И всё же, хотя принц уже явно обрёл способность рассмотреть даже листья на ветвях деревьев вокруг, лицо тёмной фигуры всё время казалось размытым, будто тварь окружила себя клубами чёрного демонического тумана.

Веер Повелителя Ветров представлял собой магический артефакт высшего ранга, способный одним взмахом развеять демонический туман, сделать мир чище и светлее. Заполучив от Ши Цинсюаня заклинание для управления артефактом, принц мысленно его произнёс и взмахнул веером. На ровном месте поднялся ураган, взметнувший круговерть из сухих листьев и даже выдравший с корнем несколько слабых ростков деревьев. Такую мощь нельзя назвать незначительной. Жаль только… что поток ветра ушёл немного вкривь и не достиг намеченной цели.

Всё-таки магическим артефактом не так-то просто повелевать, да и к тому же принц не являлся настоящим владельцем Веера Повелителя Ветров, поэтому у него не получалось пользоваться им так же мастерски ловко, как Ши Цинсюаню. Трудно было верно выстроить направление и мощь атак, которые выходили то слишком сильными, то чересчур слабыми, то косили, а то и вовсе били в противоположном направлении. Обнаружив данный факт, Се Лянь решительно отбросил бессмысленные попытки и сменил тактику. Принц с хлопком закрыл веер и воспользовался им как оружием — начал в бешеном темпе наносить противнику удары; затем вновь со свистом распахнул, покрыл края веера тонким слоем божественного сияния, тем самым превратив бумажный веер в стальное лезвие, способное резать кость, и бросился в атаку под свист рассекаемого воздуха и холодные вспышки. Ши Цинсюань, примерно догадываясь, что происходит, чуть не плача взмолился:

— Ваше Высочество, вы точно ничего не перепутали?! Это ведь магический артефакт, а вы пользуетесь им как оружием! Какое напрасное расточительство!!!

Все Боги Войны имеют эту дурную привычку. Несмотря на крайнюю занятость, Се Лянь всё же смог улучить момент, чтобы невозмутимо бросить:

— Не велика разница!

В тоне Хуа Чэна послышалось больше тяжести:

— Гэгэ!

Се Лянь понимал, чего хотел от него Хуа Чэн, почему так торопил. Поэтому стал озираться по сторонам прямо в процессе битвы. Кругом разворачивались живописные виды гор и вод, имелись беседки и павильоны, террасы и башенки, но совершенно ничего особенно запоминающегося, поэтому никак не получалось определить, где же они находятся. Тем временем истинный Божок-пустослов, заметив, что принц озирается по сторонам, примерно догадался о его цели и вдруг высказал:

— Ты не Ши Цинсюань.

Се Лянь не замедлился ни на мгновение, при этом мысли в его голове замелькали быстрее молний: «В подобной ситуации он не должен был так скоро догадаться о Перемещении души. Как ему сразу удалось определить, что я — не Ши Цинсюань? А, не важно, продолжим битву!»

В бою принц оставлял гуманность в стороне, и, должно быть, довёл Божка-пустослова до последней черты, раз тот, не в силах выстоять, прокричал:

— Ты прямо сейчас упадёшь!

Как и предполагалось, он решил одолеть Се Ляня своими ядовитыми пророчествами. Однако принц будто и не слышал, только удары стали ещё более жестокими. Тогда Божок-пустослов снова выкрикнул:

— Ты потерпишь поражение!

Се Лянь усмехнулся:

— Я терпел поражение восемьсот лет назад, куда уж может быть хуже? Ещё парочка проигранных боёв ничего не изменит. Оставь надежду! Что бы ты мне ни говорил, это не возымеет действия.

Принц услышал голос Хуа Чэна:

— Гэгэ, если не можешь определить, где сейчас находишься, тебе нужно лишь при помощи Веера Повелителя Ветров поднять в небеса столб урагана, так я смогу понять, где ты!

Вот так удача, Се Лянь подумал о том же способе. Принц ответил «Хорошо!» и уже вознамерился действовать, как вдруг Божок-пустослов зловеще усмехнулся и спросил:

— Кто-то сюда собирается?

Се Лянь отчего-то насторожился, и не зря — далее послышался шёпот твари:

— Будь спокоен, кто бы ни явился сюда за тобой, непременно умрёт прямо у тебя на глазах!

Се Лянь тут же почувствовал, что посмеяться в ответ не выходит. Его сердце резко сжалось, даже дыхание на короткий миг замерло.

В следующую секунду он, сам того не ожидая, выплюнул:

— Закрой пасть!

Божку-пустослову снова досталось за секунду около полусотни пинков от принца, каждый ровно по голове, так что у того не было возможности ни слова больше сказать, но всё же получилось… сделать вдох. Вдох, полный удовлетворения, будто бы он учуял запах божественного лакомства. Следом раздался его леденящий душу хохот. Малейшая неосторожность, и Се Лянь всё-таки позволил ему получить от себя то, чего тот добивался.

Се Лянь, впрочем, не стал отчаиваться, просто та фраза в действительности обернулась внезапным ударом прямо в сердце. Принц прекрасно осознавал — невозможно так просто претворить в жизнь сказанное тварью, чтобы Хуа Чэн действительно «умер у него на глазах», а точнее говоря, Хуа Чэн ведь давным-давно мёртв… И всё же Се Лянь не сдержался от того, чтобы вздрогнуть от страха. С удивлением для себя принц обнаружил, что не способен вынести и обычных слов о чём-то подобном.

Остальные в сети духовного общения не могли почувствовать ненормальное состояние принца, но Хуа Чэн, словно был связан с Се Лянем душой, сразу насторожился:

— Гэгэ? Он что-то тебе сказал?

Се Лянь ответил:

— Полную чепуху… Нет! Он ничего не говорил.

Хуа Чэн мгновенно всё понял и забранился:

— Ему конец! Скажи, где ты, и я прямо сейчас отправлюсь туда.

Се Лянь поспешно возразил:

— Нет, тебе пока нельзя сюда приходить. Ни в коем случае нельзя!

Хуа Чэн:

— Скажи мне!

Ши Цинсюань:

— Извините за беспокойство, но я ведь так и знал, что вы в тайне обменялись паролями для духовного общения! Ваше Высочество, вы не замечаете? Вы ошиблись сетью! Ошиблись сетью!

Се Лянь только сейчас понял, что, с тех самых пор, как он применил заклинание Перемещения души, Хуа Чэн общается с ним посредством личной сети, при этом сам принц, весь вовлечённый в сражение с тварью, а потом и немного выбитый из колеи, совершенно не заметил, как отправил ответ Хуа Чэну в общую сеть. Теперь, можно считать, факт его тайного общения с Князем Демонов окончательно раскрылся. Но сейчас Се Ляню было не до смущения, он ответил:

— Всё в порядке, дайте мне ещё четверть часа, и я с ним разделаюсь! — затем он вновь вставил в уши затычки и бросился в атаку ещё ожесточённее, всеми силами сосредоточившись на битве с истинным Божком-пустословом.

Он и представления не имел, что тем временем происходило в посёлке Богу. Хуа Чэн, услышав его последнюю фразу, ни слова не говоря нанёс удар наотмашь, от которого Мин И впечатало в землю на три чи, затем сразу переключился на Ши Цинсюаня, который сейчас занимал тело Се Ляня.

— Меняйся обратно.

Ши Цинсюань и сам решил поменяться сразу же, как только оказался здесь, а теперь и вовсе заголосил:

— Собиратель цветов под кровавым дождём, что ты делаешь?! Я прямо сейчас поменяюсь, Его Высочество наследный принц всего лишь вызвался мне помочь! Я бы понял, если бы ты меня ударил, но Мин-сюна за что?! — однако Ши Цинсюань сразу же припомнил, что это тело принадлежало Се Ляню, и конечно же, Хуа Чэн не станет его бить. И если уже непременно нужно на ком-то выместить злость, то единственной кандидатурой оставался Мин И. Се Лянь тем временем как раз находился в пылу битвы, когда Ши Цинсюань вдруг позвал его по сети духовного общения:

— Ваше Высочество, не затруднит ли вас снова заткнуть уши и отбежать от него подальше? Я собираюсь поменяться обратно!

— Ваше Превосходительство, вы справитесь?

— В бою с ним у меня точно нет шансов, но вот убежать я всё же способен!

Поэтому Се Ляню пришлось пинком отбросить Божка-пустослова на несколько чжанов, затем развернуться и припустить во весь опор, словно от этого зависела его жизнь.

— Подождите, вам не придётся убегать! — вновь обратился к Ши Цинсюаню принц. — Я сейчас установлю для вас защитное магическое поле! Ваше Превосходительство, нет ли у вас при себе каких-нибудь магических приспособлений с защитными свойствами? Если нет артефактов, драгоценности тоже сгодятся!

Едва услышав вопрос, Ши Цинсюань второпях ответил:

— Драгоценности? Есть, есть, посмотрите на шее, там висит замок долголетия1 он подойдёт?

1Замок долголетия — амулет в форме замка, который вешается ребёнку на шею.

Се Лянь в самом деле нашарил на шее Ши Цинсюаня тяжёленький золотой амулет искусной работы, сияющий роскошью.

— Есть. Прекрасно, это редкая драгоценность! — возрадовался принц.

Ши Цинсюань отозвался:

— Правда? Есть ещё, есть ещё: на талии нефритовый пояс, на большом пальце агатовое кольцо, сапоги по бокам инкрустированы жемчугом, дерево, из которого сделана метёлка, ещё старше вас… О, верно, говорят, что волос на ней тоже какой-то редкий и ценный, только не знаю, с какого именно волшебного зверя его выдёргивали… — на одном дыхании Повелитель Ветров перечислил ещё несколько драгоценностей. — В общем говоря, Ваше Высочество, сами поглядите, можно ли воспользоваться хоть чем-то из того, что я ношу при себе?

— …

Можно. Всё это — редчайшие сокровища!

Справляясь с потрясением и про себя восклицая «Вот что значит — божество богатства», «Вот что значит — брат Повелителя Вод», принц произнёс:

— Можно. Я найду вам здесь подходящее помещение для установки поля, а вы, как окажетесь в своём теле, не вынимайте из ушей затычки и не выглядывайте наружу. Сидите внутри, никуда не выходите, ждите нашего прибытия!

Ши Цинсюань прямо-таки разрыдался:

— Ваше Высочество, вы такой надёжный товарищ!!! Благодарю вас! С сегодняшнего дня вы — мой второй лучший друг. Если впредь мне случится что-то праздновать, Моё Превосходительство ни за что о вас не забудет!

Се Лянь, не зная, плакать ему или смеяться, вежливым утешительным тоном ответил:

— Спасибо!

Отбросив Божка-пустослова подальше, за разговором принц как раз присмотрел небольшое строение. Влетев внутрь, он махнул рукой, и все окна и двери сами собой плотно закрылись. Вначале он повесил на засов золотой замок, затем прокусил палец и изобразил магический символ, следом расположил все драгоценные вещи в нужной последовательности и подкрепил магическое поле кровью. Вся череда действий уложилась в наикратчайшее время, после чего принц уселся в центр комнаты, закрыл глаза и скомандовал:

— Один, два, три. Перемещение души… возвращение!

Его снова будто бы резко подбросило вверх и опустило вниз, после недолгого круговорота Се Лянь опять ощутил почву под ногами, но пока ещё не мог стоять ровно, поэтому чуть завалился вперёд. Однако упасть не успел — его крепко подхватила пара рук. Открыв глаза, принц услышал над головой мрачный голос Хуа Чэна:

— Гэгэ, мне кажется, лучше будет, если я получу от тебя объяснения.

Се Лянь, схватившись за него, выпрямился и только хотел заговорить, как вдруг заметил, что кого-то не хватает, и спросил:

— А где Повелитель Земли?

Хуа Чэн ответил:

— Не знаю.

Се Лянь оторопел:

— Не знаешь? — но затем перевёл взгляд в сторону, на яму в форме человеческой фигуры, и увидел, что из неё как раз выбирается Мин И.

Не найдясь, как реагировать на увиденное, на несколько секунд принц онемел, покуда в сети духовного общения не послышался удивлённый вздох Ши Цинсюаня:

— А?

Сердце Се Ляня сжалось.

— Он явился?

Со всеми драгоценностями, что носил при себе Ши Цинсюань, принц превратил ту комнатку в настоящую неприступную крепость и весьма рассчитывал на то, что истинному Божку-пустослову через такое заграждение не прорваться, но даже если уровень твари и впрямь настолько высок, Се Лянь с уверенностью считал, что на это уйдёт немало времени. Однако Ши Цинсюань отмёл его подозрения:

— Нет, нет, нет. Ваше магическое поле поистине впечатляет, непоколебимо как гора Тайшань, даёт абсолютное чувство защищённости! Мне думается, сквозь него ни одной твари за три дня и три ночи не прорваться, но только… я удивлён, что оказался именно здесь.

Се Лянь удивился не меньше:

— Где? Вам знакомо то место?

Ши Цинсюань ответил:

— Разумеется, знакомо. Это ведь Башня Пролитого Вина! Место, где я вознёсся.

Се Лянь остолбенел и про себя переспросил: «Башня Пролитого Вина?»

Кажется, Ши Цинсюань прошёлся по комнатке и снова уверенно произнёс:

— Всё верно, я возвращаюсь поглядеть на эти места каждый десяток с чем-то лет, ошибки быть не может.

Не удивительно, что Божок-пустослов сразу распознал, что перед ним не настоящий Ши Цинсюань. Будь это Повелитель Ветров, то с первого взгляда понял бы, что его привели к Башне Пролитого Вина, ему бы не понадобилось озираться по сторонам, чтобы это подтвердить.

Мин И, выбравшись из ямы, присел и стал рисовать на земле магическое поле. Завершив его в несколько линий, он вдруг ударил по земле рукой, тем самым разрушая только что созданный им самим рисунок. Взгляд Хуа Чэна похолодел, Се Лянь тоже изумился:

— Ваше Превосходительство, что вы делаете?

Мин И поднялся.

— Сжатие тысячи ли применять нельзя. Мы должны добираться пешком.

Се Лянь:

— Что значит — нельзя применять?

Мин И:

— Только что кто-то разрушил все точки связи Сжатия тысячи ли вблизи Башни Пролитого… нет, вообще все точки для перемещения в той местности уничтожены.

Совсем недавно Ши Цинсюаня перенесли к Башне Пролитого Вина именно при помощи Сжатия тысячи ли, сомнений нет. По всей видимости, как только «Ши Цинсюань» спрятался в том здании, Божок-пустослов отреагировал поразительно быстро — подстроил всё так, чтобы ограничить их передвижение. Всё равно что тоннель, проходящий сквозь огромную гору, завалило камнями. Теперь никто не сможет переместиться к Башне Пролитого Вина при помощи Сжатия тысячи ли.

Се Лянь произнёс:

— Если отправимся сейчас, сколько времени займёт путь?

Мин И уже развернулся и зашагал прочь:

— Один час!

Се Лянь обратился к Повелителю Ветров посредством сети духовного общения:

— Ваше Превосходительство, мы уже идём к вам, будем в течение часа. Оставайтесь на месте и ждите, пока мы придём за вами. Если что-то постучится в двери, ни в коем случае не открывайте.

Ши Цинсюань ответил:

— Хорошо, хорошо, хорошо. Ну разумеется, это мне ясно и без напоминаний, я ведь не трёхлетний ребёнок, чтобы открывать дверь кому попало. Только, вот что… прошу вас покорнейше, поторопитесь!

Благо, посёлок Богу и Башня Пролитого Вина располагались не в разных концах страны, а на приемлемом расстоянии друг от друга, и теперь они точно успеют на место вовремя. Троица отправилась незамедлительно. По дороге Се Лянь просто для проверки привёл магические силы в движение и обнаружил, что Перемещение души в действительности сжигает их в пугающих объёмах. От мощного потока, что ему влил Хуа Чэн, теперь осталось чуть меньше половины.

Действия принца не укрылись от взора Хуа Чэна.

— Гэгэ, тебе нужно ещё?

Се Лянь торопливо замотал головой:

— Не нужно. Я поистине благодарен Сань Лану за щедрость.

Хуа Чэн ответил:

— Не стоит благодарностей, я же сказал, у меня есть столько, сколько тебе потребуется, — помолчав, он полушутя добавил: — Вот только, гэгэ, могу я получить некоторый процент, когда ты будешь возвращать мне магические силы?

Се Лянь тихо кашлянул и подумал — большой вопрос, сможет ли он вообще хоть что-то вернуть. Разумеется, на словах пришлось бессовестно отвечать:

— Да… Хорошо!

Оговоренный час истёк, но поскольку троица состояла не из простых смертных, и к тому же сама ситуация не терпела промедления, они прибыли на место даже раньше. Оказавшись в Башне Пролитого Вина, Се Лянь узнал это место и даже неловко вспотел, увидев кругом поваленные деревья и вырванные с корнем травы — последствия его бездумного применения Веера Повелителя Ветров, который не слушался приказов.

Мин И спросил принца:

— Ваше Высочество, в каком именно здании вы установили защитное поле? Вы помните?

Се Лянь, разумеется, помнил и тоже внимательно оглядывался в поисках нужной постройки. Вскоре его взгляд просветлел, он указал рукой вдаль:

— Вон в том небольшом домике.

Троица направилась в указанном направлении. Чем ближе они подходили, тем спокойнее становилось на душе, словно вот-вот впереди забрезжит рассвет надежды. Но когда они вывернули из-за угла к входу в здание, зрачки Се Ляня резко сузились.

Дверь домика была открыта. «Скрип-скрип» — обе створки покачивались на холодном ночном ветру.

 

Заметки от автора: По поводу истинного Божка-пустослова, для них предсказание = ложь. Поскольку предрекаемое ими событие ещё не произошло и может вообще не случиться.

Кроме того, кто-то из вас всё никак не может забыть, например, кто же тот сдувшийся монах, кто отец духа нерождённого, неужели дальше ничего не будет, неужели автор просто забыл? Слушайте, давайте не будем волноваться, никто не забыл, пробелы обязательно заполнятся. Это ведь не роман-антология, где каждая арка охватывает одну самостоятельную историю и объясняет разом все загадки и все причины-следствия. Поэтому все разгадки ещё впереди, не спешите, всё узнаете. Люблю вас.

 



Комментарии: 13

  • Заметила, что китайцы обожают фразу "он не знал, плакать ему или смеяться", постоянно её вижу в новеллах)))

  • Что-то я представила, как Се Лянь бьёт этого божка веером х)

  • Эх, Ваше Высочество... Каждое третье предсказание божка - ложь.

  • Каков принц, щедро раздающий тумаки! Какая парочка(или обе)! Очень интересные события и арка в целом. Спасибо за надёжный выход глав!

  • Какие такие проценты, а? 😏
    А ну признавался)

    Большое спасибо за качественный перевод.

  • Итак, мы раскрыли 2 из 4 "прекрасных картин" и 3 из 4х "величайших бедствия" (не знаю, можно ли считать что Белое Бедствие раскрыто, т.к. мне лично, до сих пор не понятно, кто он и что с ним стало).
    Интересно, Черновод появится? Должно быть интересный персонаж...

    Надеюсь, что пророчество Божка не исполнится....

    Благодарю за перевод!

  • А я всё жду, когда с Се Ляня снимут те канги, или как их там. Короче, обручи на шее и ноге :(((
    Спасибо за перевод 💖

  • О да! Спасибо большое, драгоценные переводчики!
    Кусок, где Се Лянь перепутал духовные сети общения просто бомба, ахах) Давно так не смеялась) Муж и жена поссорились, кек :3

  • Спасибо за перевод!

  • Хуа Чэн тако заботливый) надо ещё сил? - не проблема!
    Вот только этот кракозябра -божок не даёт покоя(

  • Огромное спасибо за Ваш бесценный труд! Не знаю, что делала бы без вас)

  • Только не наша ветряная плюшка,пожалуйста

  • Спасибо огромное за замечательные понедельники!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *