Жуань Наньчжу вынул из кармана телефон и показал Линь Синпин фотографии, сделанные в храме.

— Смотри, мы всё засняли… И ещё, Линь-цзе, мы и правда нашли кое-что важное!

Линь Синпин оказалась крепким орешком – слушая рассказ Жуань Наньчжу, она ничем не выдала свой замысел, только заинтересованно охнула:

— О? Вы что-то нашли? И что же?

— Вчера, отправившись в обратный путь, мы уж было решили, что нам конец! Но вот что мы заметили. Если помолиться в этом храме, дождевая вода не попадёт на тело!

— Что? – Цуй Сюэи вытаращил глаза. – Это правда?

— Конечно, правда, – Жуань Наньчжу поднял глаза к небу. – Может, мы вам это продемонстрируем вечером, когда пойдёт дождь?

— Хорошо, — улыбнулась Линь Синпин. – Во сколько примерно вы дошли до храма?

— Примерно к одиннадцати часам, — смущённо ответил Жуань Наньчжу. – Мне не хватало сил, поэтому мы шли медленно. А когда добрались до места, было уже довольно поздно. Мы думали, что уже не сможем вернуться назад.

— Для волнения не было причин, — с улыбкой солгала Линь Синпин. – Мы же успели вернуться.

— Может, расскажем всем? – предложил Жуань Наньчжу. – Чтобы другие тоже сходили в храм и помолились, тогда мы сможем, не беспокоясь о дожде, вместе поискать подсказки, даже если погода испортится!

— Пока не стоит никому говорить, — поспешно возразила Линь Синпин. – Сегодня мы сами сходим туда на разведку, чтобы убедиться, что вы ни в чём не ошиблись. Ведь если вы что-то не так поняли, это будет стоить нескольких жизней. – Она снова спросила: — Вы уверены, что сейчас не можете промокнуть под дождём?

— Уверены, — покивал Жуань Наньчжу.

— Ладно, я всё поняла. Мы сейчас же отправимся в путь, — сказала Линь Синпин.

Они явно заинтересовались храмом, о котором рассказали Жуань Наньчжу и Линь Цюши. Однако не доверились полностью, поэтому, когда двое ушли, Линь Синпин и остальные продолжили шептаться:

— Эти двое нас не обманули? – спросил Цуй Сюэи. – Если они соглали, то проверить это мы сможем только завтра, когда они умрут...

— Думаю, они сказали правду. Ты же видел фотографии? – ответила Линь Синпин. – Ждать до завтра нельзя. Людей, промокших под дождём, больше не осталось, и возможно, завтра у нас уже не будет новой куклы-амулета. Тогда, если днём пойдёт дождь, мы окажемся заперты здесь.

Цуй Сюэи, очевидно, тоже это понимал, поэтому молчаливо принял предложение Линь Синпин отправиться на разведку в храм.

— Мы должны пойти туда, — продолжала женщина. – Этот храм – очень важная локация…

— Но это небезопасно. Что если мы не успеем вернуться, прежде чем пойдёт дождь? – Цуй Сюэи всё-таки переживал о собственной безопасности.

— Последние два дня дождь начинался не раньше пяти после полудня. Главное – вернуться до этого времени. – Линь Синпин уже всё рассчитала. – Если они вчера добрались до храма в одиннадцать, мы точно придём туда раньше. А если нет, значит, они нам солгали.

И правда, ведь Линь Синпин и компания считали себя в любом случае сильнее, чем хрупкая и слабая девушка, под личиной которой скрывался Жуань Наньчжу.

— Когда окажемся на месте, не будем тратить время, быстро всё осмотрим и вернёмся в срок, — рассуждала Линь Синпин. – За дверью иногда приходится идти на риск.

Цуй Сюэи больше ни слова не сказал против, поддавшись на уговоры.

А вот Гу Юаньсы то и дело открывал рот и замолкал, но Линь Синпин и так поняла, что его гложет, поэтому сказала мужчине:

— Можешь не ходить с нами, если не хочешь. Всё равно с твоими способностями тебе за нами не угнаться. Будешь только обузой.

— Ладно, тогда я останусь, – Гу Юаньсы ухватился за предоставившийся шанс и сразу пошёл на попятную. – Возвращайтесь поскорее.

Линь Синпин ехидно усмехнулась, и они с Цуй Сюэи вышли со двора.

Когда они удалились, Линь Цюши больше не мог расслышать их разговор. Он только увидел Гу Юаньсы, который вошёл в дом и улыбнулся ему неловкой улыбкой.

Жуань Наньчжу и Линь Цюши не удостоили его вниманием, поэтому мужчина просто вернулся в свою комнату.

— Ты раздал записки? – спросил Линь Цюши.

— Ага, — кивнул Жуань Наньчжу.

— Прямо в руки? – Линь Цюши было интересно узнать реакцию людей на такой поступок.

— Подкидывал в карман, — ответил Жуань Наньчжу. – Думаю, сейчас уже все обнаружили послания. – Подперев рукой подбородок, он склонил голову и посмотрел на висящую в коридоре куклу-амулет. – Пора.

— Да, – Линь Цюши поднялся, подошёл к Тэру-тэру-бодзу и снял куклу с потолка.

Голова оказалась довольно тяжёлая, через тонкую тряпицу можно было нащупать черты лица, что приносило не самые приятные ощущения. А вспомнив, как эта голова ночью каталась по полу и вопила, Линь Цюши просто молча отложил её в сторону.

— Начнём, — сказал Жуань Наньчжу.

Линь Цюши кивнул.

Тонкие губы Жуань Наньчжу зашевелились, читая вслух текст детской песенки:

— Тэру-тэру-бодзу, пусть завтра будет ясно, как в моём прекрасном сне, золота я дам тебе. Тэру-тэру-бодзу, пусть завтра будет ясно, сделаешь, как я прошу, и вина тебе налью. Тэру-тэру-бодзу, пусть завтра будет ясно, а если снова пойдёт дождь, головы ты не снесёшь…

Когда прозвучали последние строки песни, дождь не заставил себя ждать – очень скоро набежали чёрные тучи и на землю полилась вода.

 «Ш-ш-ш», громкий шум разбивающихся о землю капель заполнил уши Линь Цюши. Ни он, ни Жуань Наньчжу не говорили ни слова, просто молча стояли в ожидании.

Через несколько минут у входа во двор показались две промокшие насквозь фигуры, и как раз до их возвращения в дом Линь Цюши успел быстро повесить куклу-амулет на место.

Стоило Тэру-тэру-бодзу вновь оказаться под потолком, и небо сразу просветлело. Погода поменялась практически мгновенно.

— Бл*ть, бл*ть, бл*ть… — промокший с головы до ног Цуй Сюэи, словно мокрый петух, пошатываясь, вбежал во двор, пытаясь выжать свою одежду от воды. – Что за чёрт, почему вдруг пошёл дождь… — Тут ему на глаза попались стоящие в коридоре Жуань Наньчжу и Линь Цюши, в глазах сверкнула злоба: — Это ваших рук дело? Это вы подстроили?.. – Похоже, страх перед смертью помутил ему рассудок, мужчина закатал рукава, явно собираясь наброситься с кулаками на обоих.

Но разве Линь Цюши мог позволить ему подобный поступок? Он уже вышел вперёд, чтобы остановить Цуй Сюэи, но тут Жуань Наньчжу, чуть не плача, воскликнул:

— Цуй-гэ, скорее, хватай Линь-цзе, и бегите в храм, может быть, вы ещё сможете спастись! Ведь в самый первый день дождь точно так же пошёл рано утром, я и не думала, что сегодня это случится опять!!!

Цуй Сюэи и Линь Синпин бледнели как бумага, но слова Жуань Наньчжу подарили им надежду. Женщина, выдавив улыбку, задыхаясь, забормотала:

— Да… Да! Может… может быть… мы ещё можем… спастись!

Цуй Сюэи дрожал всем телом, он был зол и напуган. С ненавистью зыркнув на Жуань Наньчжу, мужчина процедил:

— Лучше тебе не пытаться меня обмануть. Иначе сегодня ночью я вернусь и убью вас обоих. Пойдём, Синпин, идём в храм. – Похоже, он запаниковал по-настоящему, даже назвал Линь Синпин её реальным именем.

Впрочем, она ничего не заметила, только поспешила следом за Цуй Сюэи.

Жуань Наньчжу проводил их взглядом, а когда те исчезли из виду, тихо цокнул языком:

— Слабаки.

— Это не они слабаки, — возразил Линь Цюши, — просто ты оказался им не по зубам.

Линь Синпин сама по себе тоже была довольно умна. Даже поверив, что в глубине бамбукового леса находится храм, она могла и не рискнуть пойти туда. Но какую бы осторожность ни проявляла женщина, внезапный дождь явно вышел за рамки её ожиданий.

Теперь их последней надеждой стал спрятанный в бамбуковом лесу старый храм.

Как и было задумано, эти двое погибнут. У Ци и его девушка будут отмщены. Но только Линь Цюши совсем не чувствовал радости.

У него перед глазами стоял образ У Ци, который то и дело повторял, чтобы Линь Цюши следил за здоровьем и уходил с работы пораньше. Линь Цюши тихо вздохнул, словно пытаясь выдохнуть тоску, комком застрявшую в груди.

Дождь начался внезапно и так же внезапно закончился, но благодаря разосланным Жуань Наньчжу запискам больше никто не вышел со двора. Другие члены команды сомневались в добрых намерениях Жуань Наньчжу, но когда дождь пошёл на самом деле, вода смыла все сомнения, подтвердив написанное на бумаге.

Поэтому, когда небо снова стало ясным, никто всё ещё не решался выходить, все решили остаться в доме и понаблюдать за развитием событий.

А Линь Цюши и Жуань Наньчжу тем временем заговорили о храме.

— Может, отправимся туда, когда пойдёт дождь? – предложил Жуань Наньчжу.

— Хорошо, — согласился Линь Цюши. – Кстати, когда я увидел ту статую, то вспомнил историю о Тэру-тэру-бодзу, которую ты рассказал мне.

Судя по одежде, статуя изображала монаха. Неужели это и был тот самый монах из легенды, которому отрубили голову?

— Хм… — протянул Жуань Наньчжу. – Я тоже об этом подумал. – Он посмотрел на небо снаружи. – Всё-таки это дверь низкого уровня сложности, условия смерти должны быть чётко определены. Не стоит торопиться.

К тому же, у них оказался вспомогательный инвентарь, найти который тоже смог бы не каждый.

Линь Цюши кивнул.

Пока они разговаривали, к ним вдруг приблизилась девушка по имени Сяо Ча, которая ранее повздорила с Линь Синпин. Она сразу же сказала:

— Я видела, как вы сняли куклу.

Жуань Наньчжу и Линь Цюши повернулись к ней.

— Я-то думала, это они хотят вырыть вам яму, — Сяо Ча усмехнулась. – А выходит, всё наоборот?

— О чём ты говоришь, я ничего не понимаю. — Жуань Наньчжу вновь принялся мастерски вызывать отвращение у собеседника, прижался к груди Линь Цюши и самым мерзким тоном заканючил: — Любимый, она говорит что-то странное…

Сяо Ча:

— Ты не могла бы разговаривать как нормальный человек?

— Но я всегда так разговариваю…

— Да разве нормальные люди общаются с другими так, как ты?

Жуань Наньчжу захныкал.

Линь Цюши, слушая эти причитания и глядя на стоящее во дворе дерево сакуры, невольно подумал о фразе «лепестки нытиков кружатся в воздухе»1

1Во фразе «лепестки цветов кружатся в воздухе» слово «цветы» созвучно слову «хныкать», такая замена и произошла в гоове Линь Цюши.

Сяо Ча, едва не захлебнувшись от отвращения, всё-таки поборола желание развернуться и уйти и спросила:

— Сколько подсказок вы уже нашли? Если правда обнаружили дверь, может, расскажете мне? Я знаю, где находится ключ!

— Мы ничего не нашли, — Жуань Наньчжу продолжал издеваться над девушкой. – Двери такие страшные, я не собираюсь искать их…

Разозлившись окончательно, Сяо Ча указала на факт:

— Но это же ты подкинула записку!

Линь Цюши и Жуань Наньчжу изобразили абсолютное неведение и непричастность.

В итоге девушка не выдержала, вскочила и направилась прочь.

Тогда Жуань Наньчжу наконец сжалился и сказал ей вслед:

— Мы сообщим, если найдём.

— Спасибо, – Сяо Ча прекрасно поняла, что эти двое не так просты, как хотят показаться. Пусть даже их внешность вызывала не самые приятные эмоции. Особенно Линь Цюши… Его уродство даже немного выходило за рамки нормального. Честно говоря, без особой надобности девушка не хотела бы даже разговаривать с ним.

— Дорогой, она, кажется, брезгует с тобой общаться, — Жуань Наньчжу, по-прежнему прижимаясь к Линь Цюши, продолжал отпускать обидные замечания. – Смотри, даже не взглянула в твою сторону…

Линь Цюши:

— …

Жуань Наньчжу, ну хоть ты-то прояви милосердие…

Из-за впезапного дождя в этот день больше никто так и не вышел со двора.

Жуань Наньчжу и Линь Цюши, чтобы не выделяться из коллектива, тоже не стали бродить по округе.

Линь Синпин не ошиблась в расчётах. Около пяти часов вечера погода снова стала пасмурной, небо потемнело, собрались дождевые облака.

Но когда первые капли коснулись земли, Линь Синпин и Цуй Сюэи всё ещё не вернулись. И в этом не было ничего удивительного, ведь днём они уже промокли, так что, скорее всего, уже не спешили. Ведь если до наступления ночи они не найдут способа спастись, на следующий день в коридоре будут покачиваться под потолком их головы.

Примерно к восьми часам вечера Линь Цюши наконец услышал во дворе торопливые шаги и тяжёлое дыхание. Похоже, те двое столкнулись с чем-то по-настоящему ужасным.

Линь Цюши приоткрыл дверь и через тонкую щель увидел на пороге коридора Линь Синпин, бледную как утопленник. Цуй Сюэи куда-то исчез. Взгляд женщины переместился к их комнате и встретился со взглядом Линь Цюши.

Тот хладнокровно притворился, что не видел её, молча закрыл дверь и посмотрел на Жуань Наньчжу.

— Вернулась.

— О, — отозвался тот. – Держи дверь, не позволяй ей войти.

Линь Цюши кивнул.

Спустя несколько мгновений снаружи раздался стук. Линь Синпин колотила по двери и хрипло орала, будто ей ошпарило глотку:

— Сяо Сяоюй! А ну выкатывайся оттуда! Как ты посмела меня обмануть? Как ты посмела? Отвечай! Отвечай, это твоих рук дело?!

Жуань Наньчжу совершенно спокойно переспросил:

— Линь-цзе, о чём ты? Что значит – обмануть? Разве в бамбуковом лесу не оказалось храма?

— Да какой в этом храме толк? – в гневе заверещала женщина. – Мы помолились, но дождевая вода всё равно нас задела!

— Ну не знаю… — протянул Жуань Наньчжу. – Ведь когда мы туда наведались, на обратном пути не промокли. Если вы всё-таки попали под дождь, я не представляю, что именно произошло. Может, ты мне расскажешь?

Линь Синпин разразилась грязной бранью, она сыпала проклятиями и называла Жуань Наньчжу обманщицей.

— В чём же я обманщица? – удивился Жуань Наньчжу. – Это ведь вы рассказали нам о храме, и мы отправились туда, потому что вы нам велели. Линь-цзе, а может, ты на самом деле не знала, что в глубине леса находится храм?

Если Линь Синпин до сих пор не поняла, что Жуань Наньчжу и Линь Цюши намеренно притворяются дурачками, чтобы сбить её с толку, значит, она сама не так уж умна. Женщина ещё долго осыпала их криками, но Жуань Наньчжу перестал обращать на неё внимание, и та в конце концов обмякла, сползла по двери на пол и громко зарыдала.

Будь на её месте кто-то другой, Линь Цюши, услышав такой надрывный плач, наверное, пожалел бы бедняжку, но к Линь Синпин он не проявил ни капли сострадания.

Эти люди с самого начала не замышляли ничего хорошего, на их совести уже осталось множество чужих жизней. А теперь, когда то же самое произошло с ними, они, наконец, прочувствовали всё на собственной шкуре.

— Я хочу у неё кое-что спросить, — прошептал Линь Цюши.

— Спрашивай, — разрешил Жуань Наньчжу. – Если сейчас не спросишь, потом возможности уже не представится.

— Ты знала Хэ Шуанъя? – заговорил Линь Цюши, обращаясь к Линь Синпин в коридоре.

Услышав имя, женщина моментально перестала плакать и погрузилась в странное молчание.

— Ты знала её, так? – повторил Линь Цюши. – И не только её, но и У Ци ты тоже знала. Всё ещё считаешь, что не заслужила смерти?

Линь Синпин долго ничего не говорила, как будто слова Линь Цюши заткнули ей рот. Но в итоге с огромным трудом женщина выдавила:

— Она была слишком глупой. Она заслужила!

— Ну да! – с улыбкой поддержал разговор Жуань Наньчжу. – Значит, и ты тоже заслужила, раз оказалась такой глупой.

Женщина замолчала, затем снаружи вновь послышались её рыдания и мольбы:

— Прошу вас, спасите меня… Я не хочу умирать… не хочу умирать!..

— А кто-то хотел? – тон Линь Цюши звучал очень ровно и спокойно. – Возможно, Хэ Шуанъя перед смертью думала то же самое. Можешь считать это расплатой.

Впрочем, что бы Линь Цюши сейчас ни сказал, какие бы аргументы ни привёл, для человека на пороге смерти любые слова останутся пустым звуком.

Линь Синпин проплакала полночи, постепенно её всхлипывания поглотил шум дождя. Линь Цюши всё сидел у двери и не ложился спать. Только когда снаружи послышалась детская песенка, Линь Синпин наконец исчезла.

Мужчина осторожно приоткрыл дверь и выглянул во двор, где снова увидел хоровод из детишек, к которым присоединилось уже несколько безголовых мертвецов.

Дети, держась за руки, ходили вокруг сидящей на коленях Линь Синпин. Последней строкой песни они спросили её:

— Кто стоит за тобой? А ну-ка отвечай!

Что ответила им женщина, Линь Цюши не слышал. Только увидел, как она наклонила шею, а потом её голова отвалилась и покатилась по земле, вскоре замерев неподвижно.

Подвешенная вчера под потолком кукла снова принялась верещать дурным голосом, весь двор охватила атмосфера невыразимой жути.

Убедившись, что Линь Синпин мертва, Линь Цюши наконец вернулся в постель.

Он смотрел в потолок с несколько отсутствующим выражением лица, пока Жуань Наньчжу не прильнул к его груди.

— Что с тобой? – спросил он.

— Я не думал, что У Ци тоже окажется втянут в это, – Линь Цюши решил, что не будет скрывать от Жуань Наньчжу то, что лежало у него на сердце. – Он… был хорошим человеком.

Добрым и открытым. Иначе никогда не подружился бы с таким как Линь Цюши, который в отношениях разогревается слишком долго.

Жуань Наньчжу не перебивал. Он понимал, что Линь Цюши сейчас нуждается в слушателе.

— Мне кажется, из меня никудышный друг, — продолжал Линь Цюши. – Если у меня что-то случалось, я не считал нужным поделиться с ним. И если что-то случалось у него, я не задавал вопросов.

— Здесь нет твоей вины, — заверил Жуань Наньчжу. – Ты не можешь защитить каждого.

Линь Цюши повернулся и посмотрел на него.

— Ну а ты? Ты можешь защитить каждого?

— Я? – Жуань Наньчжу несколько секунд молчал. – Я тоже не могу. – Он опустил глаза и тихо добавил: — Я отправился со своим другом за десятую дверь. Я вышел, а он – нет.

Линь Цюши вспомнил состояние Жуань Наньчжу, когда тот только вернулся из десятой двери. С него тогда как будто сняли кожу. Он несколько месяцев провёл в больнице, а когда выписался, ещё долго не мог прийти в себя.

— Ты уже сделал очень много, — произнёс Линь Цюши. – Без тебя я бы не прошёл и через свою первую дверь.

Жуань Наньчжу вздохнул:

— Это же я должен тебя утешать, почему мы вдруг поменялись ролями?

Линь Цюши грустно усмехнулся.

Разве в реальности у них представилась бы возможность вот так поделиться чувствами? Это лишь минутная слабость. Сейчас они уснут, а на следующий день вновь придётся собрать все силы и противостоять происходящему за дверью.

Они так и лежали рядом, переговариваясь друг с другом, пока постепенно не погрузились в сон.

На утро в коридоре снова висела новая кукла Тэру-тэру-бодзу.

Чтобы убедиться в этом, Жуань Наньчжу снял куклу, развернул и посмотрел на спрятанную внутри голову.

Там оказалась погибшая вчера Линь Синпин. Глаза женщины всё ещё были широко раскрыты, она умерла, так и не сомкнув глаз2.

2Умер с открытыми глазами — так говорят о человеке, который не достиг цели при жизни и после смерти не обретёт покоя.

Перед смертью она так и не узнала, откуда взялся тот дождь и как именно её подставили Линь Цюши и Жуань Наньчжу. И теперь у неё не осталось даже шанса воплотиться призраком, пришлось просто тихонечко умереть, забрав с собой все свои сожаления.

Должно быть, и Хэ Шуанъя пережила нечто подобное – она знала, что кто-то решил украсть её двери, но не понимала, как именно попала в смертельную западню.

— Пойдём осмотрим храм, — сказал Жуань Наньчжу. – Под дождём.

— Хорошо, — кивнул Линь Цюши, выражая согласие.

Жуань Наньчжу завернул голову Линь Синпин обратно и снова прочитал нужную детскую песенку.

С последней строкой дождь хлынул снова. Жуань Наньчжу вынул из сумки зонт, раскрыл и протянул Линь Цюши с улыбкой.

— Идём.

Тот взял зонт, и они вместе с Жуань Наньчжу направились в сторону бамбукового леса.

 



Комментарии: 9

  • Спасибо за перевод:))))

  • Что там приключилось с Цуй Сюэи в храме? Наша парочка узнает это?
    Пора им дверь найти.
    Может заберут Сяо Ча в Обсидан?

  • Глава вышла в свет прям в моё день рождение, спасибо♥

  • Спасибо за главу

  • Уже сколько читаю, а с каждым разом все интереснее!
    Спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод!
    Очень интересно, каким был человек, которого Наньчжу назвал своим другом и с которым явно через многое прошел. И в Обсидиане он, видимо, не состоял...

  • Спасибо за перевод~

  • Смешанные чувства от этой главы. Вот вроде бы цель достигнута и месть свершилась, только вместо торжества одна пустота... Хорошо хоть есть Наньчжу, который всегда поддержит Линь Цюши.
    Огромное спасибо за перевод!

  • Большое спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *