Линь Цюши с Жуань Наньчжу вернулись в коттедж, и для них время потекло спокойно и размеренно. По рекомендации Жуань Наньчжу Линь Цюши дважды отправлялся с клиентом за дверь, и ещё несколько раз вместе с другими членами Обсидиана. Конечно, эти двери не отличались высоким уровнем сложности, и хотя без приключений не обходилось, при наличии подсказки достаточно было проявлять осторожность, и игроки успешно возвращались в реальность.

Тем временем Жуань Наньчжу начал планировать поход за десятую дверь. Изначально они могли бы войти в неё вместе с Чэн Исе, но тот отказался от предложения Жуань Наньчжу и заявил, что собирается пройти свою дверь вдвоём с Чэн Цяньли. Очень долго Линь Цюши не мог понять, почему Чэн Исе так упорствует, но потом всё же догадался. Чэн Исе отказался, поскольку тайно раздобыл другую подсказку для десятой двери. Вот только эту подсказку нельзя было показывать остальным. Жуань Наньчжу узнал об этом ещё раньше, поэтому перестал настаивать и переключился на членов других организаций в поисках того, кто должен войти в десятую дверь.

С авторитетом Жуань Наньчжу найти такого человека оказалось несложно – очень скоро ему передали информацию, что одна девушка из команды Бай Мина подходит под нужное условие. Она прошла ещё больше дверей, чем сам Бай Мин, и, без сомнений, являлась крепким орешком.

Обычно женщины физически слабее мужчин и в случае противостояния оказываются в невыгодном положении, поэтому и выживаемость у женского пола в мирах за дверью гораздо ниже. Но те, кто способен выжить, все как одна – топовые игроки.

Девушку звали Лян Мие. Трудно сказать, настоящее ли это имя, но одно было известно наверняка – она являлась чуть ли не самым старшим участником Белого медведя, организации Бай Мина. Только обычно вела себя очень скромно, практически не оставляла ощущения своего присутствия.

В Белом медведе, так же как и в Обсидиане, состояло человек шесть-семь, но они делали ставку не на количество, а на качество — каждый считался профессионалом в своём деле.
Только «задверный» возраст самого Бай Мина был ниже, чем у Жуань Наньчжу, и ему предстояло войти в десятую дверь лишь в конце следующего года. Получалось, что в их организации Лян Мие будет первой, кто окажется за десятой дверью.

— У вас есть подсказка для десятой? – обсуждая этот вопрос с Жуань Наньчжу, Бай Мин выспрашивал всё очень подробно: всё-таки если с таким сильным игроком его команды что-то случится, потеря будет невосполнимая.

— Есть, — ответил Жуань Наньчжу. – Очень подробная. Разумеется, если вы предложите что-то получше, мы воспользуемся вашей.

— У нас ничего нет, — вздохнул Бай Мин. –При выходе из девятой двери кое-что пошло не по плану, и подсказка от нас ускользнула. Я хотел сказать, если у вас нет нужной подсказки, лучше всего ещё раз войти в девятую дверь и добыть её.

— Об этом не беспокойся.

— Ладненько. Её дверь открывается в начале года. Примерно за пять месяцев до двери вашего Чэн Исе.

Десятая дверь Чэн Исе открывалась в мае.  Жуань Наньчжу кивнул.

— Ну тогда я оставляю её на вас, — с улыбкой продолжил Бай Мин. – Только непременно верните в целости и сохранности!

— Прости, этого обещать не могу, — Жуань Наньчжу не попался на уловку. – Я могу лишь предоставить подсказку, но не гарантирую, что твоя девчонка тоже выберется живой.

Бай Мин приподнял бровь:

— Десятая дверь настолько страшная?

— Качественная разница.

— Ладно, я понял, — усмехнулся Бай Мин. – Заранее желаю вам удачи.

Поблагодарив его, Жуань Наньчжу бросил взгляд на Линь Цюши, который с другой стороны гостиной склонил голову над телефоном.

Похоже, Бай Мин уловил какие-то эмоции во взгляде Жуань Наньчжу, потому что последовал вопрос:

— Распробовал, наконец, свой десерт?

Жуань Наньчжу:

— Гм.

— Вкусный, наверное? – не унимался Бай Мин. – Ты же так долго на него облизывался.

— Я ведь не ты, — с полуулыбкой парировал Жуань Наньчжу.

Откинувшись на спинку кресла, Бай Мин усмехнулся:

— Я не собирался столько ждать. Нашёл своё – бери сразу. Нужно ловить момент. – Он говорил о Чжан Ицине.

Когда Жуань Наньчжу представил ему Чжан Ицина, Бай Мин уже знал, чего хочет. И в итоге заполучил целиком и полностью. Он был таким же, как Жуань Наньчжу, но с небольшим отличием – действовал без оглядки на обстоятельства. Хотя по виду этого сказать было нельзя…

— Тебе пора, — сказал Жуань Наньчжу.

Бай Мин поднялся:

— Что, даже отобедать не пригласишь?

— У нас ничего нет.

— Ладненько… — скучающе протянул Бай Мин, глядя в сторону кухни, где Линь Цюши уже повязывал фартук. – Вижу, всё самое вкусное достанется тебе.

— Желаю тебе того же.

Бай Мин посмеялся, но больше не сказал ничего и сразу ушёл. Разве его возлюбленный позволил бы себе заниматься готовкой? Обычно это приходилось делать самому Бай Мину. Впрочем, он нисколько не протестовал, всё-таки ему нравилось ухаживать за Чжан Ицином. Главное, что они оба счастливы, к чему задумываться о таких мелочах?

Когда взаимопонимание в вопросе о десятой двери было достигнуто, Лян Мие переехала в коттедж Обсидиана.

Увидев девушку впервые, Линь Цюши немного удивился – перед ним стояла маленькая, худенькая девчонка с короткой стрижкой, изящным лицом, но совсем непримечательной внешностью. Впрочем, в её взгляде всё же присутствовало что-то такое, что отличало её от других.

— Приятного сотрудничества, господин Жуань, — Лян Мие протянула руку Жуань Наньчжу.

Жуань Наньчжу, пожимая её ладонь, поприветствовал:

— Госпожа Лян.

— Господин Жуань, — Лян Мие перешла сразу к делу, оставив церемонии, — когда мы сможем взглянуть на подсказку?

— Через некоторое время, — ответил Жуань Наньчжу. – Подсказка довольно конкретная и не требует отдельного исследования, поэтому я предлагаю потратить это время на то, чтобы притереться друг к другу.

Лян Мие кивнула, одобряя предложение. Посмотрев на молчаливого Линь Цюши, который стоял рядом, она поинтересовалась:

— Он тоже пойдёт с нами?

— Да, — сказал Жуань Наньчжу.

— Хорошо. Тогда давайте «притираться».

Они нашли клиента с низким уровнем дверей, чтобы познакомиться друг с другом поближе. И только в другой реальности Линь Цюши узнал, что Лян Мие за дверью совершенно не такая, какой он увидел её впервые. В задверном мире она превращалась в богиню с невероятной энергетикой, ростом метр семьдесят, на высоких каблуках. Никто, оказавшись рядом, не смел с ней заговорить. И если бы Линь Цюши не знал, что это обычная девушка, наверное, принял бы её за ещё одного мужика в юбке…

До похода за дверь оставалось три месяца. В первые два месяца они отправлялись «подрабатывать» примерно раз в неделю, и способности Жуань Наньчжу и Линь Цюши также получили признание Лян Мие, которое проявилось в том, что Бай Мин перестал то и дело заглядывать в Обсидиан и расспрашивать, как продвигаются дела.

Оставшийся месяц они решили потратить на ознакомление с подсказкой. На записке значилось только два слова: Хако Онна.

«Хако Онна» – так называлась японская настольная игра с хоррор-тематикой, чем-то напоминающая «Мафию», только игроки, исполняющие роль «мирных жителей» противостояли игроку под личиной призрака.

Игра была совсем несложная, похожая на японские РПГ.

Предыстория гласила, что когда-то на свете жила женщина с обыкновенной внешностью, но прекрасными длинными волосами цвета воронова крыла, чем всегда притягивала к себе внимание. Именно так она очаровала и своего возлюбленного. Однако, боясь его потерять, женщина стала использовать самые разные способы, чтобы сохранить красоту своих волос. Поначалу эти способы не отличались чем-то необычным. Но по случайности женщина заметила, что лишь после омовения кровью её волосы становились ещё более прекрасными и блестящими. С тех пор она ступила на путь, с которого не было возврата. При этом её волосы, напившись крови, заимели собственную душу и даже пожелали покинуть хозяйку и сбежать. Волосяной оборотень соблазнил возлюбленного женщины, а её саму убил и расчленил, после чего спрятал части тела в маленькие ящички. Ну а если кто-то попадал в её жилище, то не мог выбраться из него, оставаясь наедине с множеством старинных красных ящиков, содержимое которых никому неизвестно.

В процессе игры участники имеют возможность перемещаться по игровой карте, представляющей собой особняк, в каждой комнате которого хранится множество ящиков. Внутри ящиков может оказаться либо часть тела погибшей женщины, либо полезный инвентарь, помогающий игрокам одолеть призрака. Но вот части тела помогают женщине задействовать какую-либо из её способностей. Ящики разрешается открывать, но если наткнуться на пучок волос, игрок объявляется погибшим и, более того, сам становится пленником ящика, переходя на сторону призрака.

Линь Цюши, который впервые участвовал в подобной игре, спросил:

— Похоже, за дверью нам придётся играть в эту игру?

— Возможно, — пробормотал Жуань Наньчжу, задумчиво поигрывая перевёрнутым крестом из набора игровых карточек. – Игра непременно претерпит изменения за дверью, вот только какие именно, сказать пока нельзя.

Лян Мие, глядя на Жуань Наньчжу, поинтересовалась:

— Ты не мог бы рассказать, с чем столкнулся за своей десятой дверью?

Жуань Наньчжу поднял глаза на Лян Мие.

— Мне тоже пришлось сыграть в игру.

— В какую?

— «Четыре угла», — ответил Жуань Наньчжу. – Обычная страшилка.

Линь Цюши промолчал. Вне всяких сомнений, любая подобная игра, вроде вызова какой-нибудь сущности, в мире за дверью становилась смертельной. Поскольку вызов непременно удавался.

— И как ты выбрался? – продолжала расспрашивать Лян Мие.

— Разумеется, закончил игру. – Жуань Наньчжу бросил карточку на стол и спокойно добавил: — Когда игра заканчивается, игроки покидают поле.

— Хм, — нахмурилась Лян Мие. – Получается, нам досталась довольно простая подсказка.
По крайней мере, существовали способы победить, целых два. Первый – собрать все части тела Хако Онна и уничтожить её телесную оболочку. Второй – установить верное время на больших напольных часах в кабинете и достать из них ключ от тайного подземного хода, через который можно покинуть особняк.

— Не настолько простая, — лениво протянул Жуань Наньчжу.

Игра в самом деле оказалась непростой. Все предметы, полезные и опасные, были спрятаны в ящиках, и чтобы что-то найти, приходилось открывать эти ящики. Но ведь внутри мог оказаться не только нужный инвентарь, но и сама Хако Онна, ужасная и скрюченная.
Лян Мие усмехнулась:

— Выход всегда найдётся.

Пока они рассуждали, ход перешёл к Линь Цюши. Он выбрал ящик в спальне, но когда открыл его, обнаружил на карточке изображение Хако Онна. Призрак сквозь спутанные чёрные волосы таращил на него красные глаза, и даже на картинке в них читалась сильнейшая ненависть и злоба. Линь Цюши положил карту рубашкой вверх.

— Ну вот, я превратился в марионетку.

Жуань Наньчжу забрал у Линь Цюши карту игрока и отдал карту марионетки.

В этой игре огромная роль отводилась обыкновенному везению, хотя, конечно, существовали и свои хитрости. Если просто так открывать ящики, – ни за что не выиграешь, необходимо использовать игровой инвентарь. Для игры требовалось набрать по крайней мере четверых – троих «людей» и одного играющего за Хако Онна. Из-за нехватки игроков Жуань Наньчжу попросил Чэн Исе сыграть за Хако Онна, и после нескольких раундов Лян Мие вздохнула:

— Всё ясно. Решающий фактор в игре – сообразительность Хако Онна. Если она окажется достаточно умна, а игроки – недостаточно везучими, выбраться из особняка будет почти невозможно.

Чэн Исе идеально сыграл Хако Онна – Линь Цюши попался в его западню несколько раз и в итоге научился не открывать ящики наобум. Лишь убедившись, что Чэн Исе стопроцентно не находится с ним в одной комнате на игровом поле, открывал ящик и смотрел, что внутри.
Но таким образом игра значительно замедлялась.

В оставшийся месяц они каждый день играли в Хако Онна, и только достигнув определённого уровня, поняли некоторые хитрости. Самая главная – нельзя просто так открывать ящики. Полагаться на удачу – поведение весьма безрассудное. Наилучший способ – с самого начала при помощи инвентаря узнать, где находится Хако Онна, а затем приступать к открытию ящиков.

Конечно, удача тоже имела немалое значение. Иногда, если им не везло, они никак не могли обнаружить нужный инвентарь, а вместо этого только постоянно прибавляли призраку новых способностей. А чем больше умеет Хако Онна, тем легче ей убивать своих жертв.
Бай Мин тоже пару раз приезжал поиграть вместе с ними. Однажды он оглядел игровой стол, подперев подбородок, и сказал:

— Будь я Хако Онна, ни один из вас не выжил бы.

Жуань Наньчжу промолчал.

 Зато Лян Мие всё-таки не выдержала:

— Шэф, не слишком ли самонадеянно?

— Дело не во мне. Эта игра – сама по себе огромная ловушка.

— Знаю, — Лян Мие понимала, о чём говорит Бай Мин. – Но среди тех, кто прошёл через девятую дверь, не бывает новичков. – Который из присутствующих здесь не мог назваться опытным игроком?

Самое страшное в этой игре – тупые союзники. Которые, начав действовать бездумно, могут не только открыть все ящики со способностями Хако Онна, но и сами стать её помощниками, усложнив тем самым игру остальным.

Разумеется, Лян Мие не думала, что за десятой дверью им попадутся настолько глупые члены команды. Все глупцы давно отправились на тот свет в более ранних дверях.

Время открытия двери выпадало на январь, за месяц до празднования Нового года1.

1Китайский Новый год празднуется в соответствии с лунным календарём и каждый год выпадает на разные числа по грегорианскому календарю.

Лян Мие со вздохом произнесла:

— В прошлом году я ещё успела съездить к родителям на праздник.

— Но ведь ещё не поздно будет поехать к ним, когда выйдешь из двери, — заметил Линь Цюши.

Девушка же усмехнулась:

— Ты ведь знаешь, каков процент выживаемости за десятой дверью?

— Знаю.

Дверь, которую даже Жуань Наньчжу считает сложной, точно не даст им расслабиться.

— Поэтому я и переживаю, что следующий год уже не встречу, — сказала Лян Мие. – Ты не беспокоишься?

— Беспокоюсь.

— А по лицу не скажешь.

— И какое лицо должно быть у человека, который беспокоится? – Линь Цюши её замечание показалось странным.

Помолчав, Лян Мие вздохнула:

— Всё-таки у вас в Обсидиане одарённый на одарённом.

Линь Цюши:

— …

Разве?

Больше никакой подоплёки в подсказке не существовало – настольная игра, и только. Играя в неё месяц напролёт, они изучили её вдоль и поперёк, теперь оставалось только войти за дверь.

Из-за высокого уровня двери Лян Мие могла с точностью до минуты предсказать время её открытия – тринадцатого января, ровно в семь вечера. Ближе к заданной дате Линь Цюши и Жуань Наньчжу собрали всё необходимое, чтобы взять с собой в задверный мир.
В этот раз Жуань Наньчжу снова переоделся в женское. В первый раз увидев, как он спускается по лестнице в платье, Лян Мие уронила челюсть.

— Это… это господин Жуань?

— Возьми салфетку, у тебя слюна потекла… — прошептал Линь Цюши.

Лян Мие, вытирая уголки рта, произнесла:

— Он так красив… И как мне теперь выживать рядом с ним?!

Честно говоря, услышав о таком «увлечении» от Бай Мина, девушка всё это время не решалась даже представить, как Жуань Наньчжу выглядит в женском наряде. Всё-таки, хотя тот обычно потрясал красотой, от его внешности не исходило ни намёка на женственность. Даже не произнося ни слова, он создавал вокруг себя такую ауру, что никто не смел позволить себе даже в мыслях отнестись к нему с пренебрежением.

Линь Цюши, который уже довольно долго не видел Жуань Наньчжу в женском наряде, даже немного начал скучать по «Чжу Мэн». Разумеется, он ни за что не признался бы в этом, повторяя, что тот ему нравится в любом виде и образе…

За несколько дней до похода за дверь обитатели коттеджа устроили совместный ужин, Лу Яньсюэ приготовила целый стол вкуснейших блюд, а Линь Цюши даже выпил немного вина.

— Вы обязательно должны вернуться живыми! – хныкал Чэн Цяньли.

— Вернёмся, — Линь Цюши похлопал юношу по голове. – Ты тоже уж постарайся.

— Знаю, — пробормотал тот. – Я же не тупой…

Остальные неловко замолчали, потом кто-то всё же сменил тему. Очевидно, у них сложилось единое мнение об интеллектуальных способностях Чэн Цяньли.

Вечером тринадцатого все собрались в гостиной в ожидании. Линь Цюши смотрел телевизор, но когда настенные часы пробили семь, он сразу почувствовал явственные изменения в окружающей обстановке. Все остальные люди исчезли, он один остался сидеть на диване, и даже картинка в телевизоре сделалась заторможенной. Линь Цюши надел на спину рюкзак и поднялся с дивана. Открыв первую попавшуюся дверь, он увидел знакомую картину.
Двенадцать дверей в длинном коридоре, девять – запечатаны, три – без опознавательных знаков.

Линь Цюши подошёл к десятой двери, схватился за ручку и потянул на себя. Затем почувствовал непреодолимую силу, затягивающую его внутрь, а когда немного пришёл в себя, уже оказался на пустынной тропе, в самом конце которой стоял одинокий трёхэтажный особняк.

Направившись по тропе, Линь Цюши скоро дошёл до особняка, открыл дверь и оказался в прекрасно обставленной прихожей, где уже стояли восемь-девять человек. Увидев вошедшего, многие окинули его настороженным взглядом.

За дверью такого высокого уровня могли оказаться только старые игроки, и подавляющее большинство входили вместе с напарниками. Поэтому команда уже разбилась на пары и тройки, которые тихо переговаривались, обсуждая место, в котором очутились.
Линь Цюши, увидев у старинного дивана знакомый силуэт, подошёл и сразу позвал:

— Чжу Мэн.

— Линьлинь, — обернулся Жуань Наньчжу.

— Ну как?

— Я сама только пришла.

Линь Цюши кивнул и тоже осмотрелся. Поскольку к игре не прилагается карты, а все комнаты в самом начале собираются самими игроками из отдельных карточек, то каждый раз поле получается разным и расположение кабинета меняется.

По мнению Линь Цюши, сейчас для них важнейшей задачей было отыскать кабинет, а затем напольные часы, на которых необходимо установить нужное время.

Снаружи вошли ещё человек пять-шесть, что заставило Линь Цюши ясно почувствовать неладное в количестве собравшихся. Он тут же вспомнил Ся-цзе, которую они встретили за девятой дверью, и шёпотом спросил Жуань Наньчжу:

— Кто-то специально привёл с собой новичков?

— Ага, — Жуань Наньчжу нахмурился. Очевидно, его это не слишком обрадовало.

Количество смертей на каждый день ограничено, поэтому обычно наличие «пушечного мяса» увеличивает шансы на выживание. Но за этой дверью присутствие новичков могло оказать противоположный и весьма неприятный эффект.

Лян Мие со вздохом произнесла:

— Помню, за моей восьмой дверью в команду набилось больше тридцати человек…

— Больше тридцати? – оторопел Линь Цюши.

— Серьёзно! – кивнула девушка. – И в первые же две ночи половина погибла…

Линь Цюши:

— …

— Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, — продолжила Лян Мие. – Кто знает, что за начинка в пирожках, которые падают с неба…

В прихожей всё прибавлялось народу, в итоге они насчитали двадцать три участника, среди которых самая большая группа состояла из семерых. Судя по их лицам, шестеро были ничего не подозревающими новичками, а один – конечно, старым игроком, который ими руководил.

Все ожидали появления неигрового персонажа, но никто так и не вышел к ним. Вместо этого входная дверь вдруг закрылась сама по себе с оглушительным стуком, а освещение в особняке потускнело, и всё воркуг погрузилось в тёмно-красные оттенки.

Линь Цюши отчётливо осознал – игра началась.

Имея на руках подсказку, только они втроём знали, что играют в игру. Остальные же начали озадаченно переглядываться:

— Что происходит? Где неигровой персонаж? Почему его нет?

— Зачем вам неигровой персонаж? – раздражённо бросил молодой парень с серёжкой-кольцом в носу. – У вас что, глаз нет? Очевидно же, что нам поставлена задача выбраться отсюда.

Дверь закрылась, окна были заколочены крепкими стальными листами, дом превратился в прочную клетку, а люди стали белыми мышками в этой клетке.

— Осмотрим второй этаж? – предложил Линь Цюши.

— Идём, — согласился Жуань Наньчжу.

Они втроём поднялись по лестнице на второй этаж и сразу же на выходе с лестницы увидели висящий на стене крест. Точно такой же, как на карточке из игры, возвещающей о том, что призрак собирается применить свою способность. Только на стене крест не был перевёрнут.

Линь Цюши и Жуань Наньчжу переглянулись, обменявшись понимающими взглядами.

В конце коридора обнаружился кабинет, дверь в который оказалась не заперта. Войдя внутрь, они увидели около шести ящиков и выделяющиеся на их фоне напольные часы.

Подойдя ближе, Линь Цюши рассмотрел цифры и стрелки часов.

Время необходимо установить с точностью до секунды. Конечно, можно попробовать подобрать нужное положение стрелок, но никто из них не знал, какие ограничения на этот счёт существуют за дверью.

Линь Цюши как раз изучал часы, когда снизу послышался пронзительный крик.

— Ну всё, конец! – простонала Лян Мие.

— Хм?

— Забыла предупредить новичков, чтобы не трогали ящики!

Кто знает, что они могут оттуда выпустить.



Комментарии: 12

  • "Игра началась" и тут я сразу начала переживать на наших

  • О_о шикарно, прочитала "взахлеб"!
    Спасибо за перевод. Очень.

  • Страх пробирает при чтении...

  • Спасибо за перевод!!

  • Спасибо за главу

  • Уууу, дверь обещает быть интересной. Тут будет не просто стандартное расследование и поиск подсказок, а настоящие игры разума с задверной тварью и остальными игроками! Ну и, конечно, совсем другой уровень опасности...
    С нетерпением жду продолжения

  • Надеюсь, эта игра будет жуткой и напряжённой. Но пусть наши парни выживут, обязательно.

  • Спасибо за перевод!)

  • Спасибо большое за ваш труд! Каждую неделю с нетерпением жду среды🤤

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод ~

  • Спасибо за новую главу :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *