Знакомая кровать, знакомый интерьер — всё выглядело в точности таким же, каким осталось в памяти Линь Цюши. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться хоть немного, и осторожно направился в сторону гостиной.

Оттуда неожиданно послышалось тихое «мяу», и Линь Цюши увидел сидящего на диване Каштана, неожиданно спокойного. Кот наклонил голову, глядя на хозяина голубыми глазами, затем опять замяукал, как будто прося о чём-то.

Линь Цюши прекрасно знал, когда Каштан издаёт такие звуки. Он перевёл взгляд на кошачью миску и, разумеется, обнаружил её пустой — Каштан съел свой корм до последней крошки и теперь просил Линь Цюши насыпать ещё.

В реальности Линь Цюши первым делом накормил бы кота, но прекрасно осознавая, что находится за дверью, он не сразу перешёл к делу, сначала осмотрел всю квартиру целиком.

Всё осталось в точности таким же, как в день отъезда Линь Цюши, даже на балконе ещё висела только что постиранная одежда, а в холодильнике лежали свежие овощи. Здесь всё говорило о том, что помещение жилое.

Пройдясь по квартире, Линь Цюши медленно подошёл к входной двери, взялся за ручку и легко повернул.

Дверь чуть приоткрылась, так чтобы Линь Цюши смог увидеть, что находится за ней.

Это оказался длинный коридор, по обеим сторонам которого располагались другие квартиры с табличками номеров. Всё в точности как в воспоминаниях Линь Цюши.

Каштан снова принялся мяукать, спрыгнул с дивана, подбежал к Линь Цюши и начал тереться о его ноги. Мужчина, опустив голову, долго смотрел на кота, прежде чем наклониться и прикоснуться к животному.

Обняв мягкого и тёплого кота, Линь Цюши испустил долгий вздох облегчения. Он почесал мордочку Каштана и позвал питомца по имени.

Кот довольно заурчал, явно наслаждаясь прикосновениями. Линь Цюши, вернувшись в кухню с котом на руках, взял пакет с кормом и наполнил кошачью миску.

Каштан спрыгнул с его рук и старательно захрустел едой.

Глядя на поедающего корм питомца, Линь Цюши вспомнил кое о чём, достал из кармана телефон и набрал номер, но голос в трубке сообщил ему, что набранный номер не зарегистрирован в сети. На ладонях Линь Цюши выступил пот, он пролистал список контактов, и в голове появилось множество нехороших мыслей. Практически все имена остались на месте, не сохранилось только номеров всех основных членов Обсидиана, разумеется, включая номер Жуань Наньчжу.

Только что Линь Цюши звонил именно ему, но обнаружил, что набранного номера не существует.

В груди Линь Цюши закипело ощущение, от которого становилось трудно дышать, его посетило множество неприятных догадок. В конце концов он снял пижаму, в которой почему-то оказался здесь, переоделся и вышел из квартиры. Спустившись на лифте, он направился к выходу из жилого комплекса.

Стоял разгар лета, на часах было шесть вечера, люди шли с работы.

Возле ворот жилого комплекса Линь Цюши поймал такси и рванул за город.

Водитель попался разговорчивый, всю дорогу болтал о том о сём. Но если обычно Линь Цюши мог перекинуться с такими парой фраз, сегодня у него в голове всё до такой степени перемешалось, что он от начала до конца пути молчал, сжав губы в напряжённую линию.

Через час такси подъехало к нужному месту.

Линь Цюши заплатил таксисту и вышел из машины, увидев неподалёку отдельно стоящий коттедж, который выглядел точно как в его памяти. Закатные лучи пробивались в окна, и можно было разглядеть, что внутри кто-то есть, однако Линь Цюши это нисколько не успокоило, наоборот — недоброе предчувствие, зародившееся в душе, сделалось ещё сильнее.

В несколько шагов дойдя до двери, Линь Цюши нажал на кнопку домофона.

— Кто там? — спустя некоторое время из динамика раздался незнакомый мужской голос.

— Это я, — ответил Линь Цюши. — Я, Линь Цюши. Я ищу Жуань Наньчжу.

Через пару секунд прозвучал ответ:

— Вы ошиблись, здесь нет никого с таким именем.

В тот момент, когда Линь Цюши это услышал, в его гудящем сознании словно прогремел взрыв. Собрав остатки самоконтроля, он заставил себя успокоиться и поинтересовался:

— Простите, не могли бы вы открыть дверь? У меня есть одно важное дело.

Ему открыл высокий крупный мужчина, незнакомый. Глядя на Линь Цюши, он спросил:

— Что вам нужно?

— Мои… мои друзья когда-то жили здесь, — дрожащим голосом попытался объяснить Линь Цюши. — Жуань Наньчжу, ещё Чэнь Фэй, И Маньмань…

— Извините, — перебил мужчина, — вы ошиблись адресом. Здесь таких нет.

Заглянув через щель за спиной мужчины, Линь Цюши разглядел убранство коттеджа и остолбенел. Всё было в точности таким же, как в реальности — даже цвет ковра на полу, Линь Цюши прекрасно его помнил.

Но несмотря на это, люди, которых искал Линь Цюши, исчезли.

— Вы в порядке? — Видимо, лицо Линь Цюши так помрачнело, что мужчина забеспокоился.

Линь Цюши выдавил улыбку:

— Всё нормально, простите за беспокойство. — Он развернулся и ушёл.

Мужчина, глядя ему вслед, чуть нахмурился, явно не понимая, что не так с этим парнем.

Покинув коттедж, Линь Цюши вернулся в город на такси. Сидя в машине, он чувствовал себя совершенно потерянным, не в состоянии принять того, что с ним происходит.

Жуань Наньчжу, вошедший в дверь вместе с ним, исчез.

И каким бы нормальным ни казался новый мир, один только этот факт наводил на Линь Цюши неописуемый ужас.

Он вернулся к своей квартире, но остановился у ворот жилого комплекса, глядя на проходящих мимо людей и ощущая себя брошенным целым миром. Привычная городская суета теперь заставляла его чувствовать себя не в своей тарелке.

Запустив руку в карман, Линь Цюши обнаружил там начатую пачку сигарет, несколько секунд смотрел на неё, затем достал одну сигарету и закурил.

Табачный дым заполнил горло и нос. В отличие от сладкого вкуса конфет, он был таким удушающим, что Линь Цюши, сделав только одну затяжку, нервно потушил сигарету и бросил в ближайшую урну.

И вдруг у него неожиданно зазвонил мобильник. Разглядев номер звонящего, Линь Цюши остолбенел.

На экране высветилось имя, которого там не должно было появиться больше никогда, — У Ци.

Не отрывая глаз от имени, Линь Цюши медленно нажал кнопку ответа.

— Эй, Цюши, ну ты где? — послышался из трубки громкий голос У Ци.

Линь Цюши, сглотнув, ответил:

— Я дома. Ты… — Он не мог найти подходящие слова.

— До сих пор? Ты же пригласил меня поужинать! Давай спускайся, — возмущённо ответил У Ци.

— Я пригласил тебя поужинать?

— Ага! Ты же сам сказал, что сегодня вечером мы пойдём в шашлычную! Эй, ты что, забыл?

— Где ты сейчас?

— У входа в твой район, — ответил У Ци. — Что с тобой? Плохо себя чувствуешь?

— Всё в порядке, я сейчас подойду, — Линь Цюши положил трубку и направился к выходу из жилого комплекса, где действительно увидел У Ци, который со скучающим видом играл в игрушку на телефоне.

Убрав телефон в карман, Линь Цюши подошёл к другу.

— Так быстро? — удивился тот. — Мог и не бежать, сегодня такая жара, вспотел весь, наверное.

Линь Цюши уклончиво хмыкнул, рассматривая лицо У Ци. Тот же облик, те же привычки, он даже разговаривал в точности как при жизни. То есть, этот человек, вне всяких сомнений, и был его другом, У Ци. Он пошёл вперёд, на ходу рассказывая, что произошло на работе, и напоминая Линь Цюши не затягивать с походом к врачу.

На лбу Линь Цюши выступили мелкие капельки пота, холодного от охватившего его тело озноба.

Они дошли до ближайшей шашлычной, У Ци сел за стол и заказал несколько видов шашлычков.

Линь Цюши всю дорогу до шашлычной молчал, и У Ци обеспокоенно спросил его:

— Цюши, ты в порядке?

— В полном.

— Может, это из-за жары? Или тебе нездоровится? — У Ци повернулся к хозяину шашлычной и заказал ещё несколько бутылок ледяного пива, затем открыл одну привычным движением и налил Линь Цюши полный стакан. — Выпей, охладись немного.

— У Ци, какое сегодня число?

— Семнадцатое, а что?

Линь Цюши выдохнул:

— Ничего.

Вскоре им принесли заказ, и У Ци, который видел, что с Линь Цюши что-то не так, но всё же не смог добиться честного ответа и решил не лезть не в своё дело.

Линь Цюши вовсе не хотел есть, всё его внимание сосредоточилось на улице напротив, но то, что должно было произойти, так и не произошло.

В прошлый раз, когда Линь Цюши впервые попал за дверь, а потом вышел оттуда, они вместе с У Ци отправились в эту шашлычную. Та же дата, то же время, но авария, которая случилась тогда, не случилась сегодня. Всё прошло мирно, словно в воспоминания Линь Цюши закралась ошибка и он превратился в странного фантазёра, который выдумал себе несуществующую реальность.

— У Ци, — заговорил Линь Цюши уже по дороге домой. — Как дела у твоей девушки?

— У неё? Почему ты вдруг спросил? — У Ци удивился, но всё-таки ответил на вопрос: — У неё всё отлично, а что?

— Нет, ничего.

— Эй, ты сегодня какой-то странный, что с тобой такое? — У Ци нахмурился и с настоящим беспокойством посмотрел на Линь Цюши. — Тебе правда просто нездоровится? Если что-то стряслось, обязательно поделись со мной.

Линь Цюши кивнул.

У Ци проводил его до дома и ушёл, только когда Линь Цюши поднялся к себе. Вернувшись в квартиру, Линь Цюши открыл дверь своим ключом, всё ещё чувствуя себя несколько потерянно.

Это всё какой-то абсурд. У Ци ещё жив, его девушка тоже в порядке, но почему исчез Жуань Наньчжу? Линь Цюши надел тапочки и заметил свой рюкзак, оставленный на диване. Вспомнив кое-что, он быстро подошёл к рюкзаку и вытряс его содержимое на диван.

И сразу же издал долгий выдох облегчения, потому что помимо личных вещей обнаружил три очень важных предмета.

Старинный дневник, скелет младенца и серебристый пистолет. Только при виде этих вещей Линь Цюши наконец почувствовал, что они настоящие… Он действительно находился за дверью, всё вокруг являлось задверным миром, только теперь этот мир почти не отличался от его реальности.

Вот это настоящий кошмар… подумал Линь Цюши. Но если он за дверью, почему Жуань Наньчжу и остальные члены Обсидиана пропали? Куда они подевались, почему он один за этой дверью? И значит ли это, что все прежние правила перестали действовать?

Единственный оставшийся игрок больше не считается непобедимым? И если допустит ошибку, его ожидает смерть?

Каштан медленно запрыгнул к нему на колени и прижался к груди. Линь Цюши провёл рукой по мягкой шёрстке и глубоко задумался, глядя на покладистого как никогда кота.

Тик-так, тик-так, стрелка часов показала десять, от висящих на стене часов раздалось отчётливое тиканье. Снаружи уже стемнело, остались гореть только редкие окна, благодаря которым район всё же выглядел обитаемым.

Линь Цюши взял пульт и включил телевизор, затем переключил несколько каналов, на одном из которых наткнулся на знакомое лицо Тань Цзаоцзао.

Женщина снималась в рекламе, прекрасная и изящная, в своём красном платье она выглядела как обворожительный распустившийся цветок, и была такой же, какой Линь Цюши увидел её впервые.

У Ци был жив, Тань Цзаоцзао тоже. Все погибшие люди вновь ожили, и Линь Цюши не знал, что это означает.

От кажущейся спокойной реальности так и веяло пугающей странностью, словно на поверхности глубокого моря перед бурей шла мелкая рябь, предвещающая пришествие чего-то ужасного.

Линь Цюши сидел на диване, озарённый только светом экрана, слушая приглушённый бубнёж из телевизора. Он уже очень давно не проводил вечера вот так, в одиночестве.

С тех пор как они с Жуань Наньчжу начали встречаться, они практически каждый день спали вместе, и даже проснувшись среди ночи, Линь Цюши видел перед собой прекрасное лицо возлюбленного.

Но теперь он снова остался один.

Компанию ему составлял только кот по имени Каштан.

Ночь постепенно вступила в свои права, огни снаружи погасли один за другим, а Линь Цюши, незаметно для себя самого, уснул прямо на диване.

Тик-так, тик-так, часовая и минутная стрелка встретились, показав на двенадцать.

Вместо передачи, которая шла по телевизору, на экране вдруг включилась рябь, её шипение заставило Линь Цюши пробудиться ото сна. Открыв глаза, он заметил, что канал переключился, только в углу не было значка, и, похоже, по нему шёл какой-то фильм под старину — сцена разворачивалась на лестнице очень старого деревянного здания.

Картинка странным образом показалась Линь Цюши знакомой, он как будто уже где-то видел нечто подобное, просто не мог вспомнить, где именно. Не мог до тех пор, пока камера не повернулась, и перед ним предстал мужчина с топором.

Оскалившись в зловещей улыбке, он поднялся по лестнице и остановился возле одной из дверей, затем начал с силой колотить в неё и орать:

— Ван Сяои, открой! Ван Сяои…

— На помощь, спасите… — из комнаты послышались женские крики о помощи.

Лицо мужчины при звуках её голоса сделалось ещё свирепее, он громко расхохотался, занёс топор и опустил удар на дверь, пробив в хлипкой древесине огромную дыру, через которую показалось лицо девушки, залитое слезами.

— Помогите… на помощь…

Мужчина собирался рубануть ещё раз, но топор застрял в двери, и Ван Сяои, воспользовавшись шансом, толкнула дверь и быстро выбежала в коридор. Её преследователь был так занят топором, что не заметил, что девушка сбежала.

Ван Сяои, чуть не падая, бросилась прочь, по пути стуча во все двери и в отчаянии умоляя о помощи. Когда напряжение достигло точки кипения, одна дверь всё же открылась, впуская девушку в комнату, откуда показалось лицо самого Линь Цюши. Рядом с ним, ясное дело, стоял Жуань Наньчжу в том образе, в каком Линь Цюши впервые с ним встретился.

Ошибки быть не могло, по телевизору показывали то, что случилось с ними за первой дверью.

Тогда один из членов команды сошёл с ума, а Линь Цюши спас девушку, за которой он гнался.

Но потом картинка поменялась, и вот спасённая им девушка уже разрублена пополам лезвием лопаты. Красно-белая жижа растеклась по снегу, её вытаращенные глаза смотрят в камеру с такой ненавистью, что жутко становится даже по ту сторону экрана.

Линь Цюши попытался переключить канал, но пульт не сработал. Тогда мужчина выдернул шнур телевизора из розетки, однако и это не помогло — «кино» продолжалось.

Картинка на экране застыла на моменте смерти Ван Сяои, но почти в ту же секунду раздался стук в дверь. Линь Цюши сидел на диване и не двигался, но стук не смолкал, становясь всё сильнее, как будто кто-то пытался разбить дверь в щепки.

По логике вещей, даже если Линь Цюши не откроет, такой грохот наверняка потревожит соседей, однако стук продолжался несколько минут, но никто так и не вышел посмотреть, что происходит. Линь Цюши выглянул в окно — все огни жилого комплекса погасли, как будто с наступлением полночи он переместился в другой мир.

Стучащий в дверь человек распалялся всё сильнее, тогда Линь Цюши медленно поднялся, подошёл и заглянул в глазок. Снаружи стоял мужчина с топором, тот самый, которого Линь Цюши только что видел по телевизору.

Как будто чувствуя, что Линь Цюши на него смотрит, мужчина с удвоенной силой принялся выламывать дверь. Через глазок можно было разглядеть кровь, стекающую с его топора.

Отступив от двери, Линь Цюши сделал глубокий вдох. Затем направился на кухню, взял висящий на стене тесак для защиты, а когда снова проходил через гостиную, заметил, как по полу растекается тёмная лужа крови.

Оглядев комнату, Линь Цюши обратил внимание на включенный телевизор, из которого крупными каплями сочилась кровь, а погибшая Ван Сяои на экране вдруг шевельнулась, её разрубленная пополам голова поднялась с земли, белёсые глаза уставились прямо на Линь Цюши, рот осклабился в жуткой ухмылке, а руки протянулись к нему.

От такой картины Линь Цюши непроизвольно выругался, но на этом кошмар только начинался — окровавленные руки Ван Сяои прошли сквозь экран телевизора и показались снаружи.

Тем временем мужчина с топором начал рубить входную дверь, и в довольно крепкой двери уже появилась большая дыра, через которую в квартиру таращились безумные глаза убийцы. Когда их взгляд поймал стоящего в гостиной Линь Цюши, изо рта мужчины раздался противный хохот, от которого волосы вставали дыбом.

Честное слово, обычный человек при виде такого зрелища сошёл бы с ума от страха. Никому не потребовалось бы его убивать, он бы сам сиганул в окно, перепуганный до чёртиков.

Но Линь Цюши приходилось видеть немало подобного, поэтому он, сохраняя завидное спокойствие, отошёл от телевизора подальше, глядя на дверь, которая вот-вот не выдержит натиска топора. В его голове возникла идея, однако он пока не знал, сработает она или нет.

Мёртвая Ван Сяои уже почти выкарабкалась из телевизора, мужчина снова рубанул топором по двери, но потом его орудие, похоже, застряло, и Линь Цюши, воспользовавшись моментом, открыл дверь, выбежал из квартиры и помчался к лифту.

Из-за застрявшего топора мужчина на мгновение замешкался, а Линь Цюши вбежал в лифт и нажал кнопку первого этажа. В момент, когда двери лифта закрылись, убийца появился прямо перед лифтом… Линь Цюши даже успел разглядеть его исказившееся от злости лицо через маленькую щель.

— Бл*ть… — Линь Цюши, сжимая в руке тесак, стёр пот с лица. Затем достал телефон и ещё раз набрал номер Жуань Наньчжу. И теперь звонок на несуществующий номер всё-таки прошёл, на линии послышался запыхавшийся голос:

— Цюши, это ты, Цюши?

— Наньчжу… Наньчжу… — затараторил Линь Цюши, обливаясь потом, — Где ты? Скажи мне, где ты?

— Я за дверью, — голос Жуань Наньчжу пробивался через помехи. — Цюши, как ты? С тобой всё в порядке?!

Он не сказал, где находится, но Линь Цюши смутно расслышал заунывный женский плач где-то на фоне и понял, что положение Жуань Наньчжу сейчас едва ли завиднее его собственного.

— У меня всё хорошо, — быстро ответил он, — не беспокойся за меня, я кладу трубку, держись молодцом! — Линь Цюши переживал, что из-за его звонка Жуань Наньчжу отвлечётся и окажется в опасности, поэтому сбросил звонок.

Цзынь, лифт доехал до первого этажа, и Линь Цюши задержал дыхание, глядя на медленно открывающуюся перед ним дверь.



Комментарии: 12

  • Так и знала что с наступлением ночи будет жесть!!! Что ж тогда в 12 будет!?

  • Аааааа!!!!

  • Ооо, это очень напряженно!! Давненько я так не стискивала телефон! Очень стремно. Видимо, сейчас все не спасенные и подставленные придут за своим последним долгом...
    Эх, а рюкзак-то в доме остался...

  • Спасибо за главу

  • Тот момент когда в твою дверь ломиться маньяк с топором а Ти чувствуешь облегчение, потомучто Наньчжу существует (пока одна из самых жутких дверей после первых )

  • Очень крутая глава. Дыхание перехватывает на первом абзаце, а выдыхаешь на последнем.

  • Большое спасибо, прочла на одном дыхании 🙃

  • Оооооо!!!! Как интересно! Что там за дверью лифта? Где находится Жуань Наньжу???
    Столько вопросов, ждём продолжения истории.

  • Ничего себе. Жесткий мирок. Я читала в темной комнате, и знаете, мурашки пробежали.
    Ох, интересно, они увидятся в этом мире, или столько смогут по телефону говорить?
    Спасибо большое, уважаемая команда переводчиков@
    P.S. все еще жду, когда книгу пустят в печать)) Быстрее бы 😍

  • Это не глава, а сплошное замирание сердца!! Сколько же там реально участников за дверью, встретятся ли они, столько вопросов...
    Спасибо за перевод!

  • Страшно. Большое спасибо за перевод!

  • Ещё никогда я не читала Калейдоскоп в таком напряжении... Оказаться в мире, где вроде всё хорошо, но твой любимый человек и друзья там не существуют... Вот это действительно кошмар. Очень интересно что же дальше произойдёт.

    Спасибо огромное за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *