Линь Цюши отправил Жуань Наньчжу ещё несколько сообщений, спросив, где тот находится. Но ответ так и не пришёл, отчего беспокойство усилилось.

Ливень продолжался, Линь Цюши сидел на автобусной остановке. Пустую улицу накрывала завеса дождя, отчего и без того тускло освещённая дорога казалась ещё темнее. Весь мир походил на размытую картину, с которой постепенно стекают краски.

От холода Линь Цюши тихо кашлянул. Он понимал, что самое время двигаться дальше, поскольку с другого конца улицы к нему медленно приближался тёмный силуэт. Даже не присматриваясь, можно было догадаться, что ничего хорошего эта встреча Линь Цюши не предвещала.

Поэтому он встал и направился в противоположную сторону. По дороге ему всё чаще стали попадаться чёрные картинные рамы, висящие прямо на деревьях у обочины. На некоторых из них были изображены портреты людей с озлобленными лицами, но часть рам пустовала.

Улица словно превратилась в картинную галлерею, на стенах которой хозяйка развесила свои любимые работы, только некоторые из них пока не были завершены, а сам Линь Цюши как раз и являл собой экспонат, который она страстно желала заполучить.

Посмотрев на часы, он посчитал, что до рассвета ещё два часа. Размышляя, где бы ему спрятаться на это время, он вдруг услышал за спиной приближающиеся шаги.

Обернувшись, Линь Цюши встретился взглядом с человеком без кожи, с растрёпанными чёрными волосами… сестрой Сюй Цзинь. Без ног, она могла передвигаться, опираясь лишь на руки, но это не помешало ей броситься в сторону «добычи», подобно дикому зверю, выпущенному из клетки. Капли дождя, попадая на её тело, стекали кровавыми ручейками. Линь Цюши сорвался с места и помчался прочь, но всё же по скорости не мог сравниться с тварью — сестра Сюй Цзинь догнала его в мгновение ока.

Почувствовав за спиной порыв ветра, Линь Цюши пригнулся, едва избежав атаки, и нырнул в ближайшие кусты, успев увидеть, как тварь оказалась ровно на том месте, где секунду назад находился он сам.

Но это было только начало. В отсутствие Сюй Цзинь её сестра нисколько не скрывала намерения прикончить Линь Цюши. И, судя по всему, она желала для него самой страшной и болезненной смерти.

Во время похода за ту дверь Линь Цюши от сестры Сюй Цзинь достался удар ладонью в спину и как следствие тяжёлое воспаление лёгких. Теперь же, когда появилась возможность убить его, тварь, разумеется, не проявит милосердия.

Прокатившись по грязи, Линь Цюши с трудом поднялся и приготовился бежать, но тут же поскользнулся и вновь упал. Сестра Сюй Цзинь, пользуясь его неудачей, со скоростью ветра оказалась прямо над ним.

Её лицо застыло над его головой, прозрачная вода, стекая по её щекам без кожи, превращалась в красные капли, которые попадали на лицо и шею Линь Цюши. Со своего угла обзора мужчина даже мог разглядеть кроваво-красный язык через белоснежные оскаленные зубы…

Тварь, улыбаясь свирепой улыбкой, смотрела ему в глаза, словно наслаждаясь предсмертным страхом.

— И почему ты ей так понравился? — прошептала она, склонившись к его уху, затем длинным когтем провела по щеке Линь Цюши, оставляя на коже царапину, из которой выступила кровь — Линь Цюши почувствовал тепло своей разгорячённой крови.

Похоже, это был конец. Но тут взгляд Линь Цюши скользнул за спину твари, на пустую картинную раму, висящую неподалёку.

Он сделал глубокий вдох и сказал:

— Не боишься, что сестра тебя возненавидит, если убьёшь меня?

— Возненавидит? С чего ей меня ненавидеть? Это она обманом забрала мою кожу и мои ноги, это она передо мной в долгу. — Тварь захихикала противным смехом, хриплым и тонким, словно скрежет ножом по стеклу.

Но Линь Цюши улыбнулся:

— Правда? А её взгляд говорит об обратном.

Тварь, глядя на улыбку Линь Цюши, на мгновение замерла, затем резко обернулась, но увидела за собой лишь пустоту. Поняв, что её обманули, сестра Сюй Цзинь мгновенно загорелась гневом и с силой впилась когтями в плечо Линь Цюши, едва не выдрав кусок. Но тот, воспользовавшись моментом, претерпевая боль, вскочил и схватил чёрную раму.

До твари явно не дошёл смысл его действий: это ведь обыкновенная рама, и даже если ею ударить, большого вреда она не причинит, лишь глупые потуги перед смертью… Но все подобные мысли улетучились из её головы в момент соприкосновения с рамой. Сестра Сюй Цзинь ощутила охвативший тело леденящий холод, картинка перед глазами искривилась, и тварь будто затянуло в другое измерение неведомой силой, лишая способности шевелиться.

Сестра Сюй Цзинь исчезла с глаз Линь Цюши, вместо неё осталась лишь картина цвета крови. На полотне застыло нечто без кожи, словно пытающееся вырваться за пределы холста.

Линь Цюши расслабил пальцы, сжимающие раму, и картина упала на землю, разбрызгав дождевую воду из лужи. А он, закрывая рукой кровоточащую рану, с трудом поднялся на ноги.

Пятна крови на его одежде вскоре исчезли, смытые дождём, повреждённая когтями твари кожа от воды сделалась бледной. Линь Цюши нашёл в рюкзаке бинт и перевязал рану.

Рюкзак совершенно промок, но Линь Цюши догадался заранее упаковать все вещи в пластиковые пакеты, поэтому инвентарь не пострадал.

Сидя на земле, он тяжело дышал, чувствуя себя окончательно измотанным, но тут от лежащей в луже картины раздались странные звуки, будто заключённая внутри тварь не желала смириться со своей участью и пыталась вырваться из рамы и вернуться в трёхмерный мир.

Пошатываясь, Линь Цюши поднялся и продолжил идти дальше, держась за стену, чтобы не упасть.

Телефон коротко завибрировал — пришло новое уведомление. Линь Цюши второпях посмотрел на экран и увидел сообщение от Жуань Наньчжу.

Тот написал, где находится. Оказалось, что его перенесло в школу в самом центре города, но Жуань Наньчжу попросил Линь Цюши пока не приходить туда, объяснив, что там пока слишком опасно.

И неудивительно, ведь Жуань Наньчжу столько лет ходил за двери, встретил монстров больше, чем Линь Цюши, в неизвестно сколько раз, и когда они все разом высыпали, чтобы изловить его, даже «Ночное шествие сотни демонов1» могло показаться детской игрой.

1 Или Хякки яко — японская легенда, согласно которой нечистая сила ежегодно устраивает шествия по улицам человеческих поселений, обычно в августе, на Праздник призраков.

Сжимая в руке телефон, Линь Цюши слово за словом несколько раз прочитал сообщение от Жуань Наньчжу. А когда опомнился, обнаружил, что уже вновь стоит в центре улицы, а за его спиной вновь возникла высокая чёрная фигура. Она всё приближалась, и уже стало ясно, что как бы Линь Цюши ни бежал, не сможет от неё отвязаться.

Из-за ранения его шаги замедлились, силы его покидали. И когда Линь Цюши решил, что больше держаться не может, и просто упал на землю, возле уха раздался голос, зовущий его по имени.

— Линь Цюши… — звала явно девушка, сладким голосом, подобным пению иволги. Линь Цюши сперва показалось, что это лишь предсмертная иллюзия, но зов повторился: — Линь Цюши, Линь Цюши, Линь Цюши…

— Кто это… — острый слух Линь Цюши снова ему пригодился, сквозь шум дождя он смог определить, откуда исходит звук, хоть это и казалось невероятным — источник звука находился прямо перед ним, однако улица пустовала, на ней никого не было.

— Это ты? Цзаоцзао? Это ты? — ему показалось, что голос принадлежит Тань Цзаоцзао, однако он не был уверен до конца. Пришлось ползти на звук и звать девушку по имени.

Добравшись до места, откуда исходил звук, Линь Цюши не увидел здесь никого, словно голос Тань Цзаоцзао шёл прямо из-под земли.

Опустив голову, он обнаружил лужу дождевой воды.

Дождь был таким сильным, что на дороге появились большие и маленькие лужи, в которых отражался свет фонарей и сам Линь Цюши. А когда он приблизился к луже перед собой, то заметил в отражении женщину в красном платье, которая активно махала ему рукой и звала:

— Сюда, скорее, сюда!

— Цзаоцзао?

— Цюши, спускайся скорее, — поторопила Тань Цзаоцзао. — Она идёт!

Линь Цюши не нужно было даже оборачиваться, чтобы понять, что тварь подобралась уже совсем близко, — он слышал её шаги по лужам. Посмотрев на Тань Цзаоцзао, он стиснул зубы и попробовал наступить в лужу, но ощутил под ногой пустоту. Мгновение, и он с головой ушёл под воду, в эту, на первый взгляд, совсем мелкую лужу.

К счастью, провалился он не так уж глубоко. Отдышавшись, Линь Цюши обнаружил себя посреди старинной комнаты, но над головой не было потолка, только вода…

— Давно не виделись! — Тань Цзаоцзао сладко улыбнулась. На ней были те же платье и причёска, как в день её смерти, когда Линь Цюши видел её в последний раз. — Цюши.

— Давно не виделись, — ответил тот.

Конечно, после встречи с Ли Дунъюанем, Линь Цюши уже морально приготовился к чему-то подобному, но всё же, увидев Тань Цзаоцзао, ощутил в душе неописуемую палитру эмоций.

— Как ты… тут поживаешь? — спросил Линь Цюши.

— Очень неплохо! — ответила женщина. — По крайней мере, могу помогать тем, кто мне нравится. — Она сощурилась, радостно улыбаясь.

— Ну вот и хорошо.

Линь Цюши хотел сказать ей ещё очень многое, но не знал, с чего начать, поэтому они оба погрузились в молчание, потом Тань Цзаоцзао прошептала:

— Она совсем близко. Что бы ты ни увидел, не произноси ни звука.

Линь Цюши кивнул.

Шаги по лужам остановились прямо над их головами, и через тонкий экран дождевой воды Линь Цюши увидел чёрное платье и острые полы шляпы Женщины дождя. Она тоже заметила присутствие Линь Цюши и Тань Цзаоцзао — чуть склонила голову, показывая половину бледного лица.

Линь Цюши встретился с ней взглядом.

Женщина приоткрыла рот, обнажая зубы в жутковатой улыбке, затем развернулась и просто ушла.

— Ушла? — Тань Цзаоцзао тоже сочла это странным. — Не может быть…

Но не успела Тань Цзаоцзао замолчать, как шаги Женщины дождя раздались вновь. Линь Цюши как раз предположил, что она что-то принесёт с собой, и увидел в руке женщины чёрную рамку с картиной внутри.

Разглядев облик человека на холсте, Линь Цюши почти перестал дышать… Это был красивый мужчина с крайне испуганным лицом, который протягивал руки к нему. И выглядел в точности так же, как Жуань Наньчжу за дверью Женщины дождя.

Тань Цзаоцзао тоже увидела картину. На мгновение замешкавшись, она всё же среагировала достаточно быстро — зажала Линь Цюши рот, очевидно, боясь, что тот закричит.

Линь Цюши смотрел на картину, а в его душе бушевали эмоции. Женщина дождя с улыбкой обратилась к нему:

— Он ведь тебе так дорог, почему же ты не придёшь его спасти?

Линь Цюши сделал глубокий вдох, заставляя себя успокоиться. Он достал телефон и снова отправил Жуань Наньчжу сообщение с вопросом, как у того дела.

Ответа не последовало, и Линь Цюши вновь уставился на картину. Казалось, что он вот-вот взглядом прожжёт в ней дыру.

Наблюдая за его эмоциями, Женщина дождя громко рассмеялась, затем вынула картину из рамы и сделала вид, что собирается порвать холст.

— Если не выйдешь, я разорву картину, и ты больше никогда не увидишь его.

Тань Цзаоцзао при этом покачала головой, как бы говоря, чтобы тот ни в коем случае не поддавался на провокацию и молчал.

Линь Цюши с такой силой сжимал телефон, что уже побелевшая от дождевой воды рана снова начала кровоточить.

Видя, что мужчина не двигается с места, Женщина дождя издала низкое рычание, всё-таки разорвала холст пополам и в ярости бросила на землю.

Линь Цюши, наблюдая за её действиями, крепко стиснул зубы.

Только когда Женщина дождя ушла и её шаги постепенно удалились, Тань Цзаоцзао, обеспокоенно глядя на Линь Цюши, наконец тихо сказала:

— Это наверняка подделка, а не настоящий Жуань-гэ. Ты должен верить в него.

Линь Цюши, ещё раз бросив взгляд на экран телефона, ничего ей не ответил.

— Цюши… — продолжала успокаивать Тань Цзаоцзао, — она точно тебя обманывает, и та картина, скорее всего, всего лишь картина, не более.

Линь Цюши почувствовал усталость и сел на кровать, прислонившись к стене. Над ними всё так же простиралось дождливое небо.

— Всё в порядке, — выдавил он.

Вот только выражение его лица говорило об обратном, не похоже, чтобы он чувствовал себя в порядке. Тань Цзаоцзао села рядом, пытаясь найти другую тему для разговора и разрядить обстановку.

Но Линь Цюши заговорил первым:

— И всё же, в каком статусе ты здесь находишься? Днём ты тоже… существуешь? Или заперта здесь, в ночи?

— Я… — задумалась Тань Цзаоцзао, — я сейчас пребываю в довольно необычном состоянии, ночью я помню всё, что происходило днём, но вот днём забываю обо всём, что было ночью. — С этими словами она изучала выражение лица Линь Цюши. — Наверное, всё то, что случается по ночам, днём воспринимается лишь сном.

Помолчав, Линь Цюши спросил:

— Ты виделась с Цяньли?

— Цяньли? Почему я должна была увидеться с Цяньли? — Тань Цзаоцзао вдруг осознала смысл слов Линь Цюши и в ужасе округлила глаза. — Цяньли… не может быть! Как же так!

Среди членов Обсидиана, кроме Линь Цюши и Жуань Наньчжу, Тань Цзаоцзао могла назвать своим другом и Чэн Цяньли. Она никак не могла представить, что и он тоже…

Линь Цюши тихо вздохнул. Судя по реакции, Тань Цзаоцзао наверняка не виделась с Чэн Цяньли.

Он хотел сказать что-то ещё, но вдруг ощутил ужасную сонливость; он видел, как женщина перед ним открывает рот, но совершенно не понимал, что она говорит.

Непреодолимое желание лечь и уснуть заставило Линь Цюши закрыть глаза, он завалился на кровать и погрузился в сон.

Неизвестно, сколько прошло времени, когда звонок будильника пробудил Линь Цюши ото сна. Открыв глаза, мужчина увидел мягкий свет из окна.

Поднявшись со своей кровати, он посмотрел на время, быстро собрался и вышел из дома, отправившись в аэропорт.

В такси он проверил папку с сообщениями, но не нашёл ни строчки от Жуань Наньчжу, словно все ночные приключения были лишь странным сном. И только ноющее плечо напоминало ему, что всё это случилось на самом деле.

На том месте, где тварь его ранила, появился синяк в форме ладони. На вид страшно, но болело не так уж сильно, поэтому Линь Цюши вскоре о нём позабыл.

В десять часов утра он сел в самолёт, лететь до места назначения нужно было чуть больше двух часов. Уставший, он всё же не мог уснуть, в голове непрерывно крутились воспоминания о прошлой ночи. Он до сих пор не знал, была ли порванная картина настоящим Жуань Наньчжу, мысль об этом висела на его сердце тяжёлым камнем.

Ответ рано или поздно найдётся. Линь Цюши решил, что если сегодня ночью не дождётся сообщения от Жуань Наньчжу, отправится на его поиски в школу, о которой тот рассказал.

Беспокойство вносит сумятицу в мысли, Линь Цюши прекрасно это понимал. Но испытывая беспокойство на своей шкуре, уже ничего не мог с ним поделать.

С трудом заставив себя подремать в самолёте, Линь Цюши прибыл на место, быстро вышел из аэропорта, взял такси и поехал по нужному адресу.

Водитель, похоже, принял Линь Цюши за туриста, поэтому по дороге неустанно рассказывал ему о местных достопримечательностях. Но Линь Цюши отвечал короткими фразами, то и дело поглядывая на часы.

В два часа пополудни Линь Цюши приехал в обычный спальный район, по памяти нашёл дом и квартиру.

«Динь-дон, динь-дон» — прозвенел дверной звонок, и за дверью послышался юный голос:

— Кто там?

Губы Линь Цюши дрогнули, он не мог произнести ни слова.

Дверь перед ним открылась, и в поле зрения Линь Цюши показалось юное лицо мальчика, который посмотрел на него своими красивыми кошачьими глазами и спросил:

— Вам кого?

Слёзы так и хлынули из глаз Линь Цюши, он протянул руку и крепко прижал мальчишку к груди, наконец назвав его по имени:

— Цяньли.

Чэн Цяньли из двери не на шутку перепугался и начал рефлекторно сопротивляться, но потом лишь тихо сказал плачущему Линь Цюши:

— Кажется, вы ошиблись, ведь я вас не знаю.

Линь Цюши отпустил его, вытер слёзы рукой и сказал:

— Цяньли, как ты поживаешь?

По-настоящему напуганный Чэн Цяньли шмыгнул за дверь, но Линь Цюши разгадал его замысел и не дал запереться, подставив ногу в дверной проём.

— Не бойся, я не преступник, — грустно усмехнувшись, Линь Цюши всё же своими словами и действиями вовсе не производил впечатление нормального человека.

— А… — отозвался Чэн Цяньли. — Но я… правда вас не знаю!

— Ты… — сообразил Линь Цюши, — единственный ребёнок в семье?

Чэн Цяньли кивнул.

Линь Цюши вздохнул:

— Я… — слова вертелись на языке, однако он всё же их проглотил, — Нет, ничего. — Затем развернулся и направился по лестнице вниз.

Но вслед раздался неуверенный голос Чэн Цяньли:

— Слушайте… может, зайдёте? Угощу вас мороженым.

— Ты не боишься, что я плохой человек?

— Боюсь! — Чэн Цяньли почесал затылок. — Так что не воруйте у нас ничего, пожалуйста. Иначе я позвоню в полицию.

Глядя на него, Линь Цюши подумал: «Эх, Цяньли, Цяньли. Даже воскреснув в другом мире, остался всё тем же дурачком… Просто взять и пригласить незнакомца в дом! А если бы я действительно решил что-то с тобой сделать? Ты же совсем ещё ребёнок, не сможешь даже дать отпор!» Вздохнув, Линь Цюши прочитал ему нотацию:

— Впредь ни в коем случае не пускай домой незнакомцев.

— А?

— Ты меня слышал? Нельзя приглашать домой тех, кого ты не знаешь!

Чэн Цяньли в страхе и удивлении смотрел на него.

— Но ведь я и вас не знаю!

— Тебя зовут Чэн Цяньли, меня зовут Линь Цюши. Вот мы и познакомились, теперь ты меня знаешь.

Чэн Цяньли кивнул в ответ, хотя и чувствовал, что где-то кроется подвох. Но Линь Цюши, не дожидаясь, пока до юноши дойдёт, уже перешагнул порог его дома.

Перед ним возникла гостиная, обставленная в точности так же, как в памяти Линь Цюши. Не хватало только одного… стоящей в центре чёрно-белой фотографии Чэн Цяньли.

В тот раз Линь Цюши прилетал домой к родителям Чэн Цяньли, когда провожал их после похорон. Они чисто убрали весь дом, осторожно установили в центре гостиной фото сына, зажгли перед ним благовония и поставили лакомства, которые он больше всего любил.

Мать то и дело повторяла, что боится, что их глупый сын не сможет найти дорогу домой. Отец же, не говоря ни слова, просто курил сигареты одну за одной. А Чэн Исе долго стоял перед фотографией брата, но все слёзы уже вылились из его глаз без остатка, он безжизненным взглядом смотрел на фото, и на его лице не мелькало ни лучика света, лишь мрачная скорбь.

— Это всё моя вина, — сказал Чэн Исе тогда, и Линь Цюши навсегда запомнил его слова. — Если бы не было меня…

Вернувшись из воспоминаний, Линь Цюши, осматривая комнату перед собой, протёр ладонями лицо. И подумал, что по крайней мере в этом мире желание Чэн Исе исполнилось, хоть и иным, неожиданным образом.



Комментарии: 8

  • какая-то прямо до жути адская дверь 😭😭

  • Спасибо за перевод! Это же Линь повезло что у него есть столько людей и тварей готовых ему помочь

  • Невыносимая дверь, так больно и до кучи неизвестность жив твой любимый или уже все! Увидеть старых друзей радость, но увидеть старых и мертвых друзей… сложно. Хорошо у Линь Цюши специфичная способность восприятия и высокий уровень адаптации, но его тоже выматывают эмоциональные качели этой двери, держись если кто из неё и выйдет это вы с Жуань Наньчжу! Когда появился Чэн Цяньли не смогла сдержать слез, и ничего он не глупые! Он невероятно добрый и невероятно смелый и он сделал именно то что хотел, он спас брата! Такой дар надо ценить как бы больно не было, Чэн Исе должен теперь жить за двоих, а не упиваться чувством вины!
    Спасибо за перевод!

  • Большое спасибо за перевод!

  • Чэнь Цяньли, как хорошо, что ты всё такой же.
    Держись, Линь Цюши, надеюсь вы выберетесь из этой двери.

  • Мне кажется, что выход из этой двери - прощание со всеми усопшими друзьями, которые были в жизни у Линь Цюши. Главное - отпустить и пойти дальше.

  • Спасибо огромное за перевод!

  • Проревела всю главу.
    Спасибо за перевод.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *