснуть наверняка не получится. Линь Цюши, прислонившись к стене, снова стал играть в судоку на телефоне. Гу Лунмин от нечего делать наблюдал за его игрой:

- Ты отлично играешь в судоку!

- Люблю поиграть на досуге.

Снаружи уже стемнело, но из-за света ламп в храме оставалось светло как днём, поэтому оказалось не так уж страшно, как они представляли сначала.

Впрочем, находясь в присутствии такого количества поминальных табличек, мужчины всё-таки боялись непредвиденных опасностей, поэтому заснуть не могли… То есть, заснуть не мог только Линь Цюши, а Гу Лунмин очень скоро начал клевать носом, как будто вот-вот заснёт. Кажется, ему самому это показалось постыдным, поэтому он, с трудом освободившись от накатившей дрёмы, потёр лицо ладонями и смущённо проговорил:

- Извини, я чуть не уснул…

- Может, всё-таки поспишь немного? – предложил ему Линь Цюши. – Если что-то случится, я разбужу. – Он чувствовал себя виноватым при виде сонного Гу Лунмина.

Тот потряс головой, отказываясь от предложения, и объяснил:

- На самом деле со мной такого никогда не случалось, это в первый раз…

- Ладно, ладно, я понял, – Линь Цюши помахал рукой в знак того, что ему всё равно.

Гу Лунмин беспомощно усмехнулся.

Ночь постепенно вступала в свои права, снаружи всё погрузилось во тьму, только горели лампы в храме. Вокруг не слышалось ни звука.

Они не заметили, как наступила полночь. Линь Цюши, который всё это время играл в судоку, вдруг замер. Он услышал звук… как что-то металлическое и острое тащат по земле. А вместе с этим ещё тихие шаги. Гу Лунмин, посмотрев на насторожившегося Линь Цюши, спросил:

- Что такое?

Тот не ответил, поднялся на ноги и выглянул наружу, увидев в глубокой темноте ночи медленно приближающуюся человеческую фигуру.

По мере приближения Линь Цюши разглядел в ней хозяйку двора в длинном красном платье, с распущенными волосами. Она держала в руке длинный тесак, залитый кровью. На нём даже виднелись какие-то ошмётки, похожие на мясо.

Женщина наклонила голову набок, глядя на храм. Половина её лица также была покрыта кровью.

Вне сомнений, женщина только что учинила кровавую резню. Неизвестно, скольких человек она убила во дворе.

- У неё что-то к ноге прицепилось! – вдруг воскликнул Гу Лунмин.

Линь Цюши только тогда заметил, что на ноге у женщины висят мелкие демоны, они разевали рты и что-то жевали. Если присмотреться, становилось ясно, что они уже почти полностью отгрызли женщине мясо с бедра, оголив белую кость.

Они действительно мстили ей… Пусть очень медленно, но, по крайней мере, демонята могли серьёзно ранить женщину.

Линь Цюши как раз думал об этом, когда хозяйка занесла руку и метнула тесак прямо в его сторону!

Орудие рассекло воздух и вонзилось прямо в дверной косяк, чуть не расколов его.

Гу Лунмин от испуга отскочил на несколько шагов и в страхе закричал:

- Что… что она собирается делать? Мы же спрятались в храме, неужели она всё равно нас убьёт?!

- Это мы ещё посмотрим, - нахмурился Линь Цюши.

Пока они разговаривали, женщина с окровавленным лицом медленно подошла к храму, выдернула тесак из дверного косяка и уставилась на людей в храме злобным взглядом.

И вдруг она заговорила:

- Пускай меня ждёт смерть, я всё равно убью вас, - с такими словами хозяйка сделала шаг через порог.

Гу Лунмин от страха отшатнулся с криком:

- Бл*ть! Что будем делать?!

Линь Цюши не ошибся. К счастью, они догадались сбежать в храм – останься они во дворе, давно бы попрощались с жизнью.

Линь Цюши обернулся, глядя на ряды масляных ламп, расставленных под поминальными табличками.

Гу Лунмин, заметив его взгляд, прошептал:

- Ты что, всё-таки решил…

- Придётся рискнуть, - спокойно ответил Линь Цюши.

Хозяйка – нечеловеческое существо, им точно не справиться с ней. Но демоны, жаждущие мести, вполне могут стать её достойными противниками. К ноге женщины уже прицепилось несколько таких демонят, и если они продолжат её грызть, точно сожрут без остатка. Однако хозяйка, очевидно, была готова пожертвовать последним вздохом, только чтобы прикончить этих ненавистных людишек, которые её погубили.

Женщина уже стояла в дверях, и Линь Цюши не мог больше медлить. Стиснув зубы, он подошёл к столу с лампами и одним выдохом потушил сразу шесть.

Только лампы погасли, мужчина сразу ощутил взгляды, направленные с потолка. Подняв голову, он увидел множество красных глаз, которые уже переместились к женщине на пороге.

Та уже тащила тесак по деревянному полу храма и, видимо, решила, что терять ей уже нечего – бросилась с криком на Линь Цюши и Гу Лунмина. Линь Цюши быстро увернулся от удара, а поскольку места в храме было не так уж много, тесак опустился на ряды поминальных табличек.

«Скрип» - Линь Цюши услышал звук закрывающейся двери храма, затем плач младенцев с потолка, при звуках которого женщина сразу переменилась в лице, и её попытки зарубить тесаком ненавистных людей стали ещё яростнее. К счастью, ни Линь Цюши, ни Гу Лунмин не собирались стоять как истуканы – они всё время передвигались по храму и, с большим трудом, но успевали избежать смертельного удара.

Твари с потолка наконец решили спуститься: один за другим распухшие от речной воды младенцы прыгали прямо на женщину, разевали зубастые пасти и вгрызались в её тело.

Женщина завизжала от боли, но не остановилась ни на миг, и Гу Лунмину всё-таки не повезло – тесак задел его плечо, так что парень едва не упал.

По мере того как мёртвые дети работали челюстями, тело хозяйки Юй постепенно превращалось в скелет, движения наконец замедлились, и в конце концов она повалилась на колени.

Сначала мелкие демоны сожрали плоть до кусочка, затем и все кости до последней, после чего Линь Цюши услышал чистый звон металла, словно что-то бронзовое упало на пол. Мужчины сразу заметили в луже крови бронзовый ключ.

Линь Цюши уже догадывался о том, что ключ находится в теле хозяйки, однако когда предположение оказалось верным, он всё же немного удивился.

- Блин, блин, блин! – Гу Лунмин едва не прыгал на месте от радости. – Ключ, ключ! Мы нашли ключ! – Он хотел было подобрать заветную находку, однако её всё ещё окружали демонята, которые даже явно наевшиеся до отвала внушали страх.

Линь Цюши и Гу Лунмин как раз размышляли, как им добыть ключ, не разозлив маленьких демонов, но тут вдруг заметили, что с ними происходят странные изменения. Опухшие лица превратились в обычные, а острые зубы стали молочными.

Плач, от которого уже болела голова, тоже прекратился, сменившись сладким детским смехом.

Исполнив свою последнюю волю, дети, становясь прозрачными призраками, обернулись сгустками света и исчезли.

Линь Цюши медленно подошёл, взял ключ и сказал:

- Получилось.

Гу Лунмин от радости не мог связно разговаривать:

- Что… что теперь? Выходим? А ключ? А дверь?

Ключ они добыли, осталось найти дверь. Линь Цюши побродил по храму предков, убедился, что двери здесь нет, и заключил:

- Думаю, дверь в нашем дворе. Пойдём поищем.

- Хорошо, - Гу Лунмин был ужасно рад, что всё закончилось.

В ночи они вернулись во двор. Хозяйки больше не было, как и маленьких демонов, поэтому воцарившаяся тишина приносила душевный покой.

Однако переступив порог двора, они увидели жуткую картину.

Посреди двора лежали двое человек, разрубленные пополам. Похоже, они попались под горячую руку хозяйки.

- Все мертвы? – оторопел Гу Лунмин.

Линь Цюши покачал головой. Едва оказавшись во дворе, он услышал неподалёку голоса. Для него стало полной неожиданностью, что хозяйка напала на остальных членов команды, когда они вдвоём с Гу Лунмином ушли. И всё же по правилам задверных миров женщина не могла убивать больше определённого количества людей за раз, в противном случае здесь бы точно не осталось никого живого.

Они не хотели больше тратить время – помчались прямиком к дому хозяйки, а оказавшись там, и впрямь обнаружили в другой спальне спрятанную за шкафом железную дверь.

При виде спасительного выхода Линь Цюши весь расслабился. Он только собрался вставить ключ в замочную скважину, как вдруг дверь за их спинами открылась. В неё вошёл Янь Шихэ с пистолетом в руке.

- Добрый вечер! – с улыбкой поприветствовал он.

Линь Цюши замер на месте. Он сразу понял, что тот сейчас потребует.

- Давай сюда, - Янь Шихэ протянул руку.

Линь Цюши помолчал немного, но всё-таки протянул ключ мужчине. Внезапно тот, заполучив ключ, выстрелил Линь Цюши в ногу! Совершенно к такому не готовый, Линь Цюши закричал от боли и повалился на пол.

- Ха-ха, - усмехнулся подлец, - я смотрю, не такой уж ты непобедимый.

- Да чтоб твою… - Гу Лунмин, поспешно приподнимая Линь Цюши, разразился бранью: - Ты, мать твою, больной что ли? Взял ключ и проваливай! Зачем стрелять?!

- А мне нравится, - ехидно бросил Янь Шихэ. – Тебе-то какое дело. – Он покрутил ключ на пальце. – Отойди от двери, я ухожу.

Гу Лунмин понял, что сейчас они ничего не могут сделать этому Янь Шихэ, поэтому, раскрасневшись от ярости, всё-таки вынужденно уступил дорогу.

Янь Шихэ подошёл к двери, взял ключ, открыл дверь, затем наклонился, чтобы подобрать выпавшую из двери записку.

Сяо Цянь, его напарница, всё это время шла за мужчиной, не решаясь даже посмотреть в сторону Линь Цюши и Гу Лунмина. Ровно до момента, когда Янь Шихэ наклонился за бумажкой. Тогда девушка вдруг ускорила шаг и оказалась за спиной Янь Шихэ.

Затем резко занесла руку и совершила точный удар.

- А! – Янь Шихэ завопил от боли, записка и пистолет выпали из его рук.

Сяо Цянь наклонилась, улыбаясь, подобрала записку, а потом пнула пистолет Янь Шихэ подальше.

В спине Янь Шихэ торчал блестящий кинжал.

- Спасибо тебе, Янь-гэ, - с улыбкой произнесла девушка.

Теперь она совершенно не походила на ту испуганную дрожащую овечку, которая пряталась за спиной напарника. Положив записку в карман, она выдернула кинжал из тела покойника и, всё так же улыбаясь, добавила:

- Если бы не ты, я бы точно не прошла через эту дверь. – Затем посмотрела на Линь Цюши и Гу Лунмина: - И вам, конечно, я тоже благодарна.

С такими словами она направилась к двери и прошла через неё.

- Пойдём и мы, - Линь Цюши глянул на лежащего ничком Янь Шихэ и стиснул зубы. – Только заберём его пушку.

Гу Лунмин подобрал пистолет и помог Линь Цюши подняться. Тот забрал оружие у него и положил в свой карман, после чего оба исчезли в светящемся проходе.

После длинного коридора перед глазами Линь Цюши всё закружилось, и он наконец вернулся в реальность. Только ему почти сразу стало плохо – он с трудом набрал на телефоне номер Жуань Наньчжу и потерял сознание.

Через два дня Линь Цюши пришёл в себя.

Он уже привык к тому, что после двери просыпается в больнице. Поэтому, увидев белый больничный потолок, нисколько не удивился, только вздохнул с облегчением – по крайней мере, живой…

- Очнулся? – послышался голос Жуань Наньчжу.

Линь Цюши повернул голову и увидел его, тот сидел спиной к свету, поэтому лица разглядеть не удалось, но голос звучал мягко.

Странное чувство накатило на Линь Цюши: мужчине показалось, что он соскучился по Жуань Наньчжу, впрочем, он быстро забросил это чувство подальше и только тихо хмыкнул в ответ.

- У тебя снова был жар, - сказал Жуань Наньчжу. – Тебя там ранило?

Подумав, Линь Цюши всё-таки признался:

- Когда уже выходил из двери, получил пулю в ногу.

- Из того пистолета, что ты вынес оттуда?

Линь Цюши кивнул.

Помолчав, Жуань Наньчжу заметил:

- Простое оружие за дверь не пронести.

Линь Цюши удивлённо застыл.

- Этот пистолет, должно быть, не совсем обычный, - объяснил Жуань Наньчжу.

- Не совсем обычный? – Линь Цюши припомнил, как выглядел пистолет – серебристо-белый, довольно тяжёлый. – Он вынес его из другой двери? – Если подумать, Янь Шихэ походил на старого игрока, который водил других за двери.

- Вероятность весьма велика, - согласился Жуань Наньчжу. – Ну всё, отдыхай.

Линь Цюши подумал, что в этот раз удача была к нему очень благосклонна. В тот момент он только боялся, как бы Янь Шихэ не выстрелил снова, и никак не мог представить, что удастся заполучить ещё и такой полезный инвентарь.



Комментарии: 13

  • Спасибо за главу

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо большое

  • Эта дверь одна из самых мрачных и интересных, но посмотрим что будет дальше :)
    Спасибо за перевод♥

  • Никак не ожидала, что под конец Линь Цюши получит пулю... Но благо все хорошо обернулось) Спасибо за перевод!

  • Линь Цюши снова в больнице... Ну лучше в больнице, чем закончить как Янь Шихэ. Хотя твари должны оставаться за дверью, нчуть его не жаль.
    Спасибо за перевод.

  • Офигенно!!!!! Спасибо-спасибо :))

  • Благодарю, самая любимая новелла!

  • Ой, божечки, наконец реальный мир) все же любопытно - Линмин и Наньжчу, один и тот же человек или нет? Игра в судоку, мне кажется, должна ещё просочиться... )

  • Спасибо, вам за главу! С наступающим вас всех Старым Новым годом! Успехов и процветания вам и вашей группе!☃️🎄🎉🎇🥂🍾

  • Спасибо за перевод!~ Интересно, будет ли ещё Гу Лунмин?

  • Ура! Вышли! Спасибо за перевод!
    Со Старым Новым Годом! 🥂🍾

  • дякую за преклад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *